01:00 25 января 2017 | Хоккей — Россия

"Меня прозвали старик Хоттабыч".
Как вратарь сборной СССР стал колдуном

Декабрь 2015 года. Москва. Сергей БАБАРИКО на Кубке Легенд. Фото Владимир БЕЗЗУБОВ, photo.khl.ru Сергей БАБАРИКО. Фото Владимир БЕЗЗУБОВ, photo.khl.ru Сергей БАБАРИКО (справа) и Сергей БОРЗАНОВ в матче ветеранов "Динамо" и ЦСКА на Кубке Легенд. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ" Борис МИХАЙЛОВ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ" Сергей ЗУБОВ. Фото Дмитрий СОЛНЦЕВ Владимир МЫШКИН и Владислав ТРЕТЬЯК. Фото Анатолий БОЧИНИН Владимир ЮРЗИНОВ (справа) и Виктор ТИХОНОВ. Фото Зигисмунд ЗАЛМАНИС
Декабрь 2015 года. Москва. Сергей БАБАРИКО на Кубке Легенд. Фото Владимир БЕЗЗУБОВ, photo.khl.ru

Обозреватель "СЭ" встретился с экс-голкипером московского "Динамо" и советской сборной по хоккею Сергеем Бабарико – человеком с уникальной судьбой

Сергей Николаевич БАБАРИКО
Родился 16 апреля 1956 года в Москве.
Вратарь, мастер спорта СССР.
Начинал карьеру в московском "Локомотиве" (сезон-1973/74). Также выступал за саратовский "Кристалл" (1974-75, 1982-83), московское (1975-80) и минское "Динамо" (1980-82), "Салават Юлаев" (1983-84).
Серебряный призер чемпионата СССР (1977, 1978, 1979), обладатель Кубка СССР (1976).

Дважды выигрывал золото в составе молодежной сборной СССР (1975, 1976). Выступал за взрослую сборную СССР на турнире "Руде Право" (1977) и в суперсериях-1977/78 и 1978/79 – тогда соперником советской команды были лучшие хоккеисты ВХА (Всемирной хоккейной ассоциации).

Экстрасенсы в хоккее – это забавно. А может, и нет. Судя по тому, что и сегодня большие клубы обращаются к этим людям. Едва ли кто признается, но пользуются многие. На всякий случай.

Я знал, что бывший вратарь московского "Динамо" и сборной СССР Сергей Бабарико стал колдуном. Уговаривал рассказать обо всем этом – и однажды уговорил. Приехал Сергей Николаевич на фургончике Fiat, который как дом. Вот сушатся вратарские щитки, вот что-то, похожее на плитку…

Вышел в шортиках на мороз. Разгладил бороду. Мы садимся, начинаем говорить – прерывает звонок. Трель, разумеется, хоккейная: "Звенит в ушах лихая музыка атаки".

Оторвавшись на секунду от трубки, мой герой извиняется шепотом:

– Гошка звонит, ясновидящий…

Я киваю понимающе – звонки ясновидящих лучше не сбрасывать. Чревато.

5:5 СО СКА

– Вы работали когда-то с "Кристаллом" из Электростали – и тот взлетел?

– Володя Мариничев меня пригласил, Владимир Витальевич. Кто-то меня порекомендовал – Мариничев потом рассказал: "Я знал, что у меня в команде будет работать такой человек, экстрасенс. Словно сам видел будущее, еще за год до нашей встречи. Вдруг ты появляешься!"

– Долго там отработали?

– Год-полтора. Пришел в конце сезона, "Кристалл" так заиграл – я сам в шоке был.

– Почему?

– Команда стала энергетически "чистая", ничего ей не мешало. Поток энергии хлынул. Этой команде по десять шайб загоняли, рвали все. Последние места занимала. Вдруг начала брыкаться и выигрывать. Как так?! На следующий сезон Мариничев меня уже официально на работу оформил.

– Кем, извиняюсь? Шаманом?

– Тренером по вратарям. Надо же было какую-то должность придумать. Не напишешь же в ведомости – "старик Хоттабыч"?

– Это трезво.

– Меня ребята звали "стариком Хоттабычем". Все было засекречено. Вот вам смешно, а команда с 22-го места поднялась на 8-е. Вошла в плей-офф. Был фантастический матч, чудотворный…

– Расскажите же скорее.

– Приезжает в Электросталь питерский СКА, Борис Михайлов их тренировал. Ведут 5:0, до конца матча остается десять минут. Зрители уходить начали. А я все старался эту стену пробить, старался, старался…

– При 0:5 можно и расслабиться.

– Думаете? А мне удалось! Каждые две минуты в ворота СКА залетала шайба, закончили 5:5. Увидите Бориса Михайлова, спросите про этот матч. Он должен помнить.

Борис МИХАЙЛОВ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
Борис МИХАЙЛОВ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

* * *

Что ж ждать встреч с Борисом Петровичем? Я встретил в редакционных коридорах другого прекрасного человека – ответственного за статистику в "СЭ" Кирилла Бурдакова. Поройся, говорю, в жухлых протоколах. Вдруг было что-то похожее?

Через десять минут Кирилл принес бумажку с протоколом матча за 1996 год. Глаза мои расширились. Вот она, читайте. Решайте сами – бывают ли чудеса…

Кристалл (Электросталь) – СКА (Санкт-Петербург) – 5:5 (0:0, 0:5, 5:0, 0:0). Электросталь. 11 января. Дворец спорта "Кристалл". 3100 зрителей.

Судьи: Вайсфельд, Буланов. Захаров (все – Москва).

Вратари: Кузьменко (Галкин, 38:30) – Кореньков.

Шайбы:

0:1 Ефимов (Давыдов, Кознев, 22:20)

0:2 Попов (Михайлов, 25:56,бол.)

0:3 Михайлов (33:31)

0:4 Самсоник (Кознев, Сивов, 35:22)

0:5 Беляков (Давыдов, 38:51)

1:5 Гришин (Шевцов, 48:27, мен.)

2:5 Вершинин (Фролов, Чебатуркин, 51:01)

3:5 Новиков Гришин, Леонов, 52:13, бол.)

4:5 Симашов (Новиков, 53:26)

5:5 Покотило (Леонов, 59:21)

Броски: 20 (7+4+9) – 23 (6+13+4).

- Ярцев сказал: "Я эти вещи не отрицаю, давай попробуем". Взялся и чувствую: не идет энергия на команду.

ПРИЕХАЛ НА "ЖИГУЛЯХ" – УЕХАЛ НА "МЕРСЕДЕСЕ"

А тогда расспрашивал я недоверчиво хоккейного колдуна:

– Что ж вы сделали?

– На команду пошла энергия! Поток был настолько мощный, что СКА снесли. Команда очухаться не могла, потом матчей десять не выигрывали… Михайлов не знал, что это я работал. А то давно высказал бы. Мы встречаемся на хоккее.

– Выматывает такая работа?

– Бывают моменты, когда тяжело. Лежишь – и откачиваешь самого себя. Из той же Электростали как-то ехал в Москву на машине. С сердцем стало плохо, вырубился за рулем. Хорошо, почувствовал, успел встать возле будки ГАИ. На руль облокотился, пошевелиться боюсь. В этот момент мимо Мариничев проезжал, меня увидел. Пересадил в свою машину, увез на сборы. Две недели после в себя приходил, выводил из этого состояния… Но вывел!

– В какой момент у Мариничева вера в вас подкосилась?

– Я убеждал: "Не все сразу. Сейчас восьмое место, потом выше…" Мы из плей-офф в первом же раунде вылетели, Череповцу проиграли. Да про "Кристалл" в тот год только и говорили! Мы у "Динамо" выигрывали, у "Авангарда"… Когда ты их обыгрывал, Володя? Из трех матчей два выигрывали, ни одной серии поражений. А ему сразу хотелось в призеры.

– Кто-то из хоккеистов рассказывал – приехали вы в Электросталь на "Жигулях", уехали на "Волге".

– На "Мерседесе".

– Еще лучше.

– "Волги" у меня не было. С Электросталью обыграли чемпионов, московское "Динамо" 6:2. Это дело отметил – купил себе старенький "Мерседес". Это было круто! Ха! Между прочим, я должен был раз десять умереть на дороге.

– Надо же.

– Три случая – просто явные. Самый памятный момент – после матча "Крыльев" едем с Олегом Твердовским. Его родители остановились у меня дома, приехали из Донецка. Начало марта, гололед, возле Поклонной горы попадаю.

– Что было?

– Ехал я на летней резине. Прямо передо мной вдруг "Волга" возникла, мужичок в багажнике копошится. Оборачивается на звук, видит – прямо на него лечу! Не знаю, как успел отскочить.

– Врезались?

– Не могу объяснить, почему – но остановился в трех сантиметрах от бампера. Хотя по всему должен был врезаться. Твердовский в шоке был, как застыл. На мотоцикле я долго гонял – вот там как-то проще было.

– В юности?

– Первый мотоцикл появился в 50 лет! Тогда же и с парашютом прыгнул. Надоело по пробкам стоять в Москве. Ездил на тренировки в майке сборной СССР и вратарской маске. Снимал только щитки и нагрудник. За час доезжал от Переделкино до стадиона "Локомотива". Через всю Москву. Народ глаза таращил.

– Вы от мотоцикла отказались?

– Сейчас удобнее на машине. Есть две "Окушки", Fiat, скутер… "Ока" – гениальная машина для вратарей! У меня обычная и грузовая, фургончик. Называю ее "холодильник ЗИЛ", пиццу на такой возят. Корейские трехцилиндровые движки, как раз из последней серии взял. В 2008-м выпускать закончили. Ржут все надо мной, конечно.

– Можно понять.

– Вся Москва знает мою машину. Еду – а мне машут: "Хоккеист!"

Сергей БАБАРИКО. Фото Владимир БЕЗЗУБОВ, photo.khl.ru
Сергей БАБАРИКО. Фото Владимир БЕЗЗУБОВ, photo.khl.ru

КУБОК СТЭНЛИ

– Бывало, что брались за команду – и не пошло?

– Три случая.

– Давайте по порядку.

– Момент с Ярцевым в футбольном "Динамо". Приехал к нему в Новогорск, поговорил. Потом стал работать с командой. За бесплатно, вообще денег не брал.

– Верит Георгий Александрович в потустороннее?

– Сказал: "Я эти вещи не отрицаю, давай попробуем". Взялся и чувствую: не идет энергия на команду, и все. Второй случай – взялся за хоккейный ЦСКА, там Крутов с Иреком Гимаевым работали. Команда в Лужниках базировалась. Я Ирека отлично знаю, вместе играли на чемпионатах мира и Европы. Давай, говорит, попробуем, хуже не будет. Не получилось, будто заблокировалось у меня что-то! Может, в собственных силах разуверился. Шло-шло – и надломилось.

– Третий случай?

Футбольный "Локомотив". Я Юру Семина знал с тех времен, когда он за футбольное "Динамо" играл, а я – за хоккейное. Я сам ему навязался.

– В каком году?

– В 99-м. С "Локомотивом" на выездные матчи летал!

– Почему "Локомотив" в тот год чемпионом не стал?

– Я почистил команду. Чемпионами они стали после моего ухода. Жена еще, помню, посмеялась: "Да что от тебя-то зависит? Вон Мариничев в "Амуре" выигрывает, Семин тоже без тебя чемпионом стал…" Вроде – я-то здесь при чем?

– Не поняла?

– Не поняла! Я с людьми поработал, команда "чистая" – вот выигрывает. Энергия на нее идет!

– Какая красота. Что ж выгнал вас Семин?

– Да вот что-то разуверился. Раз проиграли, другой. Подозвал в Баковке: "Серега, больше в твоих услугах не нуждаемся". Нормально сказал, по-человечески. Он вообще нормальный, Палыч-то. Нет – так нет. Я не обижался.

– Кем вас оформили в "Локомотиве"? Не колдуном же?

– А никем. Платили символически, копеечные дела. Может, 100 долларов за матч Семин давал. Не в этом дело. Мне интересно было! Казалось, я после Кубка Стэнли на подъеме. Но вот оказалось, что перекрывается на какое-то время энергетический поток, и все. Будто кто-то заставляет разувериться в себе.

– Стоп-стоп-стоп. Какой Кубок Стэнли?

– Я же с Зубовым работал.

– С Сергеем?

– Ну да. В Америку уезжал – никто в нем будущую звезду не видел. А как раскрылся! Шикарным защитником стал!

– Это правда. Так что было?

– Фантастический случай. Первый для меня опыт работы на расстоянии. Агент Зубова попросил помочь выиграть ему Кубок Стэнли. Подобрались в тот момент близко.

– Кто был агентом?

– В Америке один человек его дела вел, а в России – Илья Муливер. В "Рейнджерс" не только Зубов был, еще Серега Немчинов с Карповцевым. Ими Муливер тоже занимался. В хоккее не слишком разбирался, но язык подвешен. С кем угодно мог договориться. Меня тоже пытался втянуть в агентскую деятельность, но я отказался.

– Что ж?

– А не мое! В свое время пробовал, стоял у истоков этого дела в России. Несколько человек в Америку увез, на драфты мотался. Связан был со сборной 76-го года, ребята постоянно у меня дома были. Состав классный – Твердовский, Голубовский, Шаламай, Клевакин, Вадик Епанчинцев, Дима Рябыкин, Шарифьянов, Ореховский

– Зубов в итоге Кубок Стэнли выиграл.

– У "Рейнджерс" как раз плей-офф начинался. Я отправился к родителям Зубова в Орехово-Борисово. Спрашиваю – как Сережа себя чувствует? Мне в ответ: "Что-то неважно. Говорит, тяжело, сил нет…" С ним самим поговорил по телефону. Не знаю, помнит ли.

– Что сказали?

– "Серега, я поработаю, а ты потом расскажешь, как себя чувствовал". Время спустя встретились в Нью-Йорке, я на драфт приехал. Был у агента его в гостях. Сережа появляется с женой, новенький белый "Мерседесик" купил после Кубка Стэнли. Сажусь напротив: "Как ты себя чувствовал, когда плей-офф начался?" – "Это странно, но откуда-то у команды столько сил появилось! Мы летали!"

– Вы-то что делали через океан?

– Я сижу на телефоне в Москве. Агент – в Америке. После каждого периода передает счет. Я направлял энергию и на Зубова, и на команду целиком. В финальной серии счет стал 3:1, Муливер облегченно: "Все, мы чемпионы, остался один матч…" А вот сейчас, отвечаю, будет прикол. Счет станет 3:3. Тот отмахнулся: "Фигня!"

– Стало же 3:3?

– Делаю 3:3 – он в шоке. За "Ванкувер" Буре играет, все возможно. Дело пахнет керосином, седьмая игра в Нью-Йорке! Звонит мне – смеюсь: "Не тревожься, сейчас выиграете". Так и случилось 2:1. С сиреной слышу в трубке – гул…

– Еще кому из больших звезд помогли?

– Сашка Семак постоянно под травмами ходил в "Нью-Джерси". Тоже тысячу лет знакомы. Я в Уфе заканчивал играть, а молодежь подрастала – Кравчук, Семак… Чемпионами мира среди молодежи стали с 65-м годом. Семак от знакомых узнал, чем занимаюсь, – обратился по старой памяти.

– Тоже на расстоянии работали?

– Для этих вещей нет ни пространства, ни времени. Все у него нормализовалось.

Сергей ЗУБОВ. Фото Дмитрий СОЛНЦЕВ
Сергей ЗУБОВ. Фото Дмитрий СОЛНЦЕВ

- Я сижу на телефоне в Москве. Агент – в Америке. После каждого периода передает счет. Я направлял энергию и на Зубова, и на команду целиком.

КАК Я БЫЛ ЛУЧШИМ ВРАТАРЕМ ЕВРОПЫ

– Хоккеист сборной СССР становится профессиональным колдуном – это поворот.

– Я хоккеистом-то стал случайно!

– Можно "случайно" доиграться до сборной?

– Сейчас – нет. Тогда можно было. Случайно в ворота поставили, случайно в "Локомотиве" форма нашлась: "На, у нас с вратарями беда…" Парень в "Крыльях" занимался – притащил мне ловушку с блином. Так понравилось ловить!

– Кататься умели?

– За месяц научился. Поехали на товарищеский матч с ЦСКА – проигрываем 1:8. Плакал потом: "Какой же я вратарь?!" Через неделю чемпионат Москвы начинается, я всего неделю в хоккее пробыл. С тем же ЦСКА играем – побеждаем 2:1!

– Шайбой в лоб всерьез закатывали?

– На юношеский чемпионат Европы в Швейцарию собирались, маски у меня не было. Выхожу на тренировку с открытым лицом, шайба рикошетит – и мне в физиономию! Кровища!

– Кто-то из вратарей считает шайбу живой.

– Я – никогда. Для меня форма была живой, с ней разговаривал. Это ж твоя вторая кожа! Сейчас занимаюсь сенсорикой, парапсихологией, точно могу вам сказать – всякая вещь несет информацию. Ты с ней поговори и прислушайся – услышишь ответ…

– Я попробую.

– Мы все чувствуем, если делать это осознанно! Направь сознание на эту вещь – будет контакт. Почувствуешь вибрацию. Когда мне давали форму от мастера – совсем по-другому в ней игралось. Я понять не мог: почему эта маска мне так нравится? Почему нагрудник как родной садится?

– Человек вы удивительный. Какому собственному поступку поражаетесь?

– Закончил школу – и рванул в Саратов. Родители плечами пожали: "Что хочешь – то и делай. Твоя жизнь…" Узнали, что хоккеем увлечен, только когда меня в "Динамо" по телевизору показали.

– Как доигрались до московского "Динамо"?

– Когда "Локомотив" играл последний свой матч в высшей лиге, я был запасным вратарем. С Цыплаковым и Виктором Якушевым, главными звездами, за одним столом в Баковке сидел…

А в юниорскую сборную СССР меня из Саратова стали приглашать. В 74-м взяли в Канаду на второй чемпионат мира среди молодежных команд. Вторым вратарем.

– Кто был первым?

Володя Мышкин. Мы в Виннипеге чемпионами стали. На следующий год еду уже на чемпионат Европы – снова выигрываем, я получаю "лучшего вратаря Европы"…

– Вот это карьера вас ждала. Что вручили лучшему вратарю Европы?

– Специальный кубок!

– Жив кубок-то?

– В связи с тем, что в Москве часто отсутствовал, квартирку мою обнесли. Все вычистили. Народ знал, что я в хоккей играю. В непростом районе жил. Это год 78-й, наверное. Я со сборной в Чехословакию как раз уехал, на турнир газеты "Руде Право". Мои медали унесли, все золото тогдашней жены. Богато не жили, но все равно обидно. А представляете, каково Мальцеву – у него-то медалей в сто раз больше было! Весь иконостас вынесли!

– Неприятная история.

– Из "Динамо" как раз Аркадий Чернышев уходит, команду принимает Юрзинов. А он по всему Союзу молодежь высматривал, каждого знал. Гляжу как-то – Владимир Владимирович мелькнул на нашей тренировке в Саратове. Ко мне подходит: "В Москву-то хочешь вернуться?"

– Не каждый день такое предлагают.

– Конечно, отвечаю, хочу. Тем более Юрзинов пообещал и с армией помочь, и с институтом. Вот так я попал в "Динамо". Юрзинов сразу предупредил: "Поначалу играть не будешь, только тренироваться. А я посмотрю". В 76-м играл Владимир Полупанов. Для нас предпоследний матч ничего не решает, "Динамо" остается третьим. "Спартак" уже стал чемпионом. Вот меня выпускают под "Спартак"

– Ничего ж себе.

– До этого мы "Спартаку" три матча проиграли. А тут со мной в воротах 5:3 выигрываем!

– Из каждого матча помнится мелочь, эпизод.

– Мне помнится, как Геннадий Крылов, очень быстрый нападающий, выходит со мной один на один – и забивает. Хотя я удачно сыграл. Юрзинов был доволен. Выставляет на последний матч сезона, против Риги. Играем 1:1. Снова я в порядке!

– Какие-то юрзиновские словечки помнятся? "Вилы в бок"?

– Почему-то плохие слова помнятся. Хотя мне особо не высказывал. Он же меня потом в Ригу забрал, когда из московского "Динамо" его убрали. Юрзинова уволили, он год был директором детской спортивной школы. В то же время тренировал сборную!

– Как странно.

– Вот и кому-то показалось – как странно: тренер сборной без команды. Надо же быть постоянно в тонусе, правильно? Принял Ригу. В 80-м году в московское "Динамо" взяли Мышкина, я не у дел. Юрзинов обратился: "Поедешь ко мне?" Владимир Владимирович для меня как отец был. Взял в Москву, при нем стал четырехкратным серебряным призером. Во вторую сборную постоянно вызывали. В Канаду ездил каждый год, играли с командами ВХА… Как отказать такому человеку?

– Не отказать. Из всех поездок – самая чудесная?

– Играли со сборной ВХА – за них выступали Гретцки и Горди Хоу с сыном. Что творили! Проиграть мы проиграли, врать не стану. Но мне в двух матчах из трех дали приз лучшего вратаря. Вырезанные из сосны бобер, медведь…

– Тоже украли?

– Тоже. Только в другой раз.

– Вас преследуют приключения.

– Пока в Риге играл, из московской квартиры дружки вынесли. Дома у меня это дело происходило, гости заглядывали. С женой я потом развелся.

– Господи. Это безобразие.

– Конечно, безобразие. Ни одной медали, ни одного приза не осталось.

– Тяжело разводились?

– Просто. Нашла другого человека, что ж тут. Единственное, переживал – дочке было два годика… Внук сейчас в футбол играет за школу "Локомотива". В воротах стоит.

Владимир МЫШКИН и Владислав ТРЕТЬЯК. Фото Анатолий БОЧИНИН
Владимир МЫШКИН и Владислав ТРЕТЬЯК. Фото Анатолий БОЧИНИН

ЧЕМПИОН С ДИВАНА

– Ладно, давайте о другом. За что Юрзинова уволили из московского "Динамо"?

– Смена поколений в команде. Он сам отыграл за "Динамо" 17 лет, а тут стал тренером. Думаете, просто управлять теми, с кем сам на лед выходил? Легче молодежью! "Старики"-то могли послать. Тихонов с того же начал в ЦСКА – задвинул ветеранов.

– У него получилось. В отличие от Юрзинова.

– Владимир Владимирович был жестковат в выражениях. Мальцев и Васильев выступили за то, чтоб его убрать.

Мальцев до сих пор на Юрзинова в большой обиде.

– Я и говорю – они руку приложили. Команду курировал Андропов, все знал, что внутри творится. КГБ есть КГБ. А Юрзинов с Мальцевым и Васильевым жестко поступал. Наверное, пожаловались. Наверху взвесили, кто команде дороже – молодой тренер или два гениальных хоккеиста? Поставили главным Давыдова. Но Виталий Семенович человек мягкий, ему тяжело управлять. Сезон потренировал – и стал начальником команды.

– Последний ваш матч в серьезном хоккее?

– Сезон-79/80. На мне крест решили поставить. Взяли Мышкина – естественно, тот будет первым вратарем. Он к тому моменту и в сборной играл. Уже съездил на Кубок вызова, случились знаменитые 6:0…

– Вы в первой сборной мелькнули?

– Тихонов принял ЦСКА и сборную в 77-м году. Съездили вместе с Третьяком на турнир, удачно сыграл. Думал, возьмут на чемпионат мира в Прагу в 78-м. На сборах-то был!

– Тоже с Третьяком?

– С Третьяком и Пашковым. За день до отъезда подходят Тихонов с Юрзиновым: "Сереж, ты молодой, вся жизнь впереди. Мы хотим подстраховаться, берем Пашкова. Он опытнее". Мне же чемпионат мира предложили провести в Москве, сидя у телефона. Ждать звонка – если что с Третьяком случится. Тогда третьего вратаря на чемпионат не возили. До сих пор шучу: "Стал чемпионом мира, сидя на диване…" Много вратарей, сидя за Третьяком, стали чемпионами. Играл только он.

– Ни разу не пошатнувшись?

– Единственный раз – в 76-м году. На чемпионат мира в Польше поставили Сидельникова, проиграли. Обвинили вратаря во всех смертных грехах. С тех пор вопросов не было – Третьяк, Третьяк, Третьяк… Хотя и следующий чемпионат мира проиграли, в Вене.

– Самый сильный вратарь, которого видели?

– Сидельников был сильнее всех.

– Вот это выбор.

– Это правда! Он же только в 17 лет попробовал встать в ворота, что-то случилось с вратарем "Крыльев". Он – игровик! Все читал как полевой игрок. Сидельников и катался классно, и клюшкой владел. А мы, остальные, чистые вратари. С ним "Крылья" чемпионом стали. Но вот в сборной не повезло, случился 76-й год. Ему даже нельзя было напоминать об этом! Зверел, готов был морду набить. До такой степени переживал.

Сергей БАБАРИКО (справа) и Сергей БОРЗАНОВ в матче ветеранов "Динамо" и ЦСКА на Кубке Легенд. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Сергей БАБАРИКО (справа) и Сергей БОРЗАНОВ в матче ветеранов "Динамо" и ЦСКА на Кубке Легенд. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

"ТАК ЗА СБОРНУЮ НЕ ИГРАЮТ"

– Так как вас задвигали из большого хоккея?

– Прошел чемпионат мира в Москве, 79-й год. Даже какой-то рекорд поставили. 100 шайб, что ли, забили. А перед этим сборная СССР проводила товарищеские матчи со второй сборной.

– За которую играли вы?

– Ну да. Команда у нас отличная – Тюменев, Капустин, Фроликов… На стадионе ЦСКА обыгрываем первую сборную с Третьяком в воротах 7:1!

– Ничего ж себе.

– 7:1! Я от всех легендарных только одну пропустил, чудеса творил. Вторая игра уже на Большой арене Лужников. Народу – битком, 8 тысяч!

– Еще бы.

– Две сборные играют, великих посмотреть. За первую уже Мышкин стоял. Весь матч 3:1 ведем, остается пять минут. В голове уже победа засветилась. Разве мне за пять минут три шайбы забьют? Вот рано я выиграл, е…

– Все-таки забили?

– Четыре, подряд – тук-тук-тук… Это такой провал! Борис Майоров нас тренировал, на меня смотрит в упор: "Сережа, так за сборную не играют…"

– Умеет Борис Александрович формулировать.

– Я стою и думаю: обидно! Вот Третьяк вчера семь получил от нас – так за сборную играют? Веселая история?

– Весьма.

– А про себя мысль: все равно я достоин в сборной играть! Вот докажу! Начинаем следующий сезон, 79/80. Первый матч со "Спартаком" в Лужниках. Всю игру провели в их зоне. У "Спартака" три контратаки – проигрываем 1:3. Мальцев меня во всем обвинил. Да и не он один, все наехали: "Такой-сякой, пропижонил игру…" На весь сезон усадили в запас.

– Авторитета Мальцева хватало, чтоб определять состав?

– Давыдов был тренером, а они с Мальцевым в отличных отношениях. Вместе олимпийскими чемпионами становились. Весь сезон в "Динамо" играл Володька Полупанов. Закончилось все новогодней поездкой в Америку. Взяли Мышкина – понятно стало, что карьере моей в "Динамо" конец.

– Не взяли вас в Америку?

– Взяли третьим. Туристом. Быстро я съехал от вратаря сборной до третьего в клубе. Настроение у меня туристическое. Играем в Калгари – Мышкину попадают в голову, сотрясение. Выходит Полупанов. В следующей игре минут десять проходит, 0:3 горим, еще и Полупанова вырубают. Я вообще не готовился, даже коньки тупые. Наплевательски отнесся.

– Чем закончилось?

– 2:9 проиграли. Меня снова во всех грехах обвинили, премиальных недодали: "Ты никакой…" Тут-то и Юрзинов появился, в Ригу позвал. Тоже команда при КГБ. Полсезона там пробыл – не дал мне ни одного матча сыграть: "Пойми, Сережа, здесь все свои, мне неудобно тебя ставить…" Недолго в Минске пробыл, те как раз в первую лигу вылетели. Там дело товарищеским судом закончилось – затронул честь офицера, второго тренера свиньей назвал. "Химик" меня после пытался заявить, Ижевск – ни в какую. Возвращаются: "В Москве говорят – тебе можно играть только в первой лиге. Высшая закрыта".

– Чьих рук дело?

– Как я думаю – КГБ. Зачем я должен играть против "Динамо"? В Минске – можно. В Уфе тоже, первая лига. Руководил нашим хоккеем тогда Кострюков. Тот самый тренер, который меня когда-то в "Локомотив" брал. Я, говорит, тебя породил, я тебя и убью. Пора, говорит, тебе заканчивать с хоккеем, столько команд поменял. Мне 27 лет! Не поиграл толком – а уже заканчивать!

Владимир ЮРЗИНОВ (справа) и Виктор ТИХОНОВ. Фото Зигисмунд ЗАЛМАНИС
Владимир ЮРЗИНОВ (справа) и Виктор ТИХОНОВ. Фото Зигисмунд ЗАЛМАНИС

ЦСКА – "ДИНАМО" – 11:1

– На что сейчас живете?

– Что заработаю ветеранскими матчами – на то и живу. Есть команда "Легенды" – там все великие, олимпийские чемпионы. Ездят как концертная бригада, на все праздники приглашают. У них официальные спонсоры, зарплата. Года четыре назад получали тысячу долларов. Просто отлично – если сложить с "олимпийской" пенсией! Но есть же люди, которые по 15 лет играли в высшей лиге, обычные мастера спорта…

– За кого играете?

– В Москве больше пятисот любительских команд. Столько турниров, лиг всяких – и везде нужен вратарь! С меня началась оплата вратарям. Платят даже за тренировки. Было 300 рублей, 500, полторы тысячи… У меня по 3 – 4 тренировки каждый день!

– Героический вы человек.

– А все почему? Потому что не устаю! Выработал собственную технику. Я за три года этому научился – вдоль ворот ползаешь на коленях, вообще не встаешь. Меньше сил тратишь! Заказал щитки с особенным покрытием, чтоб легче скользить. Сам придумал.

– Трудовая книжка у вас есть?

– Я пенсионер. 14 с половиной тысяч платят. У меня-то хоккей есть. Как люди выживают – не представляю.

– Сегодня, прочувствовав собственный дар, были бы лучшим вратарем страны?

– Даже не сомневаюсь. Знаю собственную силу.

– Как открыли в себе этот дар?

– Вторая моя жена болела астмой. Посоветовали обратиться к девочке-экстрасенсу, жила та на Ленинском проспекте. Поработала с женой. Потом меня зовет: "Зайди". Тут же считала всю информацию о травмах, которую только я знал. Еще сказала – как работаешь с одним человеком, так можно и с целой командой. Даже по телевизору. Спрашивает: "Сегодня какая-то игра есть?" Как раз в тот день ЦСКА с "Динамо" встречался. Говорю ей – попробуй помочь… ЦСКА, например. Раз уж "Динамо" меня выгнало.

– Результат?

– Что-то сделала, говорит: "Я команду почистила. Выключай телевизор, потом узнаем результат".

– Так какой счет?

– 11:1 – выиграл ЦСКА! Две равные команды – и одна рвет на части другую. В одну шайбу можно выиграть, в две – но не в десять же? Тогда-то и понял – здесь скрыта сила невероятная…

– Стали заниматься?

– Пошел учиться. Одни курсы, вторые, диплом. Втянулся в процесс. У меня и бабка, и дед в Белоруссии занимались этими вещами. А я тренироваться начал по телевизору. Как-то зашла ко мне журналистка, говорит – демонстрируй, мол, свой дар. Ладно, включаем телевизор. Иванишевич кому-то проигрывает, дело безнадежное. Начинаю с ним работать – выигрывает! Никакого допинга не надо!

– Что ж вы сегодня не при делах как колдун?

– На призе "Известий" когда-то говорили с Сычом – тот посмеялся. Стеблин тоже серьезно не отнесся. Спрашиваю сейчас ребят из сборной: у вас хотя бы психолог есть в команде? Нет, отвечают. У нас психолог – Олег Валерьевич. А на Олимпиаде-80 в Лейк-Плэсиде с хоккейной сборной США целая бригада работала. В Америке очень серьезно к этому относятся.

Мы на Новой Риге в хоккей играем с Александром Мостовым. Саша очень неплохо катается. Спрашиваю: "Вот ты в Испании играл, Португалии. Там экстрасенсы возле спорта есть?" Есть, отвечает. Только с ним сложно общаться, если языка не знаешь. Психологи есть, парапсихологи. Серьезно относятся! Не зря товарищ Сталин создал специальную лабораторию при НКВД. Выявляли таких людей, как Мессинг.

- Жена за меня испугалась. Люди, которые начинают заниматься этими делами, могут тронуться умом. У меня странные мысли проскакивали, на ее взгляд. Решила – мне пора в психушку.

БУБЕН ЛЕЧИТ

– Кто-то из больших хоккейных начальников всерьез темой заинтересовался?

– Роберт Дмитриевич Черенков. Да и то потому, что сам столкнулся с этими вопросами. Умирал человек!

– Расскажите.

– За пятнадцать дней почти угас на даче в Софрино, исхудал. По военным госпиталям его возили, по академикам. Пока один не сказал: "Мы ничего определить не можем. Найдите бабку, Роберт Дмитриевич. Может, что-то сделает, отмолит…"

– Что было дальше?

– Нашли ему сильную бабку – та наговорила воду. Считайте – воскрес. До сих пор живой и здоровый. Скорее всего, порчу навели через человека, который занимается черной магией. Мне Черенков сказал: "Теперь-то я, Сережа, в эти дела верю…"

– Что делает тот, кто занимается черной магией?

– Создает в мысли образ смерти. Может фотографию в могилу сунуть. Там куча методик. Серьезные вещи! В буддизме, у индусов перевоплощение, реинкарнации…

– Верите в это?

– В Индии ведется статистика – дети помнят свои прошлые жизни. Сознание еще не "зашлаковано". Помнят, в каких были телах. Потом память уходит. Есть же удивительные люди – такие, как Кашпировский и Джуна. Сильнейшие!

– Был кто-то сильнее?

– Распутин. Вся его мощь из Сибири, "места силы" человека питали. Мне читинские шаманы об этом рассказывали, недавно познакомились. Сразу меня за своего приняли!

– Серьезные люди?

– Не то слово. Чистые! Большая связь с природой. Один бубны изготавливает, инструменты для шаманских дел. Звук бубна – тоже лечит.

– Да что вы говорите.

– Недавно мне из Якутии прислали шаманский бубен. Говорят, целебный, особая вибрация от него. Вышибает негативную информацию из твоего поля. Любую можно подтереть. Есть же люди, к которым все липнет, подвержены травмам. Александр Еременко, например, воротчик динамовский. То одно, то другое. Пахи, колени… Эту информацию о травмах можно убрать. Вот у меня – ни одной за всю жизнь!

– Много фальшивых людей в мистических делах?

– Полно. Почти все настроены на сбор денег. Вот меня деньги волнуют мало. Если с кем-то занимаюсь, лечу – только бесплатно. Все равно что-то принесет, даст возможность самому очиститься. Я, например, боли не боюсь. Силой сознания справляюсь с любым синяком – моментально проходит.

– Если боли не боитесь – дрались часто?

– Почти не дрался. Как-то схватились на тренировке в Саратове с Владимиром Крикуновым. Знаменитым Владимиром Васильевичем. Он заводной был, злой. Но защитник классный – небольшого росточка, но цепкий…

– Еще драки случались?

– С легендой "Салавата Юлаева" Колей Анферовым дрались прямо в раздевалке после матча. Проиграли в Саратове – обвинил, что я специально пропускал…

– Продали матч?

– Ну да. Мой же город – Саратов. Я накинулся на него. Не прощать же?

- Тихонов принял ЦСКА и сборную в 77-м. Съездили вместе с Третьяком на турнир, удачно сыграл. Думал, возьмут на чемпионат мира в Прагу в 78-м.

"ХОТИТЕ, ЧЕРЕЗ ВАШУ СМЕРТЬ ПРОЙДУ?"

– Предсказывать спортивные результаты можете?

– Не вопрос. Все в мире предсказуемо, все! Вот чемпионат мира по футболу в Америке. Я в это же время там оказался на драфте. Вангу спрашивают: "Кто сыграет в финале?" – "Две команды на букву "Б"…" Таких было две – Бразилия и Болгария. Подумала и добавила: "Если не вмешаются какие-то другие силы". Потоки мешались, воевали между собой. Много сильных людей работало на результаты.

– Почему вы не миллионер?

– Потому что меня не волнуют деньги. Нравится зарабатывать хоккеем.

– Вы верующий человек?

– Нет. Раньше был верующим, в церковь ходил. Не был с 96-го. Когда родилась Вселенная – ничего этого не было! При чем здесь церковь-то? Сила иконы зависит от того, насколько мощный человек ее писал. Значит, есть что-то, стоящее над нами. Оно и церковью управляет. Все главное внутри нас. Могу хоть сейчас самому себе сказать: "Спать!" – и немедленно засну. Все это тренировалось долгие годы. К нам Юрзинов пригласил психолога Алексеева, тот прежде работал с легкой атлетикой и штангистами. Научил меня расслабляться. Чтоб тепло пошло, ноги тяжестью налились…

– Неужели получилось?

– Да моментально. Мог уснуть между периодами. Ребята трясли: "Выходим, третий период!" Минут по семь спал прямо в раздевалке. Как Штирлиц. А кто-то снотворное ищет или бутылкой успокаивается.

– Последняя ваша встреча с чудом?

– Каждый день! Постоянно прохожу через человеческие смерти. Сейчас могу пройти через вашу. Она есть у вас в голове? Вы однажды умрете?

– Надеюсь жить вечно. Пока все идет нормально.

– Просто вы не знаете, когда это случится. В клинике Святослава Федорова работала женщина, которая могла увидеть день вашей смерти. Я заинтересовался – как это происходит? "Вижу цифры над человеком…" Ее там все боялись.

– В любые холода ходите в шортах. Это нормально?

– Почему нет? Если осень отходил – в организме включается терморегулирующая программа. Потом без разницы становится, жар или холод. Вообще не простужаюсь.

– Была у вас и вторая семья. Которая не очень поняла, когда в вас колдовской дар открылся.

– Вот откуда такие подробности – кто меня понял, кто нет? Да, так и было. Все открылось при второй семье. Жена за меня испугалась. Люди, которые начинают заниматься этими делами, могут тронуться умом на этой почве. У меня странные мысли проскакивали, на ее взгляд. Решила – мне с этими мыслями пора в психушку.

– С чем ей было особенно тяжело мириться?

– С мыслями о преследовании КГБ. Считала, мания у меня. Это нормально. Сознание вовремя включилось.

– Бороду тогда же отрастили?

– Года четыре назад. Перед Новым годом. Вот захотелось быть Дедом Морозом. До такой длины доходила, седая. Очень весело, когда детишки смотрят на тебя и радуются. У меня тоже настроение повышается. В клипе КХЛ снялся, где русский Дед Мороз Санта-Клаусу забивает буллит. Вот я Санта-Клауса сыграл.

– Жили в микроавтобусе, насколько знаю.

– Зимой даже в нем ночевал. Когда со второй семьей на почве хоккея разошелся, купил себе автобус "Mitsubishi". Сиденья раскладываешь – спишь, как на кровати. Пять лет, пока не было гаража, прожил в автобусе!

– Трудно вас с этим поздравить.

– Да нормально я жил! При том образе жизни, когда со стадиона на стадион переезжал, самое оно. Ночью припаркуешься у ворот, с утра выходишь – и сразу на тренировку. Допоздна тренируешься. Так и курсировал по всем стадионам Москвы.

– Печку туда установили?

– Нет, в спальном мешке ночевал. Даже в 30-градусный мороз. Я закаленный.

– В туалет куда ходили, извиняюсь?

– Да куда угодно. У нас же при стадионах все есть – и кафе, и рестораны. После каждой тренировки идешь в душ. Стирать к брату приезжал.

– В какой момент ушли из дома?

– Вторая дочка училась в институте. Я домой являлся поздно после тренировок. Мог и в час ночи прийти, и в два. Жена не выдержала: "Еще раз заявишься после двенадцати – не пущу". Эти слова и подтолкнули. Раз так – значит, так!

– Искать вас не пытались?

– Да нет! А что искать? У нас нормальные отношения. Каждый занимается любимым делом. Я хоккеем. Сказал: "Мне нравится" – и все. Они знают, где я.

– Сейчас-то в квартире живете?

– В гараже.

– Мне страшно за вас.

– Теплый гараж, в собственности. Обустроил, как квартиру, очень удобно. Есть вода, стиральная машина, компьютер, телевизор, музыка… Все есть!

– Вам хорошо?

– Да. Я счастлив! Хотя мало кто понимает: "Тебе столько лет! Неужели на еще одну квартиру себе не заработал?" Да не нужна мне квартира…

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ