Украл костюм Adidas и чуть не загубил карьеру. Его спас великий Виктор Коноваленко

Михаил Зислис
Обозреватель
7 июня 2020, 14:00
Андрей Коваленко. Фото photo.khl.ru Андрей Коваленко. Фото Алексей Иванов Андрей Коваленко. Фото Алексей Иванов Андрей Коваленко. Фото Александр Федоров, «СЭ» Андрей Коваленко. Фото Максим Лебедев Андрей Коваленко. Фото Александр Федоров, «СЭ»
Андрей Коваленко известен далеко не только ударом судьи и работой в профсоюзе. Олимпийский чемпион, один из лучших форвардов России 90-х — начала 2000-х отмечает 50-летний юбилей.

Не профсоюзом единым

Нынешнему поколению Коваленко больше известен с не самой лучшей стороны. Из песни, как известно, слов не выкинешь. О противоречивой деятельности сегодняшнего юбиляра на посту главы профсоюза хоккеистов и памятной истории с ударом судьи в матче ветеранов знают, наверное, все.

Также, как и о том, что известный в прошлом хоккеист вовлечен в политические процессы. Коваленко с 2018 года является депутатом Ярославской областной думы по списку партии «Единая Россия», занимая должность заместителя председателя комитета по экономической политике, инвестициям, промышленности и предпринимательству. О том, насколько эти вещи сказывается на его репутации судить имеет право каждый. Я в этот раз не буду. Тем более, что начисто забыть о спортивном прошлом чиновника нельзя.

В свое время Коваленко игроком был видным. Пусть и не суперзвездой, но след в большом хоккее оставил. Например, выиграл золото в составе Объединенной команды в Альбервилле-1992. А еще забросил последнюю шайбу в истории легендарного монреальского «Форума», выступая за «Канадиенс».

— «Миннесоту» обыграли — 4:2, — вспоминал Коваленко в интервью официальному сайту КХЛ пять лет назад. — Помню, там распродажу устроили — сиденья из дворца продавали. А за мою клюшку, шайбу и майку на аукционе выручили 21 тысячу долларов. Бизнесмен какой-то купил. Я в шутку, помню, даже процент пытался требовать.

Прежде, чем пробиться в НХЛ, Коваленко пришлось серьезно потрудиться. В современную эпоху сложно представить, чтобы более-менее заметный талант до 14 лет играл в провинциальном волжском городе.

— В 1984 году в феврале мой первый тренер, который тренировал меня в Балаково, подошел ко мне и сказал, что повезет старших ребят на просмотр в Горький (Нижний Новгород) и предложил поехать с ними, — вспоминал Коваленко. — Тогда там была школа-интернат спортивного профиля. На каникулах мы и поехали. Три дня я потренировался, и меня взяли на турнир в Темиртау. Отыграли, я получил приз лучшего нападающего, и тренер мне сказал: всё, мы тебя берем. У мамы был шок. Она не хотела меня отпускать. Одного, в 14 лет. Но я не оставил ей выбора: сказал, что хочу играть в хоккей. И точка. Мама работала на тот момент директором школы. Все-таки мы с папой ее переубедили. Она хотела, чтобы я пошел по стопам брата, который закончил суворовское училище и стал военным. Пришлось ей пообещать, что офицером я стану, когда буду играть в ЦСКА.

Андрей Коваленко. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Андрей Коваленко. Фото Александр Федоров, «СЭ»

Чуть не угробил карьеру

Любопытно, что один из тренеров чуть ли не сразу забраковал подростка, обрисовав ему как максимум игру в первой лиге Советского Союза. Родители, сменившие вслед за сыном Балаково на Горький, запаниковали и чуть не вернулись обратно. Но Коваленко сумел пробиться в команду мастеров в 17 лет, параллельно работая слесарем-ремонтником третьего разряда на заводе ГАЗ. Он чуть не угробил карьеру своими же руками.

— Когда был в молодежной команде на «Турнире четырех», то я после ужина шел с товарищем и увидел в гостинице на вешалке адидасовский костюм висит, — рассказывал сам хоккеист. — Ну, мы его и подрезали. Оказалось, этот костюм принадлежал какой-то уборщице. Шум-гам, пришлось возвращать, но уже скандал разразился. И по возвращении домой нас наказали. Хотели вообще пожизненную дисквалификацию впаять, но за нас заступился Виктор Коноваленко. Он ездил в Москву и хлопотал за нас. Закончилось тем, что нам дали год дисквалификации и два условно. Год вообще нельзя было в хоккей играть, а в течение двух лет нельзя выезжать за границу. Летом забрали в армию и к сентябрю наказание сняли, оставили только условный срок, но потом и его через несколько месяцев отменили. Полгода отыграл в Калинине за СКА МВО, а в начале января меня забрали в ЦСКА. Вот там Виктор Тихонов с меня все дисквалификации окончательно снял.

Андрей Коваленко. Фото Алексей Иванов
Андрей Коваленко. Фото Алексей Иванов

Коваленко уехал из ЦСКА за океан в 22 года, хотя мог это сделать и раньше. Один русскоязычный агент по фамилии Шевченко не смог уломать игрока остаться в НХЛ после окончания клубной Суперсерии в сезоне 1990/91, но напоил его за дружеским ужином. Коваленко уверял, что дело ограничилось бокалом вина, в который что-то было подсыпано. Отлет армейской команды из Ванкувера он проспал и догнал своих уже в Нью-Йорке. Через полтора года нападающий все-таки уехал в «Квебек» после того, как ЦСКА не выполнил условий по контракту. К тому моменту за плечами Коваленко были «золото» Олимпиады, участие в Кубке Канады-1991 и чемпионате мира-1992, «серебро» МЧМ-1990, победа на Играх Доброй воли-1990. Очень приличное резюме. Крепко сбитый, обладающий мощным кистевым броском (мой коллега по «СЭ» Марат Сафин, играющий на позиции вратаря, впечатлен им и сейчас, когда выходит против Коваленко в дружеских матчах с участием ветеранов) форвард адаптировался к НХЛ очень быстро. В дебютном сезоне он в «Квебеке» набрал 68 очков. Эти цифры стали для него лучшими за девять сезонов в Северной Америке. Больше запомнился знаменитый обмен с участием Коваленко. Центральной фигурой в нем был вратарь Патрик Руа, сменивший «Монреаль» на «Колорадо». Россиянин проследовал в обратном направлении и остался без Кубка Стэнли.

Андрей Коваленко. Фото Алексей Иванов
Андрей Коваленко. Фото Алексей Иванов

В России был звездой номер один

На клубном уровне успех к нему пришел по возвращении в Россию. Первоначально Коваленко собирался в «Ладу», где поиграл во время локаута 1994/95, но пришедший в Тольятти Петр Воробьев, как утверждал форвард, зарубил этот переход. В итоге игрок оказался в Ярославле и, вероятно, сделал лучший выбор в своей карьере. В Суперлиге Коваленко был звездой номер один, дважды приведя «Локомотив» к чемпионскому титулу. Положа руку на сердце, в такой интересный, сбалансированный и зрелищный хоккей, который тогда ярославцы показывали с Владимиром Вуйтеком, в России позднее играл разве что Вячеслав Быков в СКА, обладая куда более внушительным кадровым составом. Демократизм чешского специалиста, пришедшего в «Локомотив» на смену суровому Воробьеву, был чем-то невероятным по тем временам. Раскрепощенная ярославская команда доминировала на протяжении двух сезонов: два первых места в «регулярках» и два кубковых титула при всего одном проигранном матче в шести сериях (тогда они проводились до трех побед).

Коваленко дважды был признан самым ценным игроком Суперлиги и со сборной России стал серебряным призером ЧМ-2002. Форварду ничто человеческое не было чуждо. Отдыхать со вкусом он умел. Вуйтек смотрел на эти шалости с пониманием, требуя только того, чтобы на льду команда делала свое дело. Коваленко как капитан команды тренера не подводил.

Андрей Коваленко. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Андрей Коваленко. Фото Александр Федоров, «СЭ»

— Я, конечно, перед приездом в Ярославль пытался как можно больше собрать информации о Вуйтеке, — вспоминал нападающий. — Переживал, не зная, сложатся у нас отношения или нет. Но мы быстро нашли общий язык, и все сложилось как нельзя лучше. Он, помню, вызвал меня на предсезонке и сразу сказал: «Да, я понимаю, ты приехал из НХЛ, играешь в сборной, ты отличный игрок, но для меня на первом месте команда». Я ему пообещал, что чем смогу — помогу. И на льду, и в раздевалке.

Романтический период завершился с отъездом Вуйтека в Казань, где ему предложил невероятный по тем временам контракт. Сам тренер впоследствии уверял, что просто не дождался предложения от руководства «Локомотива». Ярославцы потеряли присущую ранее им уверенность — ни Юлиус Шуплер, ни Владимир Юрзинов-старший поднять команду на прежнюю высоту не смогли. Демократия переросла в анархию, что привело к седьмому месту в гладком чемпионате и сухому вылету в первом раунде от «Лады». Пришедший перед сезоном 2004/05 финн Кари Хейккиля закрутил гайки еще во время летних сборов. Заслуги Коваленко не учитывались, и на его примере новый тренер захотел показать, что для него авторитетов нет. Классическая история о двух медведях закончилась победой тренера и уходом игрока в Омск. Потом еще были два с половиной неплохих сезона в «Северстали» и предложение со стороны ХК МВД о двухлетнем контракте с перспективой работы в клубе по окончании карьеры. Коваленко тогда выбрал другой путь и возглавил профсоюз.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
63
Офсайд