Большой хоккей — игра политиков. Финт со сменой тренера перед Олимпиадой — не первый в российской истории

Дмитрий Федоров
Колумнист
1 октября, 18:10

Статья опубликована в газете под заголовком: «Театр для избранных»

№ 8538, от 04.10.2021

Дмитрий Федоров, комментатор МАТЧ ТВ, о назначении Алексея Жамнова.
Перед ОИ-2002 на Олимпиаду был назначен другой тренер. Через 20 лет события повторились.

Группировок и кланов стало больше

Непоследовательность руководства нашего хоккея при назначении главного тренера сборной России на Олимпиаду возмутила журналистов и болельщиков. Думаю, прессу особенно разозлило, что ее выставили в нелепом виде: только расписали, что Олег Знарок — подходящая фигура, и тут сразу же приходится переобуваться и подбирать лестные слова про Алексея Жамнова.

Впрочем, 20 лет назад в нашем хоккее произошло нечто похожее — стремительная смена главного.

Павел Буре на совершенно проходной летней пресс-конференции утвердительно ответил на вопрос, хотел бы он видеть Вячеслава Фетисова рулевым нашей сборной на Играх-2002. Новый президент ОКР Леонид Тягачев идею подхватил и продавил на самом высоком уровне. Сослались на решение президента страны, хотя оно не прозвучало в публичном пространстве. При действующем контракте у Бориса Михайлова на Олимпиаду в Солт-Лейк команду повез Вячеслав Фетисов. Без опыта работы в качестве главного. Ничего нового — история повторяется! И насколько я помню, тогда никто особо не кипятился.

Сейчас тоже особо не смущает, что Валерия Брагина официально с должности не снимали. И в отставку он не подавал. Забавно и то, что фигуранты той давней истории упоминаются в контексте нынешней — Михайлов, Фетисов, Буре.

Высокие ставки на главный турнир четырехлетия приводят к борьбе кланов и подключению политических тяжеловесов. Группировок в нашем хоккее стало побольше, чем 20 лет назад. В частности, добавилась армейская. Хорошо хоть не Тамбовская и Ореховская.

Плюсы Жамнова

При непрозрачности механизма назначения возникает важный вопрос: кто понесет ответственность за слабое выступление команды, если мы останемся вне тройки призеров? При таких раскладах трудно найти виноватого в случае неудачи. Не упразднять же потом экспертный совет ФХР с заслуженными людьми!

С другой стороны, обнаружить виноватого важно для мстительных натур. А большинству просто хочется успешного выступления на Олимпиаде.

В назначении Алексея Жамнова мне видится несколько плюсов. Он никогда не говорил о том, что хочет работать тренером. Более того, всегда отказывался, предпочитая менее стрессовую менеджерскую должность. Следовательно, он не будет испытывать такого внутреннего напряжения, как практикующий тренер, — ведь он ничего не теряет в случае провала. Психологически ему будет легче, чем любому другому.

Жамнов знает, что такое НХЛ и энхаэловцы. Именно это обстоятельство было представлено как определяющее и решающее 20 лет назад при назначении Фетисова. Алексей Юрьевич представляет себе, как ведут себя тренеры за океаном, и будет использовать адекватную и понятную модель взаимоотношений с игроками. Важно, чтобы тренер не делал резких движений. Владимир Юрзинов ставит себе в вину, что он накануне финала в Нагано закрыл команду в Олимпийской деревне, хотя до этого игроки ночевали в гостинице у жен. Лично я не уверен, что это как-то повлияло на результат, но то, что тренер совершил поступок, который выходил за рамки устоев НХЛ, — это точно.

Жамнов обладает достаточным авторитетом и сможет поддержать рабочую атмосферу на скамейке во время игры, а амбиции не помешают ему делегировать полномочия другим тренерам. В конце концов, допускаю, что игру будет вести не он.

Игроки не должны управлять командой

А в целом я не вполне принимаю волну возмущения. И не потому, что мне кажется нормальным менять сразу несколько тренеров за неделю, а потому, что роль тренера на таком краткосрочном турнире у нас несколько преувеличена.

Самое главное — он должен быть гарантом стабильности здоровых отношений в раздевалке, на льду и в быту. И оградить команду от давления. Важно найти правильное сочетание хоккеистов в звеньях. Наверняка тренеры сначала предложат игрокам варианты в телефонных разговорах, оценят личную совместимость, а потом уже повесят в раздевалке листок с разбивкой по звеньям. Алексей Жамнов как переговорщик вполне себе подходящая фигура.

Главный тренер на Играх с участием хоккеистов НХЛ — это мотиватор и создатель атмосферы. Олимпиада — турнир игроков, а не тренеров. И я могу назвать двух специалистов, побеждавших на Играх, но при этом и близко не считавшимися топами: Иван Глинка и Бенгт-Оке Густафссон. Фамилия Густафссона вообще вызовет улыбку в хоккейной среде.

Владимир Юрзинов как-то с самоиронией сказал про Нагано-1998, что он там боялся игроков. Опасение создать конфликт и не разрешить его оперативно — это действительно задачка для тренера, когда рычагов управления командой фактически нет и играть приходится с листа. Звезды просят больше игрового времени, и нужно обладать достаточным авторитетом, чтобы урезонить их.

Тренировочный процесс фактически отсутствует. Наиграть большинство-меньшинство — вот чем в основном занимаются. Многие решения о том, как действовать в той или иной ситуации, проговариваются непосредственно игроками внутри звеньев. В Нагано мне доводилось видеть, как команда прямо на льду во время тренировки разбивается на пятерки и хоккеисты решают, что им делать. Это ни в коем случае не означает, что тренер только для мебели. Просто есть вещи, которые надо отдать на откуп игрокам. Тем более во время Олимпиады.

Подозреваю, что Вячеслав Быков и Игорь Захаркин как раз переборщили с самоуправлением в Ванкувере. Александр Овечкин относительно недавно «сдал» тренеров в подкасте Денису Казанскому и Дмитрию Сычеву: никакого разбора соперников не было. Каждому понятно, что квалификация российских специалистов позволяла сделать такую тактическую установку. Возможно, решили не пугать команду уровнем канадцев. Это всего лишь моя версия, но она только дополняет тезис о том, что тренеры обычно стараются не перетянуть, не пережать свою команду.

Не надо забывать о том, что на Олимпиаду приезжают элитные игроки. А они в принципе не склонны к тому, чтобы впитывать установки. Артемий Панарин пару лет назад выдал, что он никого не слушает и думает на установке о чем-то своем, а потом просто договаривается по основным вещам с партнерами. Тренер Рик Токкет в подкасте Spittin Chiclets признался, что Евгений Малкин его откровенно посылал. Ну и если Александр Овечкин приходил на прием к любимому им президенту страны в сланцах, ясно, что ни один тренер в мире не может сделать его управляемой фигурой — авторитетов для него просто не существует. Другое дело, что все равно нужно подбирать ключики к каждому.

На все мои рассуждения о том, что главный тренер не так уж сильно влияет на результат, мне сразу же могут напомнить, что конкуренты уже чуть ли не составы по звеньям рассылают команде, что у них все заранее спланировано. И, мол, это как раз и есть настоящая тренерская работа. Но у меня имеется простой ответ. Изначально мы, россияне, не так системны, как североамериканцы или финны.

Проблемы с центрами и защитой

Тут уместно сказать о философии нашего хоккея, сформировавшейся за 30 лет. Мы ориентированы еще со школы на поиск самородков. У нас детские и юношеские команды строятся, как правило, не на тактике, а на подвигах одного-двух игроков. В более зрелом возрасте это приводит к тому, что даже классные хоккеисты либо не умеют, либо не хотят играть в обороне. А зачастую и то и другое. В итоге у нас много фантастически сильных крайних нападающий, но мало элитных центров и защитников, то есть игроков тех амплуа, которые подразумевают большую ответственность и системность.

Конечно, у нас выдающиеся вратари, потому что мы нация героев: спасать в одиночку — это наше. Один, прикрывающий головотяпство многих, — вполне себе характерный типаж не только для хоккея, но и для повседневной жизни.

Оптимизм вселяет то, что для нескольких игроков это последние Игры в карьере. И сомневаться в их самоотдаче и мотивации не приходится.

Подытоживая...

Во всей этой заварушке вокруг фигуры главного тренера вижу только один существенный минус. Любой чиновник и руководитель декларирует, что хоккей в нашей стране — народная игра. Но такие выкрутасы, как смена за одну неделю двух главных тренеров при не ушедшем в отставку главном, показывают болельщикам, что хоккей — игра политиков. И все происходящее наверху — театр для избранных, для элиты. Осознание этого вряд ли позволит простым людям в полной мере испытать чувства сопереживания, сопричастности во время Олимпиады. Впрочем, положительный результат все перекроет и заставит забыть обо всех сбоях при формировании дееспособного тренерского штаба.

Дмитрий Федоров
Комментатор МАТЧ ТВ

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

55
Предыдущая статья Следующая статья