00:32 25 февраля 2012 | Хоккей

Владимир Путин: "Память о Суперсерии
побудила нас создать КХЛ"

Вчера. Ново-Огарево. Премьер-министр РФ Владимир ПУТИН (второй справа) беседует с участниками Суперсерии-1972. Фото REUTERS
Вчера. Ново-Огарево. Премьер-министр РФ Владимир ПУТИН (второй справа) беседует с участниками Суперсерии-1972. Фото REUTERS

Вчера в Ново-Огареве премьер-министр РФ встретился с участниками Суперсерии-1972.

Александр РОГУЛЕВ
из Ново-Огарева

Столь ожидаемая встреча легендарных ветеранов Канады и СССР с премьер-министром страны уместила в себя и воспоминания о матчах 1972 года, и чисто русские традиции. Вряд ли гостям из Северной Америки успели объяснить, что такое Масленица, но чай из самовара и блины с икрой Филу Эспозито и Ко наверняка пришлись по душе. 40 лет назад в Москве их принимали куда скромнее. В качестве "дополнения" к блинам были приложены номера газет "Правда" и "Известия", датированные сентябрем 1972-го, в которых рассказывалось о тех памятных матчах.

Ожидаемый хоккейными журналистами Вячеслав Быков до Ново-Огарева все-таки не доехал. Да и вообще с российской стороны с Путиным встречались как раз реальные участники памятной Суперсерии - Третьяк, Якушев, Михайлов, Петров, Лутченко. А вот канадцы немного "смухлевали": привезли в Москву, например, Ивона Ламбера, который встречался с советскими хоккеистами в 1975-м, или экс-защитника Марселя Дионна, участвовавшего в Кубке вызова семью годами позже самой известной Суперсерии. Приехал еще и Жоселин Говремон, на льду в 1972 году, как и Бобби Орр, так и не появлявшийся. Впрочем, до Москвы добрался лучший бомбардир Канады образца 72-го года - Фил Эспозито, и этого было уже достаточно.

"Серия игр, в которой вы принимали участие, безусловно, была одним из самых значительных хоккейных событий века, - начал встречу Владимир Путин. - Насколько я помню, тогда больше всех очков набрали присутствующие здесь Фил Эспозито и легендарный советский хоккеист Александр Якушев. Ваш приезд - настоящая пропаганда вашего вида спорта, и за это вам отдельное спасибо".

Помимо именитых ветеранов на встрече присутствовали министр спорта Виталий Мутко, президент Ассоциации игроков НХЛ Дональд Фер и глава Международной федерации хоккея Рене Фазель.

"Когда проходила Суперсерия, мне было всего 22 года, - делился воспоминаниями Фазель. - Я тогда был обычным болельщиком и переживал за Советский Союз. И теперь прошу прощения за это у своих канадских друзей". Последняя фраза, естественно, вызвала у "канадских друзей" приступ смеха.

Когда слово дошло до Эспозито, он тоже ударился в воспоминания. "Помнится, мы участвовали в совместной телесъемке, но это было так давно! Если не ошибаюсь, в 1981 или 1982 году, - сказал легендарный канадец. - Главное, что до начала Суперсерии мы не знали, насколько хороши, даже гениальны советские хоккеисты. Думали, это будет обычный Матч звезд. Выйдем, побегаем на публику, и ничего серьезного. Но в итоге эта серия стала самой запоминающейся битвой в моей жизни. Никогда больше таких матчей у меня не было".

"В то время наши болельщики воспринимали хоккеистов как национальных героев. И Якушева, и Шадрина, и Харламова, - добавил перед уходом журналистов Владимир Путин. - Но, должен сказать откровенно, вы были у нас не менее популярны, чем советские игроки. Лично я вас до сих пор помню, по крайней мере по фамилиям. И воспоминания об этой серии побудили нас создать Континентальную хоккейную лигу, чтобы придать импульс для развития мирового хоккея. Потому что когда хоккей был разбит по национальным "квартирам", он как вид спорта, с моей точки зрения, немного утратил свои позиции. КХЛ еще слабый конкурент для НХЛ. Но она уже постепенно наращивает обороты и в перспективе может создать здоровую конкуренцию заокеанской лиге".

Фил Эспозито: "Куда пропала булочная, что была рядом с "Интуристом"?

Корреспондент "СЭ" встретился со знаменитым нападающим сборной Канады, лучшим бомбардиром Суперсерии-1972, который прилетел в Москву на празднование 40-летия легендарных матчей.

Михаил ЗИСЛИС
из Москвы

Пятница выдалась для Эспозито чрезвычайно насыщенной. Утром он вместе с другими ветеранами суперсерии отправился в Ново-Огарево - на встречу с Владимиром Путиным. Затем принял участие в пресс-конференции в ГУМе. А завершилась "официальная часть" дня знаменитого канадца мастер-классом на Красной площади. Но все это - лишь прелюдия: сегодня в "Мегаспорте" Эспозито станет почетным гостем матча, посвященного юбилею суперсерии.

...Ваш корреспондент встретил 70-летнего ветерана в лобби отеля Ritz-Carlton. Выглядел он - с учетом возраста и трансатлантического перелета - очень бодро. Перед поездкой к премьер-министру элегантный Эспозито тепло общался с бывшими соперниками, против которых 40 лет назад рубился до крови. Борис Михайлов и Владимир Петров в шутку указывали на места, по которым в свое время грозный Фил нещадно лупил клюшкой. Мол, там живого места не было. Эспозито в ответ виновато улыбался, словно ему было неловко за былые прегрешения. А чуть ранее он успел обняться с Александром Якушевым и Владимиром Лутченко - по-настоящему крепко, как со старинными друзьями.

Сейчас даже трудно представить, что история с приездом Эспозито в Россию вышла с налетом скандала. Несколько недель назад на весь мир разошлись его слова: "К вонючим русским поеду только за сто тысяч долларов".

- Глядя на то, как вы непринужденно общаетесь с российскими ветеранами, даже не верится, что недавно выступили с резкими высказываниями о нежелании ехать в Москву.

- На самом деле вся эта история была придумана одной канадской журналисткой. Она позвонила мне и спросила, собираюсь ли я в Россию. Это было как гром среди ясного неба: на тот момент я ни о чем и понятия не имел. Знал только, что в сентябре у нас запланирована встреча канадских ветеранов в честь Суперсерии 1972 года. Вот и ответил: никуда, мол, не еду.

Но журналистка не отставала, начала требовать каких-то деталей. Я не выдержал и сказал резко: мол, вообще никуда не полечу - ни в Канаду, ни в Россию.

- А откуда тогда возникли 100 тысяч долларов?

- "Если хотите, чтобы я куда-то поехал, пусть мне заплатят сто тысяч", - сказал я ей в шутку. Просто для того, чтобы оставила меня в покое.

Проблема была еще и в том, что я не знал, с кем именно говорю. Обычно не отвечаю на звонки с незнакомых телефонных номеров. Но в тот раз решил взять трубку.

- Сложно представить, что вы могли кого-то "отшить" в разговоре по телефону...

- В тот день я хорошо проводил время (улыбается).

- В России в таких случаях говорят - был слегка навеселе.

- Вот-вот, речь именно об этом.

- Насколько сложно вам было принять решение о поездке?

- Очень сложно, поскольку две недели назад умерла моя дочь. Пришлось ехать в Германию, где учатся внуки, потом возвращаться домой. И тут мне поступил звонок от Скотта (имеется в виду Скотт Макферсон, вице-президент хоккейного клуба "Легенды хоккея". - Прим. М.З.) с предложением приехать в Москву. Я спросил, что там за мероприятие и в честь чего всех собирают. Скотт объяснил, что будет много канадских ветеранов. Но о том, что пройдет матч в честь юбилея суперсерии, я не был в курсе до прошлой среды. Нет-нет, на лед выходить не буду. Мне хотелось бы это сделать, но возраст уже не тот.

- Каковы ваши первые впечатления от нового приезда в Москву?

- Я не был здесь сорок лет, как раз с момента московской части суперсерии. Хотя в России бывал, ведь мой зять - русский нападающий Алекс Селиванов. Но дело ограничивалось Санкт-Петербургом. Алекс играл за клуб, представляющий этот город. В Москву нам тогда так и не удалось выбраться из-за возникших у жены проблем со здоровьем. А потом Алекс отправился выступать в Германию. Так что в Москве я всего во второй раз.

- Знаете, кстати, что мы сейчас находимся на месте, где раньше была гостиница "Интурист"?

- Да, конечно. Мы ведь жили тут в 1972-м! Как здесь все поменялось! Эта гостиница просто шикарна. Она, думаю, самая дорогая в Москве. Да и вообще у меня сложилось впечатление, что я оказался где-то в Нью-Йорке. Жаль, что еще не имел возможности посмотреть город как следует. Вместе с женой сделаем это чуть позже. Сходим на Красную площадь, заглянем в торговый центр.

- Как вам бывшие соперники по сборной СССР?

- Очень здорово увидеть тех, против кого играл столько лет назад. Вот Петров всегда выходил против меня и действовал на максимуме, не давал ни секунды передышки. А каков был Лутченко! У меня до сих пор хранится подаренная им парадная армейская форма. Якушев же был лучшим игроком сборной СССР. Абсолютно лучшим! О Боже, как он был хорош!

- Насколько пристально вы следите за современным хоккеем?

- Очень внимательно, ведь я работаю комментатором на радио, освещаю домашние матчи "Тампы". А во время перелета в Россию мне удалось посмотреть нарезки лучших эпизодов из недавних игр КХЛ. Вау! Что я еще могу добавить?! Эти фрагменты произвели на меня сильное впечатление. В вашей лиге полно хороших игроков.

- Вам нравится современный хоккей?

- Защитная экипировка стала лучше, игроки в среднем подросли и прибавили в весе, но на льду они не умеют мыслить так, как это делали мы (тут Эспозито улыбнулся и показал на собственную голову. - Прим. М.З.). Все только и озабочены тем, чтобы максимально точно выполнить установку главного тренера. В наши дни мы имели куда больше возможностей для созидания и часто брали дело в собственные руки.

- Вам по душе то, что русские доминируют в НХЛ?

- О, Малкин! Малкин - это что-то! Сейчас, когда травмирован Кросби, он без вопросов лучший хоккеист НХЛ. Мне по душе и Овечкин. Жаль только, что пока он не в лучшей форме. Даже не знаю, что с ним происходит. Овечкин сейчас демонстрирует гораздо меньше того, на что он способен. И все же за матчами с его участием всегда слежу с интересом. А ведь еще есть и Алекс Семин, первоклассный мастер. Этот парень нереально талантлив, но далеко не всегда использует все свои возможности. Наверное, ему не хватает характера.

- Вас как канадца такая ситуация не угнетает?

- Сейчас это уже не имеет значения. Шведы, американцы, финны, русские, канадцы - все прекрасны по-своему. А вот когда европейцев в НХЛ еще не было, то общая картина воспринималась иначе. Я, кстати, помню, как уговаривал Якушева перейти в "Бостон". "Давай, Саша, стану твоим агентом и заработаю несколько десятков тысяч долларов, ведь десять процентов - мои". "Нет, - возразил мне Якушев. - Приезжай в Россию, в "Спартак", мы тебя квартирой обеспечим".

Вообще к русским я отношусь с симпатией. Вспоминаю Буре, Могильного, Федорова… Отличные хоккеисты! Жаль, что в свое время, когда я работал в "Рейнджерс", не удалось заманить туда Могильного, и он выбрал "Баффало".

- По сравнению с эпохой 70 - 80-х, когда вы и ваши партнеры играли без шлемов, в НХЛ выросло количество сотрясений мозга. Как это объясните?

- Экипировка стала прочнее и лучше. Нагрудники с чашками для плеч здорово защищают - как рыцарские доспехи. Налокотники стали в два раза массивнее. Но при этом при проведении силового приема бьешь соперника гораздо больнее, чем раньше. Да и выше плеча в наше время почти никто не бил. А если кому-то доставалось в голову, то это была случайность. Мы относились друг к другу более уважительно. С тех пор отношения внутри нашего общества также поменялись, причем не в лучшую сторону.

- В глазах советских болельщиков именно Фил Эспозито воспринимался как главная угроза…

- (Перебивая.) Не забывайте, что мы жили в совершенно разных обществах, тогда как сейчас почти одно и то же. Все нацелены на то, чтобы добиться чего-то в жизни и заработать как можно больше денег. Достаточно окинуть взглядом этот отель.

Успел заметить, что нынешняя Москва - очень дорогой город. А в 1972 году неподалеку от "Интуриста" была булочная, куда стояла длинная очередь. Тогда мне это было сложно понять. Разница между жизнью в Канаде и СССР была огромной. Естественно, на льду царило жесточайшее противостояние. Но мы просто делали свою работу. Я уверен, что если тогда не было бы столько политики со сторон обеих стран, то игроки получили бы больше удовольствия от встреч. А так суперсерия вылилась в настоящую войну.

- В памяти остались ваши знаменитые жесты.

- Помню, я поскользнулся во время представления команд, чуть было не упал и послал воздушный поцелуй в сторону правительственной ложи. Все смеялись. Даже Брежнев смеялся. Я уверен. Его губы не улыбались, но по выражению знаменитых бровей было ясно, что он развеселился (смеется). О тех матчах забыть невозможно, это воспоминания на всю оставшуюся жизнь.

Я, кстати, пытался уговорить приехать в Москву своего брата Тони. Но за две недели очень сложно подготовиться и сорваться с места. В ближайшее время собираюсь еще раз в Москву со своими внуками. У них закончится учебный год в Германии, и к этому времени все будет в порядке с паспортами. Хочу, чтобы они покатались на Красной площади…

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...