00:34 25 февраля 2012 | Хоккей

Фил Эспозито: "Якушев стал бы суперзвездой НХЛ,
а сейчас лучший в мире - Малкин"

Пятница. Москва. Фил ЭСПОЗИТО. Фото Антона СЕРГИЕНКО, "СЭ Интернет". Фото "СЭ"
Пятница. Москва. Фил ЭСПОЗИТО. Фото Антона СЕРГИЕНКО, "СЭ Интернет". Фото "СЭ"

Фил Эспозито рассказал о наследии Суперсерии-72, своем перспективном внуке с русскими корнями и российских легионерах в НХЛ. Его легендарные соперники Александр Якушев и Борис Михайлов подтвердили: 40 лет спустя этот задиристый канадец стал для них другом.

Артем АГАПОВ с Красной площади

Протокольной пресс-конференции явно было мало. Лучший бомбардир "Кленовых листьев" в Суперсерии-72 охотно пообщался с представителями прессы в ГУМе еще более получаса. Это 40 лет назад он нелестно отзывался и о советских хоккеистах, и о всех Советах в целом. Теперь же высказывался миролюбиво и уважительно, записав в свои друзья Владислава Третьяка и Бориса Михайлова и выделив среди всех соперников Александра Якушева. Порой 70-летний канадец говорил не менее эмоционально, чем в памятном обращении к соотечественникам после четвертого домашнего матча в сентябре 1972-го, в котором болельщики "забукали" свою команду и не желали оценить мастерство чужих хоккеистов.

- Как вы попали в Москву?

- Все получилось очень быстро. Не так давно летал в Германию из-за смерти моей дочери (Кэрри Эспозито, жена Александра Селиванова и мать троих детей Дэлана, Нико и Рокко умерла 30 января в возрасте 43 лет. - Прим. "СЭ"). В среду мне поступило приглашение, а вчера я уже прилетел. Пока времени оглядеться было очень мало. Сегодня моя жена выбралась в торговый центр и была удивлена, как же тут все дорого! (Смеется.) Тут все дороже, чем в Нью-Йорке. А утром я вместе с остальными ездил в резиденцию к премьер-министру Путину. Ох, какой же прекрасный у него дом!

- Но еще не так давно вы заявили, что не собираетесь в "вонючую Россию" и подумаете о визите разве что за сто тысяч долларов. Что же изменилось?

- Знаете, я вам сейчас скажу кое-что. Мне тогда позвонила какая-то женщина, я не разобрал, кто она такая и что именно хотела. Она сказала: "Вы же едете в Россию…". Я спросил: "Когда же?". А она: "Через пару недель". Я ответил: "Нет". И добавил: "Мне и во Флориде хорошо. Обожаю здешнюю погоду, мне тут все нравится. Не собираюсь ни в Канаду, ни в Россию, ни в Германию".

Многое поменялось в среду, когда мне поступил звонок от Скотта Макферсона (вице-президента клуба "Легенды хоккея". - Прим. "СЭ"). Согласился на предложение со словами: "Конечно! Да никаких проблем!". Моей жене оказалась интересна эта поездка, так что с удовольствием ответил "да".

- И как вам встреча со старыми соперниками?

- Очень приятно. Рад увидеть и Лутченко, и Петрова. Последний был просто невыносим. Он постоянно доставал меня, начиная со вбрасывания. Я говорил ему: "Не напирай на меня, оставь меня в покое". А он не отставал и сказал: "Тренер приказал закрыть тебя". А каков Влад Третьяк! Он едва ли не первый голкипер, который не стоял глубоко в воротах, а постоянно перемещался. И с ними, и со всеми другими парнями из той команды у нас теперь нет никаких проблем. Тогда наше противостояние рассматривали как войну. Но войны закончены. Я уже говорил, что 18 лет играл против своего брата Тони. И просто обожал бить его. Не люблю проигрывать. Где угодно.

- Кстати, что ваш брат, один из двух вратарей Канады в Суперсерии, говорил о том, как лучше противостоять форвардам сборной СССР?

- Тони говорил и про защитников. Он сказал, что пусть лучше они бросают, только не давайте им пасовать поперек площадки. Это был первый случай, когда вратарь обратил внимание на подобные вещи. Вы слишком молоды, но… В те времена защитники старались вывести форвардов на завершение. Теперь они сами бросают, причем часто не задумываясь. Игра меняется. И она стала меняться после той серии. Знаете, ребятишки в Канаде стали играть так, как Советы в 70-х. А в России - так, как мы в 70-е. И ваша игра лучше! (Улыбается.)

- На утренней встрече вы сказали, что ваш внук Нико станет классным игроком. Почему так уверены в этом?

- Потому что у него потрясающие способности! Я видел пару его матчей в Германии. В первом, когда ему было 13 лет, он забил пять голов. А три года спустя сделал дубль, причем отличился в овертайме, хотя его команда уступала 2:3.

- Нико наполовину канадец, наполовину русский?

- Он американец. Он родился в Санкт-Петербурге, Флорида. Хорошо же? Санкт-Петербург, Флорида! (Улыбается.) В следующем году отвезу его в канадскую школу. В свое время в ней учился Сидни Кросби, а сейчас там занимаются два ребенка Марио Лемье, три мальчика Мартина Бродера. Вот там по-настоящему учат играть в хоккей.

- А если ваш внук решит потом играть за сборную России?

- Почему бы нет? Послушайте, мир с каждым годом все меньше и меньше. Так что все может быть. Пока же мой внук очень похож на Мартина Сан-Луи. Только лучше играет на пятачке и выбирает позицию. Прямо так, как я в свое время. Возможно, он даже моя копия. Только не такой крупный. (Смеется.)

- Не считаете забавным, что Третьяк стал суперзведой в Канаде, а вас очень уважают в России?

- А сколько писем мне идет из России! И это до сих пор, просто невообразимо! На некоторые письма я отвечаю. Даже страшно подумать, что в таком возрасте я еще популярен, люди просят у меня автограф. И это здорово. Раз просят, расписываюсь. Я не такой, как зазнавшиеся хоккеисты НХЛ.

- 40 лет назад могли такое предположить?

- Знаете, если я скажу вам, что вообще мог не сыграть в серии, вы поверите? А ведь так и было. Уговорил меня только Бобби Орр. Мы с братом Тони не собирались участвовать в матчах. В родном городке Су-Сент-Мари открыли летнюю хоккейную школу. Пообещали, приехали и вложились. Так что когда звонил Иглсон (директор ассоциации игроков НХЛ Алан Иглсон, который был организатором Суперсерии и запомнился среди прочего провокационным жестом в адрес трибун "Лужников". - Прим. "СЭ"), когда звонил Гарри Синден (главный тренер сборной Канады. - Прим. "СЭ"), я отвечал отказом. Говорил им: "Нет! Это мое лето, у меня хоккейная школа, собираюсь заниматься ею, не хочу участвовать в ваших делах, отстаньте". Думал, что все это несерьезно, что это просто выставочные матчи. Не представлял, что это станет таким событием. Все вылилось в большую игру, в нее вмешалась политика: Канада против Советов. Даже подумать не мог, что все так сложится. Никогда не испытывал таких эмоций ни до, ни после. Мы рубились на каждом участке площадки. С вывеской "Капитализм против коммунизма" нам тогда был очень и очень сильно неприятен соперник. Вам все понятно?

- А сейчас вы отправляетесь в гости к российскому премьер-министру…

- Ох… А вы представляете, чтобы я мог вот так вот встретиться с Брежневым?! Если да, то вы сумасшедший! Пожалуйста, я просто послал ему воздушный поцелуй, а он мне улыбнулся. Вот и все, что тогда могло быть.

- Завтрашний праздничный матч важен для мира хоккея?

- Этот выставочный матч, который будет завтра? Нет! Не стоит раздувать это событие. Тут полно хоккеистов, которые давно не играют. Только Якушев все никак не успокоится. Остальные могут появляться на льду раз в месяц в лучшем случае. А Третьяк выходит в защите. Да, будет весело, но не более. В Канаде такие игры не редкость. Только вот я завязал с этим. Знаете, куда приятнее, чтобы люди помнили меня таким, каким я был, а не таким, каким я сейчас есть. (Смеется.)

- А Третьяк в роли защитника - это весело?

- Это очень весело. Мой брат после завершения карьеры тоже переключился на игру в защите. Он не хочет стоять в воротах. Голкиперы не желают возвращаться в ворота, потому что это очень тяжелый труд. У них сложнейшая работа, намного тяжелее, чем у форвардов.

- Повторите на камеру ваш угрожающий жест со скамейки штрафников, который часто показывают в хронике?

- Конечно! - дважды хватает себя за горло, а потом еще и "перерезает" его. - Я показывал это Михайлову. Он вывел меня из себя, когда врезал клюшкой в интимное место. Мне это не понравилось. Хотел ответить, но мне тут же выписали удаление. Если в НХЛ кто-то делал подобное, я тут же бил его. Борис же этого избежал. Михайлов говорит, что я ему тоже врезал. Но этого не помню… Ладно, все в порядке. Все в прошлом. Давно это было.

Знаете, я видел лишь один путь к победе: мы должны были ненавидеть своих соперников. Именно ненавидеть. Вот так в НХЛ мы бились в Кубке Стэнли. Когда идет игра, ты ненавидишь другую команду, а после нее - идешь в бар попить пива. На льду же нет никаких друзей.

- Рядом с вами стоит Владимир Писаревский, который комментировал Суперсерию, и в том матче за жест в адрес Михайлова сравнил вас с французским актером Марселем Марсо…

- Да! С этим мимом? - жмет руку журналисту, которому Марсо в свое время выразил благодарность за сравнение с великим Эспозито, и изображает рваные движения комика. - А вообще знаете, худшей частью серии и в Канаде, и в России было судейство. Сказать по правде, и сейчас в Канаде и США стоит лучше готовить рефери. Они вообще не тренируются. Не хочу верить в это, но эти люди просто не дают хорошим игрокам показывать хороший хоккей. Это не то, что нам всем нужно.

- Вы пришли на пресс-конференцию в фирменной куртке "команды России". Вам ее Путин подарил?

- Нет. Взял ее здесь, в бутике компании.

- Могли представить 40 лет назад, что будете носить цвета принципиального соперника?

- Я лучше вот что скажу. После тех игр обратился к Якушеву: "Если приедешь играть в Бостон, получишь сто тысяч долларов". Он ответил: "Приезжай в Москву, получишь однокомнатную квартиру". (Смеется.) Однокомнатную! (Смеется.) А вообще этот парень был бы ой как хорош в НХЛ. Были и другие очень хорошие игроки. Но Якушев стал бы суперзвездой в Северной Америке. Огромный, сильный, с броском как у Бобби Халла. Этого парня я опасался больше всего. Да, остальные тоже доставили массу неприятностей, многие опасались Харламова. Но мне больше остальных запал в память Якушев. Этого парня было невозможно остановить.

И, кстати, сейчас лучший в мире игрок - Малкин, - неожиданно продолжил Эспозито. - Да, представьте себе, он, а не Овечкин, который уже не тот. Возможно, он стал слишком богат. Я люблю этого хоккеиста, он по-прежнему мне очень нравится. Но в его игре уже нет той страсти, которая была прежде. Может быть, это так Семин на него влияет. По таланту, не исключено, он выше Овечкина. Но у этого парня вообще нет никакой страсти. Он постоянно аморфен на льду. Я даже говорил об этом своему хорошему другу Джорджу Макфи (генеральному менеджеру "Вашингтона". - Прим. "СЭ"), с которым играл вместе в "Рейнджерс".

***

А вот мнение советских ветеранов об Эспозито и Суперсерии.

Александр Якушев:

- Пресс-конференцию пропустил, но то, что сказал Эспозито, конечно же, мне слышать приятно. Приятно еще и потому, что это сказал выдающийся игрок. Считаю, тогда он был одним из лучших. Как в своей команде, так и во всей серии. Он был одним из ярких, колоритных игроков, который запомнился многим. Вот прошло 40 лет, а его помнят, постоянно вспоминают. И говорят самые теплые слова. Это здорово.

Говорите, многие до сих пор вспоминают его с негативной стороны? Знаете, в то время был важен не только спортивный результат, серию в какой-то степени рассматривали еще и как идеологическое противостояние. И с нашей, и с другой стороны пытались доказать, что именно их спортсмены - лучшие. Был такой элемент, но сейчас все изменилось. Другие идеология, философия, у нас - строй политический. Сейчас мы друзья.

Что я ответил в 72-м на приглашение Эспозито переехать в Канаду и зарабатывать миллионы долларов? Сказал: "Лучше ты к нам. Мы дадим тебе однокомнатную квартиру, будешь играть за московскую команду". Но он почему-то отказался. Хотя в то время от такого предложения невозможно было отказаться. За однокомнатную квартиру-то… (Улыбается.)

Если говорить о воспоминаниях после серии в целом, то она запомнилась целиком, а не какие-то ее отдельные отрезки. Это была настоящая проверка мастерства, неизвестный до этого уровень.

Конечно, в завтрашней игре ветеранов определенно проявится спортивная составляющая, но она не будет главной. Все-таки это в большей степени шоу. Наподобие матчей звезд в России и Канаде. Красивые комбинации, голы. Все для зрителей. Вопрос о победе любой ценой точно стоять не будет.

Борис Михайлов:

- Припомнил ли мне Эспозито тот эпизод?.. Мы все вспоминали. Но это давно в прошлом. Сейчас нашли общий язык - и профессионально, и по-человечески. Никаких вопросов. Разговаривали как лучшие друзья. Неправильно говорить, что 40 лет назад мы были врагами. Мы просто были соперниками на хоккейной площадке. Это естественно. 40 лет прошло, мы изменились. Повзрослели, поумнели. Теперь никакого соперничества. Мы встречаемся и обсуждаем молодость, все было. Беседуем по-товарищески. И возвращаемся к прекрасным моментам моей жизни и, как думаю, его тоже.

Владислав Третьяк:

- Это исторические матчи, революция в мировом хоккее. До 72-го любители с канадскими профессионалами не играли. Как-то на чемпионат мира приехал вышедший на пенсию энхаэловец, так мы всей командой бегали смотреть что это за человек. А тут - восемь матчей, четыре у них, четыре у нас. Кто видел эти матчи, тот сейчас еще раз про них вспомнил, а молодое поколение должно серию посмотреть. Празднуем потому, что нужно отдать должное тем мастерам, они уже немолодые. Спасибо им за то, что они порадовали многих болельщиков своей игрой.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...