18:30 13 марта | Хоккей — Путь к 1000
Газета № 7873, 14.03.2019
Статья опубликована в газете под заголовком: «Евгений Малкин: "1000 очков - это событие. его ждал. оно давило"»

Эксклюзивное интервью Евгения Малкина: 1000 очков, кумир Федоров, Кучеров и Могильный, рекорды Гретцки

Евгений Малкин. Фото AFP 13 марта. Питтсбург. "Питтсбург" – "Вашингтон" – 5:3. Евгений Малкин (справа) и Сидни Кросби. Фото НХЛ Март. Питтсбург. Евгений Малкин и Игорь Рабинер. Фото Игорь Рабинер, "СЭ"
Евгений Малкин. Фото AFP
Игорь РАБИНЕР
Питтсбург

Форвард "Питтсбурга", который набрал в матче против "Вашингтона" (5:3) тысячное очко в НХЛ и стал пятым российским обладателем этого грандиозного достижения после Сергея Федорова, Александра Могильного, Алексея Ковалева и Александра Овечкина, дал большое интервью "СЭ"

С Евгением Малкиным мы встретились у него дома в пригороде Питтсбурга накануне матча, который, выражаясь футбольным языком, можно назвать "энхаэловским класико" – "Пингвинз" с "Вашингтоном". Ожидание сверхпринципиальной игры наложилось на предвкушение тысячного очка – в тот момент еще нашим выдающимся центрфорвардом не набранного. В результате получилась двухчасовая интереснейшая беседа обо всей жизни и карьере воспитанника магнитогорского хоккея.

Полностью она будет опубликована в "СЭ" в ближайшее время, а пока – разговор на тему тысячи очков, других рекордов и достижений, кумиров детства, нынешних подвигах результативности Никиты Кучерова и скованности от близости юбилея.

Близость тысячи очков даже не немножко, а сильно сковала

– Есть ли из этой тысячи очков самое дорогое, ради которого вы бы пожертвовали сотней других? – спрашиваю Малкина.

– Наверное, тысячное и будет самым дорогим (улыбается). Пока же самое запоминающееся – первое. Домашний матч против "Нью-Джерси", еще на старой Mellon Arena. Первая игра в НХЛ, после больших трудностей с переездом, после травмы, которую получил в одном из выставочных матчей. И первая шайба во втором периоде! Надеюсь, тысячное очко врежется в память так же.

– Наверняка особняком для вас стоит победный гол в четвертом матче финальной серии Кубка Стэнли-2016 в Сан-Хосе. Ведь считанными днями ранее родился ваш первенец Никита, и в той шайбе, во многом предопределившей исход серии (ее счет стал 3-1, – Прим. И.Р.) для вас сплелось и хоккейное, и личное.

– Весь тот год вообще стал лучшим в моей жизни. Событий было много. Мы с Аней ждали рождения ребенка, а в Кубке Стэнли на "Питтсбург" никто не ставил. Плохо играли в чемпионате, произошла смена тренера, при котором поменялась вся игра и мы смогли выйти в плей-офф. В конце регулярного сезона получил небольшую травму – порвал связки на локте…

В финале мне играть было сложно, потому что рождение сына, первое в твоей жизни – это невероятное событие. Ты нервничаешь, волнуешься, и это, конечно, отвлекает от хоккея. Конечно, рядом были родители, помогали врачи, другие люди – но волнение все равно присутствовало. Тяжело было засыпать, потом выходить на лед. Но слава богу, что закончилось все хорошо.

– Кажется, в последнее время близость тысячи очков немножко вас сковала? В последних 10 матчах до встречи с "Вашингтоном" вы набрали лишь семи очков, ни разу в этих встречах – больше одного за игру. Олег Блохин в свое время долго не мог сотый гол забить, это нормальная ситуация для любого спортсмена.

– Совершенно верно. И даже не немножко, а сильно сковала. При этом не сказал бы, что плохо играл или нет моментов. В каждой встрече были один-два шанса у меня и еще несколько – у партнеров. Но, верите или нет, шайба не идет в ворота. Думал, когда это уже закончится?

Тысяча очков – большое событие и для меня, и для моей семьи. Хотелось уже побыстрее набрать их, отпраздновать, забыть и готовиться к плей-офф. Потому что все равно много вопросов по этому поводу. И вы вот сейчас приехали ради этого (улыбается). В раздевалке ребята тоже спрашивали, сколько очков осталось. Быстрее бы уже набрать тысячу – и двигаться дальше!

– Главный тренер Майк Салливан как-то успокаивал, просит не думать об этом?

– Конечно, и он помогает, и партнеры. Они же все видят и чувствуют. Все спортсмены друг друга понимают, особенно когда ты много времени проводишь в команде и общаешься с ребятами. Когда ты ломаешь клюшки, психуешь – все равно это заметно. И Сергей Гончар говорит: "Успокойся, все будет нормально".

Опять же – главное, чтобы команда выигрывала. У нас, в том числе и у меня лично, непростой год. Но надеюсь, что мы попадем в плей-офф и там здорово выступим. Моя игра, конечно, сейчас не самая идеальная, тем не менее чувствую уверенность. В последних матчах было много индивидуально хороших действий. Очки придут. Главное – здорово выступить в Кубке!

– Какой юбилей вам до сих пор давался так же сложно, как этот?

– Честно, даже не припомню. 100, 200, даже 500 очков проходили мимо менее заметно. В НХЛ именно тысяча считается гроссмейстерским числом, потом 1500… Вот это ценится.

Даже Кросби, когда сейчас набрал 1200 очков, мы просто поздравили в раздевалке, и об этом не было так уж много разговоров. А когда он тысячу набрал, зрители ждали этого момента. И, помню, у него тоже две или три игры не получалось набрать последнее очко. Когда забил – его и поздравили по-настоящему, и клюшку золотую вручили. Это – событие, его сильно ждешь. И это давит, конечно.

– Родители приехали к вам специально под тысячу, или они здесь уже давно?

– Совпало! Они всегда в середине марта ближе к плей-офф приезжают. А тут и я затянул с этой тысячей. Конечно, хотелось, чтобы они в этот момент были здесь, рядом, на арене. Потому что это не только мой праздник, а наш общий, семейный.

Процедура в таких случаях стандартная. Семья приглашается на лед, жене и маме дарят цветы. Поздравление, золотая клюшка с гравировкой фамилии и количества твоих голов и передач. У Кросби видел ее буквально пять секунд, но тщательно не разглядывал. У Овечкина, помню, тоже жена на площадку выходила, родители...

 

Всем спасибо, я старался.. #1000#ma1Kin

Публикация от Evgeni Malkin (@e.malkin71geno) 13 Мар 2019 в 7:40 PDT

Перед первым сезоном мне помог Могильный

– Вы лишь пятый российский игрок, которому покорился тысячный пик. Трое из четверых ваших предшественников – представители предыдущего поколения звезд: Федоров, Могильный, Ковалев. На кого-то из них вы равнялись в детстве, чьи-то постеры на стенке висели?

– Постеров не было. А равнялся в первую очередь, конечно, на Сергея Федорова. "Детройт Ред Уингз" 90-х годов, Русская Пятерка – думаю, не только для меня они были кумирами, а для многих. Эта пятерка – наверное, самое запоминающееся русское достижение в НХЛ. Уникальное звено, созданное Скотти Боумэном. Невозможно забыть те Кубки Стэнли, которые "Красные Крылья" выигрывали в боях Западной конференции против "Колорадо". У них в то время была война!

– Как у вас…

– Да, с "Вашингтоном", "Филадельфией" (улыбается). И Могильный, и Ковалев – мастера, на которых многие равнялись. Помню, приехал в Лос-Анджелес после первого своего переезда в Америку. Оказался в летнем тренировочном лагере, в котором участвовали хоккеисты из разных стран. Имя тренера по физподготовке, который его организует, уже не помню, но проводится он каждый год. Работаешь с ним на земле, а потом выходишь на лед катка "Лос-Анджелеса". Многие ребята в этом городе отдыхают, у многих там дома – поэтому легче объединиться и на одной базе всем тренироваться. Помню, там были многие известные игроки – Роб Блэйк, Шон Эйвери, Джонатан Куик.

Был в том лагере и Александр Могильный. Он мне помог. Мы ходили на ужины, тренировались вместе, ходили в зал. Он забирал меня из отеля, и мы вместе ехали на тренировки, завтракали… И плотно общались первый мой сезон в НХЛ. Причем до этого не были знакомы. И тогда на льду я увидел, с какой легкостью выполняет любые упражнения, делает любые трюки и финты на площадке.

– При том что предыдущий сезон стал его последним в лиге, и при вас он в НХЛ уже не играл!

– Да. У него был выбор – либо заканчивать, либо с кем-то еще подписаться. В тот момент поддерживал физическую форму, тренировался наравне с молодыми и хотел продолжить карьеру. Но в итоге подписать контракт не получилось, и он завершил ее.

– Ваш отец говорил мне, что вам в детстве и юности нравились и канадские центры – Стив Айзерман, Джо Сакик. Это из-за вашего амплуа?

– На самом деле у меня мало живых впечатлений и воспоминаний от тогдашней НХЛ – не было такого объема информации, как сейчас. Мы росли без телефонов и интернета. У меня первый мобильник (но еще далеко не смартфон, которых тогда не было) появился, по-моему, в 15 лет. Читал вашу газету, это тогда был единственный источник информации об НХЛ. Если какая-то телетрансляция была раз в год – это за счастье.

А Айзерман, Сакик тогда просто были на слуху. Добавлю к ним из иностранцев еще Петера Форсберга, а из россиян – в первую очередь Федорова. Тогда это были такие же громкие имена, которые звучали так же часто, как сейчас, когда открываешь газету или заходишь на сайты, – Кросби, Овечкин, Кучеров. Чем больше в детстве слышишь и читаешь об этих людях, тем больше хочешь быть на них похожим. Так же набирать по сто очков за сезон, выигрывать Кубки Стэнли.

Ну и, как вы правильно заметили, дело в амплуа. Тебе мог нравиться защитник Крис Пронгер или вратарь Патрик Руа – кому он не нравился? Но я себя не мог с ними ассоциировать, потому что они делают на площадке совсем другую работу. Поэтому я обращал внимание даже не на крайних, а в первую очередь на центральных нападающих.

Если побью рекорд Федорова по передачам среди россиян, это будет мимолетная радость

– До рекорда Федорова по количеству голевых передач среди россиян – 696 – вам осталось 89. Серьезный стимул – стать лучшим российским ассистентом всех времен? Насколько вас, трехкратного обладателя Кубка Стэнли, завоевавшего массу индивидуальных призов НХЛ, такие вещи заводят?

– Ну, не всех времен – если я Федорова обгоню, когда-то кто-то и мой рекорд побьет (улыбается). Конечно, стимул всегда присутствует. Без него не будет движения. Конечно, мне будет приятно, если через пару сезонов получится побить его рекорд.

Приятно и то, что я не просто так выхожу на лед, а помогаю команде выигрывать. И показываю, чего достиг как хоккеист и для чего каждый день выхожу на тренировки. Но, если этот рекорд и произойдет, то станет мимолетной радостью. Не буду о нем долго думать, ставить себе иконы, кубки, памятники. Приятно обгонять больших мастеров. Соревновательный процесс для спортсменов – определяющее.

– Гонка за индивидуальными достижениями в регулярном чемпионате помогает или мешает потом в плей-офф? Глядя на вашу карьеру, кажется, что первое. Ведь ваш рекордный для россиян Кубок Стэнли-2009 с 36 очками случился как раз вслед за лучшим для вас регулярным чемпионатом со 113 очками. То есть если уж играется в кайф – то это и в регулярке, и в плей-офф?

– Да. Уже не раз это наблюдал. Как сейчас у Никиты Кучерова. У него идет – и, как снежный ком, не остановить. У тебя поперло, удача на твоей стороне, легкость, уверенность. Появляется дополнительная энергия, словно вырастают крылья, которые несут тебя вперед. Тогда, кстати, и выиграл свои первые индивидуальные трофеи в НХЛ (еще двумя годами раньше, в первом сезоне, Малкин завоевал "Колдер Трофи", – приз лучшему новичку лиги. – Прим. И.Р.).

В тот момент (после выигрыша "Арт Росс Трофи", приза лучшему бомбардиру регулярного чемпионата. – Прим. И.Р.) я почувствовал, что стал одним из лучших хоккеистов, помогаю команде, и у нас есть шанс побороться за Кубок. Конечно, это помогает!

И наоборот – когда у тебя какие-то неудачи, травмы, не идет игра, это мешает. У нас Фил Кессел недавно забил гол, а до того не мог поразить ворота, кажется, 15 игр. У меня были восьми-, девятиматчевые безголевые серии. Когда ты не забиваешь два, три матча – еще спокоен, но потом появляется какая-то нервозность, все сильнее хочется забить. С какого-то момента начинаешь клюшки ломать, психовать. Все это, конечно, отвлекает.

Если же удача на твоей стороне, тебе помогают партнеры, играешь в хорошем звене, тренер тебе доверяет – появляется легкость. Для любого спортсмена она и уверенность в себе – самое главное.

Март. Питтсбург. Евгений Малкин и Игорь Рабинер. Фото Игорь Рабинер, "СЭ"
Март. Питтсбург. Евгений Малкин и Игорь Рабинер. Фото Игорь Рабинер, "СЭ"

У меня судьба сложилась намного благополучнее, чем у Кучерова

– Тот же Кучеров, на днях побив рекорд "Тампы" всех времен по очкам за сезон, сказал: "В меня многие не верили. До сих пор доказываю этим людям их неправоту". А вы доказываете кому-то их неправоту, в том числе и этой тысячей очков? Чувствовали ли несправедливое отношение к себе с чьей-то стороны в течение всей карьеры, которое ранило вас?

– Я бы не сказал. У каждого своя история, но в первую очередь ты доказываешь что-то самому себе, соревнуешься сам с собой и двигаешь вперед сам себя. Мне в этом плане повезло – в Магнитогорске для меня создавались комфортные условия. Тренер помогал, бесплатно форму и клюшки выдавал, стипендию платили, еще когда в школе учился. Рано попал в команду мастеров – меня начали подключать уже в 16 лет. Много было положительных моментов!

Может, тот или иной тренер мог и не верить, что я буду играть в НХЛ или КХЛ, но не было такого, чтобы меня сажали на лавку. Всегда был в двух первых звеньях, мне доверяли. Поэтому, наоборот, большое спасибо за то, как все сложилось. Если бы была какая-то обида, может, это меня бы только отвлекало.

Слава богу, все сложилось намного благополучнее, чем у Кучерова. Знаю его историю, она совершенно другая, несравнимая с моей. Мне было полегче.

– Кучеров вот-вот побьет ваш рекорд по голевым передачам за сезон (в момент беседы у Малкина в сезоне-2008/09 было 78 пасов, у Кучерова – 77, – Прим. И.Р.). Что особенного видите в его игре, что помогает ему показывать такие цифры и столь явно лидировать в борьбе за "Арт Росс"?

– Сейчас как раз "Тампа" играет с "Торонто", а мы с вами разговариваем (улыбается). Интересно было посмотреть эту игру! Как я уже говорил, вижу, что человек все делает с легкостью. Каждое движение – на автомате. Очень профессионально! И с партнерами они здорово друг друга понимают, что тоже приходит с опытом.

У Кучерова сейчас огромная уверенность в себе. Мы с ним разговаривали после игры в Тампе. Улетали и мы, и они, и так получилось, что мы встретились на улице. Мне было интересно, и я спросил: "Ты переживаешь – догонит ли Макдэвид по очкам?" Он ответил: "Нет, я спокоен и уверен в себе". Этот ответ очень хорошо говорит о его игре.

По себе могу сказать, что любой человек будет переживать. Может, он это скрыл и не сказал. Но на льду видна его уверенность. Многое зависит и от тренера, который доверяет Никите. И команда у него на подъеме – набрала уже больше ста очков, идет первой в лиге с отрывом. Конечно, она выиграет "Президент Трофи" в этом году. Все это собралось воедино.

Все-таки у нас не индивидуальный вид спорта, а командный. Как бы ни играл тот же Макдэвид в "Эдмонтоне", "Ойлерз" и "Тампа" – два совершенно разных клуба. Партнеры должны помогать лидеру! Кучерову в этом плане повезло, он играет с прекрасными партнерами. Но и его собственная игра вызывает восхищение.

Если Кучеров поставит перед собой задачу побить рекорд Могильного, – конечно, побьет

– При этом Макдэвид проводит на льду почти 23 минуты в среднем за игру, а Кучеров – 19 с половиной. Вам бы последнее в лучшие годы не было мало?

– Считаю, 20 минут для любого хорошего форварда – оптимальное время. Я столько в принципе и провожу на льду. Сейчас мне уже было бы посложнее играть 23 минуты, а в 20, 22 года – спокойно. Многое зависит от возраста, от того, в какой ты физической форме, сколько ты в большинстве проводишь…

Кучеров спокойно может и больше 20 минут играть. Но, может, у них в команде свои договоренности. Надо же сохранить силы для плей-офф, который никто не отменял. Все держат Кубок в уме.

– Как думаете, побьет ли Кучеров рекорд Могильного? У Никиты 111 очков, и в 12 оставшихся матчах ему для этого нужно набрать 17.

– Если он поставит перед собой такую задачу – считаю, конечно, побьет. Все зависит от того, что решат в команде. Многие тренеры, бывает, стараются дать отдохнуть лидерам перед плей-офф одну-две игры. Или залечить травмы. Сезон не бывает вообще без повреждений, хотя бы микротравм. Надеюсь, конечно, у него их нет, но отдых никому не помешает. Но если он будет продолжать в том же духе, что сейчас, – рекорд Могильного падет. Все будет зависеть от самого Никиты.

– Зато ваш собственный российский рекорд – 36 очков в Кубке Стэнли 2009 года – по-прежнему незыблем. Так из наших в Кубке никто и никогда не доминировал. Евгений Кузнецов в прошлом году к вашему достижению приблизился, но остановился на 32. Как думаете, это – рекорд навсегда?

– Мне бы хотелось сказать: "Надеюсь, навсегда". Но кто знает? На этот вопрос нет ответа. Вот Могильный набрал 127 очков. И если бы меня спросили, может ли кто-то из русских в ближайшие 20 лет побить это достижение, я бы сказал – нет. А сейчас Кучеров уже в двух шагах от этого рекорда. В НХЛ и вообще в спорте никогда нельзя говорить: "Нет".

Единственное, в чем уверен, – рекорд Уэйна Гретцки по очкам (2857, – Прим. И.Р.) никто никогда не побьет. А любые другие могут не устоять. Так, например, Овечкин может побить рекорд того же Гретцки по голам. Насчет своих 36 очков – не считаю, что это суперрекорд. Думаю, и он однажды уйдет в историю.

– Есть ли у вас домашний музей, в котором хранятся копии Кубков Стэнли и индивидуальных наград?

– Да, есть в кабинете – можете снять, если хотите! (улыбается) Их не так много, конечно (тут Малкин сильно поскромничал, – Прим. И.Р.). Стоят сверху на камине, там для них отведено специальное место. И очень надеюсь, что эта коллекция еще пополнится.

Как Малкин шел к 1000 очков

Полное интервью с Малкиным – в ближайших номерах "СЭ" и на sport-express.ru

НХЛ: турнирные таблицы, календарь и результаты матчей регулярного чемпионата

Газета № 7873, 14.03.2019