12:45 18 декабря 2016 | Хоккей — НХЛ

"Я просто хочу, чтобы ты был рядом с женой". Романтичная история обмена Майка Фишера

Майк ФИШЕР с сыном Исайей и женой Кэрри АНДЕРВУД. Фото REUTERS Майк ФИШЕР. Фото REUTERS
Майк ФИШЕР с сыном Исайей и женой Кэрри АНДЕРВУД. Фото REUTERS

Капитан "Нэшвилла" Майк Фишер на страницах The Players Tribune вспоминает свой обмен в стан "Предаторз" и объясняет, как этот переход изменил его жизнь к лучшему.

Это общепринятое правило в хоккейном мире: ты не хочешь видеть, как генеральный менеджер заглядывает в раздевалку сразу после тренировки и приглашает тебя на беседу.

Можно часто слышать о подобных историях, но никогда не думаешь, что аналогичное может произойти с тобой. Но в феврале 2011 года, когда я проводил уже 11-й сезон в составе "Оттавы", подобное произошло именно со мной. Мы были на выезде в Калгари, я как раз переодевался после тренировки, когда Брайан Мюррей появился в раздевалке и поинтересовался: "Эй, Фиш, можно тебя на секунду?"

В этот момент мое сердце забилось чуть чаще, ведь команда уже проиграла, что-то вроде, 11 матчей подряд и до меня доносились слухи о возможном обмене, но, буду честен, я понятия не имел, к чему все идет.

Я проследовал за Брайаном. Когда мы вышли из раздевалки, он объявил: "Что же, Фиш, я тебя обменял".

Знаете, в этот момент… боже мой. Ты всегда знаешь, что такой риск существует. Понимаешь, что это часть бизнеса. Но, когда ты слышишь подобные слова, то оказываешься просто шокирован. Ведь твои партнеры по команде стали для тебя уже родной семьей. И сразу же после слов: "Я тебя обменял", – я начал думать о том, как придется прощаться с парнями, с которыми я прожил бок о бок 10 лет – с отличными партнерами по команде и близкими друзьями.

Майк ФИШЕР. Фото REUTERS
Майк ФИШЕР. Фото REUTERS

Я не привык разбрасываться словом "семья". Крис Нил стал для меня братом. Когда мы впервые попали в "Оттаву", будучи молодыми парнями – точнее, детьми – мы целых три года жили на ферме вместе с парой друзей. Только представьте четырех 20-летних парней на ферме в Оттаве. Мы стали настоящими братьями: дрались, ругались, но очень любили друг друга.

Конечно, когда ребят меняют, ты обещаешь, что вы не перестанете общаться, вы стараетесь переписываться, собираться вместе летом, но это уже все не то.

Нам несказанно повезло получить возможность играть в хоккей и получать за это деньги. Но ты всегда должен отдавать себе отчет в том, что тебя могут обменять. И ситуация, когда твоя жизнь и жизнь твоей семьи меняются в одну секунду, может оказаться сильным потрясением.

По-моему, в ответ на слова Брайана я смог выдавить лишь: "Окей".

Но затем Брайан сказал нечто, что полностью поменяло мою жизнь. К лучшему.

"У меня есть для тебя и хорошие новости, – добавил он. – Ты отправляешься в "Нэшвилл".

О Господи. Действительно есть слова, которые могут изменить все. Я мог отправиться в любой другой из 28 городов, но направлялся именно в Нэшвилл, где я мог, наконец, воссоединиться со своей женой.

Мы с Кэрри (Кэрри Андервуд, известная американская певица. – Прим. "СЭ") поженились в прошлом июле, но, так как она делала карьеру в кантри-музыке, то осталась заниматься своими делами именно в Нэшвилле. И так мы мотались друг к другу из Оттавы в Нэшвилл и обратно. Для молодоженов это было непросто.

Знаю, что мне невероятно повезло оказаться в "Нэшвилле". Когда я собирал свои вещи и готовился к отъезду в аэропорт, мне позвонил Юджин Мелник, владелец "Сенаторз". Он поблагодарил меня за те годы, что я верой и правдой служил "Оттаве", а затем произнес слова, которые я никогда не забуду.

Он сказал: "Знаешь, Фиш, я просто хочу, чтобы ты был рядом с женой".

Когда слухи о возможном обмене только набирали обороты, несколько команд проявили ко мне интерес, но Юджин и Брайан решили, что сделают все возможное, чтобы я оказался в "Нэшвилле". Они могли обменять меня в любой другой клуб, но они позаботились обо мне и о моей семье. Именно это и делает хоккей таким особым видом спорта, даже на уровне НХЛ. Да, это бизнес, но количество прекрасных людей, с которыми познакомила меня эта игра, просто потрясает.

Конечно, я быстро вернулся в реальный мир. Мне нужно было заскочить в Оттаву, забрать костюмы и все, что я успею захватить, а потом срочно отбывать в Нэшвилл.

Мне было 30 лет, и впервые за долгие годы я зашел в новую раздевалку. Команда другой конференции. Я знал нескольких людей, но знакомство прошло не очень гладко, потому что первые несколько дней я постоянно путал имена молодых ребят. Так что, на какое-то время, все стали Бадами.

С годами я нашел свое место в команде, в коллективе. И некоторые ребята стали моей новой семьей. Но, главное, мой переезд в Нэшвилл позволил нам с Кэрри создать стабильную семью. Наш сын, Исайя, родился в прошлом феврале. Пока он еще не понимает, чем занимается папочка, но, если брать за пример для подражания детей моего доброго друга Мэтта Каллена, он вырастет в большого хоккейного фаната.

И это самое классное. Хоккейная культура развилась в Нэшвилле очень сильно за последние пару лет. Да, мы еще не побеждали в Кубке Стэнли, но уже навели шороху в плей-офф. Кульминацией нашего выступления, по-моему, стала домашняя игра против "Сан-Хосе" в прошлом мае, когда мы дотянули до третьего овертайма.

Наверное, никогда в жизни я раньше не получал такого удовольствия от игры. Но никогда в жизни я так одновременно и не уставал на льду. К примеру, мы выбили в первом раунде в семи упорных матчах "Анахайм". Никто не верил в нас в том противостоянии. Но Пекка Ринне творил чудеса, особенно в седьмом матче, отразив 36 бросков, и мы прошли дальше.

Нашим вознаграждением стала встреча с другой командой с Западного побережья. Любая серия плей-офф – это изнуряющее противостояние. Но постоянные перелеты на 2200 миль туда и обратно… это совсем другой уровень. Серия была потрясающей. "Шаркс" выиграли первые два матча на своем льду. Затем мы взяли третью игру. Понимали, что необходимо выравнивать серию в четвертом матче, прежде чем возвращаться на Запад.

Игра была неописуемой. Преимущество переходило от одних к другим. Мы забивали – они сравнивали. В первом овертайме мы попали в штангу, а у них отменили гол из-за помехи вратарю. Во втором овертайме Пекка каким-то чудом остановил Томаша Гертла и оставил нас в игре. Эмоции просто переполняли.

Мы вернулись в раздевалку после второго периода. Тренеры срочно стали предлагать нам апельсины, бананы, протеиновые батончики… Ребята пытались затолкать в себя еду и одновременно отдышаться. Всем было тяжело. Все мое тело сводили судороги. Со мной такого раньше не бывало. В такие моменты ты ищешь хоть что-то, что может придать тебе сил. Иногда это вдохновляющая речь, но все настолько устали, что просто с трудом сидели и пытались приготовить себя к следующей изнуряющей части овертайма.

И здесь нас поддержали фанаты. Никогда этого не забуду. Есть определенное место на Bridgstone Arena, где фанаты собираются, чтобы поприветствовать нас, когда мы выходим или уходим со льда. Они всегда ждут нас с протянутыми руками, и это здорово. Но в этот раз, когда мы выходили, нас приветствовала толпа втрое больше обычной. Они просто сходили с ума.

Безумие.

Я не преувеличиваю.

Даже не могу описать словами. Вам просто надо было видеть их лица. Казалось, что они пытаются передать нам свои силы, чтобы мы забили этот решающий гол. Невероятный прилив адреналина. Когда мы уселись на скамейке, то переглянулись между собой: "Черт, мы должны это сделать ради них".

По ходу третьего овертайма, когда я был на льду, был нанесен бросок по воротам "Сан-Хосе", и от вратаря шайба отлетела мне в ноги.

Когда я отправил ее в сетку, то все арена взорвалась. Я никогда раньше не слышал подобного. Наверное, вы думаете, что я был на седьмом небе от счастья, но игра отняла столько эмоций, что я только ощутил, как на меня наваливается груда тел. Я испытал просто облегчение.

Понимаю, кто-то, читая эти строки, может усмехнуться: "Ага, но вы, в конце концов, проиграли серию".

Это правда, и это стало огромным разочарованием. Но я навсегда запомню то ощущение, которое испытал, увидев эмоции фанатов, выйдя из подтрибунного помещения. Казалось, что любовь к хоккею в городе достигла невиданных высот. И люди, которые раньше никогда не интересовались игрой, стали поклонникам команды после той встречи. И я горжусь, что стал одним из ее участников.

Знаете, занятно, игра всегда найдет, чем тебя удивить. Никогда нельзя чувствовать себя слишком спокойно. Этим летом я лежал на диване рядом с Кэрри и Исайей. Мы все слегли с температурой. Сильно захворали. Мы просто валялись на кровати, когда завибрировал мой сотовый. Это был наше тренер, Питер Лавиолетт.

И вновь… боже мой.

"Эй, Фиш. Я просто хочу сообщить, что мы обменяли Ши на Пи-Кея Суббана".

Я был шокирован так же, как и весь хоккейный мир. Ши был нашим капитаном. Но, что еще важнее, он был прекрасным человеком и всегда хорошо относился ко мне. Я не мог поверить своим ушам. Знаете то ощущение от болезни, когда тебе кажется, что все происходит словно во сне? Именно так мне все и казалось. Затем эта новость облетела весь твиттер. Это был, наверное, самый громкий обмен за последние 10 лет.

 

Me and my little man #lifeisgood

Фото опубликовано Mike Fisher (@mfisher1212) Май 15 2015 в 6:13 PDT

Позже тем летом я встретился с Питером и он поинтересовался, соглашусь ли я стать капитаном "Предаторз"?

Конечно, я согласился. (А разве в таких случаях вообще отказываются?)

Наверное, вся важность события не доходила до меня, пока я не добрался до дома. Это мой 17 сезон в НХЛ. Я никогда и не мечтал стать капитаном. Когда тебя меняют в другую команду, особенно когда ты находишься в кризисе, как я в тот момент, ты не думаешь, что сможешь прижиться в новом месте. Но теперь, после более 1000 матчей и стольких лет в лиге, я все еще благодарен за то, что могу заниматься тем, что я так люблю – играть в лучшую игру на свете.

Надеюсь, мне посчастливиться играть достаточно долго, чтобы мой сын смог осознано посмотреть за отцом на льду. Чтобы он смог понять, что для меня значит быть капитаном "Нэшвилла". Но я не буду загадываться. Ему всего 21 месяц, так что мне нужно будет расспросить Яромира Ягра о его системе тренировок.

Еще одна коротенькая история, прежде чем я завершу.

Я не знал этого до не давнего времени, но за пару недель до моего обмена в Нэшвилл мои мама и папа обсуждали на кухне мою ситуацию. Как я уже говорил, у меня все валилось из рук. Сезон выдался никудышным, но моя мама, которая всегда была голосом разума в нашей семье, предположила: "Возможно, таков божий план, чтобы Майк смог оказаться в Нэшвилле рядом с Кэрри".

Непостижимо.

Я знаю, что в тот день Бог обратил на меня внимание, и он поручил Юджину и Брайану воплотить его планы в жизнь. Так что я хочу поблагодарить всех троих за билет в один конец.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...