По соседству с Кросби. Новичок, взорвавший плей-офф НХЛ

Иван Шитик
Корреспондент
17 мая 2017, 14:00
Джейк ГЮНТЦЕЛЬ. Фото AFP Джейк ГЮНТЦЕЛЬ (справа). Фото AFP Фил КЕССЕЛ. Фото AFP Нападающий "Питтсбурга" Евгений МАЛКИН. Фото AFP
Лучший снайпер Кубка Стэнли Джейк Гюнтцель на страницах The Player's Tribune рассказывает о великолепной атмосфере в раздевалке "Питтсбурга".

Никогда не забуду тот вечер, когда я увидел, как Фил Кессел превращается в Халка Хогана.

Я находился на скамейке и мог лицезреть это воочию.

Понимаете, когда я был ребенком, мой отец работал помощником главного тренера "Миннесоты Голден Гоферс", так что я, можно сказать, жил на ледовой площадке. В то время я мечтал только об одном – находиться рядом с командой. С радостью собирал шайбы или выполнял какую-то другую работу, только ради того, чтобы быть поближе к Полу Мартину и Томасу Ванеку, чтобы не пропустить ни мгновения хоккейной жизни.

Когда мне исполнилось 11 лет, в команде появился талантливый и многообещающий нападающий – Фил Кессел. В то время это стало громким событием, потому что Фил вырос в Висконсине, но предпочел выбрать "сусликов", а не "барсуков". Когда я впервые увидел его, то был поражен его талантом. Но еще больше меня поразило то, каким весельчаком он оказался. Он мог заразить своей положительной энергетикой любого, кто оказывался на арене. Он просто любил играть в хоккей – и в этом я разделяю его чувства.

Так что как-то после одной из тренировок, накануне встречи с "Бэджерс", один из членов команды обратился ко мне: "Эй, Джейк, Филу нужен человек, который будет отвечать за его клюшки. Справишься?"

Я не мог поверить своим ушам: "Вы это серьезно?"

Я должен был выполнять примерно те же функции, какие выполняет носильщик в гольфе. Ты сидишь за спиной запасного вратаря и если видишь, что у кого-то из игроков проблема с клюшкой, должен сразу же подготовить новую, когда он подъедет к скамейке. Я не шучу. Нельзя отвлекаться ни на секунду. Ты должен быть сконцентрирован и расторопен. Как только ты видишь, что клюшка сломалась, то должен немедленно отыскать нужную запасную и сразу же передать ее через борт. Также ты должен выучить любимый привкус Gatorade каждого игрока и какого цвета кто предпочитает тейп.

Это крайне важная и ответственная работа. Во всяком случае, тогда именно так мне и казалось. В конце концов, мне было 11 лет. Тем более это была первая игра для Фила по возвращению в Висконсин. Дома он оказался на территории врага. Некоторые детали той встречи уже стерлись из памяти, но я помню, что это были спаренные встречи, которые проходили в пятницу и субботу. Атмосфера была просто сумасшедшая.

В первом матче Филу не удалось отличиться. И было видно, как он жаждет исправиться во второй игре. Все партнеры по команде хотели помочь ему в этом. Фанаты освистывали его каждый раз, как он касался шайбы.

Фил КЕССЕЛ. Фото AFP
Фил КЕССЕЛ. Фото AFP

И вот вторая игра. Счет 2:1 в концовке третьего периода. Фил подбирает шайбу и мчится на всех парах вперед. Обыгрывает защитника и бросает под перекладину. Вся наша скамейка сошла с ума. Я пытаюсь выглянуть из-за плеч игроков, но все еще слишком мал. Затем я слышу такой свист трибун, который никогда раньше не слышал. Я уже стою на цыпочках, пытаясь понять, что же происходит…

Я вижу, что Фил носится по арене. Он машет трибунам? Что он творит?

Свист становится все оглушительнее и оглушительнее.

Я не мог поверить своим глазам.

О мой Бог… он исполняет Халка Хогана.

Фил приложил руку к уху и обращает жест к толпе: "Что это? Я вас не слышу!"

Кесселомания. Трибуны стояли на ушах. Я же не мог поверить в происходящее. Для 11-летнего пацана это было самое яркое событие в жизни.

Теперь перенесемся в недавнее прошлое. Прошлый ноябрь. 11 лет спустя. Теперь мне 22 года, и я вхожу в раздевалку "Питтсбурга" перед своей первой игрой. Там я вижу Кросби, Малкина, Летанга, Флери и моего старого приятеля, Фила Кессела. Поймите, я не пытаюсь бравировать. Оказаться в окружении таких людей – это довольно нервное событие.

Знаете, это даже было забавно. Когда я узнал, что меня вызывают в основу из АХЛ, то первым делом позвонил маме. Но даже она не поверила: "Джейк, брось. Зачем ты обманываешь маму?"

Я настаивал: "Не, мам, это действительно правда".

И вот через 24 часа я уже в раздевалке "Пингвинз". И это действительно правда. Я просто стараюсь не пялиться на кого-то слишком долго. А затем заходит Фил и видит меня. Он ухмыляется и не дает мне опомниться: "Эй, парень… вот мы и снова вместе, а?"

Эти слова вернули меня в реальность, но затем я посмотрел на доску и понял, о чем именно он говорил.

Нападающий "Питтсбурга" Евгений МАЛКИН. Фото AFP
Нападающий "Питтсбурга" Евгений МАЛКИН. Фото AFP

ГЮНЦЕЛЬ – МАЛКИН – КЕССЕЛ

В тот вечер мне предстояло выйти на лед в одной тройке с Джино и Филом. Конечно, я и мечтать о таком не мог, когда только узнал о вызове в основу. Ситуация стала еще удивительнее, когда я добрался до своего места в раздевалке. Оказалось, моим соседом был сам Сид.

Я только и мог думать про себя: "Ух ты. Старайся вести себя нормально".

Все прекрасно знают, как серьезно Сид относится к предыгровым ритуалам. Так что я просто старался не мешаться под ногами и случайно что-нибудь не испортить.

Но, честно говоря, Сид оказался приятнейшим человеком. Он сказал: "Эй, теперь ты в первой команде, так что получай удовольствие, ясно?"

Также ко мне подошел Джино: "Расслабься, парень. И наслаждайся моментом".

Меня поразило, насколько теплая и благодушная атмосфера царит в нашей раздевалке. Как все отнеслись ко мне со вниманием и как все действительно хотели помочь мне. Возможно, подобное происходит в большинстве клубов НХЛ, но в нашей команде такое можно было сказать о каждом игроке.

Наверное, по мне можно было сказать, как я нервничаю перед первой игрой. Мои руки вспотели еще до того, как я вышел на раскатку. Мне даже пришлось вцепиться руками в бутылку с водой, чтобы хоть как-то привести себя в чувства. К счастью, когда я оказался на льду, то все сложилось просто идеально.

Мне сложно это объяснить словами. Все было будто во сне. Но в первой же смене Фил нашел меня передачей, я бросил по воротам, и шайба каким-то образом залетела в сетку. Первый бросок в НХЛ – ничего особенно. Моя семья прилетела в Питтсбург из Миннесоты перед самым матчем, чтобы посмотреть на мой дебют. Думаю, их реакция говорит сама за себя.

Мой брат просто не находит себе места. Он не верит своим глазам. Я столько раз пересматривал этот момент. Никогда от него не устану.

Честно говоря, я испытывал такие же эмоции. С трудом могу вспомнить, как прошел тот период, за исключением того момента, как мы с Джино и Филом вышли три в два и я затолкал вторую шайбу.

Но вот что я точно не забуду… Мы вернулись в раздевалку после первого периода, я вновь уселся на свое место рядом с Сидом. Я все еще нервничал, так что он обратился ко мне: "Думаю, это можно назвать отличным дебютом в лиге".

Наконец, я немного успокоился.

С того момента сезон пронесся вихрем. Когда я приехал в Питтсбург, но питал особых надежд. И уж точно не мечтал забросить гол первым же броском. Как не мечтал оказаться в одной тройке с Сидни Кросби по ходу плей-офф. Но все сложилось именно так, что я еще могу сказать? Я наблюдал за Кросби по телевизору с того времени, как мне было 10 лет. Но видеть воочию то, как его голова работает на льду, это нечто совершенно иное и особенное.

Честно скажу, когда я впервые оказался в звене вместе с ним и Конором Шири, то первым моим желанием был просто отдавать ему шайбу в любой ситуации. Да и как поступить иначе? Даже если его окружают трое соперников, то ты все равно думаешь: "Если он только доберется до шайбы, то сможет создать момент".

Джейк ГЮНТЦЕЛЬ (справа). Фото AFP
Джейк ГЮНТЦЕЛЬ (справа). Фото AFP

Некоторые суперзвезды, наверное, и хотели бы, чтобы их партнеры именно так играли, но Сид потратил много времени, объясняя, что я выхожу на лед не просто так и должен играть в своей манере. На первых порах мне это очень помогло, и, думаю, наша тройка наладила хорошее взаимопонимание. Эти двое парней настолько хороши в движении и так умело обращаются с шайбой, что мне остается только искать свободные зоны, а уж они найдут меня передачей.

Я первым признаю себя самым удачливым хоккеистом на планете, так как мне посчастливилось выходить на лед с такими партнерами. Просто посмотрите, что он сделал с обороной "Вашингтона" во втором матче серии. Я отдал передачу Сиду. Он обработал шайбу на полной скорости, каким-то образом прокинул ее себе между ног, а затем нашел Кессела в идеальной позиции. И при этом не теряя скорости.

Именно за такими моментами в исполнении Кросби я когда-то наблюдал по телевизору. Но увидеть это все воочию, на полной скорости… Я был потрясен. И речь не только о том, что он обладает физической силой и техникой, чтобы провернуть такой трюк, но, что еще важнее, он обладает интеллектом, способным думать и принимать решения на такой скорости.

Опытные игроки часто рассказывают, как изматывает регулярный сезон. И это, без сомнения, правда. Также они рассказывают, как все меняется с наступлением плей-офф. И это, вне всяких сомнений, также чистая правда.

Серия против "Вашингтона" выдалась очень сложной: быстрой и жесткой. В пятом матче я только успел отдать передачу, как услышал крик со скамейки: "Берегись! Берегись!" В такие моменты ты понимаешь, что сейчас произойдет что-то неприятное.

Я обернулся и увидел мчащегося на меня Тома Уилсона. Когда такой здоровый соперник летит на тебя с такой скоростью, ты успеваешь лишь подумать: "Это паршиво". Следующее, что я помню, как я перелетаю через борт.

"Так, насколько мне больно?

Нормально? Правда? Ничего? Хорошо, я выжил".

Серия выдалась крайне эмоциональной. Сид и Конор получали травмы, Тревор Дэйли выбыл, "Кэпиталз" затащили серию до седьмого матча. И, конечно, нельзя забыть историю Марка-Андре Флери, которого я могу честно назвать одним из самых приятных людей из всех, с которыми меня сводил хоккейный мир.

С момента моего первого появления в "Питтсбурге" "Цветок" всегда помогал мне и был всегда готов прийти на помощь делом или словом. Каждый день он получает удовольствие от хоккея и его улыбка заставляет почувствовать себя лучше всех окружающих.

Даже в седьмом матче, когда груз ответственности так велик, "Цветок" улыбался и шутил на льду. Каждый раз, когда кто-то из ребят блокировал бросок, можно было слышать его возглас из ворот: "Вууууууу!"

Это всегда напоминает тебе, даже в самый напряженный момент, что хоккей, в первую очередь, это игра, от которой нужно получать удовольствие. Он просто лучший. Могу говорить и говорить о нем. Учитывая, через что он прошел за последнее время, его выступление в этой серии стало просто выдающимся.

Никогда прежде я не принимал участия в столь напряженной серии. И на всю жизнь я запомню два момента. Во-первых, то, как я подъехал к Флери после финальной сирены и какое чувство радости испытал за него. Во-вторых, церемонию рукопожатий. И то огромное чувство облегчения, когда я подъезжал к Овечкину, Бэкстрему и Холтби, пожимая их руки… для молодого человека, вроде меня, который многие годы наблюдал за ними по ту сторону экрана, это странное ощущение.

Я не мог придумать ничего лучше, чем сказать: "Хорошая серия". Как я хотел бы сказать гораздо больше, потому что этот момент был так значим для меня. Я никогда его не забуду.

Первым делом после игры я, конечно, позвонил отцу. Не думаю, что я когда-нибудь слышал его настолько возбужденным после хоккейного матча. Мы вместе проделали большой путь за эти годы, и я понимал, что для него это был момент гордости. Но внутренний тренер, в конце концов, взял верх, так что он напоследок напомнил одну вещь.

Он сказал: "Помни, Джейк… пройдена только половина пути".

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
0
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир