"Алиса не повелась ни на какой Нью-Йорк". Откровенное интервью Панарина

Алиса Знарок и Артемий Панарин. Фото instagram.com/alisaznarok/
Нападающий "Нью-Йорк Рейнджерс" Артемий Панарин дал супероткровенное интервью порталу Sports.ru, в котором он затронул деликатные темы и в подробностях рассказал о своей жизни.

Артемий купил первую собственную квартиру в Санкт-Петербурге, хоккеист приобрел ее на Крестовском Острове, подальше от центра.

– Здесь поспокойнее. Мне не особо нравится движуха. Плюс в нашем жилом комплексе крутая инфраструктура: здесь есть и мойка, и магазины, и химчистка. Есть, где купить цветы для Алисы, если напортачил (смеется). Также рядом детский сад, набережная, и от центра в 15-20 минутах. В квартире все достаточно скромно: гостиная, кухня и еще две комнаты. Потратил на квартиру чуть-чуть больше 30-ти миллионов рублей – поделился Артемий.

Также форвард рассказал о своем отношении к алкоголю и объяснил, как нужно правильно употреблять спиртное в сезоне.

– Не сказать, что я много пью по ходу сезона. Но у нашего менталитета есть проблема – мы не знаем меры. Нужно правильно воспитывать культуру алкоголя. Можно выпить 2 бокала вина вечером – и ничего не случится. Не нужно жрать самогон по 3 литра. Не вижу ничего страшного в том, чтобы выпивать культурно. В сезоне я делаю именно так. В отпуске, соответственно, строго по менталитету.

По приезду в Россию я гулял и выпивал, поэтому не сразу дал интервью. Не хотелось разговаривать с вами с квадратной головой. Мысль должна быть свежая.

Алиса в то время как раз была в Риге. Она у меня – правильная девочка: понимает, что я устаю в сезоне и мне нужно отдохнуть. Она не любит терпеть мои гуляния. В Петербурге у меня всегда есть отговорка: мосты развели – рано вернуться домой не могу. Еще можно сказать про акклиматизацию, про то, что часы забыл из Америки перевести. Она не хочет все это терпеть. Говорит: лучше я побуду с родителями – рассказал хоккеист.

После Артемий рассказал, что ему нравится в Америке, и чем США отличается от России.

– Они делают бизнес по-другому. У людей там нет разделения на часы работы и часы отдыха. Я могу позвонить, допустим, банкиру в два часа ночи, он ответит и будет со мной разговаривать, потому что для него это выгодно, если я плачу ему какой-то процент. В Америке есть одно правило – деньги не спят. В России люди тожепытаются войти в похожий ритм. Но вот в какой-нибудь Швейцарии вообще не так: 6 часов вечера – у меня конец рабочего дня. До свидания. Я искал в Швейцарии банкира, хотел инвестировать часть денег в ценные бумаги – не нашел.

В России не инвестирую ни в коем случае. Это супернестабильно и суперрискованно.

Не то, чтобы Америка меня сильно изменила, но я научился уважать там закон. Понимать его плюсы на дороге. Там ты не можешь попасться, дать взятку и спокойно уехать. Один раз я влип – сто раз вызывали в суд, потратил около 2000 долларов. Превысил скорость тогда. Больше я правила не нарушал.

Но все-таки я не смог бы жить в Америке постоянно. Я – русский человек. У меня в здесь родные, близкие, друзья. Я не могу без этого. Но иногда в конце лета я замечаю, что мне хочется вернуться в Штаты.

По ходу интервью Артемий расчувствовался и рассказал, что у него до сих пор щемит в груди, когда он вспоминает свое детство.

2011 год. Артемий ПАНАРИН - победитель молодежного чемпионата мира.

– Мне было 3 месяца, когда мама развелась с отцом. Мы жили все вместе в квартире. Сейчас с папой созваниваюсь раза два в год. Однажды я помог ему: перевел миллион рублей 4 года назад. Сейчас – тоже на связи. Но близко мы не общались никогда. Я помогаю всем из своей семьи: купил квартиру маме и отдельно бабушке с дедушкой. Делаю все, что могу.

Сейчас не держу ни на кого зла. Напротив, рад, что жил в интернате с 10 лет. Жизнь меня закалила.

Я нравлюсь себе именно из-за интерната. Но и негативные черты моего характера тоже оттуда. В 12 лет я уехал в Подмосковье. Когда моя мама приехала в Подольск и сняла квартиру, мне уже было тяжело жить с ней. Хотелось уйти к пацанам, я кайфовал от их общества. И я снова уехал в интернат. Мне было там весело: играли постоянно в футбол, в хоккей. Воровали, кстати. И телефоны, и кошельки. Денег же не было. Шли с интерната на стадион, где проходили массовые катания. Как только последний человек из раздевалки выходил – забегали туда и лазили по карманам. Как-то нашел белорусские деньги: тысяч 50. Я уже заказывал там девчонок у себя в голове, а оказалось – это около ста российских рублей (смеется).

Также Артемий рассказал о том, как тяжело ему пришлось после покупки новенького Porsche, и куда он тратит свои деньги.

– За один плей-офф в СКА как-то мне дали 6 миллионов рублей – сразу пошел и купил себе Porsche Cayenne. Потом мне нечем было платить за квартиру: автомобиль купил летом, а зарплата за новый сезон еще не пришла. Насколько нужно быть дятлом, чтобы купить себе машину и показать какой я крутой? Нахрен это надо? Сейчас у меня BMW, которую я купил у Ковальчука. Он этими деньгами детям помог.

Тем, кто в комментариях писал, что клуб за Артемия выбрала Алиса, форвард ответил так:

– С вертушки им бить нужно, этим людям. Все не так. Когда еще не было определенности, у меня сердце лежало в "Рейнджерс", но по деньгам другой клуб перебивал чуть меньше миллиона в год. Предложения были от команд, в которые мне не хотелось идти играть. В последний день надо было принимать какое-то решение.

Я позвал Алису к агенту домой, мы сидели вместе. Я спросил: "Что думаешь?". Она назвала другой клуб в маленьком городе. Сказала: "Ничего, поедем туда". Не за деньгами, а чтобы не быть недооцененным. Хотя у меня и так все нормально.

Но и агент говорил, что логичнее выбрать другой клуб, отыграть там три года, потом подписать еще – и за все то время можно было 120 миллионов заработать, а не 80.За три года все зарплаты еще больше повысятся.

Но это переживать три года, выжимать из себя и нервничать, хорошо или плохо сыграл. Не было бы определенности.

Алиса уж точно не повелась ни на какой Нью-Йорк, она сказала: "Поехали туда, купим дом, все равно будем счастливыми, радоваться, все будет хорошо". А я ответил: "Нет, все равно едем в "Рейнджерс".

Предложение от них было 11 млн. Разница -полторашка. Я сказал своему агенту Полу, чтобы он выжимал из "Рейнджерс" как мог, что я больше никуда не пойду. Он позвонил и еще 600 тысяч выбил. Так что, Алиса проявила себя молодцом. Поменялось ли что-то в моей жизни с тех пор, как я стал самым высокооплачиваемым русским форвардом в НХЛ? Совсем нет! Все останется на своих местах. Ничего такого не произошло.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
34
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир