11:15 27 декабря 2017 | Хоккей — НХЛ

Они должны были стать худшей командой НХЛ, но вместо этого рвут лигу на части

Дэвид ПЕРРОН. Фото AFP Дэвид ПЕРРОН (справа). Фото AFP "Вегас Голден Найтс". Фото AFP "Вегас Голден Найтс". Фото AFP Траур на месте стрельбы в Лас-Вегасе. Фото AFP "Вегас Голден Найтс". Фото AFP
Дэвид ПЕРРОН. Фото AFP

Нападающий "Вегаса" Дэвид Перрон на страницах The Player's Tribune рассказывает, как он оказался выбранным "Голден Найтс" на драфте расширения, а также пытается объяснить причины уверенного выступления команды в нынешнем сезоне.

Я выключил телефон и огляделся вокруг. Повсюду меня окружала вода.

Только что закончил разговаривать с Дугом Армстронгом, генеральным менеджером "Сент-Луиса". Он объяснил, что, несмотря на все приложенные усилия, клуб не сможет защитить меня на предстоящем драфте расширения.

Это случилось в июне. Я отдыхал на лодке, посреди озера Мемфремейгог, что находится на юге Квебека.

Прекрасное место, до которого 45 минут езды от моего родного Шербрука. В детстве я проводил на этом озере каждое лето. Помню, тогда я мечтал, что, когда вырасту и стану хоккеистом, то обязательно куплю себе здесь домик.

Когда я повесил трубку, то просто… сел. Сидел в абсолютной тишине – в прекрасный летний день – целых два часа. Мысли уносили меня на 10 лет назад, когда "Сент-Луис" выбрал меня на драфте в первом раунде. Вспоминал все прекрасные моменты, которые связывали меня с этим клубом, как я влюбился в этот город. Как я благодарен владельцу, Тому Стиллману, который души не чает в своей команде. Думал о том, как же сильно мне будет не хватать этого места.

Дэвид ПЕРРОН (справа). Фото AFP
Дэвид ПЕРРОН (справа). Фото AFP

На озере было непривычно тихо в этот день. Никаких посторонних шумов – играющих детей или других лодок – только я наедине со своими мыслями.

Понимал, Дуг сделал все возможное, чтобы сохранить меня, но ситуация была непростая. На обратном пути домой я позвонил родителям. Объяснил им суть происходящего и подчеркнул, что еще не известно на 100 процентов, что на предстоящем через неделю драфте расширения "Вегас" выберет именно меня.

Я пришвартовал лодку и поднялся по ступеням дома – первого дома, который я купил сам.

И в тот момент задумался: а какое место теперь мне предстоит называть "домом"?

Через пару дней Дуг вновь позвонил меня. На этот раз я точно знал, о чем пойдет речь.

Он сказал: "Эй, Дэвид, хотел сообщить, что мы не смогли договориться, чтобы оставить тебя… Завтра "Вегас" выберет тебя на драфте".

"Вегас Голден Найтс". Фото AFP
"Вегас Голден Найтс". Фото AFP

Тогда до меня дошла вся реальность происходящего. Ясно: "Хорошо, пусть будет "Вегас". Это было больно слышать. Считал, что сделал достаточно по ходу прошедшего регулярного сезона, чтобы застолбить за собой место в основе "Блюз" на следующий год. Но нужно было заставить себя не думать об этом. Время расстраиваться еще будет.

В тот день я перевернул очередную страницу своей жизни. После этого решил изучить новостную ленту на предмет сообщений о "Голден Найтс". Знал, что с большой долей вероятности в команде окажется Марк-Андре Флери. А я хорошо знал "Цветка" по тому времени, что мы были партнерами по "Питтсбургу", так что решил отправить ему сообщение.

"Вегас"?" – написал я.

"Вегас"!!!" – пришел ответ.

"Вегас".

Волнение все усиливалось. Был в курсе, что главным тренером будет Жерар Галлан. Все игроки, которых я знал и которым довелось поработать под его началом, обожали его. Они рассказывали, что он всегда принимает сторону игроков – чего бы ему это не стоило – и он способен извлечь из тебя максимум. Понимал, что нашей команде понадобится именно такой специалист, потому что формироваться состав будет не совсем привычно. Это должно быть командное стремление и усилие – каждый должен внести свой вклад, – если мы хотим навести шороху.

"Вегас Голден Найтс". Фото AFP
"Вегас Голден Найтс". Фото AFP

На следующий день я был задрафтован "Вегасом" – мне позвонил помощник генерального менеджера, Келли Маккриммон.

"Дэвид, мы планируем обменять нескольких ребят. Это будут непростые пару дней, пока мы пытаемся сформировать окончательный состав в преддверии драфта новичков. Но тебя мы трогать не собираемся. Ты будешь важной частью нового коллектива".

После этого разговора с Келли я с особенным чувством ждал открытия тренировочного лагеря. Понимал, что я оказывался в роли одного из опытных ветеранов и что на меня рассчитывают, как на одного из лидеров.

Жизнь преподнесла мне новые испытания, но я получил хороший шанс – нужно было только использовать его. И по первой тренировке я заметил, что все разделяют мои взгляды на сложившуюся ситуацию. Это мой шанс, здесь и сейчас. В середине лета более 30 парней бились за роли, которые они никогда раньше не исполняли.

Каждый в команде затаил обиду. И каждый раз выходя на лед, мы пытаемся доказать, что чего-то стоим.

Это стало видно с первого же раза, как мы облачились в свитера "Золотых рыцарей". Это ощущение не покидало нас на протяжении всего межсезонья, тогда и сформировался наш командный дух. Мы чувствовали себя в полной боевой готовности.

Последний контрольный матч состоялся 1 октября, в 17:00. После окончания встречи мы с Джонатаном Маршессо пытались решить, куда бы сходить поесть. Наверное, время уже было 9 вечера. Планировали сходить в Strip, но по какой-то необъяснимой причине в последний момент решили вернуться к себе домой и просто купить еды по дороге.

А в 22:00 мы увидели новости о стрельбе на улице в районе Strip.

Траур на месте стрельбы в Лас-Вегасе. Фото AFP
Траур на месте стрельбы в Лас-Вегасе. Фото AFP

Я написал сообщения нескольким ребятам, которые в тот момент были в ресторане. С ними все было хорошо, но они не могли покинуть здание, потому что никого не выпускали до последующих распоряжений полиции. Помню то гнетущее ощущение, которое охватило нас в тот момент. Казалось, каждые 20 секунд поступают все более страшные новостные сообщения. Люди смотрели друг на друга с округлившимися от ужаса глазами, переводили взгляд с телефона на телевизор… никто не понимал, что происходит.

Моя подруга вместе с детьми уехали из города, так что Марши разрешил перекантоваться у него. Это была тяжелая ночь, и в такое время особенно не хочется чувствовать себя в одиночестве. Мы постоянно смотрели новости и переписывались со всеми из команды, чтобы убедиться в их безопасности.

Следующие несколько дней мы старались сделать все, что только было в наших силах, чтобы помочь людям. Посетили раненных в больницах и встретились с теми, кто пришел первыми на помощь… это было особенное время. Ведь мы пробыли в городе всего несколько недель, но тогда я осознал, что теперь мы – неотъемлемая часть этого места и нам вместе предстоит пережить эту трагедию.

Наша первая игра состоялась через пять дней после тех печальных событиях. Мы играли на выезде в Далласе. Думаю, то, что тогда мы находились не в городе, несколько помогло команде. Эмоции были все еще свежи. В такие моменты ты осознаешь, что хоккей – это всего лишь игра. Зато мы победили в первых двух встречах. А Джеймс Нил, который пропустил почти всю предсезонку из-за травмы, выглядел как настоящая суперзвезда, которой он и является. Он повел нас за собой в самый нужный момент. Так что к первому домашнему матчу мы подошли с двумя победами и без единого поражения.

До конца своих дней я не забуду тот вечер на T-Mobile Arena. Хотя, конечно, совершенно не хотел, чтобы к такому привели столь трагические обстоятельства. Но увидеть подобную реакцию города – это нечто особенное. Минута тишины… дух захватывает. Иногда в такие моменты на трибунах можно услышать одиночные шумы, но в этот раз на арене стояла гробовая тишина – абсолютная. Мы чувствовали, какую глубокую рану нанесла городу эта трагедия… каждый из нас и все вместе. Это была прекрасная церемония, а Дерик Энгелланд произнес проникновенную речь.

Думал, что из-за всех этих пережитых эмоций мы с трудом вкатимся в игру. Но даже не нахожу слов, чтобы описать то, что произошло в первом периоде.

Это просто… какое-то волшебство.

Чистая, белая магия. Четыре гола за 11 минут.

"Вегас Голден Найтс". Фото AFP
"Вегас Голден Найтс". Фото AFP

Тогда все и началось. Я искренне верю, что первые 20 минут первого домашнего матча "Вегаса" задали тон всему сезону для нас.

Ту встречу мы выиграли со счетом 5:2, и мы стали первой командой-новичком, которая начала сезон с трех побед подряд. После игры только в раздевалке меня озарило, что наша команда стала олицетворением Вегаса – как наша команда стала похожа на город.

Мы – группа парней со всей Северной Америки, из разных уголков мира, которые оказались ненужными своим прежним командам. И никто не воспринимал нас всерьез. Те же самые люди, которые не считают Вегас настоящим городом. Они думают, что это лишь место для отдыха туристов, где можно повеселиться. Но это настоящий город – с настоящими людьми.

А мы – настоящая хоккейная команда.

С отличным подбором игроков.

Существует заблуждение, что эту команду слепили на коленке за пару дней. Но с первых мгновений я ощутил, какую колоссальную работу проделал наш менеджмент, чтобы создать этот коллектив. Сочетания наших звеньев редко меняются, и на это есть свои причины. В этом есть смысл. Наша первая тройка в составе Райлли Смита, Вильяма Карлссона и Марши сложилась не просто так. Она была создана. Райлли и Марши хорошо знали друг друга по опыту выступления за "Флориду" – они хорошо понимали друг друга. А Вильям из числа тех парней, как я уже говорил раньше, который получил шанс проявить свой истинный потенциал. Он – невероятно одаренный парень и идеальный кандидат для игры с этим двумя нападающими.

Когда же я начал играть вместе с Эриком Хаулой и Нилом, то мы сразу же нашли общий язык, потому что именно с прицелом на это собиралась команда. Тренерский штаб знал, как мы любим играть, как мы хотим играть еще до того, как мы оказались вместе. И головоломка сложилась идеально. Подобное можно сказать о каждой тройке нападения и о каждой паре защиты.

Это общие усилия. Начиная с нашего владельца, Билла Фоли, который подарил городу хоккейную команду, заканчивая фанатами, менеджерами, тренерами, нашими пятью голкиперами – все мы вместе.

Но самое здоровское, без сомнения, это то, как город принял команду. На наши открытые тренировки собирается аншлаг. Город ходит в свитерах "Голден Найтс", люди узнают нас в ресторанах и на улице, что до сих пор поражает меня. Не слукавлю, если скажу, что у нас одни из лучших фанатов в мире.

Даже мой сын, Мэйсон, которому всего два годика, начинает влюбляться в хоккей и окружающую его атмосферу. Многие матчи Восточного побережья начинаются в 4 часа вечера, что достаточно рано для него, чтобы иметь возможность их посмотреть. Так что в мои выходные мы сидим на диване, едим попкорн и смотрим хоккей. А если у нашей команды ранний матч, то он приходит на арену вместе с моей девушкой, Ванессой.

Помню, пару недель назад они ждали меня на трибунах после игры. Он всегда просит маму задержаться, потому что обожает наблюдать за машиной для заливки льда. Он мог бы наблюдать лишь за замбони весь день напролет. Так что тем вечером мы сидели вместе на трибуне и наблюдали за тем, как машина выезжает на лед. В этот момент водитель крикнул нам: "Эй, парни, хотите прокатиться? У меня есть свободное место!"

Я ответил: "Нет, нет. Спасибо, не хотим вас беспокоить". – "Уверены?"

Я посмотрел на Мэйсона, а он в ответ посмотрел на меня такими глазами, что я не мог больше противиться.

"Ладно… мы спускаемся".

Следующие 30 минут, даже несмотря на то что лед уже был готов, мы катались по арене. И с лица Мэйсона не сходила улыбка.

Какое умиротворяющее и прекрасное зрелище. И этот момент напомнил мне о том летнем дне на озере. Я размышлял о том, как все удачно, в итоге, для меня сложилось. Я и представить себе такого не мог. Теперь я думаю, как же мне повезло. И я не хотел бы менять не единого момента.

Арена была уже пуста, можно было только слышать шум мотора машины.

И в этом момент Мэйсон запел: "Вперед, "Рыцари"! Вперед, "Рыцари"! Вперед, "Рыцари"!"

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ