«Самогон ближе к народу, чем черная икра». Российский обладатель Кубка Стэнли принял вызов Овечкина

21 августа 2019, 00:10

Статья опубликована в газете под заголовком: «Иван Барбашев: «Самогон ближе к народу, чем черная икра»»

№ 8002, от 21.08.2019

21 августа 2019, 00:10

Статья опубликована в газете под заголовком: «Иван Барбашев: «Самогон ближе к народу, чем черная икра»»

№ 8002, от 21.08.2019

19 августа. Иван Барбашев с супругой Ксенией в редакции «Спорт-Экспресс». Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II 17 августа. Москва. Иван Барбашев с Кубком Стэнли на арене московского «Динамо». Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II 19 августа. Иван Барбашев в редакции «Спорт-Экспресс». Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Нападающий «Сент-Луиса» Иван Барбашев побывал в гостях редакции «СЭ».

Самогон для тренера Беруби

— Мы видели, как вы два дня непринужденно и много раз поднимали Кубок Стэнли, словно тяжелоатлет.

— Да, подкачался. Сегодня утром проснулся, так все тело болит. Кубок весит 17,5 килограммов. Весь день с ним таскались, и это создало неприятное ощущение чисто в физическом плане.

— Что пили из кубка?

— В первый раз самогон, а потом шампанское.

— Нельзя назвать хорошей идей мешать эти два напитка.

— Ха-ха, самогон был со стороны папы, а следующим утром все писали, что довольны и рады. Благодарят. У меня голова не болела.

— Вы главному тренеру «Сент-Луиса» Крейгу Беруби фирменной «барбашевки» теперь привезете?

— У нас с женой в Америке две бутылки стоят уже три года. Мы совсем забыли о них. Я привезу, и когда будет возможность, надо всем вместе с Беруби и попробовать. Ждали подходящего момента.

— Он разве не настал после победы в Кубке Стэнли?

— У нас вечерники шли три дня подряд, о самогоне никак не мог вспомнить.

— Если сравнивать их вечеринки и наши. Где круче?

— Когда у нас вчера был ужин в Москве, я понял, что здесь намного круче, потому что собрались все мои знакомые, друзья. Мы очень хорошо провели время. Можно сказать, что это был тот самый момент, когда я, наконец, почувствовал, что выиграл Кубок Стэнли.

— Почему визит Кубка Стэнли и праздничный вечер стали таким стрессом?

— Сейчас, сидя у вас, я чувствую себя в своей тарелке. Хотя после выхода в финал и победы интерес со стороны журналистов рос ко мне с каждым днем. Но времени особо не было, все время праздновали. Я, только находясь в России, впервые куда-то выбрался, придя в редакцию «Спорт-Экспресса». Организация самого праздника отняла много сил и нервов, поэтому и хотелось, чтобы все скорее закончилось. Особенно первая часть. Но ужин с близкими и знакомыми прошел уже отлично — на 100 баллов. Все было очень классно.

— Самогонку из кубка пьют не каждый раз.

— Думаю, что вообще первый.

— Почему не черная икра?

— Самогон — ближе к народу.

— Подчеркнем, что вы первый обладатель кубка из Медведково. Когда вы привезли трофей к подъезду вашего дома, вам стали кричать: «Динамо» — «Динамо». Что это было?

— Приехала машина с кубком. Я спустился забрать, поднял его. Честно, не знаю, кто был, потому что народу очень много собралось около нашего подъезда. Какой-то фанат стал кричать: «только «Динамо», только победа». Стою, не могу понять, что происходит, все хотят сфотографироваться. Было прикольно.

— На арену «Динамо» пришло не так много людей. Может люди уже устали, ведь четвертый год подряд Кубок Стэнли оказывается в России?

— На самой арене было в районе тысячи человек, все остальные стояли в очереди и вокруг дворца. Мы вынесли кубок, чтобы сфотографироваться с болельщиками, а там была действительно большая очередь.

Овечкина лучше жестко не встречать

— Почему вы не праздновали так, как праздновал Овечкин, купаясь в фонтане?

— Я падал с пожарной машины на параде.

— Вы думаете это уникальный момент?

— Конечно. У нас весь парад получился очень веселым. Было пару историй, которые останутся в секрете, говорить о них не буду. Видео кое-какое есть в интернете.

— С вами связаны?

— Нет-нет-нет. С другими ребятами (улыбается).

— Фанаты кинулись вас спасать, когда падали?

— Я услышал только звуки удивления со стороны окружающих.

— Что потом супруга Ксения вам сказала?

— Она этого вживую не видела. У нас была своя машина, где мы всей семьей ехали два с половиной часа. Когда приехали к концу, то маму, папу, брата и жену отправили на сцену. А игроки стояли, когда все ребята подъезжали с Тарасенко, Стееном, О'Райлли и кубком. Как раз это тот самый момент.

— Этого никто не видел?

— Да.

— В прямом эфире все за сердце бы схватились.

— Я очень надеялся, что видео никуда не попадет. Один день прошел, но ни у кого не было этих кадров. Только на третий день увидел его в инстаграме Sportsnet, там много подписчиков. Если уж уже выложили, то все. Ха-ха.

— Вас дома пожурили?

— Все переживали почему-то, а я особо ничего не почувствовал.

— Медосмотр не потребовался?

— Нет.

— Нам понравилась реплика главного тренера, который сказал, что обезболивающего в вас на тот момент было достаточно.

— Да, так и есть.

— Во время презентации Кубка Стэнли на кубе динамовской арены вывели видеообращение Александра Овечкина, пообещавшего в следующем сезоне забрать у «Сент-Луиса» трофей обратно. Вы с ним знакомы?

— Да, но виделись один раз, когда в Сент-Луисе играли с «Кэпиталз». Тогда мы ходили вместе на ужин с Овечкиным, Кузнецовым, Орловым, Яшкиным и еще с двумя ребятами из «Вашингтона». Сходили, поговорили и все. А для меня было сюрпризом, что Овечкин записал видеообращение и его показали. Было очень приятно.

— Вы также полетите на льду встречать Овечкина или теперь уже не будете?

— Думаю, что не надо (смеется).

— Помните о его конфликте с нападающим «Каролины» Андреем Свечниковым?

— Я драку видел, но точно не знаю, что там произошло и почему возникла драка. Не хочу лезть в подробности. С другой стороны, это плей-офф и все идут до конца.

— Против вас многие не любят играть, зная, что можете больно встретить силовым приемом. Против какого хоккеиста неприятнее всего выходить вам?

— Это Дима Орлов. Мы знакомы, вместе тренируемся, вот против него очень тяжело играть. Он всегда борется до конца в каждом эпизоде и сам по себе очень мощный парень. Помню историю, когда у нас не было шайбы, и мы в центральном круге катим, то Дима мне как по ноге даст. Я лежу, а он катается рядом и угорает.

— Вы не ждали этого?

— Нет, но первую игру в сезоне «Сент-Луис» будет играть с «Вашингтоном». Я что-нибудь для него сделаю.

Приоритет — остаться в НХЛ

— Вас устраивает нынешняя роль силового форварда в сдерживающем звене или еще мечтаете дорасти до роли бомбардира, как было в АХЛ, лиге Квебека, молодежной и юниорской сборных?

— Я всегда был силовым форвардом и заодно набирал очки. Так получилось, что когда меня задрафтовал «Сент-Луис», то первый сезон провел в АХЛ. Это был тяжелый год, я играл только в четвертом звене. Бывало, что и на три матча подряд не ставили. С того момента меня и решили оставить в четвертой тройке. Но если посмотреть с другой стороны, то я попал в НХЛ, когда мне было всего 20-21 год. В таком возрасте играть там — уже мечта. Я был готов к четвертому звену.

— Как вы относитесь, что четвертое звено вашей команды называют лучшим четвертым звеном в лиге?

— Если наша команда выиграла Кубок Стэнли, то возможно это правда. Приятно слышать такие вещи.

— У вас наверняка есть амбиции и всю карьеру играть в четвертом звене неправильно. Вы представляете, как подвинуть конкурентов из первых двух звеньев — Шенна, О'Райлли, Бозака? С руководством общались?

— Не мне решать, но об этом в предстоящем сезоне надо будет разговаривать. Мне бы хотелось выходить даже в третьем звене, где игрового времени получаешь больше. Соответственно, и доверие к тебе растет. Хотя, если отровенно, сравнить минувший и позапрошлый сезоны, когда еще был главным тренером Майк Йео, то раньше времени мне предоставляли гораздо меньше, чем теперь при Беруби. В полуфинале и в финале плей-офф я вообще проводил по 15-17 минут. Мало где видел, чтобы столько доверяли людям из четвертого звена.

— Как обстоит ситуация с подписанием нового контракта с «Сент-Луисом»?

— Общались с руководством клуба пару недель назад. Пока ничего неизвестно. Надеюсь, что сможем подписать контракт до начала тренировочного лагеря. Сейчас с моим агентом Дэном Мильштейном мы рассматриваем разные варианты.

— Срок соглашения принципиален или нет?

— Пока сказать что-то точно нельзя. Будем договариваться.

— Реально ли возвращение в Россию? Радулову, Дадонову это не помешало удачно вернуться в НХЛ.

— Надо быть готовым ко всему, с агентом обдумаем все возможные пути продолжения карьеры, но приоритет понятен — мне очень хотелось бы продолжить играть в НХЛ.

— Если у вас появится вариант с «Динамо» и супруга скажет, что хочет вернуться в Москву, то что будете делать?

— В Сент-Луисе не скучно, хоть и город маленький. Когда к нему привыкаешь, понимаешь, что это хорошее место. Я о том, что вы спрашиваете, даже не задумывался.

— Из «Динамо» никто к вам не подходил, планами не интересовался?

— Я ничего не слышал.

— Если будет локаут, какую команду вы бы выбрали?

— Для меня «Динамо» — родной клуб, но все равно надо смотреть по ситуации.

— Но, условно говоря, первая команда, с которой будете общаться — «Динамо»?

— Думаю, переговоры будут со многими, поскольку я в КХЛ считаюсь свободным агентом.

— Ваш старший брат Сергей подписал контракт со СКА. В таком случае, при локауте у вас вариантов, кроме как ехать в Санкт-Петербург, не будет.

— Не знаю, брат уже отправился в Санкт-Петербург и подписал со СКА двухсторонний контракт. В субботу он прибыл Москву на один день, чтобы принять участие в празднике, и улетел обратно ночью.

— Возвращаться в КХЛ в вашей текущей ситуации после завоевания Кубка Стэнли — безумие?

— Патрик Лайне недавно в интервью сказал: «Никогда не знаешь, где будешь играть в следующем году». У него сейчас такие же проблемы, что и у меня, он не может договориться со своим клубом по новому контракту.

— Паникуете?

— Мы постоянно говорим об этом с женой, близкими, прикидываем, как будет удобнее для нас. Паника у меня была поначалу, потом я уже расслабился. Впереди еще много времени, чтобы обговорить все с агентом и генеральным менеджером. Сейчас ни о чем не волнуюсь.

— Вы хорошо общаетесь с Владимиром Тарасенко, может, он что-то подсказывает?

— Да, мы с ним уже сегодня разговаривали, когда у него был Кубок Стэнли. Он сказал: «Сейчас не могу говорить, перезвони завтра». Я в субботу был вообще без телефона, ни фотографий, ни видео у меня нет. Все только у жены.

17 августа. Москва. Иван Барбашев.

После выигрыша Кубка Стэнли отдыхал всего три недели

— Евгений Кузнецов сказал, что праздновал победу в Кубке Стэнли так сильно, что не смог нормально подготовиться к сезону. Как дела с этим у вас?

— Многие не знают подробностей, поэтому расскажу. Сразу после окончания сезона мы, наверное, неделю отмечали победу, потом еще столько же времени провели в Майами. Отдохнули там, полетели обратно в Сент-Луис, потом — в Торонто, потому что виза заканчивалась и ее надо было продлевать. Затем мы съездили в Мексику еще на неделю. Вот и весь отдых. После этого вернулись в Сент-Луис и я начал тренироваться.

— Получается, вы отдыхали фактически 3 недели?

— Да, причем я начал готовиться еще в Торонто, потихоньку в зал ходил. В Сент-Луисе уже два месяца как тренируюсь.

— Вам в клубе выдавали специальный план на лето?

— Мы приезжаем на арену и занимаемся там с тренером. На время пребывания в России мне выдали план тренировок на каждый день, но у меня здесь есть свой специалист.

— Сейчас многие начинают следить за питанием. У вас есть фирменная диета?

— Да, все пошло от жены, она любит считать калории и прочее. В этом я точно не разбираюсь. Слушаю ее советы. Обычно ем салат и красную рыбу. Еще батат — сладкий картофель. Очень его люблю.

— В дни празднования позволили себе съесть сладкого?

— Конечно. Да и по ходу сезона иногда хочется сладкого. Бывает, срываюсь.

— Ваш одноклубник Райан О'Райли — лучший по вбрасываниям в НХЛ в последние годы. Реально ли его обыграть на точке вбрасывания?

— Он мощный, крепкий. Вбрасывания мы с ним тренируем каждый день и, честно скажу, из 100 попыток я выигрываю у него 15-20.

— В чем его секрет?

— У него есть своя техника. В принципе, он всегда делает одно и то же, просто очень силен физически. Он объяснял мне, что нужно быть сильным и внимательно смотреть за шайбой. У меня пару лет назад были проблемы со вбрасыванием, в этом году процент выигранных уже 47-48. Год назад было где-то 37. Работа рядом с О'Райли помогает, он постоянно дает какие-то подсказки.

— Всех удивило, как он выглядел в плей-офф, ведь до этого в «Баффало» у него не клеилось. Можете объяснить, за счет чего человек наконец сыграл так, как от него давно и ждали?

— Суть дела больше в команде.

— Еще в психологии?

— Согласен. Райан очень радовался обмену именно в «Сент-Луис». С самого начала сезона они спелись с Тарасенко. Наверное, этот сезон стал лучшим для него. Когда мы вышли в плей-офф, О'Райли сказал мне, что еще ни разу не проходил дальше первого раунда.

— Ходил счастливым?

— Да, он не мог поверить. Давно играет в лиге, один из лучших, а получается так, что в плей-офф еще далеко не заходил. У него после каждого раунда такие эмоции были!

— Кто помимо вас — главный шутник в команде?

— Бозак, О'Райли. У Бозака была такая тема: до прошлого сезона он всегда проигрывал в седьмой матче серии. Ходил и говорил: «У меня в карьере 0-2 в седьмых играх».

— То есть, подходил и говорил: «Парни, нам сегодня ничего не светит, ведь я играю»?

— Да, примерно так. Ха-ха. Это еще и было в игре с «Далласом», когда мы победили во втором овертайме. Неприятно было слышать, что у него в карьере 0-2, но все в итоге для нас сложилось удачно.

— На вас эти слова как-то влияли?

— Нет, ничего такого, мы просто выходили и играли. Зато теперь у Тайлера 2-2 в седьмых матчах. Мы ведь и в финале седьмую игру выиграли.

«Бостон» — самый неудобный соперник

— Кто самый неудобный соперника в лиге именно для вас?

— Честно? «Бостон». Тарасенко мне тоже говорил, что против «Брюинз», тем более на выезде, неприятно играть. Это тоже большая команда. Его игроки всех и постоянно бьют. Еще и получилось, что мы попали на нее в финале.

— Не было мыслей в духе: «Черт, на кого же мы вышли»?

— Я предполагал, что из другой конференции в финал попадут «Айлендерс».

— То есть, вы не верили ни в «Тампу», ни в «Торонто»?

— Просто я думал, что «Айлендерс», скорее всего, сыграют в финале конференции против «Тампы». Тем не менее, по итогу не угадал ни одного из соперников.

— «Тампа», наверное, удивила всех. Вы в команде обсуждаете результаты других матчей?

— Мы смотрели за другими матчами, когда у нас были выходные, или мы прилетали на выезд. Было много удивительного. «Коламбус» обыграл «Тампу», «Айлендерс» вылетел, еще серия «Каролина» — «Вашингтон». Необычайным был весь плей-офф.

— Тарасенко посетовал, что в следующем сезоне в «Сент-Луис» журналисты уже не верят, но и мы прекрасно понимаем, что два года подряд титул выиграть тяжело. Из недавних примеров только «Питтсбург». У вас в команде нет людей с опытом победы два года подряд?

— Только Сундквист, он как раз с «Питтсбургом» и выигрывал. Мы победили в этом году, есть шансы в следующем сезоне, потому что почти вся команда осталась прежней.

— Маруна ведь не будет?

— Пока неизвестно, останется он или нет. У команды мало свободных денег под потолком зарплат, я не знаю, что там да как.

— Нападающий Лабанк в «Сан-Хосе» подписался всего на 1 миллион в год, хотя по рынку мог требовать в несколько раз больше. Понимаете людей, которые идут на такой риск?

— Я — нет. Мне даже агент позвонил и сказал: «Зайди и посмотри на его контракт. Ты оболдеешь». Мы ведь играли против «Сан-Хосе» в плей-офф, сам Лабанк — хороший игрок, в регулярке набирает по 50-60 очков. Я думал, что он подписался на несколько миллионов. А когда увидел, что он подписался на 1 год за 1 миллион, то удивился. До сих пор понять не могу логику его решения.

— Зато за Панарина порадовались?

— В этом году можно было порадоваться за многих, и за Панарина, и за Бобровского. Василевский тоже получил хороший контракт. Ребята заслуживают денег, которые им будут платить.

Подсадил Тарасенко на PUBG

— Официальный сайт НХЛ опубликовал рейтинг лучших защитников, ваш партнер по команде Пьетранджело только 11-й, хотя должен быть в тройке.

— Согласен, заслуживает быть в тройке сильнейших защитников НХЛ. Мы с ним все прошлое лето вместе, занимались в Сент-Луисе, сейчас тоже уже месяц успели поработать после того, как я вернулся с отдыха из Мексики. Алекс всегда во время игры или в паузе подъезжает, подсказывает, подбадривает, если ты совершил ошибку. Если говорить о его сильных сторонах, то Пьетранджело хорош во всем: и в катании, и во владении клюшкой, и быстро соображает, принимая правильные решения, и бросок у него есть. Еще хотел бы сказать про Джея Баумистера, он — легенда. Многое чего выигрывал за сборную Канады, но Кубок Стэнли ему много лет завоевать не получалось. Провел 1200 или что-то в этом роде матчей в НХЛ прежде чем вышел в финал.

— У нас с коллегой Алексеем Шевченко долгое время одним из любимых игроков был тафгай Райан Ривз, сейчас выступающий за «Вегас».

— Он мне помог, когда меня только подняли в НХЛ два года назад. Я выходил в тройке с ним и Скотти Апшеллом. Он перед игрой сразу сказал, чтобы я делал на льду все, что захочу. Меня никто трогать не будет. Ха-ха. В реальности все так и есть. В лиге многие просто бояться Ривза. С ним лучше не шутить.

— Кто отвечает в команде за музыку?

— Ее ставят Эдмундссон, Бортуццо и Шенн. Во время тренировок у нас в раздевалке играет «кантри». Как по мне, это не лучший выбор. В прошлом сезоне к нам пришел защитник Дель Зотто, он еще, как оказалось, и ди-джей. Любит сводить разные треки. Перед матчами играла его музыка, а поскольку мы начали побеждать, то до конца сезона продолжали слушать эти композиции. Хотя когда мы завоевали Кубок Стэнли, и вся команда полетела праздновать в Вегас, то там выступала группа Loud luxury. Кто-то с ними дружит, она всегда к нам в Сент-Луис прилетает. Так вот, в клубе Дель Зотто занял место за диджейским столиком.

— У вас случайно нет схожего хобби?

— Нет, у меня только компьютерные игры.

— Какие?

— Я играю в Battle ground, которую в России все сокращенно называют PUBG. Рубимся вместе с Вовой Тарасенко. Я видел его интервью, он сказал, что я в этой игре «зверь». Не верьте ему.

— Кто же тогда зверь?

— Вова. Он мне просто решил сделать мне комплимент. Многие хоккеисты играют в PUBG. Хотя в «Сент-Луисе» только мы вдвоем, остальные предпочитают Fortnite.

— На выезд берете с собой компьютеры?

— Да, остальным лень таскать свои PlayStation и X-Box.

— Говорят, они мешают сосредоточиться на хоккее, приводя в пример чрезмерное увлечение нападающего «Виннипега» Лайне Fortnite. Судя по Кубку Стэнли, по вам то же самое не скажешь.

— Дома поначалу меня пыталась контролировать супруга, но потом стало понятно, что смысла в этом нет. Ха-ха. Я все же стараюсь с ней больше времени проводить, когда нахожусь в Сент-Луисе.

Начиналось у меня все еще с PlayStation еще в России, а потом и в Канаде, и в США продолжилось. Но Вова стал убеждать меня в том, что надо купить компьютер, поскольку есть одна игра. Лучшая. Ладно, согласился с ним. Меня только подняли в НХЛ, денег почти нет. Отдал за компьютер полторы тысячи долларов. Было даже обидно, что столько потратил. Но эмоций потом приятных много получил.

— После этого вы и в хоккее в гору пошли.

— Помогло. Ха-ха. На самом деле это один из способов расслабиться. На выезде сходим в ресторан, поужинаем и перед сном часа четыре свободных еще остается.

— В России еще любят в карты поиграть.

— У нас тоже. В первый год моего пребывания в «Сент-Луисе» меня посадили с Ривзом, Алленом и Бортуццо. Тогда обменяли из команды Шаттенкирка и у них не было четвертого человека. Говорят мне, «молодой, иди сюда, мы тебя научим».

— В России это опасная тема, подсаживаешься в компанию и тебя по полной обыгрывают.

— Я в том сезоне матчей 30 провел, какое-то количество денег проиграл и с тех пор я сразу к Тарасенко сажусь на последний ряд в самолете и мы с ним спокойно разговариваем.

19 августа. Ксения и Иван Барбашевы.

Маршанд — великий провокатор

— Правда, что Маршан из «Бостона» — самый неприятный тип из тех, против кого вы играли?

— Да, это так. Маршан на льду один из самых великих провокаторов, реально залезает под кожу. Но мне совершенно без разницы, что говорят другие люди во время матча. Стараюсь на это внимания не обращать. Хотя есть пара крепких слов, которые Маршан постоянно произносит. Мне в одно влетело, из другого вылетело.

— Внутри команды эти моменты обсуждаете?

— Перед финалом мы с тренерами обсуждали игроков «Бостона». На каждого из них было приличное досье. Показывали все через проектор, и мы общались на тему, чего они любят делать на льду и что — нет. Например, к кому под кожу можно залезть.

— Травмы соперников обсуждаете?

— Вспомните историю с защитником «Бостона» Харой. Когда он вышел на лед после перелома челюсти, мы старались поактивнее действовать в единоборствах против него.

— Кажется, раз 20 в него за матч врезались.

— Для многих хоккеистов, в том числе и детей, поведение Хары можно назвать примером для подражания. Человек вышел на лед с такой травмой и все вытерпел.

— У вас играл с серьезной травмой плеча Тарасенко.

— Да, хотя по нему и его игре не скажешь, что у него было серьезное повреждение. На льду этого вроде не замечали. Но я знаю, насколько самому Вове было неприятно. Тем более ты играешь в финале и тебя все бьют, а все равно надо выкладываться на все 100 процентов. Я сам в регулярном чемпионате получил перелом большого пальца на ноге. Ни одной игры не пропустил, но целый месяц мучился. Чуть пошевельнешь пальцем — сразу боль. Ужасное чувство. А у Вовы были проблемы серьезнее, с плечом. Он — молодец.

— «Авангард» организовал курс лекций для своих игроков на разные темы: общение со СМИ, финансовая грамотность. У вас в НХЛ что-то было такое?

— У нас есть финансист, занимающийся всеми денежными делами. А сразу после драфта тех, кого выбрали в первом-втором раундах, отправили в Торонто. С нами провели семь собраний, обсуждали разнообразные вещи — как отвечать на вопросы журналистов, как распоряжаться деньгами, не выкидывая их на ветер, куда лучше вкладывать и так далее. Маленькие нюансы, которые реально нам помогают в будущем.

— Скупать крутые машины, модные джинсы и брендовые часы вы точно не будете?

— Бывают дни, когда хочется. Ха-ха. У нас в Сент-Луисе с шоппингом не очень.

— Куда же ходит ваша жена Ксения?

— Заказывает через интернет, либо я, отправляясь на выезд куда-нибудь в большой город, что-то там покупаю, если есть время.

— О чем никогда нельзя говорить журналистам?

— Я не знаю. Честен перед вами. В голове ничего такого, о чем нельзя говорить, у меня нет.

— Ваш отец после финала дал жесткое интервью, в большей степени коснувшись судьбы вашего старшего брата Сергея, причем, говорят, еще не все вошло в итоговую версию. Как к этому отнеслись?

— Я не знал, что он говорил с журналистами. Да, многое не выложили, а с другой стороны, зачем тогда об этом нужно было спрашивать? Отца можно было вообще не трогать по каким-то темам.

— Посчитали провокацией?

— Я не вижу смысла, чтобы он говорил по этому поводу.

— И вы, и Сергей мне говорили, что самый сильный игрок в семье может получиться из младшего брата Максима. Как у него идут дела?

— Он занимается в Мытищах в школе «Атланта», в последний раз видел его игру год назад и остался им очень доволен. Многие говорят, что по манере Макс похож на меня. Идет в силовую борьбу, хорошие руки тоже есть, бежит, много забивает. В ближайшее время надо что-то будет решать.

— Поедет в Северную Америку?

— Да, для него это будет самый лучший вариант. Не знаю куда именно. Может, сначала в USHL, а потом уже в одну из юниорских лиг Канады. Будем изучать все варианты.

В лиге Квебека гоняли молодых голыми

— Вы играли в канадской лиге Квебека. Ярослав Алексеев рассказывал, как старшие там издевались над новичками. Было ли у вас что-то подобное?

— Когда я приехал туда, сразу дал понять: «нет, я ничего делать не буду». Вот когда сам стал ассистентом с авторитетом — началось веселье. У нас заставляли молодых бегать голыми перед сезоном. Лично мне этого удалось избежать. Когда мы приехали туда с Димой Яшкиным, то все сразу поняли — мы ребята не такие уж и молодые, чтобы над ними издеваться.

— Не страшно младшего брата в такую лигу отправлять?

— Совсем нет. Он за себя постоит. Одну фразу скажет, и все нормально будет у него.

— У вас с английским все хорошо?

— Да, но, если честно, я до сих пор не знаю многих слов. Хотя интервью в этом году стал давать уже намного увереннее. Бывали дни, когда я просто не мог ничего сказать — слова вылетают из головы. Но с каждым годом я говорю на английском все лучше и лучше.

— С Тарасенко в раздевалке на русском общаетесь?

— Да, косо на нас никто не смотрит. У нас же еще играют шведы. Мы все разговариваем, как нам комфортно. Но если идем куда-то в ресторан — говорим только на английском, чтоб никого не смущать.

— Хотелось бы спросить про декабрьский кризис «Сент-Луиса». Что это было?

— Честно, до сих пор не знаю. Когда к нам пришли О'Райли, Бозак, Марун — все понимали, подобралась команда, которая может выиграть Кубок. Предсезонка у нас тоже была хорошая. А потом начался сезон, пошли поражение за поражением. Причем не сказать, что игры были тяжелые в одну шайбу. Нас часто побеждали с крупным счетом. Все это тянулось до января. Тренер пробовал разные связки. Ничего не получалось. И когда главным поставили Беруби, тоже не сразу все пошло гладко. Только начиная с января мы стали выигрывать, были победы в 11 матчах подряд.

— Собрались всей командой без тренера, выпили как следует и решили, что так не может больше продолжаться?

— Да, было такое в Монреале. Очень запоминающаяся игра, напряженная. Там в конце ошибся наш защитник — нам забили победный гол за пять секунд до сирены. В итоге проиграли 3:2. После мы собрались всей командой, поговорили. Тяжелые были времена.

— Крэйг Беруби — потомок индейского рода. Силы природы не призывал? Другой известный тренер Тед Нолан этим славился.

— Точно, был такой (смеется). Нет, Беруби ничего такого не устраивал. Никаких индейских штучек. Но сам по себе он очень хороший человек. Общался с каждым игроком индивидуально. Расскажу вам историю о том, как после очередного проигрыша Беруби проводил собрание. Прекрасно помню — это был день его рождения. Он зашел в раздевалку и сказал: «Так не может больше продолжаться. Нужно все менять». И двинул кулаком в стенку со всей дури. Мы сидели, опустив взгляд — боялись, что он разнесет раздевалку. Это собрание всем запомнилось. Нас отчитали, как школьников.

В футболе — всю жизнь за ЦСКА

— Вы храните первую заброшенную шайбу?

— Конечно. Надеюсь, в Москве. Но если нет — тогда точно в Сент-Луисе (смеется).

— Наш народ не может без политики. Не будем спрашивать, за кого вы голосуете, но расскажите хотя бы, какой позиции придерживаетесь?

— Я стараюсь не лезть в политику. Могу просто прочитать новости. Мне без разницы до нее в целом, ведь просто играю в хоккей. Я видел отрывки интервью Панарина, ничего об этом не думаю, высказался и высказался.

— Что смотрите на YouTube или по телевидению?

— После победы в Кубке Стэнли единственное, что я смотрю — последние 30 секунд седьмого матча. Кстати, как прилетел в Москву — не смотрел. Нужно повторить.

— На футбольный дерби поедете? За кого, кстати, будете болеет?

— В футболе я всю жизнь за ЦСКА, вся моя семья — тоже. Нравились Ивица Олич и Вагнер Лав. Вообще, интересно посмотреть на московское дерби, я еще ни разу не был на новом стадионе «Спартака». Сейчас в Сент-Луисе тоже строят футбольную арену, и скоро у города будет своя команда в MLS. Спорт там развивается — это очень круто. Мы тоже переезжаем на новую арену. В следующем сезоне матч звезд НХЛ пройдет в Сент-Луисе.

— Из сборной России вами кто-то связывался перед чемпионатом?

— Так как мы прошли далеко в плей-офф НХЛ — нет. Но я надеюсь, когда-нибудь сыграть за сборную. Очень хочется выиграть и чемпионат мира, и Олимпиаду. Надеюсь, в следующем году мне наберут. Хотя нет, не хочется рано вылетать в НХЛ. Я был бы не против еще пару раз выиграть Кубок Стэнли (улыбается).

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
9
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир