"Казалось, что мозг растекается". Травма, которая могла уничтожить карьеру Кросби и изменила хоккейный мир

Иван Шитик
Корреспондент
1 апреля 2019, 11:15
Сидни Кросби. Сидни Кросби. Фото AFP Сидни Кросби. Сидни Кросби. Фото AFP Сидни Кросби. Фото AFP Сидни Кросби и Патрис Бержерон. Фото AFP Сидни Кросби. Фото AFP Сидни Кросби. Фото AFP
Портал The Athletic вспоминает травму капитана "Питтсбурга", которая чуть не поставила крест на его карьере.

Сидя в раздевалке "Питсбурга" на тренировочной базе команды, даже как-то забываешь о временах, когда дальнейшая карьера Сидни Кросби находилась под вопросом.

Он чувствует себя абсолютно комфортно, уютно расположившись на старом диване. И неудивительно. Ведь в каком-то роде хоккейная арена – это родной дом для Сидни, а раздевалка – его гостиная.

Разговор проходит в непринужденной атмосфере, несмотря на не самую приятную тему беседы. Партнеры по команде тоже не упускают возможности вставить свои пять копеек. Билл Герин, бывший одноклубник, а ныне помощник генерального менеджера "Пингвинз", позже травит байки, которые заставляют Кросби лишь смущенно улыбнуться.

Сидни Кросби.
Сидни Кросби.

Сидни завершает 14-й сезон в НХЛ. И он находится на пике своих возможностей. Нападающий вновь входит в число лучших бомбардиров лиги и может претендовать на "Харт Трофи". Его игра так безупречна, что одновременно он может быть включен в число претендентов и на "Селки Трофи", который получает лучший форвард оборонительного плана.

Капитан "Питтсбурга" должен в 13-й раз вывести команду в плей-офф. И за всем этим легко забыть, что не так давно карьера одного из лучших игроков в истории НХЛ оказалась под вопросом. Легко забыть, как все это казалось недостижимым после столкновения с нападающим "Вашингтона" Дэвидом Стекелом 1 января 2011 года во время матча "Зимней классики".

За следующие 15 месяцев Кросби проведет только восемь матчей, борясь с последствиями сотрясения мозга. И иногда казалось, что он может не выиграть эту борьбу.

"В какие-то дни я спрашивал себя: "Смогу ли снова играть? Что я буду делать, если больше не смогу играть?"

Роковой удар

Второй период матча "Зимней классики"-2011 подходил к концу.

Наверное, большинство из присутствующих на трибунах пропустили этот момент. Но позже видеоповтор этого момента был прокручен, проанализирован и разобран на мельчайшие детали бесчисленное количество раз.

Кросби направлялся в сторону голкипера Семена Варламова, но шайба была выброшена из зоны "Вашингтона". Сидни развернулся, чтобы не потерять ее из виду. В этот момент мимо проезжал Стекел и врезался правой рукой и плечом в голову капитана "Питтсбурга", после чего тот упал на лед.

После того, как Кросби поднялся на ноги, он вернулся на скамейку. Поникшая голова, сгорбленная спина, опушенные руки...

"Никто не видел, что случилось, – вспоминает бывший партнер по "Питтсбургу" Майк Рапп. – Просто Кросби неожиданно оказался на скамейке. Какой-то странный момент для смены. Мы сразу включились: "Нам нужен центр, нам нужен центр".

В перерыве между периодами Рапп заметил, что что-то все-таки не так. Кросби, вместо того чтобы готовиться к следующей двадцатиминутке, прислонился спиной к стене и сидел с закрытыми глазами.

Рапп поинтересовался, что происходит, но Сид ответил, что сам не знает: "Я повернулся и получил удар. Не знаю. У меня даже не было шайбы".

Кросби смог довести ту встречу до конца. Камеры запечатлели, как он снимает шлем и собирает вещи после обидного поражение в принципиальном матче (1:3).

Но никаких поводов для беспокойств.

Сидни Кросби. Фото AFP
Сидни Кросби. Фото AFP

"Я видел удар, – добавляет экс-защитник "Питтсбурга" Пол Мартин. – И мне показалось, что Сид двигается так медленно, потому что разозлен и просто раздражен.

Мы не обсуждали толком случившееся. Только через несколько дней я узнал, что же произошло на самом деле".

"Легкое сотрясение"

Тогдашний главный тренер "Пингвинов" Дэн Байлсма часто вспоминает тот эпизод. После матча все обсуждали только то, что игроки "Питтсбурга" нарушили традицию и не пожали руки соперникам.

Так как Кросби продолжил встречу, то Байлсма уверяет, что они "не имели представления о том, что Сид получил травму".

"Только после следующего матча начались разговоры о том столкновении со Стекелом".

Спустя четыре дня, 5 января, Кросби был впечатан в борт защитником "Тампы" Виктором Хедманом.

Обычный игровой эпизод. Но Кросби повалился на лед. Он смог подняться, однако не очень уверенно стоял на ногах. Шлем как-то странно сдвинут набекрень. Очевидно, что с ним что-то не так.

Когда Кросби поехал с командой на следующий матч в Монреаль, то проявились первые симптомы сотрясения: головные боли, чувствительность к свету, тошнота. Даже не сказав ничего тренерскому штабу, нападающий вернулся в Питтсбург.

Позже тем днем Байлсма сообщил журналистам, что у Кросби "легкое сотрясение".

Когда ожидается его возвращение в строй? "Думаю, где-то через неделю", – ответил тренер.

Восемь лет спустя эта ситуация напоминает о том, как мало мы знаем до сих пор о сотрясениях мозга, как халатно подходили к этой проблеме и как наивно полагали, что существует такое понятие, как "легкое сотрясение".

"Я зарекся употреблять эту фразу. И советую всем остальным", – признается Байлсма.

Перед встречей с репортерами Дэн общался с медицинским штабом "Пингвинз". "Помню, как доктор описал мне три варианта сотрясений", – среди них было и "легкое". Затем тренер, буквально, вошел в соседнюю комнату и ответил на вопросы представителей СМИ.

"Эта пресс-конференция заставила меня изменить свои взгляды. Я считаю это ошибкой со своей стороны. И теперь я иначе отношусь к травмам игроков. Особенно к процессу их восстановления. История с Кросби очень многому меня научила".

Так на сезоне, в котором нападающий выдал результативную серию из 25 матчей, в котором он лидировал в гонке бомбардиров, был поставлен крест.

"Сид был лучшим игроком в лиге, а мы – лучшей командой", – не стесняется эпитетов бывший генеральный менеджер "Питтсбурга" Рэй Шеро.

Поиск ответов

Именно на матч "Зимней классики" все три звездных центра "Питтсбурга" – Сидни Кросби, Евгений Малкин и Джордан Стаал – впервые в сезоне вышли на лед вместе.

"И с того момента прошло очень много – очень много – времени, прежде чем Кросби вернулся на лед. В какой-то момент я даже задавался вопросом: "Вернется ли он вообще? Сможет ли стать прежним?"

Чем дольше шло восстановление, тем чаще возникали эти неприятные вопросы.

"Мы старались найти решение. Сидни искал ответы. Но иногда казалось, что все наши усилия тщетны.

Каждый день кто-то интересовался, как у него дела? Как идет процесс восстановления? И у нас не было ответа на эти вопросы", – говорит Байлсма.

Не было их и у Кросби.

"Честно говоря, я старался об этом не думать. Согласитесь, не самые приятные размышления. Дерьмовое время, что скрывать".

Сидни Кросби. Фото AFP
Сидни Кросби. Фото AFP

Сидни рассказывает о симптомах, которые хорошо знакомы тем, кто сталкивался с сотрясениями. Иногда ему приходилось целый день проводить в слабо освещенной комнате. Порой ему казалось, что его мозг "растекается". В какие-то дни он не мог вспомнить, где оставил ключи. Он не мог смотреть телевизор, так как мелькающие картинки доводили его до острых головных болей.

"Ты надеешься просто выйти из дома, постараться вести активный образ жизни. Ведь ты всю жизнь привык чем-то заниматься. А теперь даже выйти на прогулку стало проблемой. Если же тебеудается выбраться на легкий променад, то это уже кажется огромной победой".

Такое простое удовольствие, как поход в ресторан на ужин, стало недоступным.

"Я пытался ходить в рестораны, чтобы просто выбраться из дома. Но даже фоновая музыка, разговоры за другими столиками – то, что ты обычно можешь не замечать или игнорировать, выводили меня из равновесия", – признается Сид.

Информация о состоянии здоровья канадской суперзвезды появлялась обрывистая. Тем временем, клуб, игрок и его агент, Пэт Бриссон, – все продолжали искать ответы по всей Северной Америке. Те, кто был посвящен в происходящее, знали, что ситуация остается непростой.

Его отсутствие напрягало все сильнее и сильнее. "Можно сказать, что Сид исчез. Он пропал. Будто его и не существовало.

Мы не знали, что происходит. Никто в команде не знал, что с ним будет. Когда он вернется в строй?" – не скрывает Рапп.

Перепады

Через несколько недель после получения травмы врачи все же разрешили ему летать на самолетах. Первым делом Кросби отправился во Флориду. Просто хотелось сменить обстановку. Потому что все, чем он занимался эти недели, это различные обследования, тестирования и упражнения.

"Необходимо пытаться поддерживать нормальны ритм жизни. Ведь невозможно, чтобы человек, который привык к физическому труду, так резко все бросил. Ты не будешь чувствовать себя хорошо после этого".

Для спортсмена действительно важно, чтобы его тело и мысли были чем-то заняты. Но четкого процесса реабилитации никто не прописал. Как говорит Сидни, это был этап "метода проб и ошибок". Главное – избежать ухудшения состояния.

Сидни Кросби. Фото AFP
Сидни Кросби. Фото AFP

"Бывали моменты, когда казалось, что я двигаюсь в верном направлении, что болезнь отступила. Но на следующий день ты вновь чувствуешь себя абсолютно разбитым. Можно ли назвать это регрессом? Вряд ли. Ведь это предполагает, что прежде должен был наступить прогресс".

К концу регулярки 2011 года "Питтсбург" был в зоне плей-офф, а Кросби даже начал заниматься на льду. Были надежды, что он сможет вернуться в какой-то момент по ходу плей-офф. Но близкие знали, что Сидни все еще не избавился от раздражающих симптомов сотрясения.

Шеро вспоминает одну тренировку в Тампе, когда нападающий выглядел просто отлично. Но потом он пошел поиграть в рэкетбол и у него вновь случился приступ головной боли.

Да, форвард продолжал тренироваться с партнерами (с запрещением физического контакта во время игры), даже находился в раздевалке по ходу неудачного первого раунда против "Тампы", но его возвращение в НХЛ откладывалось.

Помощь друга

В начале процесса реабилитации Кросби был ограничен в своих возможностях из-за частых проявлений симптомов сотрясения.

Он регулярно встречался с нейропсихологом Майки Коллинсом в медицинском центре при университете Питтсбурга.

Он занимался с давним другом и тренером по физподготовке Энди О’Брайеном, пытаясь привести себя в форму перед началом сезона-2011/12.

"Иногда руки просто опускались. Ты ищешь ответы на вопросы, пытаешься хоть за что-то ухватиться, но твое состояние не улучшается. Однако нужно набраться терпения и двигаться вперед. Шаг за шагом".

В отличие, к примеру, от перелома, восстановление после сотрясения может растянутся на неопределенный срок. И никто не может сказать, когда именно тебе станет лучше. Вот это и является самым непростым моментом с точки зрения психологии.

"Не все могут понять это. И это очень сложно объяснить тому, кто не сталкивался с подобными проблемами".

Сидни Кросби и Патрис Бержерон. Фото AFP
Сидни Кросби и Патрис Бержерон. Фото AFP

Так что Кросби обратился за помощью к другу и звезде "Бостона" Патрису Бержерону, который сам восстанавливался после сотрясения несколько лет назад.

"Бержи очень помог мне. Понимаете, сейчас доступно гораздо больше информации по этому вопросу. Существуют даже специальные протоколы и порядок действий. Но, когда я столкнулся с этой проблемой, то ничего этого еще не было. И просто поговорить с человеком, который сам через это прошел, было очень полезно".

Бержерон на два года старше Кросби. Они познакомились в составе молодежной сборной Канады, и Патрис, можно сказать, стал наставником для более юного партнера.

Бержерон сам сталкивался с серьезными проблемами. Его карьера также была под большим вопросом после того, как защитник "Филадельфии" Рэнди Джонс применил против него грубый силовой прием в октябре 2007 года и нанес серьезные травмы. Форвард не выходил на лед целый год.

"Когда ты сам прошел через это, то понимаешь, каким одиноким можешь себя ощутить и как сложно людям понять, с чем ты столкнулся. Сотрясение – очень неприятная травма. В том плане, что у всех оно проявляется по-разному, появляются различные симптомы. Кто-то восстанавливается быстрее, кто-то…. Но на протяжении всего процесса реабилитации ты испытываешь чувство гнетущего одиночества", – признается Бержерон.

Патрис вспоминает, как ему пришло сообщение от Кросби. Когда-то он сам искал подобной помощи, обращаясь за советом к Эрику Линдросу и Мишелю Гуле.

"Я был рад, что могу поделиться с ним своим опытом. В конце концов, тебе станет лучше, но тебе нужно набраться терпения. Понимаю, что сейчас все кажется хреновым, но ты должен выдержать".

Возвращение

По прошествии более шести месяцев, которые не дали явного улучшения, Кросби обратился за помощью к доктору Теду Кэррику из Атланты, который специализируется на сотрясениях мозга.

Невролог-хиропрактик, чья практика получила признание по всему миру, помог Сидни наладить работу вестибулярного аппарата. Вернулись прежние координация и чувство баланса.

Для этого приходилось использовать различные упражнения. К примеру, Кросби сажали на специальный стул-гироскоп и крутили на нем, пока игроку не становилось плохо до тошноты. Иногда выпускали на лед, где он выполнял различные задания. Обязательная зарядка для глаз и упражнения для улучшения баланса.

7 сентября 2011 года в Питтсбурге была созвана специальная пресс-конференция, на которой присутствовали Кросби, Кэррик и Коллинс.

Кэррик рассказывал с оптимизмом, что настало "Рождество Сидни Кросби". Хотя это была, скорее, просто красивая метафора, потому что возвращение нападающего на лед откладывалось еще на пару месяцев.

Перед началом сезона-2011/12 Кросби все еще приходилось посещать различных специалистов за пределами штата. Но, когда он был в городе, то проводил все свободное время с партнерами или тренерским штабом.

Сидни Кросби. Фото AFP
Сидни Кросби. Фото AFP

"В окружении команды я всегда чувствовал себя лучше. Это заставляло забыть о многих проблемах. Вечером тебя могут беспокоить головные боли, с утра ты можешь проснуться таким разбитым, что уже ничего делать не хочется. Но, когда ты находишься в раздевалке, то не думаешь о плохом. Тебе просто приятно находится рядом с друзьями".

Кросби старался следить за всеми матчами. Иногда даже тренеры слали ему сообщения: "Эй, как тебе этот момент? Видел, что они сделали в большинстве?"

"Сид смотрит очень много хоккея и обладает тончайшим пониманием игры, – говорит Байлсма. – Даже когда он не мог сам выходить на лед, то продолжал следить за выступлением команды. Он хотел оставаться причастным к клубу".

Приближался День благодарения, когда Кросби, наконец, разрешили тренироваться без ограничений.

Возвращение состоялось 21 ноября в игре против "Айлендерс". Именно на клубе из Нью-Йорка прервалась та его 25-матчевая результативная серия незадолго до той злосчастной "Зимней классики".

"Мы были невероятно ради, что Сидни возвращается. Словами не могу описать свои эмоции", – добавляет Байлсма.

Это был настоящий мастер-класс. Виртуозное представление. Во время своей третьей смены Кросби подхватил шайбу в районе скамейки запасных. Он пересек центральную линию и вошел в зону соперника. Объехав защитника, нападающий нанес такой бросок с неудобной руки, который подвластен лишь избранным. Естественно, шайба оказалась за спиной голкипера Андерса Нильссона и в сетке ворот "Островитян". Ту игру форвард закончил с двумя голами и двумя голевыми передачами.

"Он мог набрать все восемь очков", – улыбается тренер.

Некоторые из новых игроков "Питтсбурга" впервые вышли на лед вместе с Кросби: Стив Салливан, Джеймс Нил и Мэтт Нисканен. "Они были ошеломлены увиденным", – не скрывает Дэн.

"Пересматривая ту встречу, кажется, что я смотрю кино. Невероятный матч", – продолжает Байлсма.

На примерно таком же запредельном уровне Кросби провел следующие семь матчей, набрав в них 12 очков. Но в какой-то момент – будь то удар в игре с "Бостоном", или силовой прием на последних минутах встречи с "Сент-Луисом", или столкновение с одноклубником – произошел рецидив. И Кросби вновь оказался на больничном.

Он продолжал восстанавливаться под наблюдением доктора Кэррика, но вернулся только в марте 2012 года.

Новый взгляд

Если бы это была история о том, как будущий член Зала хоккейной славы столкнулся с проблемами, которые чуть не поставили крест на его карьере, то она могла быть написана на более драматичный манер.

Но, так как речь идет о Сидни Кросби, то нужно выбирать иной тон. Ведь сразу после того, как стало известно, что с ним случилось, весь хоккейный мир по-иному взглянул на проблему сотрясений.

К примеру, Пол Мартин вынес для себя следующий урок: речь не идет только о силе духа или силе воли. Единственный человек, который знает, что происходит у тебя в голове, – ты сам.

"Все друзья, все партнеры говорили Сиду, что, если ты не чувствуешь себя здоровым на 100 процентов, то не возвращайся раньше времени. А определить готовность можешь только ты сам.

Вот в чем главная проблема сотрясений. Все переживают это по-разному. И нельзя говорить, что, если один человек пропустил из-за этого два месяца, а другой – три, то он сильнее или крепче. Здесь это так не работает".

Байлсма был партнером по команде нападающего "Анахайма" Пола Карии, когда член Зала славы попал под один из самых сокрушительных силовых приемов в исполнении другого члена Зала славы – защитника "Нью-Джерси" Скотта Стивенса – в финале Кубка Стэнли-2003. Кария смог продолжить ту встречу и даже забил очень эмоциональный гол, но ему все же пришлось завершить карьеру раньше времени из-за множества сотрясений.

Конечно, после того случая были разговоры о необходимом ужесточении наказаний за удары в голову или повышении внимания к проблеме сотрясений. Как были эти разговоры и в 2000 году, когда все тот же Стивенс сокрушил нападающего "Флориды" Эрика Линдроса. Но никогда голоса пострадавших и призывы врачей не звучали так громко, как после ситуации с Кросби.

"Можно сказать, что с тех пор все правила были переписаны", – подтверждает Байлсма.

Рапп добавляет, что после все произошедшего с Сидни, многие хоккеисты стали охотнее говорить об этой проблеме и делиться своими историями: "Наверное, тогда впервые за долгое время и игроки и тренеры стали думать о том, как чувствует себя другой хоккеист".

Бержерон поддерживает: "Соглашусь на 1000 процентов. Я разделяю эту точку зрения. После этого ситуация постепенно начала меняться. И в каком-то смысле я благодарен ему за это".

Пол Келли, бывший исполнительный директор Ассоциации игроков НХЛ и член совета директоров Ассоциации ветеранов НХЛ, соглашается, что травма Сидни Кросби изменила тон разговоров относительно сотрясений в хоккейном мире: "Очень важно, что именно звезды лиги меняют устои, взгляды на те или иные проблемы. И ситуация с Кросби – яркое тому доказательство".

Кэррик, который отказывается рассказывать подробности восстановления своего пациента, также подтверждает мысль, что, после того как такая неприятность постигла столь значимого в хоккейном мире человека, это изменило отношение общественности к данной проблеме.

Личный опыт

Описываемый период времени был очень непростым для РэяШеро. Его сын Крис, которому на тот момент было 16 лет, дважды попал под мощные силовые приемы.

Шеро вспоминает, как разговаривал с сыном и провел для него один из тестов, которым подвергался Кросби. Крис должен был повторить определенные слова и числа. Получилось не очень успешно.

Оказалось, не только лучший игрок его команды, но и его родной сын мучается из-за сотрясения. Более того, двое молодых людей иногда тренировались вместе, пока другие игроки "Питтсбурга" готовились к новым матчам.

"Когда ты сам через все это проходишь, то начинаешь совершенно иначе относится к этой проблеме", – признается Шеро.

Рэй сохранил все свои записи о том периоде. И он использует приобретенный опыт до сих пор, будучи уже генеральным менеджером "Нью-Джерси".

Если игрок хочет посетить дополнительного врача, узнать другое мнение? "Мы заплатим за это", – не колеблется Шеро.

У него четкая политика, когда речь заходит о травме, тем более о сотрясении: позволил бы он своему сыну выйти на лед в таком состоянии?

Да, неприятный опыт Кросби послужил толчком ко многим позитивным переменам. Но это борьба далась нелегко.

"Он прошел через многое. Его семья, его друзья, клуб, многие люди… Но, в итоге, многим в будущем это оказало огромную помощь".

Инновации

После сотрясения у Кросби владелец "Питтсбурга" Марио Лемье написал письмо комиссионеру НХЛ Гэри Беттмэну. Он отмечал, что необходимо кардинально изменить отношение к ударам в голову в лиге.

"Пингвинз" оказались на передовой борьбы за новое будущее. Будущее, в котором, к примеру, появилось "Правило № 48", которое как раз регламентирует наказания за удары в голову. Оно было принято уже после того, как Кросби вернулся в строй.

Генеральный менеджер "Пингвинов" Джим Рутерфорд, который тогда работал в "Каролине", также ратовал за эти нововведения.

На региональном уровне "Питтсбург" организовал медицинские тестирования для тысяч молодых спортсменов, которые выступают за школьные и юниорские команды. И речь идет не только о хоккейных командах.

Также "Пингвины" активно спонсируют исследования в области сотрясения мозга и других травм головы. Одна из главных идей клубных врачей заключается в том, что укрепление мышц шеи может снизить риск получения сотрясения.

Кроме того, клуб сотрудничает с компанией, которая пытается разработать новый тип бортов для хоккея. Согласно теории, шайба должна отскакивать от покрытия по привычной траектории. Но при столкновении с человеческим телом материал должен быть более податлив. Программа, которая получила название RethinkTheRink, должна оборудовать такими бортами тренировочную базу клуба. Также разрабатывается новый тип экипировки, которые тоже должен снизить риск получения травмы.

Новый контракт

Летом 2012 года перед "Питтсбургом" встал ряд новых неприятных вопросов. Останется ли Кросби лучшим игроком в мире? И захочет ли он оставаться в Питтсбурге?

Главная звезда "Пингвинов" и его семья прошли через многое за прошедшие месяцы. Потратили очень много сил и нервов. Но, когда пришла пора поставить подпись под новым контрактом, обе стороны заверили, что верят друг в друга и хотят продолжать плодотворное сотрудничество.

Кросби даже согласился не на максимальный (по тем меркам) контракт, чтобы клуб смог продолжать входить в число контендеров. (Рутерфорд сменит Шеро на посту генменеджера в 2014 году, и "Пингвины" завоюют Кубок Стэнли в 2016 и 2017 годах).

Заключая 12-летний контракт на 104 миллиона долларов (кэпхит – 8,7 миллиона), клуб понимал все риски, которые могут быть связаны с этим решением. Не каждый решится потратить такие деньг на игрока, чье состояние здоровье еще оставляло вопросы.

Накануне дня подписания одного из самых дорогих контрактов истории НХЛ, РэйШеро еще раз встретился с Сидни Кросби. Вопрос был один: "Ты уверен?"

Сид не сомневался. И стороны ударили по рукам.

Настоящее

Сейчас Сидни Кросби уже 31 год. Его карьера, скорее всего, перевалила за середину пути.

С того момента, как он вернулся на лед в марте 2012 года, нападающий успел получить перелом челюсти, переболел свинкой, пропустил матч плей-офф-2017 после удара в голову, а также залечил сотни ушибов и синяков, которые являются неотъемлемой частью жизни любого хоккеиста.

Также он выиграл еще два Кубка Стэнли, второе олимпийское золото, а также победил на Кубке мира. Он был признан самым ценным игроком этого турнира, а также стал MVP плей-офф в 2016 и 2017 годах.

В реалиях, где в лигедоминируют более быстрые, молодые и, возможно, даже в чем-то более талантливые игроки, Кросби все равно занимает особое место. И он давно вошел в пантеон великих.

"Сложно обычными словами описать его. Это отличный человек и выдающий спортсмен.

Более всего поражает то, что он может демонстрировать недосягаемый уровень, в каком бы направлении не менялся стиль игры. Да, в лигу приходит все больше ярких, талантливых и молодых игроков. Но никто не обладает таким широким набором способностей. В каждом матче Сидни Кросби является лучшим игроком на льду. И сравниться с ним не может никто", – заключает Рутерфорд.

Рапп, который сейчас работает аналитиком на NHL Network, отмечает, что с годами Кросби становится только лучше.

Если тебе нужно выиграть решающий матч… "Я не знаю, кого можно выбрать для этого раньше, чем Сида".

Сидни Кросби. Фото AFP
Сидни Кросби. Фото AFP

То сотрясение многому научило и самого Сидни Кросби.

"Я помню, как мне не хватало игры. Да, побеждать всегда приятно, положительные эмоции приносят много удовольствия. Но мне не хватало не только побед, но и даже поражений. Ощущения того, как после серии неудач команды команда старается сплотиться и игроки подбадривают друг друга. Мне всего этого очень не хватало.

Чувство коллектива – главное, что есть в хоккее. И теперь я просто стараюсь наслаждаться каждым мгновением этой жизни. Думаю, именно это главный урок, который я вынес из всего, что тогда со мной произошло".

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
1
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир