Морис Ришар — это не только снайпер. Скромный тихоня бил судей, стал причиной народных волнений и символом революции

Михаил Зислис
Обозреватель
28 июля 2021, 23:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Морис Ришар: тихоня, который бил судей, стал причиной народных волнений и символом революции»

№ 8491, от 29.07.2021

Морис Ришар. Морис Ришар. «Морис Ришар Трофи». Фото Getty Images
Легенда канадского хоккея боролась за права франкофонов и преуспела в ней не хуже спорта.

Травма спасла от фронта

Александр Овечкин за годы своей великой карьеры в НХЛ почти приватизировал себе «Морис Ришар Трофи», выиграв звание лучшего снайпера регулярного чемпионата девять раз, и надеемся, дотянется до десятой награды. Этот приз был назван в честь легендарного форварда «Монреаля» 40-50-х годов. Мастеров, умеющих класть шайбы в чужие ворота с неумолимостью автомата, в истории лиги хватало во все времена. Ришар стал первым хоккеистом, забросившим 50 шайб в 50 матчах с начала чемпионата. При этом назвать его однозначно лучшим нападающим лиги даже на пике карьеры все-таки нельзя — почти в одно время с ним состоялся взлет Горди Хоу.

Острый и быстрый крайний по прозвищу Ракета умел очаровывать публику сольными зрелищными проходами. Он резко включал скорость, объезжал защитника и смело вылезал к чужим воротам. Записей с игрой Ришара сохранилось немного, поэтому восторженные отзывы о нем в первую очередь распространяли тех, кому повезло увидеть его в деле. Легко представить, что в 40-50-е людская молва значила гораздо больше, чем сейчас, когда в огромных потоках разнообразной информации трудно уследить за деталями. Образ яркого индивидуалиста, выписывающего крутые виражи и забрасывающего красивые шайбы, сформировался не на пустом месте. Форвард со временем обрел легендарный статус. Наверное, что-то похожее по значению, если оставаться в рамках чистого спорта, много лет спустя явил миру Павел Буре.

Россиянин, как известно, закончил в 32 года из-за постоянных травм коленей. Ришару повезло больше, хотя проблемы со здоровьем преследовали его с самого начала карьеры. Уже в первом матче за дочернюю команду «Монреаля»

он сломал лодыжку, неудачно врезавшись в борт. Однако это несчастье пошло ему на пользу. Медицинская комиссия после изучения рентгеновского снимка ноги забраковала молодого Мориса и не призвала в армию. Тогда как около 80 игроков НХЛ, включая звезд типа Сида Абеля и Милта Шмидта, отправились на военную службу. Некоторые даже приняли участие в боевых действиях на фронтах Второй мировой, а двое погибли.

Ришар мощно провел сезон-1941/42 в фарм-клубе, пропустив большой отрезок из-за перелома запястья. Нападающий успел вернуться к плей-офф, а позднее прошел жесткий отбор и пробился в основной состав «Канадиенс». В дебютном чемпионате НХЛ Морис сыграл всего 16 матчей и сломал ногу. Она неправильно срослась, поэтому и новая попытка записаться на военную службу закончилась неудачей. Проблемы со здоровьем подняли вопрос о месте Ришара в команде. Кому нужен постоянно ломающийся игрок? Эта ситуация серьезно мотивировала игрока, он качественно подготовился к сезону и сменил в честь рождения дочери Югетт свой номер с 15-го на 9-й, под которым и запомнился.

Морис Ришар.
Морис Ришар.

Рекорды

«Канадиенс» перед приходом Ришара переживали не лучшие времена. После выигрыша Кубка Стэнли в 1931 году «Монреалю» ни разу не удавалось выйти даже в финал. После сезона-1935/36 клуб из-за долгов могли перевезти в американский Кливленд, если бы местные инвесторы во главе с Эрнестом Саваром не вложили свои средства и не оставили команду в родном городе. НХЛ из-за экономических проблем сократилась за декаду с десяти до шести команд.

Ришар образовал с центрфорвардом Элмером Лаком и левым крайним Гектором Блэйком «Ударную тройку», которая стала кошмаром для соперников в 1940-х. Спустя 13 лет «Монреаль» вернул себе Кубок Стэнли. Молодой Морис набрал 54 очка в 46 матчах. В одной встрече полуфинала против «Торонто» ему удалось забросить сразу пять шайб и повторить достижение Ньюси Лалонда, выступавшего за «Канадиенс» в 10-20-е годы. На следующий год Ришар установил пару впечатляющих рекордов — забросил 50 шайб в 50 матчах регулярного чемпионата и набрал 8 очков в игре с «Детройтом» (9:1), несмотря на то что в тот день несколько часов таскал вещи из-за переезда в новый дом. К результатам молодого снайпера поначалу относились с некоторым скепсисом из-за того, что значительный контингент одаренных хоккеистов был призван в армию. В следующие годы ему удалось доказать закономерность своих первых успехов.

Звезды спорта, вырывающиеся за пределы своего локального мира, имеют отличный шанс остаться в памяти современников и потомков не только действиями на площадке. От чего это изначально зависит, можно понять. Скорее всего, от воспитания и условий, в которых сформировался характер человека. Ришар вырос в простой, многодетной семье, представлявшей рабочий класс и сильно пострадавшей от глобального экономического кризиса в 1930-е годы.

Борьба за права франкофонов

Период в истории провинции Квебек, когда ее премьер-министром был авторитарный и крайне правый политик Морис Деплюсси (1936-1939, 1944-1959), с подачи его противников получил название «Великая тьма». Исследователи этого периода на основании статистических данных опровергают устоявшееся мнение о том, что все было плохо и безнадежно. Но общий фон нельзя признать ни в коей мере позитивным. Вскоре после кончины Деплюсси началась «Тихая революции» — серия социально-экономических и культурных изменений в Квебеке. С этого момента самосознание франко-канадцев и их роль в обществе стали расти. Ранее они много лет считались чуть ли не людьми второго сорта по сравнению с англоговорящим меньшинством провинции. Корни проблемы были заложены еще в XVII веке в период активной конкуренции Англии и Франции в колонизации Нового Cвета.

Краткий исторический экскурс важен для понимания одного из событий, связанных с карьерой Ришара. Жизненные обстоятельства и воспитание на нем крепко отразились. Морис на протяжении всей жизни оставался скромным и очень часто закрытым человеком, не любящим шумиху вокруг своего имени. Хотя на протяжении нескольких лет в монреальской еженедельной газете Samedi Dimanche публиковалась его колонка Tour de Chapeau (Хет-Трик), записываемая журналистом со слов игрока. Одна из таких статей стала поводом для скандала. Ришар обвинил президента НХЛ Кларенса Кэмпбелла в пристрастном отношении к франкофонам на примере дисквалификации своего одноклубника Берни Джеффриона. Тот в ходе потасовки в гостевой игре с «Рейнджерс» от души засадил клюшкой, словно топором, в лицо форварду соперника Рону Мерфи, сломав ему челюсть и нанеся сотрясение. Видео этого момента случайно обнаружили в архивах десять лет назад. Сейчас его спокойно можно отыскать в интернете.

За свой отвратительный поступок Джеффрион сравнительно легко отделался и лишь пропустил оставшиеся в чемпионате восемь матчей против нью-йоркской команды. Ришар тем не менее сильно возмутился, назвал решение «фарсом», Кемпбелла записал в «диктаторы», попутно обвинил «Детройт» в приписывании очков за голевые передачи в домашних встречах своим лидерам Хоу, Абелю и Теду Линдсею и выразил готовность понести любое наказание за свои острые слова. Клуб запретил своей звезде в дальнейшем вести колонку. «У меня забрали право на свободу слова, — написал напоследок Ришар. — Я должен подчиниться своим работодателям. Я не осуждаю их, но оставлю дело в руках моих друзей».

Генеральный менеджер «Канадиенс» Фрэнк Селке отправил Кэмпбеллу письмо с извинениями. Ришар также был оштрафован лигой на приличную по тем временам сумму 1000 долларов. Франко-канадское население увидело в произошедшем очередной акт дискриминации по отношению к своему кумиру. Ему лишь раз за карьеру достался «Харт Трофи», что считалось болельщиками «Монреаля» большой несправедливостью. Виноваты во всем, разумеется, ненавистные «англичане».

Ришар был колючим и заводным игроком, которого пытались вывести из равновесия жесткими, местами грязноватыми действиями и прямыми оскорблениями. Ему часто доставалось. Форвард, в детстве занимавшийся боксом, умел за себя постоять, но иногда не мог удерживать себя в руках. В матче, который состоялся в марте 1955-го, защитник «Брюинз» Хэл Лэйкоу в пылу борьбы случайно клюшкой рассек до крови голову Ришару. Арбитр Фрэнк Удвари зафиксировал отложенный штраф. После остановки игры разъяренный форвард не успокоился и помчался мстить. Он использовал клюшку, хотя Лэйкоу приготовился драться по-честному в кулачном бою. Защитник крепко получил по плечам и голове деревянным орудием хоккейного труда. Окровавленный Ришар продолжал бушевать и дважды врезал по лицу подоспевшему лайнсмену Клиффу Томпсону, послав того в глубокий нокаут. К раздевалке гостей за Морисом с намерением его арестовать пожаловали местные полицейские, но игроки «Канадиенс» не пустили их внутрь. Ситуацию разрулили представители «Бостона», заявившие, что вопрос будет рассмотрен непосредственно самой НХЛ.

«Морис Ришар Трофи». Фото Getty Images
«Морис Ришар Трофи». Фото Getty Images

Бунт Ришара

Нападающий «Монреаля» потом оправдывался, что находился словно в тумане и принял арбитра за еще одного игрока «Брюинз». Несколькими месяцами раньше Морис уже ударил судью, отделавшись штрафом в 250 долларов. Новое наказание было куда жестче — дисквалификация до конца сезона, включая плей-офф. Кэмпбелл вынес самый суровый вердикт за три десятилетия пребывания на своем посту. Решение взбесило горячих поклонников «Канадиенс». После его оглашения в офис лиги, который тогда располагался в Монреале, поступили сотни звонков от болельщиков. Многие, не стесняясь, угрожали президенту НХЛ смертью и во всеми винили треклятых англофонов, которые «закрыли» живой символ франко-канадского хоккея по национальному признаку. Руководители и хоккеисты других клубов считали же, что Ришар легко отделался.

Кэмпбелл на следующий день после вынесения вердикта пришел в «Форум», чтобы посмотреть матч с «Детройтом», хотя ему активно советовали этого не делать. Местная публика повела себя совсем не толерантно еще до игры, когда безбилетники пытались тщетно прорваться через оцепление полиции ко входу на трибуны. Толпа, оставшаяся на улице и насчитывавшая несколько тысяч человек, озлоблялась с каждой минутой. Первыми пострадали стекла витрин и проезжавших рядом автомобилей.

Внутри тоже было очень жарко. На арену Кэмпбелл прибыл со своими тремя секретаршами в тот момент, когда хозяева уже уступали в первом периоде 0:2. Полтора десятка тысяч зрителей разом переключили свое внимание с игры на президента НХЛ и устроили ему яростную обструкцию. На протяжении шести минут функционера беспрерывно закидывали всем, чем можно, включая тухлые яйца и гнилые овощи.

Первый период закончился со счетом 4:1 в пользу «Детройта». Народ и не думал успокаиваться. Снова последовало активное швыряние разнообразных предметов в сторону, где находился Кэмпбелл. Один из болельщиков пробрался прямо к президенту, протянул руку с намерением ее пожать и вместо этого дважды его ударил, прежде чем был нейтрализован полицейскими. После того как неподалеку задымила прилетевшая откуда-то граната со слезоточивым газом, глава пожарной службы города Арман Паре потребовал прекратить матч. «Мы могли проиграть 1:100, но в тот вечер это никого бы из людей не интересовало», — вспоминал главный тренер «Канадиенс» Дик Ирвин.

День святого Патрика получил продолжение даже после того, как было принято решение прекратить матч из-за угрозы безопасности для зрителей. Насилие вылилось на улицы, прилегающей к арене. Многотысячная толпа, состоявшая из тех, кто был на трибунах, и тех, кто не попал на матч, вконец озверела и разносила все, что попадалось на ее пути. Было разграблено больше 50 магазинов, разбиты витрины и окна, перевернуты автомобили. В стычках получили повреждения около 40 полицейских и протестантов, еще 100 человек подверглись аресту.

НХЛ отдала победу «Детройту», который благодаря этому стал первым в регулярке и получил преимущество своего льда в плей-офф. В решающей серии «Ред Уингз» одолели «Монреаль», побеждая исключительно в домашних матчах. Джеффрион стал лучшим бомбардиром гладкого сезона, обогнав дисквалифицированного Ришара в последней игре, и был жестко освистан трибунами «Форума».

Беспорядки вошли в историю как «Бунт Ришара», и спустя несколько лет в нем увидели пролог «Тихой революции». Неконтролируемый выплеск звериных эмоций, как считается, состоялся не из-за длительной дисквалификации, а из-за атаки англофонов на любимца франкоязычного Квебека. Сам нападающий на следующий день после волнений призвал все стороны успокоиться, выступив на двух языках. Он был аполитичен, но именно эта история позволила ему стать национальным героем в глазах всего Квебека. Потом были еще пять завоеванных с «Монреалем» Кубков Стэнли, преодоление рубежа в 500 заброшенных шайб, игра в одном звене с младшим братом Анри, введение в Зал славы всего через год после завершения карьеры. Но его спортивное наследие меркнет перед общественно-политическим.

О Ришаре снимали фильмы (отличная художественная картина 2005 года, повествующая о его биографии, с участием тогда еще действующих игроков НХЛ Венсана Лекавалье, Шона Эйвери, Майка Риччи и других — категорически рекомендуется к просмотру), писали статьи и книги (стоит выделить большой труд монреальского профессора и писателя Брайана Мелансона). Когда в 1996-м закрывался «Форум», то овация трибун седовласому ветерану длилась 11 минут. Похороны Ришара четыре года спустя транслировались по национальному телевидению — таких почестей ранее не удостаивался ни один спортсмен. Обычный парень из рабочего района Монреаля, едва не закончивший с большим хоккеем в 18 лет, останется в памяти как одна из заметных фигур в истории Канады XX века.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
8
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья