Евгений Кузнецов: "Овечкин все правильно говорил об Олимпиаде. А ему кричали – "Предатель Родины"

17 февраля 2019, 19:00
Александр Овечкин и Евгений Кузнецов. Фото AFP
Тизер большого интервью форварда "Вашингтона" Евгения Кузнецова – о партнере по "Кэпиталз" Александре Овечкине

Игорь Рабинер из Сан-Хосе

Овечкин – за "Барселону". А я – за тех, кто слабее!

– Ваше взаимодействие с Овечкиным в плей-офф было совершенно волшебным. Но таким оно было не всегда. Что обеспечило такую "химию" именно в этот момент?

– Наверное, чувство ответственности. И повезло, что после матчей против "Коламбуса" нашли свою игру – и пошло, пошло по накатанной. Друг на друга работали и удовольствие получали.

– Ваши отношения с Овечкиным как-то изменились по сравнению с тем временем, когда вы только приехали в НХЛ?

– Если только еще ближе стали. Втроем с Орловым общаемся и столько времени вместе проводим, что у нас уже, мне кажется, между собой меньше секретов, чем с собственными женами. Мы все друг про друга знаем – кто что ест, кто как одевается… Надеюсь, дальше будет еще лучше. Главное, чтобы вне хоккея все было хорошо!

– Конфликтов между вами вообще не бывает?

– Да каждый день цапаемся! И это нормально. Условно говоря, он болеет за "Барселону", а я симпатизирую "Крыльям Советов". Понятно, что спорим о том же футболе не в том контексте, кто из этих двух клубов лучше играет, но темы всегда находятся.

– Он действительно за "Барселону"?

– Да.

– А вы часом не за "Реал"?

– В Европе любимой команды у меня нет. Но, если "Барса" играет с "Леванте", буду болеть за "Леванте". Потому что я всегда за команды, у которых меньше шансов выиграть. Вот по таким мелочам и спорим. А серьезной ругани давно уже не видел.

– В СМИ обсуждали видео, как вы на повышенных тонах общались на скамейке после смены.

– Мы так разговариваем. У нас эмоции. Здесь принято так, что все их в себе держат. А мы постоянно обсуждаем игровые моменты. Не так, что ты – редиска. Просто высказываем мнения по эпизоду. Выплескиваем, выходим на лед – и тут же об этом забываем. Так и должно быть, если тебе не пофигу все. В этом и весь смысл, что у каждого свое видение хоккея.

– То есть нет такого, что никто в "Кэпиталз" не может сказать Овечкину, что он не прав?

– Да мы все друг другу можем сказать! В этом вся его фишка, что, если он не прав, то ты даже не успеешь Сане что-то сказать, как он сам признает: "Виноват". Это уважение к коллективу, по-другому не так.

– А Рирден может ему "напихать"?

– Тренер может хоть кому "напихать". Некоторые люди барьера этого не чувствуют. Добрый тренер или жесткий – нужно с уважением к нему относиться. Если тренер тебе что-то говорит – значит, так и есть. Какой смысл ему взять и просто так к тебе придраться? Я не верю, что у тренера к игроку может быть человеческая неприязнь. Просто у некоторых хоккеистов есть свой мир в голове, и в нем они видят ситуацию именно так. А для меня слово тренера – закон.

– Овечкин проставился за рекорд по очкам среди россиян?

– Пока нет. Но поездка длинная (улыбается).

– Вы с Орловым его поздравили?

– Поздравили. Но он каждый день рекорды бьет! Как я уже сказал, когда Саша пару недель без рекордов обходился, тишина была – это не дело.

Таких уникальных людей, как Овечкин, на своем веку точно больше не увижу

– Многие вас цитируют: "В ближайшие сто лет таких, как Овечкин, не будет. А таких, как я, – целый мешок". Почему вы так думаете?

– Потому что таких, как Саня, сделать больше невозможно! (Смеется.) Условно говоря, Макдэвид, Мэттьюс, Таварес, Кучеров, Стэмкос, Малкин – в общем, все топовые игроки – реально появляются каждые пять лет. Таких уникальных людей, как Овечкин, на своем веку точно больше не увижу. Объяснить это тяжело. Но то, что человек делает, никто не сможет повторить. Думаешь, смотришь – вроде все легко. Побежал куда-то, ты думаешь – куда бежит? Раз – гол. Как так? Сам не понимаешь, как такое может быть.

– Никто не обратил внимание на вторую часть той вашей фразы: "Утопили еще пару (мешков) в речке".

– Люди губят свой талант. В Челябинске их столько! Люди такие вещи делали на льду! Я вообще отдыхал. Сейчас кто-то таксистом работает. Говорят: "Не в ту компанию попал". Это жизнь. В Челябинск приезжаю – со многими общались. Круг моего общения в родном городе не изменился.

– Вот и Никиту Кучерова пытались "утопить". Когда он в ЦСКА был, предлагали операцию на плече за свой счет сделать. Вот он и уехал в "Тампу", где его тут же прооперировали.

– В ЦСКА – своя ситуация. Могу сказать только за "Трактор". Там никогда никого не бросали, в случае травм безоговорочно всех отправляли в Германию и делали там операции. И отношение к игрокам у нас всегда было правильное. Раньше, по крайней мере.

– Поражает ли вас то, что Кучеров сейчас творит?

– Не поражает. Для меня это нормально. Потому что знаю, насколько талантлив этот человек.

– Никита придерживается строгой диеты. Читал о вас статью в Sports Illustrated – с вами, судя по всему, дело обстоит иначе?

– Я против всего этого! (Смеется.) Люблю покушать. Знаю, что если как следует поем, потом больше поработаю на тренировке. Домашняя еда – это для меня удовольствие.

– Вы были потрясены, когда совсем молодым, еще не играя в "Вашингтоне", а только став его драфт-пиком, пригласили Овечкина на свадьбу в Челябинск – и он приехал?

– Это история, покрытая мраком (смеется). Общие друзья позвонили ему: "Да, приеду!" И приехал. А потом на неделю остался. Челябинск затягивает всех, кто туда приезжает. Сначала у людей реакция: "Да чего у вас там в Челябе делать-то?" Ты приезжай сначала, увидишь, что люди отсюда по неделе-две выехать не могут! Мы очень любим гостей принимать. Так и с Сашей получилось.

– Чему главному вы научились у Овечкина – а чему еще предстоит?

– Проще к жизни относиться. Ты же смотришь на людей постарше, как они себя ведут. На что они распыляются, на что – нет. Ближе к тридцати задумываешься, что надо слушать людей. Может, тебе и не нравится, что тебе советуют – но ты должен слушать разные мнения. Это очень важно для хоккеиста. Как в жизни все у тебя идет – так же потом и на лед переносится.

Расстроило, что никто не поддержал Овечкина

– Овечкин бился как мог, чтобы хоккеисты НХЛ могли сыграть на Олимпиаде в Пхенчхане. Ему в России потом за это же от некоторых российских чиновников, депутатов и досталось.

– Это люди, которые вообще не понимают, о чем речь.

– А вы Овечкина в той истории полностью поддерживаете?

– Да. Если бы меня на момент, когда все это решалось, хоть кто-то знал, – я бы тоже говорил. Просто мне не понравилось, что игроки друг другу в глаза говорили: "Да-да-да", а потом перед прессой, можно сказать, обос...лись, и никто не захотел говорить. И так получилось, что Саня остался один.

А на самом деле человек абсолютно правильно все говорил. И немножко расстроило, что его абсолютно никто не поддержал. Все закрыли на это глаза. Считаю, что это неправильно. Мы-то, люди спортивные, хоккейные, все прекрасно понимаем. А диванные специалисты, которые шайбы никогда не видели, начали кричать какой-то маразм вроде: "Предатель Родины!"

Каким бы сильным Саша ни был, это психологически, думаю, все равно бьет. Я никогда не буду обсуждать работу других людей. Неужели так трудно понять, что не от него все зависело? Конечно, он мог все бросить, развалить здесь (в "Вашингтоне". – Прим. И.Р.) все, приехать на Олимпиаду и сказать: "Вот, я отвечаю за свои слова". Но мы не в то время живем.

– Да ему просто не дали бы. ИИХФ по имеющимся договоренностям с НХЛ не позволила бы Овечкину участвовать в Играх.

– Можно было бы поступить классически – закончить с этой лигой, и все. И никто бы ничего не сделал. Но не считаю, что это было бы правильно.

Полное интервью Кузнецова – через несколько часов на сайте "СЭ"

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
3
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир