Новые русские в НХЛ. От героя МЧМ до партнера Радулова — история Дениса Гурьянова

11 января 2020, 20:00
Лос-Анджелес
Денис Гурьянов. Фото Jerome Miron, USA Today Sports
Спецкор «СЭ» сделал серию интервью с россиянами, которые в этом сезоне смогли пробиться в НХЛ и стать полноценными хоккеистами основы своих клубов. Первый материал — о форварде «Далласа» Денисе Гурьянове.

Денис Гурьянов
Родился 7 июня 1997 года в Тольятти.
Нападающий, воспитанник «Лады».
Выступал в КХЛ за «Ладу» (2014-16), а за океаном — за «Даллас» и его фарм-клуб в АХЛ «Техас» (2016-19). В этом сезоне НХЛ в 39 матчах набрал 16 (10+6) очков.
Бронзовый призер МЧМ-2017.

Обозреватель «СЭ» поговорил с крайним форвардом, три предыдущих года отыгравшим в АХЛ, а в этом сезоне забившим уже десять шайб за «Даллас». Также его собеседниками о Гурьянове стали и.о. главного тренера «Старз» Рик Боунесс и голкипер Антон Худобин.

Клиенты из «Анахайма»

Как же приятно видеть маленькие триумфы наших новых, растущих героев НХЛ вживую, собственными глазами.

10 января 2020 года «Даллас» играл в Анахайме и в середине первого периода получил численное преимущество. 23-летний финн Роопе Хинтц, лучший снайпер команды в нынешнем сезоне, сделал классный поперечный пас на 22-летнего Гурьянова, переведя шайбу почти через всю ширину площадки. Денис, едва вкатившись в правый круг вбрасывания, с довольно приличного расстояния в касание молнией бросил в пустой ближний угол. У участника прошлогоднего Матча звезд НХЛ Джона Гибсона не было ни шанса.

На кураже мощный (191 см) Гурьянов вскоре едва не забил вовсе умопомрачительный гол, убежав со своей синей линии один на один с Гибсоном, но на плечах висел защитник — и парень из Тольятти попытался исполнить красивейший бросок из-под конька. Увы, Гибсон и, кажется, штанга не позволили шайбе просочиться в сетку — иначе был бы шедевр. Впрочем, это не помешало Гурьянову стать автором победного гола (во втором матче за два дня «Даллас», тем не менее, легко выиграл — 3:0) и первой звездой матча.

Подхожу после игры к Денису, с которым мы уже общались днем ранее, перед матчем с «Лос-Анджелесом». Американские журналисты, тоже жаждущие Гурьянова, пока сосредоточены на авторе «сухаря» Бене Бишопе, и у нас есть возможность немного поговорить.

— Как жаль, что второй гол в первом периоде не зашел! — говорю Гурьянову. — Такая красота была бы.

 — Я не задумывался о красоте. Просто так получилось. Шайба то ли остановилась, то ли застряла между ног. Оттуда, сами понимаете, сильно не бросить. Только и мог так — из-под коньков.

— Такое ощущение, что у вас уже свои клиенты появились. Второй победный гол «Анахайму» забиваете!

 — Да я бы так не сказал, — чуть смущается он. — Просто Хинтц отдал сегодня хорошую передачу. Считайте, я бросал в пустые ворота. Так что все это — благодаря партнерам.

— Но бросили вы, во-первых, с не маленького расстояния, а во-вторых, идеально точно. Такое ощущение — четко понимали, что сделает Хинтц.

 — Так мы же с ним и в АХЛ играли в одном звене. И в НХЛ мы уже больше десяти матчей в одном звене выходим. А в этом эпизоде я увидел, что место открытое. Просто был готов к броску, а Рупс хорошо видит площадку. Очень хороший, умный хоккеист, с ним приятно играть.

Тут начали подтягиваться американские коллеги. Один из них сунул было микрофон, но Гурьянов с улыбкой сказал: «We are speaking Russian. You guys should have subtitles». Журналист рассмеялся, и вскоре мне стало ясно, что у прессы с молодым игроком уже установились отличные отношения.

Далласские репортеры отметили впечатление — игра в большинстве (в нем Гурьянов забил уже три шайбы) начинает все больше строиться на том, чтобы использовать его хорошо поставленный быстрый бросок. Он на отличном английском подтвердил: «Когда я вижу момент, то без раздумий бросаю. И ребята знают об этом. В том числе Рупс, который сделал прекрасный пас, после которого мне оставалось только попасть в ворота».

А дальше произошел любопытный момент, который многое, как мне кажется, говорит о Гурьянове. Коллега из The Athletic — издания, представители которого всегда задают толковые и глубокие вопросы, поинтересовался: «Практика игр в НХЛ позволяет приобрести уверенность и перестать слишком много думать на площадке? С Роопе (Хинтцем. — Прим. И.Р.) это произошло в прошлом сезоне, с вами — в этом. Вы более расслабленно играете, чем раньше».

Видно было, что Гурьянов недопонял вопрос, но среагировал на слово «relaxed», «расслабленно» и дал содержательный — для послематчевого-то интервью — ответ:

 — Не могу сказать, что расслабленно. Я просто не думаю, в скольких матчах забивал, сколько должен забить. Каждая игра — это новый вызов для меня, я проживаю ее заново. А о каких-то общих вещах стараюсь не думать. Просто выйти и сделать все, чтобы помочь моей команде выиграть".

Интереснее другое — когда интервью закончилось, Гурьянов сам обратился к журналисту: «Я не понял вопроса целиком. Можете мне его еще раз разъяснить?» Коллега сделал это, а Денис еще переспросил: «Но я нормально ответил? Не сказал какую-то ерунду?» — «Да все отлично!» — улыбнулся журналист.

Человеку не все равно, что он говорит, он во всем хочет разобраться, понять смысл. Поэтому меня совершенно не удивил комментарий Рика Боунесса, и.о. главного тренера «Далласа», к которому я подошел накануне и попросил высказаться о развитии Гурьянова:

«Нам очень нравится, как он прогрессирует, — сказал Боунесс. — Его скорость, габариты, работа с шайбой... Он выкладывает на стол много козырей! И обретает все больше и больше уверенности. Ему нужно много играть. Ему нужно набирать обороты. У него огромный потенциал. Денис — великолепный пацан. Пашет каждый день, очень восприимчив к тому, что говорит тренер, с ним приятно находиться рядом. Это очень ценный актив для команды».

А на мой вопрос, сколько голов за сезон он в потенциале может забивать, Боунесс конкретно ответил: «25-30».

Мне в его высказывании очень понравилось слово «coachable» — в прямом переводе «тренируемый», а по смыслу — «воспринимающий то, что говорит тренер». Собственно, этот нюанс в общении с журналистами показал и то, что он слышит и хочет понимать в деталях не только тренера, но и представителей прессы.

Пока же победный гол «Анахайму» стал десятым для Гурьянова, выведя его на третье место среди новичков-снайперов сезона (те, кто провел в лиге меньше 25 матчей, подпадают под эту категорию, а у россиянина было 22). Первый маленький юбилей. Александр Овечкин на это может улыбнуться, но ведь каждый с чего-то начинает. И даже у Ови когда-то было не под 700, а десять...

«Если меня спускали в АХЛ, значит, было за что»

11 октября 2019 года, в первые дни нынешнего сезона НХЛ, «Даллас Старз» отправил Гурьянова в свой фарм-клуб из Остина — «Техас Старз». На эту новость почти никто не обратил внимания — настолько она была привычна. За три предыдущих года молодой россиянин из Тольятти провел в НХЛ 22 матча, причем 21 — в прошлом сезоне. Да, это уже был прогресс, но очередная ссылка в низшую лигу, причем на самом старте уже четвертого его сезона за океаном, показалась приговором.

Но только не самому Гурьянову, в 2015 году выбранному «Далласом» в первом раунде под общим 12-м номером.

 — Наоборот, появилась мотивация — работать больше. Ни в коем случае не расстраивался и ни на кого не обижался. Смысла нет. Надо пахать. И если спустили в АХЛ, значит, есть за что.

Многие ли хоккеисты и вообще спортсмены рассуждают таким образом? Большинство из тех, у кого что-то не получается, предпочитает винить во всем кого угодно, но не себя.

— Неужели никогда вас за эти три года не охватывало отчаяние, что из АХЛ никогда уже не выбраться? — спрашиваю Гурьянова. — Немногие россияне ведь оттуда пробиваются, а куча народу сливается и уезжает в Россию за гораздо меньший срок.

 — Нет, — моментально отвечает игрок. — Потому что у меня была цель. Даже не цель, а мечта — играть в НХЛ. И я поставил себе задачу ее добиться. Она появилась у меня лет в 6-7 — когда понял, что что-то начало получаться. Мне кажется, у каждого маленького хоккеиста... Ну, вы поняли.

Конечно, понял. Собственно, вся короткая пока карьера Гурьянова дает это понять. 97-й номер «Лады» приехал в Техас, тут же получил новый номер — 34-й, и безропотно приняв его, начал новую жизнь. И не собирался от нее отказываться.

— А были предложения из КХЛ — этим летом или раньше? — продолжаем разговор. Он без интереса к теме отвечает:

— Со мной никто не связывался, поэтому даже не знаю.

— Вы бы и слушать не стали?

— У меня есть цель — играть в НХЛ.

— Почему в 19 лет в принципе поехали в АХЛ, а не развивались в родной «Ладе»?

— Ну, я не прямо в АХЛ поехал, а меня туда из «Далласа» спустили. А стал играть там, потому что моему стилю эта лига ближе. И времени мне там давали очень много.

Стиль игры у Гурьянова — смесь скорости, мощи и отличного броска. Крупный, быстрый, резкий, предпочитающий бросок пасу — это действительно североамериканский формат в его лучшем проявлении. Большие площадки его прогрессу в нужном направлении, вероятно, только помешали бы.

— Родители не звали — сынок, возвращайся, мол, что тебе там делать? Все-таки в момент отъезда за океан вам и 20 не исполнилось.

 — Наоборот, они мои решения поддерживают постоянно. Живут в Тольятти, но сейчас они у меня здесь. Приехали на «Зимнюю классику».

— Кстати, о Тольятти. Можно сказать, что вы играете в НХЛ еще и за родной город, который теперь не имеет даже команды КХЛ?

 — Конечно! Слежу за ребятами, они играют в ВХЛ. Знаю большинство народу из тех, кто там играет. И тренеров, и игроков. Переживаю за них. Когда есть время, допустим, выходной — даже смотрю игры. Очень обидно, что команда с такой историей играет в ВХЛ.

... Так вот, 11 октября его в очередной раз отправили в АХЛ. И он тут же ответил на понижение в статусе (и, кстати, в зарплате, ведь контракт у Гурьянова пока двусторонний) хет-триком в ворота «Айовы».

 — Вышел на игру, сыграл в свой лучший хоккей, сделал то, что от меня требуют тренеры, — вспоминает Денис. — В АХЛ получил кучу времени. Играл пять на пять, пять на четыре, четыре на пять, в овертайме... То есть везде! Так и нашел свою игру. А потом приехал сюда и продолжил так же.

Увидев такую реакцию и игру, его вернули очень быстро — уже в 20-х числах октября. И 25 октября произошло то, что, надеюсь, спустя время мы станем считать точкой невозврата Гурьянова в Американскую лигу. Он сделал дубль в ворота все того же — да-да, отсюда и мой вопрос про «клиентов»! — «Анахайма». Причем одна из шайб была забита очень красиво — с бэкхенда в ближнюю «девятку». На счету русского края оказался и победный гол.

 — Несомненно, да, — согласился Гурьянов с моим предположением, что именно тот вечер изменил для него все. — Те две шайбы стали для меня переломными. Надо одну забить, чтобы пошло, правда?

Не всегда, Денис. Ведь самая-самая первая ваша шайба в НХЛ, заброшенная в еще в ноябре 2018 года в ворота «Нэшвилла», для вас не изменила ничего. Уже через пару дней вы были отправлены обратно в АХЛ.

Спрашиваю Гурьянова, было ли ему обидно, когда это произошло. Ответ все тот же:

 — Нет. Я отыграл два матча — с «Нэшвиллом» и «Сан-Хосе». Меня вызвали, потому что Саня Радулов был травмирован. Он должен был выйти со дня на день. Конечно, я понимал, что все так и будет. Но сам вызов в НХЛ стал огромной мотивацией!

Спрашиваю о затянувшемся гурьяновском пребывании в АХЛ у и.о. главного тренера «Далласа» Рика Боунесса. Тот объясняет:

 — Некоторые парни могут вписаться в НХЛ сразу, а другим нужно немного больше времени. Денис — из второй категории. И это нормально. Вы должны быть очень терпеливы, чтобы, наблюдая за постепенным ростом игрока, делать так, чтобы он продолжался и вылился в нечто большее. У нашей организации терпения хватило, потому что она видела с его стороны только хорошие и правильные вещи.

«Брагин — и тренер отличный, и человек хороший»

Спрашиваю Гурьянова, в чем он прибавил по сравнению с прошлым сезоном, когда ему не удалось закрепиться в НХЛ. Что, по его мнению, помогло выйти на новый уровень. Отвечает:

«В АХЛ в том сезоне вроде показывал неплохие результаты, но к НХЛ, видимо, еще не был полностью готов. Вызывали, смотрели, но, видимо, тренеров не совсем устраивало то, что я показывал. При этом и генеральный менеджер, и главный тренер (Джим Нилл и Джим Монтгомери. — Прим. И.Р.) меня поддерживали. И игроки тоже. Говорили: «Играй в свою игру, и все будет нормально. Останешься здесь, зацепишься».

А в чем прибавил... Над всем работал. В частности, над оборонительной зоной. Потому что здесь (в НХЛ. — Прим. И.Р.) это очень важно — играть в обороне. Все равно только этому учусь, еще есть ошибки".

Рик Боунесс считает:

 — Думаю, сейчас Денис намного более уверен в себе, чем раньше. У него отличный быстрый бросок. А партнеры поощряют это и делают все, чтобы у него была возможность бросать. То есть делать то, что он любит и умеет.

Но это происходит сейчас. Между тем, Гурьянову ничто в карьере не давалось легко — может, потому он и готов был в «Далласе» терпеть и ждать. В 2016 году, когда ему было 18 и он проводил отличный для юниора сезон в КХЛ (47 матчей и 4 гола за родную «Ладу»), Валерий Брагин в последний момент отцепил его от молодежного чемпионата мира. Но форвард не стал строить из себя обиженного — и год спустя, уже переехав в АХЛ, преодолел первоначальный скепсис главного тренера молодежки. И забил победный гол в овертайме матча за третье место МЧМ со шведами!

Напоминая ему об этом, спрашиваю:

— Многие хоккеисты по мотивам своих выступлений за молодежку говорят, что любят Брагина. Как вы к нему относитесь? Разные моменты ведь у вас были.

 — Отлично! И тренер он классный, и человек хороший. Смотрел сейчас МЧМ, финал начался, когда в Далласе был полдень. Обидно, конечно, что не выиграли — хотелось, чтобы золото взяли. Но очень рад за ребят, молодцы, хорошо играли. Все бились! Ни к кому нет претензий, никто не выпадал, все играли как единый кулак.

— Канадцы из «Старз» вас по итогам финала сильно подкалывали? Ни в одном клубе НХЛ, где есть россияне, по-моему, мимо этой темы не прошли.

 — Не особо. Игра-то хорошая была, поэтому чего подкалывать?

— Вспоминая вашу историю на МЧМ от невзятия на один турнир до решающего гола в другом — правильно люди говорят, что-то, чего вы добиваетесь, в первую очередь за счет характера?

 — Конечно. За счет характера, терпения, работы. Хоккей — такая игра, в которой надо терпеть. Без этого сложно. Если тебя не поставили на игру или куда-то не взяли, ты, конечно, можешь обидеться или опустить руки. Только ничего хорошего из этого не выйдет. А вот если пахать, работать — все будет хорошо.

Одноклубник и соотечественник Гурьянова вратарь Антон Худобин подтверждает, что все свои вроде бы незамысловатые, но абсолютно правильные тезисы Денис реализует на практике:

 — Парень старается, работает, и эта самоотдача — главное. Он и в раздевалке действует хорошо, понимает, что от него требуют. Ведет себя адекватно, как полагается...

— ... Молодому?

 — Ну почему молодому? Как полагается любому хоккеисту. Знает, где что-то сказать, а где — нет. Тренируется, отдается, бегает. Хорошо говорит по-английски.

— В первом же сезоне после трех лет в АХЛ у парня такой прорыв. Честно — удивляет?

 — Нет. Мы знали, чего от него ждать. Он помаленечку к этому шел, подготавливался. И в начале этого сезона у него было такое: вверх — вниз, вверх — вниз. Но затем нашел свою игру, и к нему приходит уверенность. В начале сезона, может, какая-то скованность еще была, но опыт, багаж накапливается. В прошлом году тоже нормально в НХЛ поиграл.

— Вы ему сильно помогаете?

 — И я, и Саня (Радулов. — Прим. И.Р.) подсказываем, подходим — что сделать, как. Где-то сыграть попроще, где-то, напротив, скреативить. Помогаем, конечно!

Сам Гурьянов еще до моего разговора с Худобиным подтвердил:

 — Радулов с Худобиным поддерживают меня постоянно, помогают. И вне льда, и во время тренировок, на льду что-то подсказывают. На льду бывают разные ситуации. Когда выходим два в один, и я смотрю на пас, говорят: «Лучше всегда бросай. Особенно если не уверен, что пас пройдет». Или, когда в большинстве играем, — чтобы не торопился. В общем, говорим о моментах, которые случаются в каждом матче. Не только с ними, но и с опытными местными ребятами — Бенном, Сегином, Павелски.

«Просто выхожу и играю, голову себе не забиваю»

Интересуюсь у Гурьянова, есть ли у него в лиге кумиры — возможно, мощные крайние форварды, на которых он ориентируется.

 — Особых кумиров у меня никогда не было, — отвечает. — Когда был маленьким, смотрел, как в НХЛ русские играли — Овечкин, Малкин.

— Успели уже с ними познакомиться?

 — С Овечкиным — нет, с Малкиным — да. Мы летом тренировались вместе в Москве. Еще с нами были Валера Ничушкин, Саня Радулов, Влад Каменев, Илья Любушкин, некоторые ребята из КХЛ.

— Ваш нынешний одноклубник Радулов забил Канаде победный гол в финале взрослого чемпионата мира-2009 в Берне, когда вам было 11 лет. Смотрели?

 — Если честно, не помню. Помню, как Ковальчук две забил канадцам в 2008-м. Тогда смотрел ночью, родители разрешили. И не в виде исключения. Когда наши играли в финале или полуфинале чемпионата мира, и была ночь, постоянно вставал и смотрел.

— Вы упомянули Ничушкина, с которым в прошлом сезоне играли в «Далласе». Порадовались за него, когда он прервал свою 91-матчевую безголевую серию, после чего начал забивать одну шайбу за другой?

 — Конечно, очень рад за Валеру, и очень надеюсь, что он будет продолжать в том же духе. Мы с ним хорошо общаемся и после его ухода в «Колорадо», всегда его поддерживаю. Он хороший хоккеист, просто в том году ему не везло. Моменты были, он играл хорошо — я смотрел игры «Далласа», когда находился в АХЛ. И сейчас Валера доказывает, что это была просто случайность.

Именно в стиле юного Ничушкина в декабре Гурьянов забил красивый гол «Калгари» — ускорился, срезал угол, закрыл шайбу корпусом и разобрался с вратарем. На мой вопрос, часто ли он забивал такое в АХЛ и можно ли назвать подобные голы фирменными, Денис ответил: пару раз, может, так и забивал — «продавливал, вылезал на ворота, бросал». Но фирменных голов за собой он вообще не знает — забивает, как забивается.

Забивается ему уже довольно давно во втором звене «Далласа» — с Джо Павелски и Руппи Хинтцем. Про связку с Хинтцем еще со времен АХЛ мы уже говорили, а пока спрашиваю Дениса, каково ему играть с Павелски — легендой лиги и «Сан-Хосе», минувшим летом в роли свободного агента перешедшим в «Старз».

При этом привожу такой образ, возникший при наблюдении за этой тройкой: два молодых, талантливых и резвых музыканта, руководимых мудрым пожилым дирижером.

 — Ну почему же пожилым? — смеется Гурьянов. — На самом деле большая честь с ним играть. Такая легенда! И Джо постоянно подсказывает мне и Роопе. Мы с Павелски играли вместе еще на предсезонных выставочных матчах. Уже тогда понял, как с ним приятно играть.

Тот же образ привожу в разговоре с Риком Боунессом. Тот в ответ улыбается и раскладывает игру этого звена на составляющие:

 — Эти два мальчика (Гурьянов и Хинтц. — Прим. И.Р.) обладают очень высокой скоростью. А Пав играет огромную роль в том числе и на скамейке с ними. Разговаривает, объясняет им нюансы и там, и на льду. Он знает, как правильно играть в хоккей, — и этот его опыт очень им помогает.

Большое дело, что он не закрепощает двух молодых ребят, а наоборот, просто их побуждает — катайтесь, еще катайтесь, и вы свое получите. А они отрабатывают, чтобы помочь ему в обороне. Сейчас это работает, и мы продолжаем рассчитывать на эту тройку. Роопе и Денис будут становиться еще лучше. Чем больше они будут играть, чем больше опыта обретать — тем больше у них будет появляться уверенности. К тому же здорово помогло, что они играли вместе в Остине. И тренеры в фарм-клубе проделали великолепную работу по их развитию.

«Монтгомери все уважали и до сих пор уважают»

Первым главным тренером в НХЛ, который доверил Гурьянову место в составе, был Джим Монтгомери. Тем интереснее было спросить его об отношении к скандальной отставке тренера из-за проблем с алкоголем, в наличии которых недавно Монтгомери открыто признался.

Денису меньше всего хотелось комментировать сам скандал — и то, догадывались ли игроки в период работы с тренером, что у него есть проблемы. Поэтому я попросил его безотносительно этой истории сказать, какой у него и других хоккеистов с Монтгомери был контакт.

 — Хороший тренер, и отношения у нас были хорошие, — ответил Гурьянов. — Думаю, что не только я, но и все его уважали и до сих пор уважают. В жизни все случается. Но мы все — профессионалы и просто продолжаем играть.

На вопрос, остается ли он в контакте с Монтгомери, Денис ответил отрицательно — допустив при этом, что кто-то из опытных хоккеистов, может, и остался. Теперь у него другой тренер — Рик Боунесс, и, по словам Гурьянова, их контакт складывается хорошо. Это, впрочем, и по присутствию 22-летнего игрока во втором звене, и по обилию времени, которое Боунесс дает Денису в большинстве, очень хорошо понятно.

При Монтгомери «Даллас» дошел до овертайма седьмого матча полуфинала Западной конференции. Лишь один точный бросок Патрика Маруна вывел туда «Сент-Луис», впоследствии выигравший Кубок Стэнли. «Старз» были лишь в одной шайбе, чтобы не позволить «Блюзменам» это сделать! А потому спрашиваю Гурьянова, способна ли нынешняя техасская команда выиграть Кубок.

 — Конечно, это возможно! Если будем играть в такую игру, которую требуют от нас тренеры, а мы показываем ее в последних матчах (у «Далласа» — шесть побед подряд. — Прим. И.Р.), — это получится! У нас очень хорошая команда, много лидеров. Главное — просто работать.

В прошлогоднем плей-офф я не играл, был запасным. Мы тренировались отдельно. Но даже сидя во время матчей в ложе прессы, я понимал, что тот Кубок стал большим опытом для ребят, дал им огромный толчок.

— А у вас есть в хоккейной карьере какая-то мечта?

 — Выиграть Кубок Стэнли, чемпионат мира, Олимпиаду... На самом деле не думаю об этом, а просто играю.

Играет, например, в Зимней классике 1 января дома против «Нэшвилла». Жалко, что родителям Гурьянова, приехавшим по такому замечательному поводу его навестить, не посчастливилось увидеть, как сын забивает буллит во время игры на открытом воздухе. Денис получил такую возможность, но промахнулся. А ведь буллит по ходу матча до того уже забивал — и не кому-нибудь, а легенде из «Монреаля» Кэри Прайсу, в ворота которого, так же, как с «Анахаймом», забил две шайбы.

 — Конечно, чуть обидно (что не забил буллит. — Прим. И.Р.), — говорит Гурьянов. Хотелось забить при 80 с лишним тысячах болельщиков. Но главное — выиграли. Так что старался об этом не думать.

— Что еще запомнится из Зимней классики?

 — Все было непривычно. Во-первых, лед отличается от того, на который обычно выходим. Во-вторых, погода была плюс 15, что ли.

— Плюс 12.

 — Когда вышел на лед, сразу охватила ностальгия. По тому, как в детстве катки на улице заливали и выходили играть. А так все очень понравилось — и шоу, и то, что мы выиграли. А еще мы перед игрой оделись в ковбоев, было очень прикольно.

— Эту одежду клуб вам потом оставил?

 — Ее ребята сами в магазине покупали, никто нам ее не выдавал!

— Будете в этой шляпе ходить? Все-таки в Техасе живете, там вас правильно поймут.

 — Возможно, буду, — улыбается Гурьянов.

В одном из самых колоритных штатов США Денис давно чувствует себя комфортно.

— В Далласе сняли дом или квартиру? — интересуюсь у него.

 — Квартиру.

— Что нравится в городе, к чему не можете привыкнуть?

 — В Далласе я, грубо говоря, четвертый год. Потому что каждый раз, прежде чем уехать в АХЛ перед сезоном, с конца июля приезжал туда на лагерь новичков, и ко всему за это время привык. Знаю, что где находится, куда можно сходить поесть или погулять. Климат хороший — летом, правда, очень жарко, зато сейчас бывает плюс 15.

Гурьянов уже прошел через ужин новичков, но сумму, которую ему пришлось потратить, озвучить оказался не готов. Но исходя из того, что ему не повезло быть одним из лишь двух «проставлявшихся» новичков, надо думать, что сумма была не так уж мала. Хотя он и говорит: «Могло быть хуже».

— Имея на счету 10+6, уже почувствовали себя полноценным энхаэловцем? — спрашиваю Гурьянова. — Теперь уже нет страха, что опять сошлют в АХЛ?

 — Честно, не думаю об этом, — отвечает он. — На каждую игру выхожу, зная, что мне надо делать. Показывать свой хоккей. Поэтому о том, что могут отправить после игры, или еще о чем-то таком, вообще не думаю. Выхожу и играю, голову себе не забиваю.

Лучшего подхода, наверное, и не бывает. Тем более что год у Дениса — контрактный, и в следующем он может получить первое в жизни серьезное соглашение. Кого-то из-за этого трясет, но уж точно не Гурьянова.

Он выходит и играет, не забивая себе голову. Но не только за счет своего прекрасного броска и другие талантов, которые тоже не нужно недооценивать. Как выражается он сам — «за счет характера, терпения, работы».

Самой ценной в хоккее валюты, как бы ни менялась с течением времени игра. А особенно резко ее курс возрастает в Кубке Стэнли, который, даст бог, станет для Гурьянова первым. И почему-то мне кажется, что он не застесняется и там.

«СЭ» благодарит факультет «Менеджмент в игровых видах спорта» бизнес-школы RMA за помощь в организации командировки нашего обозревателя в США.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
8
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир