09:00 25 июня | Хоккей — НХЛ
Газета № 7953, 25.06.2019
Статья опубликована в газете под заголовком: «"Через день после травмы Тарасенко пришел и сказал: "Я в порядке и готов играть!"»

Он сотворил одно из главных чудес в истории НХЛ. Интервью тренера "Сент-Луиса" Крэйга Беруби

Крэйг Беруби. Фото AFP
Крэйг Беруби. Фото AFP
Главный тренер обладателей Кубка Стэнли-2019 "Сент-Луиса" Крэйг Беруби дал интервью спецкору "СЭ"

19 ноября 2018 года произошло рядовое, на первый взгляд, событие, значимость которого в тот момент никто не понял. Генеральный менеджер "Сент-Луис Блюз" Дуг Армстронг отправил в отставку главного тренера Майка Йео, чья команда, солидно укрепившаяся в межсезонье (один Райан О'Райлли чего стоит!) явно не дотягивала до ожиданий, которые с нею связывали. Решение было принято, как многим казалось, временное – не полноценным главным тренером, а исполняющим обязанности был назначен ассистент Йео, знаменитый в прошлом тафгай, индеец Крэйг Беруби по прозвищу Вождь.

И он стал вождем "Блюзменов", которые под его началом превратились из аутсайдера в обладателя Кубка Стэнли. Причем еще 3 января, то есть через полтора месяца после прихода Беруби, команда опустилась на последнее, 31-е, место в таблице чемпионата НХЛ. Спустя несколько дней, 8 января, в стартовом составе дебютировал поднятый из фарм-клуба вратарь Джордан Биннингтон. Остальное, как говорится, – история.

Час, предоставленный НХЛ для общения журналистов с номинантами на индивидуальные призы лиги в зале "Бетховен" отеля Encore в Лас-Вегасе, позволил мне пообщаться в том числе и с Беруби.

У меня в фарм-клубе Барби был бомбардиром

– Мне никогда не доводилось видеть такой силовой игры российского нападающего, какую показал Иван Барбашев в этом плей-офф. Первое место по числу силовых приемов во всем Кубке, девять (!) хитов в четвертом матче финала… Мне кажется, что тут сказалось ваше персональное влияние на хоккеиста.

– (Смеется.) Знаете, Барби играл у меня в фарм-клубе "Блюз" еще совсем мальчишкой. И тогда у него была совершенно другая роль. Он был бомбардиром! В "Чикаго Вулвз" в том сезоне он забросил, по-моему, 27 шайб (на самом деле – 19 голов, 37 очков в 46 играх. – Прим. И.Р.).

Но я всегда рассматривал его как силового форварда. И сам считал, и ему говорил, что он показывает свой лучший хоккей, когда действует именно так. Бьет, толкается, отрубает соперников от шайбы. Именно играя в такой хоккей, он проделал в этом плей-офф великолепную работу! Нет никаких сомнений, что во время этого Кубка Стэнли Барбашев был очень ценной частью нашей команды. И это происходило не только в плей-офф, но и в течение всего сезона.

– Скажите честно: в Кубке Стэнли-2019 он в чем-то даже превзошел ваши ожидания?

– Не думаю. Скорее, его 14 голов в этом регулярном чемпионате – чуть больше, чем я предполагал, учитывая ту роль, которую он играет в команде. Что же касается стиля игры и выступления в Кубке, то он сделал как раз то, чего мы ждали.

– Видите ли вы у него потенциал, чтобы со временем попасть в верхнюю шестерку форвардов "Блюз"?

– Сложно сказать. Это зависит от него. Не могу заглянуть в будущее и сказать, получится ли это у него. Скажу так: у Ивана есть потенциал, чтобы сделать это. Посмотрим, что из этого выйдет.

В плей-офф Тарасенко превратился в настоящего двустороннего игрока

Владимир Тарасенко раскачивался в плей-офф достаточно долго, но последние два раунда провел на топ-уровне.

– Да, он поймал свой хоккей! В том числе связываю это с тем, что Влади стал гораздо больше вовлечен в игру без шайбы. Он очень много работал, катался, играл в тело. По ходу плей-офф Тарасенко превратился в настоящего двустороннего игрока, который покрывает всю длину площадки в 200 футов (почти 61 метр. – Прим. И.Р.). Безусловно, он забивал голы в очень важные моменты для нас. И это имело для команды огромное значение.

– Что, по-вашему, стало для него поворотным моментом в плей-офф?

– Не уверен, что это был какой-то один момент. Мне кажется, все шло шаг за шагом. Просто он работал, и постепенно хороших вещей в его игре становилось больше. Игрок это почувствовал, обрел уверенность, и это отразилось на площадке. Прогресс стал результатом его работы. Понятно, что снайперу нужно забивать голы. С "Далласом" он забил кое-что в большинстве, что помогло ему. Ну а с финала конференции голы и очки пошли на постоянной основе.

– Во втором матче финала Тарасенко повредил плечо, и все последующие матчи играл с травмой. Была ли опасность, что он не сможет играть?

– Не думаю. Он крепкий парень. На следующий день Тарасенко пришел на тренировку и сказал: "Я в порядке и готов играть!". Поэтому я не был сильно озабочен на эту тему.

Слушайте, это финал Кубка Стэнли! Когда ты видишь, как тот же Хара выходит на игры со сломанной челюстью, зная, что его никто не будет жалеть… Они хотят выиграть, и если для этого нужно выйти на лед в таком состоянии – сделают это!

– Во время финала у Тарасенко родился третий ребенок. Во время плей-офф это его как-то отвлекало?

– Мы с ним все время разговариваем. Общались и на эту тему. Сам он никогда на это не ссылался, не говорил, что его что-то беспокоит и отвлекает. Я верю ему. Но никогда не знаешь, что происходит у человека внутри. Ведь рождение ребенка – серьезная вещь.

Наш кубок – не сказка. Просто парни объединились и рвали задницы

– Вообще, все, что произошло с "Сент-Луисом" за последние полгода, выглядит какой-то сказкой. У вас есть ей логическое объяснение?

– Не думаю, что это сказка. Это команда, которая в определенный момент объединилась и хорошо заиграла. Началось все еще с серии побед в январе, а продолжилось – в плей-офф. Они играли жестко, изо всех сил, отдавая себя целиком. Прямо говоря – рвали задницы. Поэтому и победили.

– В какой момент вы лично поверили, что "Блюз" может выиграть Кубок Стэнли?

– В феврале. Когда мы выигрывали 11 матчей подряд.

– Вы не просто выиграли Кубок, а подали пример всем клубам, всем хоккеистам: никогда, ни при каких обстоятельствах нельзя сдаваться! Если команда, которая 3 января шла на последнем месте в лиге, может выиграть Кубок, то на это способны все.

– А я и не думаю, что какие-либо команды вот так уж откровенно сдаются, бросают играть. Все выходят и бьются до конца. И лига сейчас очень равная, нет не то что гигантского, а и просто большого разброса по уровню мастерства между клубами. Нет такого, что кто-то – заведомый фаворит и не может выпасть из плей-офф, а кто-то – безнадежный аутсайдер и не способен попасть в Кубок.

Абсолютно с каждой командой при различном стечении обстоятельств может произойти все, что угодно. До определенного момента ты можешь вырулить из самой сложной ситуации и ворваться в плей-офф – вот это мы действительно доказали. Во многих случаях вещи по ходу сезона меняются, иногда – нет.

Хорошо играли и до Биннингтона. Но с ним начали выигрывать

– Но признайтесь: был ли какой-то момент, когда у вас возникла мысль, что ничего поменять не удастся? В частности, когда вас назначили и.о., были ли уверены, что все поправимо?

– Назначить меня было не моим решением, а генерального менеджера. Мы же подходили ко всему с философией шага за шагом, дня за днем. Из каждого дня нужно было выжимать максимум, все время становиться чуть лучше. Такова была наша обязанность как тренеров. Помню, что в середине декабря подумал: "Мы играем в реально хороший хоккей". Да, к победам он тогда приводил намного реже, чем хотелось бы, но игра у нас – была! Находясь на дне таблицы, мы уже стали хорошей командой!

А потом пришел Биннингтон. И сразу после этого все поменялось в том, что мы начали выигрывать. Он оказался последней недостававшей частью всей конструкции, чтобы она заработала на полную. Наш вратарь с первого же матча стал "горячим" – и однозначно сохранил такое состояние вплоть до конца плей-офф. Он выиграл для нас много матчей. Это и стало той разницей, которая была нам необходима.

– Возьмете ли вы Кубок на день к себе? Если да, то куда его повезете?

– Да, возьму. Это будет уже совсем скоро, 2 июля. И повезу в свой родной городок Кала в провинции Альберта. Добраться Кубку туда будет не так просто, но есть несколько путей – скорее всего, через Эдмонтон. Найдем правильное решение! А пока несколько дней отдохну дома, постараюсь переключиться от всего, что с нами только что происходило.

– Можете рассказать о ваших взаимоотношениях с Дугом Армстронгом? Контакт тренера и генерального менеджера ведь очень важная часть для общего успеха.

– Мы с Дугом работаем вместе уже три года (в июне 2016 года Беруби стал главным тренером "Чикаго Вулвз", фарм-клуба "Блюз" из АХЛ, в июне 2017-го – ассистентом главного тренера "Сент-Луиса". – Прим. И.Р.). Он нанял меня сначала в фарм-клуб, а потом в первую команду, оказал доверие. Мы много разговариваем. Назову наши отношения открытыми и честными. Мы можем спорить о чем угодно, и я могу приводить свои аргументы, не думая о том, что то или иное слово потом сыграет для меня плохую роль. Но все наши споры никогда не выплескиваются наружу.

У нас могут быть разные точки зрения по тому или иному вопросу. Бывают ли вещи, когда мне что-то не нравится в его словах и решениях, и я с этим не согласен? Бывает, и я ему об этом прямо говорю. И с его стороны – то же самое. Но мы всегда приходим к общему знаменателю, и после того, как то или иное решение принято – оно принято. И жалоб на то, что оно принято, не будет. Все это помогает нам сохранять хорошие отношения. Мы оба уважаем друг друга. И оба хотим выигрывать.

Мы показали, что в хоккее все может быстро перевернуться

– Интересная штука – номинанты на индивидуальные призы НХЛ определяются по регулярному чемпионату, а не по плей-офф – но "Сент-Луис" представлен здесь очень широко! И вы как тренер, и Армстронг как генеральный менеджер, и О'Райлли (он в итоге выиграл "Селке Трофи" – приз лучшему форварду оборонительного плана. – Прим. И.Р.), и Биннингтон.

– О себе говорить не буду, менеджмент мы уже обсудили, а парни просто здорово играли – поэтому они здесь! Иначе бы ни в каком Лас-Вегасе их не было. Не бывает такого, что в регулярном чемпионате ты валяешь дурака, а потом раз – и в плей-офф мигом преображаешься. В регулярке ты должен проделать многомесячную большую работу, подготовить себя к кубковым матчам. И О'Райлли, и Биннингтон играли в великолепный хоккей.

В общем и целом для клуба очень хорошо, что здесь есть столько его представителей, – и это одна из причин, почему мы выиграли.

– С эмоциональной точки зрения вам наверняка хочется, чтобы в новый сезон к вам вернулась вся команда, выигравшая с вами Кубок Стэнли. Но так не бывает, и изменения неизбежны. Насколько сложно вам будет их производить?

– Конечно, сложно. Потому что мы выиграли, и каждый из хоккеистов внес лепту в этот успех. Но, как только эмоции спадают, ты начинаешь понимать, что в следующем сезоне вы должны стать еще лучше, потому что соперники будут относиться к твоей команде иначе. И нужно нащупать те элементы игры, в которых вы в первую очередь должны совершенствоваться. Для этого анализа у нас есть целое лето. Кроме того, есть бизнес-составляющая всего клубного процесса, которую нельзя не учитывать.

Пока же я просто радуюсь за всех парней, глядя на их празднования победы. Они – чемпионы, и они этого заслужили! Но все мы должны понимать, что не имеем права жить этой победой слишком долго. Сейчас драфт, а потом – новое время, новый сезон, новая жизнь. Разумеется, речь не идет о больших изменениях, но без корректировок не обойтись.

Я слушаю, что наши хоккеисты сейчас говорят, потому что должен обращать внимание на все. И вижу: при всей понятной радости, которая их захлестывает, они осознают, что это не конец, а только начало. Мы сами в прошлом сезоне показали, что в этой игре и в этой лиге все может перевернуться очень быстро. Как в хорошую сторону, так и в плохую. И если нам удалось первое, то второго нельзя допустить.

Газета № 7953, 25.06.2019
Загрузка...
Материалы других СМИ