08:30 26 ноября 2018 | Хоккей — НХЛ
Газета № 7794, 26.11.2018
Статья опубликована в газете под заголовком: «Егор Яковлев: "MVP НХЛ забивает с твоего паса – это не купишь ни за какие деньги"»

"MVP НХЛ забивает с твоего паса – это не купишь ни за какие деньги". Что пережил олимпийский чемпион в Америке

21 ноября. Ньюарк. "Нью-Джерси" - "Монреаль" - 5:2. Защитник «Дьяволов» Егор Яковлев празднует гол лидера команды Тэйлора Холла, забитый после его паса. Фото AFP Егор Яковлев (№74). Фото AFP Главный тренер "Нью-Джерси" Джон Хайнс (справа). Фото AFP
21 ноября. Ньюарк. "Нью-Джерси" - "Монреаль" - 5:2. Защитник «Дьяволов» Егор Яковлев празднует гол лидера команды Тэйлора Холла, забитый после его паса. Фото AFP
Большое интервью защитника Егора Яковлева

Тэйлор Холл похвалил за пас. Приятно

– Я с усердием искал ваш комментарий после первого набранного очка в НХЛ, но все тщетно. Никто из журналистов даже не подошел?

– Так они все знают, что я не говорю по-английски.

– Ну хоть условное "Im happy" вы же способны произнести.

– Пару слов могу связать, но максимум – одно предложение. Они все примерно понимают, какой у меня уровень английского. Поэтому даже не подходят.

– И ни разу не пробовали?

– В начале сезона было – подходили, пробовали, но быстро с этим покончили.

– То есть успехи в английском пока не очень.

– Получше стало. Больше понимаю. Говорю вот – какой-то набор слов. А там уже ребята сами понимают, что я имею в виду.

Тэйлор Холл вас хвалил за передачу.

– Там напрашивалась такая передача. Вратарь на меня выбежал. А Холл был один.

– Он сказал, что ждал такой передачи, потому что русским защитникам свойственно порой делать лишние, но крутые передачи.

– Приятно, когда такие люди говорят обо мне хорошо.

– Когда не попали в состав после игры с "Виннипегом" – у вас все упало?

– Да нет. Я бы так не сказал. Я понимал, что достаточно неплохо сыграл. Общался с главным тренером. Он меня похвалил. Сказал, что ему понравилось, как я провел матч. Конечно, я расстроился. Потому что хотел играть дальше. Но я самим моментом нахождения в команде наслаждаюсь. Сколько дают играть – столько играю. И у меня нет никаких вопросов или претензий. Стараюсь на каждой тренировке выкладываться. И в играх. А там – как решат тренеры.

– Это все понятно. Просто без вас "Нью-Джерси" обыграл "Питтсбург" и хлопнул всухую "Филадельфию". Я уж думал, что придется в запасе задержаться, но сломался Ватанен.

– Тренерам ведь надо было что-то делать. Как-то встряхнуть команду. Потому что достаточно много проигрывали. Они решили поступить таким образом, и получилось. Я в любом случае получаю удовольствие от того, что даже просто тренирусь с "Девилз". Здесь очень много нового, вообще все новое. Другой хоккей, новый мир, все по-другому. Мне очень нравится. Поэтому наслаждаюсь. Поставили в состав – отлично. Нет – тренируюсь, работаю.

Егор Яковлев (№74). Фото AFP
Егор Яковлев (№74). Фото AFP

В СКА и в НХЛ одинаковые требования

– Что именно нового вы для себя открыли? Другой вид спорта?

– Совсем другая игровая тактика. Все намного быстрее. Очень хорошо физически готовы практически все. Мало времени на раздумья. Из-за этого скорость игры другая. Основное, наверное, – физическая готовность. У всех она на очень высоком уровне. Поэтому люди бегут очень быстро при забросах шайбы. И с шайбой круто играют. Очень много техничных игроков. И люди мимо тебя не прокатываются. Пару раз прочувствовал на себе.

– Как мне рассказывал один российский защитник, если в КХЛ можно каждую вторую смену проводить, не напрягаясь, а то и больше, то в НХЛ приходится рвать задницу в каждой смене. Иначе все будет плохо.

– Абсолютно с этим согласен. Тут на каждую смену надо выходить как на последнюю. Потому что чуть-чуть потеряешь концентрацию, и появится момент. А здесь люди из полумомента делают голы. Ошибок почти не прощают. Поэтому надо реально безостановочно рвать.

– Был недавно на матчах "Виннипега" с "Флоридой" в Хельсинки. В трансляциях этого то ли не замечаешь, то ли глаз за много лет успел замылиться, а с трибуны очень бросается в глаза, насколько круто все бросают. Сравнивая с КХЛ – небо и земля.

– Это действительно так. Некоторые очень сильно и очень метко бросают. Я тоже обратил на это внимание, когда уже приехал. Когда смотрел НХЛ по телевизору, хайлайты или даже целые матчи, мне казалось, что тут вратари вообще не ловят ничего. Но на самом деле они тут очень здорово играют. Просто бросают так, что ничего не сделать. Настолько четкие броски, что среагировать тяжело. И клюшкой круто играют. Особенно наш Кинкэйд. Очень круто. Спокойно может начинать атаки. Это тоже удивило.

– Когда у каждого второго крутой бросок, что с ними всеми делать? Что менять в игре?

– Кардинальных отличий нет. И в СКА, и в НХЛ требования примерно одинаковые. Везде нужно играть ближе, плотнее, идти на игрока, который у борта, чтобы у него не было времени искать передачу. Важно встречать – чем раньше, тем лучше. Но все равно много нового узнал. Игра клюшкой важна – чтобы клюшка всегда была на шайбе. Мелочей много, из них и складывается игра.

– Расскажите хотя бы одну тактическую фишку.

– При выходе 3 в 2 защитник в России не идет никогда на бортового игрока, потому что, скорее всего, тебя прокинут и будет выход 2 в 1. Но в НХЛ если тебя прокидывают в центр, то сразу же второй защитник идет активно на нападающего. А третьего соперника догоняет уже нападающий, до него шайба чаще всего не доходит. Это меня очень сильно удивило.

– То есть просят более агрессивно накрывать?

– Да, не давать времени. Я здесь учусь на своих ошибках, через игры. В принципе до конца все понял, нет моментов, которые я не понимаю. Вначале были позиционные ошибки.

Главный тренер "Нью-Джерси" Джон Хайнс (справа). Фото AFP
Главный тренер "Нью-Джерси" Джон Хайнс (справа). Фото AFP

Тренер "Нью-Джерси" – очень жесткий

– Когда Перро забивал, вы вышли на форварда, как требуют, и вас как раз прокинули, что обернулось голом.

– Да, но там с нападающим что-то случилось в средней зоне.

– Он полез обыгрывать и упал.

– Потому и сложилась неправильная ситуация. Она характеризует систему – на льду в каждый момент нужны все и всегда.

– С "Каролиной" похожая ситуация была, когда с вами Зэйджак пошел на игрока.

– Да, мы должны были в центре разбирать игрока, смотрели этот момент потом. Шайба не должна была проникнуть через коньки, но что теперь…

– Как реагировал Джон Хайнс, когда вы меньше чем за 30 секунд пропустили две шайбы? Это же всего лишь в пятый раз в истории НХЛ случилось.

– Откровенно вышли неготовыми. Возвращаясь к словам Киселевича – в НХЛ нужно в каждой смене быть готовым. Будет чуть иначе – тебя сразу накажут. Так и вышло в том матче. Проиграли встречу за 30 секунд. Это наглядный пример – мы вышли, думая, что сейчас обыграем. Но соперник после поражения в предыдущем матче был серьезно настроен и за 30 секунд забросил две шайбы.

– Хайнс создает впечатление жесткого дядьки. А какой он на самом деле?

– Действительно жесткий тренер. Когда я вернулся из АХЛ, "Нью-Джерси" к тому моменту проиграл два матча, был один выходной. Потом он собрал нас, показывал видео, разбирал все ошибки. Все было по делу – наругался он там, но видео мы смотрели целый час, жестко было! Он сказал: "Ребят, вы ведь можете играть back-to-back, значит, будем, тренироваться". Потом было два дня тренировок… Я никогда так не тренировался! Может, из-за того, что я из АХЛ приехал и отвык немного от этих скоростей. Но эти два дня… Единоборства два в два, три в три – и так все время. Это было очень жестко! Хайнс постоянно кричал, нагнетал обстановку – мы бегали от борта до борта. Было непросто.

– Вы вскользь говорили мне, что чуть не умерли после этих тренировок.

– Не умер, но было очень непросто. Но мне нравится подход Хайнса. Я понимаю его требования, и считаю их вполне адекватными. Все логично и по-хоккейному.

– Даже у Петра Ильича Воробьева не было таких тренировок?

– Петр Ильич больше брал объемами, а здесь тренировка длилась час, час-двадцать. Но все это время ты постоянно бегаешь. Было мало защитников – всего три пары, и у тебя смены нет. Ты постоянно бежишь. А у Петра Ильича могло быть и два часа льда.

– Видимо, поспокойнее катались.

– Ну да, и паузы были больше. Чуть-чуть по-другому. У Петра Ильича была советская классическая русская манера.А здесь все коротко, но очень быстро. Жутко интенсивно.

– Неужели в тренировочном лагере не было таких тренировок?

– Он был тяжелый, хотя для меня нормальный – я был хорошо готов. Но ребята-старики сказали, что это был самый жесткий лагерь, который был в их хоккейной карьере.

АХЛ – положительный опыт. Сразу опустился на землю

– Прям не так все страшно было? Обычно именно тренинг-кемпом всех пугают.

– Да все было в порядке. Если ты нормально подготовился к сезону, будешь нормально себя чувствовать. В лагере очень много всего – и игры, и тесты сразу же. Был у нас беговой тест, а у меня были проблемы с коньками. Мне не могли подобрать мой желоб, который я просил, из-за чего стал болеть пах. Непросто было. Я написал нашему точильщику, который в СКА и в сборной работал, он мне сфотографировал желоб. Настроил станок и сделал фотографию, сказав: "Покажи точильщику, он поймет". Я показал ему, а он такой: "Я никогда таких острых коньков не видел. Как ты будешь кататься?" Я ему: "Сделай, пожалуйста, а я уж разберусь, как буду кататься". После этого я стал кататься на своей заточке.

– У вас настолько оригинальная заточка?

– Вроде бы нет. Но в НХЛ любят кататься на менее острых. Финны на определенных заточках катаются, шведы на своих. Я как-то с детства любил, чтобы все было остро. Идешь в поворот, значит, все должно быть остро. Захотел затормозить – значит, сразу нужно остановиться.

– Не из-за того ли, что изначально играли на позиции нападающего?

– Не знаю, главное было – чтобы ноги не разъезжались, когда стоишь. Чтобы не делать много лишних движений. Мне было тяжело, потому что я половину лагеря откатался на тупых коньках. Я пытался, объяснял, Сергей Брылин вместе со мной пытался что-то объяснять, но мало что получалось. Пока фотографию из России не прислали.

– Это стало фактором того, что вас отправили в фарм?

– Я рассказываю это не в плане оправдания, просто хорошая история. Решение отправить меня в фарм было правильным. И язык подучить, и тренер там был русский – Брылин. Он мне помог с терминами, выписал мне их все, и я их учил. И в АХЛ я получил очень много игрового времени и привык к площадкам. Главная команда уезжала в поездку на 15 дней, за которые ты можешь сыграть две игры. Смысл возить меня и тренироваться, лучше поехать в АХЛ и привыкать. Понятно, что я не очень был рад такому стечению обстоятельств, хотелось быть с командой. В итоге не так уж все плохо получилось. Посмотрел, что такое АХЛ.

– И как она вам?

– Понравился фарм "Торонто". Они в хоккей пытаются играть, в пас. У нас старались чаще выбрасывать шайбу из зоны. Против них реально понравилось играть. Видно, что многие в скором будущем будут играть в НХЛ. А так – в лиге много прямолинейного хоккея. Первое время я бегал и подключался четвертым в атаку, но потом понял, что это делать бесполезно. Игроки либо бросают, либо набрасывают на ворота – вариант подключить тебя в атаку практически не рассматривают.

– Даже эта прямолинейность не помешала вам набрать 7 очков в 7 матчах. Вы такой результативности никогда в карьере не демонстрировали. Что вдруг произошло?

– Просто старался играть в хоккей, не отбрасываться. Старался играть с шайбой, все очки набраны были в позиционных атаках. К тому же играл очень много, практически все большинство.

– По сути впервые в карьере.

– В Ярославле и в Питере тоже выходил на большинство.

– Но это же вторые бригады. И зачастую с местом на дальнем пятаке.

– Ну да. Но АХЛ – строго положительный опыт. Сразу опустился на землю. Работай, доказывай! У меня действительно не было места в составе. Я не говорю, что был хуже кого-то. Чтобы я смог остаться изначально в команде после лагеря и играть, нужно было быть на голову выше. У них своя кухня, есть задрафтованные игроки, ветераны. Кто-то играет большинство, кто-то – меньшинство. Не так тяжело в НХЛ играть, как тяжело туда попасть. Потому что изначальный статус очень важен.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

27 🎂🎁

Публикация от Egor Yakovlev (@yak44) 17 Сен 2018 в 11:05 PDT

Примитивный хоккей в НХЛ уходит в прошлое

– Контракты всегда сильно влияют на игровое время и все остальное. Изнутри это заметно?

– Так и есть.

– Стивена Сантини все равно отправили в фарм, сколько бы он там ни зарабатывал.

– Скорее, его отправили после травмы набирать форму. Он вернется.

– По играм в АХЛ вам дали прозвище breakout-monster. Не смотрел, но, видимо, потому что вы постоянно отдавали передачи на выходе из своей зоны, а не просто на выбрасывали шайбу.

– Только в крайнем случае нужно играть по борту, лучше искать передачу в центре. Мне все время говорили, что защитники в НХЛ постоянно бросают по стеклам и по бортам, так что я был удивлен, узнав, что требование простое – нужно искать передачу в центр. "Бингхэмптон" играет в таком же стиле и по тем же требованиям, что и "Нью-Джерси". Я старался делать то, что требуют. Где-то получилось, где-то находил в центре соперника, ха-ха.

– Ожиганов тоже удивлялся, что в ЦСКА ему говорили играть как можно проще, желательно выбросить через борт. А в "Торонто" просят отдать пас в центр. Даже требуют.

– У нас так же, хотя иногда многое зависит от счета. Если ты сыграешь через борт, тебе ничего не скажут, но ты при этом можешь отдать шайбу противнику. А если сделаешь пас в центр, то начнешь свою атаку. В НХЛ стараются просто так шайбу не отдавать. Это меня очень сильно удивило.

– Хотя говорят, что много примитива, но в начальных фазах атаки все стараются сыграть агрессивно.

– Стало больше техничных игроков, защитники стали более мастеровитые. Не так, как раньше, когда защитник – очень большой хоккеист – только обороняется, а нападающий – только атакуют. Сейчас не отличишь, кто защитник, а кто нападающий.

Дыбленко говорил, что в НХЛ, по его мнению, играть проще, чем в АХЛ. Правда?

– В чем-то с ним соглашусь, в АХЛ народ просто разбегается, тебя постоянно бьют, не столько важна шайба, сколько кого-то ударить. Тебя будто пытаются покалечить. Я видел там столько драк и силовых приемов, сколько и близко не видел в НХЛ. Хотя тут нельзя привлекать выставочные игры – с матчами регулярного чемпионата. Это совсем разные вещи. На выставочных играх мне тяжелее, поскольку кто-то еще не понимает, что делать, отсутствует взаимопонимание. В выставочных было много беготни, силовых приемов, все пытались что-то доказать. Сейчас, конечно, силовые есть – никто тебя прощать не станет, но игра уже немного другая.

– Выставочные больше похожи на игры АХЛ?

– Ну, в тех матчах, в которых играл я – да. Хотя, те же "Рейнджерс" играли против нас уже в полном составе. Каждая игра по-разному складывалась.

– Вы знаете, что сыграли с "Монреалем" в равных составах больше всех остальных защитников?

– Потому, что я играю только в равных составах, ха-ха. Я очень устал после игры. Не чувствовал, сколько времени играю: идет время и идет. Думал, что устал из-за того, что у нас был выходной, а я поехал в бруклинскую русскую баню и там перепарился. Потом посмотрел, сколько времени провел на площадке, и все стало ясно.

– Вы почти весь матч выходили против самого сильного звена "Монреаля" – Доми и Друэна. Так изначально планировалось?

– Не знаю, может, тренеры так и планировали, но со мной этим не делились. Мне говорили, что надо выходить играть, я шел и играл. Ну, я же вижу, против кого выхожу, какие крутые ребята. Очень интересно, чувствуется другой уровень, мне нравится, как здесь относятся к мелочам.

– Вы говорили, что у вас был часовой разбор видео. А сколько обычно они длятся?

– Короткие. Максимум 15 минут. Показывают плохие и хорошие моменты. Когда команда проиграла, стараются, наоборот, дать позитив. В этом плане здесь, как бы плохо ни было, все стараются улыбаться и настраиваться на лучшее.

– Непривычно, наверное?

– В принципе, у нас в России в последнее время то же самое. Мы уже ушли от того, что, если проиграли, то обязательно все очень плохо. Здесь, когда проигрываем, ребята, конечно, не улыбаются вовсю, не играет музыка в раздевалке, но тренеры пытаются добавить позитива, чтобы показать, что все не так безнадежно, здесь что-то не получилось, но тут были и хорошие моменты. Просто нужно, чтобы их стало больше.

– Сами изучаете персональных оппонентов, против которых вам предстоит играть? Того же Друэна?

– Если честно, здесь практически нет времени на это, матч за матчем постепенно идет, ты не успеваешь. Когда оказываешься дома, хочется больше времени провести с семьей, а на выезде – приехал, поужинал, на следующий день – раскатка и игра. Все равно смотришь хоккей, что-то подмечаешь для себя. Ребята здесь мастеровитые, надо всегда быть собранным, иначе сразу накажут – здесь не прощают расслабленность. Один раз дашь слабину – тебя обыграют, и потом весь сезон будут показывать, как это произошло, а тебе будет обидно. Здесь часто крутят моменты, когда кто-то кого-то обыграл. Лучше обезопасить себя от таких неудобных моментов.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

❤️❤️

Публикация от Egor Yakovlev (@yak44) 7 Авг 2018 в 6:51 PDT

Снимаю трехкомнатную квартиру за 5 тысяч долларов в месяц

– Вам уже сказали снимать квартиру в Ньюарке? Чтоб не дергаться.

– Я сразу по приезду снял квартиру, потому что приехал вместе с женой и ребенком. В Ньюарке никто не живет, потому что это достаточно опасный город. Все живут в трех населенных пунктах, которые проходят по набережной реки Гудзон, на другой стороне – Нью-Йорк. Я живу в 3 минутах ходьбы до скоростного парома, который за 3-4 минуты доплывает до Манхэттена. До Центрального парка – 20 минут на машине.

– Это же престижный район.

– Не сказал бы. Но есть хорошие апартаменты, на любой вид и вкус.

– Сколько платите за квартиру в месяц?

– Мне повезло, снимаю у знакомых. У нас большая трехкомнатная квартира, за которую я плачу 5 тысяч долларов в месяц. Это достаточно дешево.

– Хорошая цена.

– Потому что знакомые сдают. Я смотрел такие же квартиры, и они стоят 9 тысяч в месяц.

– Там же у Ковальчука огромный дом. По крайней мере, был.

– Такой информацией не владею, не знаю, где конкретно у него дом. Может, он вообще уже продал его. Во всяком случае про дом он не рассказывал.

Мирко Мюллер – достаточно крупный и силовой защитник. В то же время, вы и Сиверсоном поиграли. Что лучше: когда рядом Сиверсон – такой же игровик, как вы, или габаритный Мюллер?

– В принципе, без разницы, у каждого из вариантов есть свои плюсы и минусы. Но Сиверсон любит владеть шайбой сам, хорошо ей владеет и распоряжается, поэтому лишний раз он ее не отдаст, а хочется играть с шайбой побольше. В целом, нет большой разницы между ребятами, со всеми играть приблизительно одинаково.

– Допустим, есть Бутчер, который хорошо видит поле, и есть Лавджой, который ничего лишнего придумывать не будет.

– У них разные функции в команде. Один играет в большинстве, второй играет в меньшинстве. У каждого разные задачи, с которыми они хорошо справляются.

– А вам вообще светит игра в большинстве?

– (Пауза.) Затрудняюсь ответить. Надо доказывать, что я могу играть на этой позиции. А так – чем черт не шутит, я готов.

– Знаете, что у вас лучший в команде Corsi?

– А что это?

- С вами на льду у команды лучшая бросковая активность – перебрасываете соперников. Обращают ли в "Девилз" внимание на это?

– Паша Бучневич посмеялся над этим. Когда мы играли первую выставочную игру, я много бросал, потому что здесь есть негласное правило: если тебе отдают пас на синюю с лицевой линии, ты обязательно должен бросать. Таких моментов было много, я все бросал и бросал, и тут Паша подъехал ко мне и заявил: "Слушай, а кто тебе вообще сказал, что у тебя такой хороший бросок?". Посмеялись.

– А разговоров о продвинутой статистике вообще не было?

– Здесь есть люди, которые анализируют игру, их много, они составляют репорты на основании действий той или иной группы игроков, потом выставляются оценки, у них, как я знаю, балловая система.

– А вам показывают эти статистические выкладки?

– Нет, конечно.

– По-крайней мере до тренера это доводится, чтобы он для себя что-то извлек?

– Думаю, что да. Но не уверен. У них идет долгая, кропотливая работа. Есть игроки, которые задрафтованы, есть те, у которых серьезный контракт, и присутствуют такие, как я. Приехавший из России. Поэтому мне надо быть на голову выше, чтобы заиграть здесь сразу. Как, допустим, Панарин или Киселевич, который подписал односторонний контракт. Это наши талантливые ребята.

– Богдану 28 лет, поэтому он подписал односторонний контракт.

– Это да. Но все равно они дали ему такие условия. С двусторонним контрактом тяжело. Понимал, что могу поехать в АХЛ. Не было страшно совсем, просто хотел перезагрузить свою карьеру. И тут возможность поехать в НХЛ появилась. Зная себя, до конца своих дней жалел бы, что не попробовал. Перешел, чтобы разговоров не было. Получится у меня или нет, увидим.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Tennis time 🏓

Публикация от Egor Yakovlev (@yak44) 1 Ноя 2018 в 1:58 PDT

В контракте есть пункт, по которому могу уехать

– Ощущения крутые, когда играешь на 20-тысячной арене?

– Конечно, крутые. Особенно, когда только по телевизору раньше такое видел. Выходишь и понимаешь, что ты в этой лиге. Выступаешь против лучших игроков. Тяжело было представить в какое-то время, что такое может быть, но появился момент и решил поехать. У меня внутренняя уверенность, что у меня может здесь получиться.

– Это наверняа связано с Рэем Шеро (генеральный менеджер "Нью-Джерси" – Прим. "СЭ"). Когда мы общались с ним, он очень положительно о вас отзывался, говорил, что три года за вами следил, что вы постоянно разговаривали.

– Именно поэтому сюда и поехал. Опять же надо различать вещи, которые о тебе говорят. Не всему можно верить. Они показали свое отношение. Приезжали люди в Санкт-Петербург, со мной общались. Это меня зацепило. Раньше с какими-то скаутами разговаривали, но те не посещали меня лично. А здесь люди ради меня прилетели, чтобы со мной провести беседу. Было приятно. Подумал: "а почему бы и не поехать?" Поеду, попробую.

– В деньгах же потеряли.

– Деньги деньгами. Но такие эмоции…. Круто же, когда отдаешь пас на MVP, он забивает. Потом он о тебе еще и говорит. Мне кажется, вот это не купишь ни за какие деньги.

– У вас в контракте есть пункт, что можете уехать?

– Да, у меня есть пункт об отъезде.

– Если вас после какой-то даты отправляют в АХЛ, можете вернуться домой?

– Мы сейчас с вами беседуем. В это время могу взять билеты и вернуться домой. Мне никто ничего не скажет. Из-за этого пункта я до сих пор не получил подписной бонус. После закрытия дедлайна КХЛ уже не смогу уехать. То есть этот пункт работает до определенной даты. После дедлайна мне выплачивают подписной бонус.

– Будем надеяться, что никуда не уедете.

– Когда ехал, понимал то, что перехожу на год. Мыслей об отъезде не было. Но когда месяц в АХЛ проводишь, мысли разные посещают. Стараешься, тренируешься. Когда ты в основной команде, есть хороший тренировочный процесс. Как-то все по-другому. Ты растешь даже на тренировках, если не играешь. Считаю, что в этом есть большие плюсы.

– Есть ли у вас формальные запреты – тактические, поведенческие?

– Не знаю. Может быть, они есть. Я же не все до конца понимаю, что говорят тренеры. Нет такого, чтобы что-то прямо конкретно запрещали. Всем понятно, какие вещи делать недопустимо. Есть определенные правила хоккея, и их никто не отменял. Например, нельзя давать пас назад или в среднюю зону.

С точки зрения поведения тоже особых запретов нет. Все в коллективе на позитиве. И с тренером можно пообщаться, если язык знаешь, конечно. Ко мне хорошее отношение. В частности, европейцы сильно помогают. Особенно Павел Заха, начиная с лагеря. Мы с ним в одно время приехали.

– Он совсем молодой парень, 1997 года рождения.

– Да, но очень приятный. Мы за месяц начали тренироваться с ним. Он мне показывал упражнения, которые по системе нужно делать. И так до сих пор. Повезло, что есть такой человек. Сидит, смеется надо мной. Он европеец. С ними проще общаться.

– Кто самый крутой в команде?

Думаю, что у нас Тэйлор Холл еще не играет в свой хоккей, который он в том году показывал. Моментами обращаешь внимание, как люди играют. Тот же Маркус Юханссон очень умно распоряжается шайбами. Заха очень техничен. Считаю, что у него большое будущее. Видишь, как Брайан Бойл неуступчиво действует под воротами – феноменальный уровень. Как Дэймон Северсон резко и быстро шайбу до чужой зоны доводит и насколько шустро он бросает с кистей. Кого-то одного выделить сложно.

Нико Хишир молодой, но очень умный, и классно шайбой распоряжается. Те же вратари. Кит Кинкэйд играет клюшкой великолепно. Шестеркин раньше был моим богом по владению "палкой". Но Кит с ним как-минимум поспорит. Они оба очень хорошо действуют в этом компоненте игры. Бросаются в глаза вещи, которые умеет делать тот или иной игрок, и берешь себе на заметку.

– Из соперников, кто показался вам невероятно крутым?

– Сильного удивления не было. Стараюсь концентрироваться на игре. Если будет у тебя "вау" в голове, уедешь обратно в фарм-клуб моментально. А то и на трассу жить.

Одного не выделю. Может, в будущем смогу. С трибуны мне понравилась, как Кучеров со Стэмкосом играли. Их взаимодействие сразу бросается в глаза. Ребята получают удовольствие от хоккея. Видно было, когда они в матче с нами 0:2 горели, потом проснулись и закатали в наши ворота шесть шайб. "Торонто" очень сильная команда. Удивляюсь, как они в потолок залезли. У них четыре звена и они все в порядке.

– Там молодых много.

– Понятно. Но у них в скором времени будут проблемы с ними. Им тоже нужно будет платить. Играли также с "Виннипегом", но Лайне, если честно, вообще не заметил. Его не было видно. Мне кажется, что он ждет большинства и решает там вопросы. В игре 5 на 5 не заметен. Но это чисто мое мнение. Из всех раскрученных звезд он больше всех в тени.

Газета № 7794, 26.11.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ