Эфир Малкина, Орлова и Сергачева: потеряли Тарасенко, троллили Кучерова, обсудили Панарина

Артем Агапов
Ответственный редактор отдела интернет
21 апреля 2020, 23:10
Дмитрий Орлов, Евгений Малкин и Михаил Сергачев.
Еще один звездный для России эфир НХЛ после теплого общения Александра Овечкина и Уэйна Гретцки.

Форвард «Питтсбурга» Евгений Малкин, защитник «Вашингтона» Дмитрий Орлов и защитник «Тампы-Бэй» Михаил Сергачев рассказали о карантине в НХЛ и тренировках в самоизоляции, времени без любимого занятия и лучших российских игроках лиги.

Звезды НХЛ пообщались в организованной лигой видеоконференции. Компанию соотечественникам должен был составить чемпион НХЛ из «Сент-Луиса» Владимир Тарасенко. На вопрос много шутившего Малкина «Где Тарас?» модератор эфира Павел Стрижевский сообщил: форвард пропускает включение из-за серьезной весенней аллергии.

Где проводят карантин

Малкин (на предложение начать первым): — Что, я уже старший в этой банде? Я у себя дома в Майами. Не сказать, что закрылись, здесь разрешены прогулки на пляже. Нас всех на острове проверили на коронавирус. Все показатели отрицательные, поэтому открыли бассейн, теперь к нему можно выходить поплавать. Для ребенка это очень хорошо. Рестораны, спортивный зал и все остальное закрыто. Тренируюсь на балконе и на улице.

Сергачев (на вопрос, где он): — Орел следующий, он старше.

Орлов: — Я в Москве, улетел 20 марта к семье. В принципе, не выходим из дома, стараемся самоизолироваться. По прилету сидел на карантине. У меня брали мазок, посмотрели, есть ли коронавирус, результаты были отрицательными. Работаю на лестничной площадке, на улицу почти не выхожу. Единственный плюс — в сезоне нет такой возможности, а сейчас можно побыть с ребенком и увидеть, как он растет. А так — все нормально. Люди стараются выходить небольшими кучками, соблюдать правила.

Малкин: — Орла не остановит никакой карантин, человек тренируется днем и ночью. Вы его плохо знаете.

Сергачев: — Я в Тампе, в квартире. Стараемся поменьше на улицу выходить, только если в магазин, на прогулку вечером с собакой. А так сидим дома. Езжу к знакомому в небольшой зал, занимаюсь четыре раза в неделю. Детей нет, в этом плане попроще.

Орлов: — Зато у тебя кошка есть, ты с ней постоянно.

Сергачев: — И кошка, и собака.

Малкин: — У него кошка и Инстаграм. (Все улыбаются.)

Как тренируются

Орлов: — Три раза в неделю тренируюсь. Стараюсь не перетренироваться. Неизвестно же, что с сезоном будет, будет ли он вообще и когда что решится. Так что держу себя в форме, стараюсь не заплывать жиром.

Малкин: — Сложно все. Не так много упражнений, которые можно делать дома. Тренируюсь по видеосвязи со своим тренером. Много бегаю на беговой дорожке, которая у меня есть на балконе. На самом деле важно не перетренироваться. Потому что мышцы болят, а массаж, восстановительные процедуры сейчас сделать невозможно. Но форму поддерживать надо.

Как долго потом возвращать кондиции

Малкин: — Никто не знает, что дальше. Мы ждем 1 мая, тогда будет приниматься решение, продлят ли карантин или разрешат вернуться в города. Так как я уже старый, как вы сказали, у меня возвращение кондиций займет больше времени. Это этим молодым ребятам меньше надо.

На самом деле мы уже полтора месяца не катались. И еще не известно, как долго все это продлится. Очень длинный промежуток. Потом две-три недели точно потребуется. А им — два-три дня. И тренировки — одно, а матчи — другое. Я не представляю, как можно два месяца не кататься, а потом выйти и сразу начать играть плей-офф. Это нереально. Все равно потребуется вкатиться, какие-то выставочные матчи.

Орлов: — Льда не хватает, конечно. Игровые качества уходят. И ситуация только усугубляется.

Сергачев: — Орлу полтора дня хватит.

Кто лучший российский хоккеист сезона

Малкин: — Из нас троих?

Сергачев: — У меня спрашиваете?

Малкин: — Кучеров (с ударением на е), конечно.

Сергачев: — Да нет. Кучеров, понятно, в порядке.

Малкин: — Давайте не брать Кучерова, Овечкина.

Сергачев (на предложение не называть одноклубников): — Наверное, Панарин тогда. Малкин, Панарин, Орлов — вот эти трое в порядке.

Орлов: — Панарин хороший сезон проводит. Первый сезон в новой команде — и достаточно хороший результат. В конце вроде стали лучше играть, бороться за плей-офф. Неизвестно, если бы чемпионат продолжился, может, у них был бы шанс пройти в Кубок Стэнли.

Малкин: — Согласен, Панарин. Думаю, у него лучший сезон в карьере. Новая команда, новый город. В Нью-Йорке он очень солидный сезон провел.

Кого бы взяли пятым в свое звено (с Тарасенко)

Орлов: — Взял бы Анисимова, чтобы у ворот стоял.

Малкин: — У нас четыре леворуких получается, по любому нужен один праворукий. Даже не знаю, пусть Ковальчук приходит. А кто еще?

Сергачев: — Кучеров (с ударением на е), наверное. (Общий смех.)

Малкин: — Возьми Стэмкоса! Он праворукий, дадим ему гражданство.

Сергачев: — Если только в сборную Казахстана. Там дадут.

Кто самый веселый персонаж в российском хоккее

Малкин: — Все на юморе у нас. Думаю, Ковальчук, Гусев... Кстати, Гусева можно взять на большинство, он праворукий. Вылетел из головы. А у Михаила будет Задоров, его кореш.

Сергачев: — Да нет. По чемпионату мира — Ковальчук веселый, заводила был. А так — Вася, Василевский. Он очень смешной. Может, вы не знаете, ребят, но я вам скажу.

Орлов: — Да со мной в команде играет один отморозок челябинский. (Намек на Кузнецова.)

Малкин: — Да, да, согласен. (Все улыбаются.)

С кем из своей команды хотели и не хотели бы оказаться на карантине

Малкин: — Как можно такой вопрос задавать? Мы на карантине полтора месяца. Как можно полтора месяца с мужиком находиться?

Орлов (на предложение согласиться на такое хотя бы на неделю): — Да ни с кем бы не хотел. И так хватает времени с партнерами по команде. Отдыхать надо.

Сергачев: — Согласен.

Малкин: — Девять месяцев с ними находимся. С главным тренером точно бы не хотел. Одноклубники пишут, я даже сообщения не читаю. Но на самом деле у нас все уже соскучились, так что начинаются видеозвонки. А Михаил, конечно же, с Кучеровым. (Общий смех.)

Сергачев: — Да не. Мы виделись пару раз. Но чтобы жить, карантин проводить — куда... А так ребят из команды часто вижу, тут гуляют, в магазин ходят. Я особо не соскучился. У нас тоже начали делать звонки по Zoom.

Малкин: — У них супердружная команда, они даже гуляют вместе.

По мотивам общения Овечкина и Гретцки: между какими двумя хоккеистами любой эпохи хотели бы сесть в раздевалке и поговорить о хоккее

Орлов: — Тот же Гретцки и Рэй Бурк. Гретцки — один из самых великих игроков. Бурк — атакующий защитник, мобильный, видел нарезки его матчей, было бы интересно пообщаться.

Сергачев: — Гретцки и...

Орлов: — И Кучеров. Точнее Кучеров. (С ударением на е.) (Общий смех.)

Сергачев: — Пол Коффи мне нравился тот же, Бурк. С Бобби Орром у меня был завтрак.

Малкин: — Нормально ты завтракаешь. (Общий смех.) Где такие проходят?

Сергачев: — Перед матчем топ-проспектов CHL, лет в 17. Он был тренером одной из команд. А так — Бурк, Коффи и Гретцки.

Малкин: — Когда я был маленький, мне очень нравилась игра двух хоккеистов «Колорадо» — Петера Форсберга и Джо Сакика. У меня даже была куртка «Эвеланш». И бейсболка. Их финальные игры — одни из лучших. Несмотря на тот «Детройт», болел за «Колорадо». И на тот момент моими любимыми игроками были Форсберг и Сакик, поэтому с ними бы хотел поболтать. И нет, я с ними не знаком, даже не виделись. Я не завтракаю, как некоторые.

Сергачев: — У тебя теперь Задор — любимый хоккеист, он ведь тоже в «Колорадо» играет?

Малкин: — Логично, кстати. Надо его майку повесить между 19-м и 21-м.

Что лучшее пережили за время паузы

Малкин: — Я выспался. Отдохнул, провел время с семьей. Кажется, с ребенком мы сдружились, как приятели, много времени проводим вместе. Стараюсь сейчас его ставить на роликовые коньки. Хочу, когда все это закончится, чтобы он встал на лед.

Орлов: — То, что удалось побыть дома, с сыном, посмотреть, как он растет и меняется. Скоро 10 месяцев. Вовсю уже ползает, наверное, скоро начнет ходить. Все это приятно видеть. Плюс начал понемногу готовить. Так-то все жена обычно делала.

Сергачев: — Да ты как Мирон (Андрей Миронов из «Динамо»).

Малкин (на реплику, что за Сергачевым прошел кот): — Хорошо, что кот, а не Куч. (Общий смех.)

Сергачев: — Было бы смешно, да. А так бесполезно время провожу, на самом деле. Читаю, пару раз готовил. Но подумал, что сейчас можно поработать над физической формой. Я еще молодой, мне есть, куда расти. Это вот ребята сидят, в порядке, им уже некуда, они уже все выиграли.

Малкин: — Согласен. Работай.

Какую самую безумную историю будете рассказывать про карантин детям и внукам

Орлов: — Прилетел в Москву, не сразу выпустили из самолета. Зашли люди в костюмах, у каждого замерили температуру и всех поздравили, что ни у кого повышенной нет и все могут идти. И потом, в том числе на паспортном контроле, много людей в таких костюмах. Но никаких очередей и задержек у нас не было. Такое обычно только в фильме увидишь, а тут наяву, в реальной жизни. Странное чувство. Из-за вируса много людей уже погибли. Здорово, что в России быстро отреагировали на ситуацию.

Малкин: — У меня захватывающих историй нет. Постоянно дома. Но сама ситуация — наверное, в мире нет стран, где не ввели карантин. Вся история страшная и дикая. Не знаю, хотелось бы мне рассказывать про такое внукам. Надеюсь, подобное не повторится.

Сергачев: — То, что все страны закрылись, никуда нельзя улететь. В средние века вернулись. Все закрыто, кроме магазинов. Не думаю, что я бы тоже стал рассказывать про такое внукам. Это невеселое время.

Малкин: — Кто бы мог представить, что в магазинах нельзя будет найти ни масок, ни санитайзеров.

Сергачев: — И туалетной бумаги.

Малкин: — Да. Вот это самое смешное, когда люди закупают туалетную бумагу грузовыми автомобилями.

Что бы делали на карантине в 1990-м, когда не было современных средств связи и соцсетей

Малкин: — Алкоголь наше все, что ли? (Общий смех.)

Сергачев: — Не знаю, что бы делал. Наверное, то же самое. Сейчас разве что в Инстаграм захожу минут на 30 — кота снять. И все.

Малкин: — Была же ни одна пандемия в истории. Люди как-то справлялись. Но мне тяжело представить современный мир без средств связи и Инстаграма. Больше бы гулял, заводил домашних животных, играл с ними, учился готовить.

Орлов: — Соглашусь, что немногое можно придумать. Просто изолироваться и сидеть дома. Хоть как-то работать над собой, читать книжки и делать что-то полезное.

Почему Орлов не остался в Вашингтоне с Овечкиным и Кузнецовым

Орлов: — У меня семья была в Москве. Стоял выбор, кто куда летит. Я не захотел рисковать здоровьем ребенка, поэтому рискнул собой.

По какому качеству собеседников больше всего не скучают

Сергачев (о Малкине): — Понятно, что хоккейный IQ у человека зашкаливает...

Малкин: — Давай, давай, говори побольше. Можешь не останавливаться. (Общий смех.)

Сергачев: — Не собираюсь, хоть 10 минут.

Малкин: — Давай хоть наушники сниму, чтобы не слышать. (Снова общий смех.)

Сергачев: — Вот эти тонкие передачи, когда ты вроде думаешь, что все контролируешь...

Малкин: — В сборной ты мне этого не говорил. (Снова общий смех.)

Сергачев: — Знаешь, ты бы там зазвездился, а сейчас карантин, пока можно. (Улыбается.)

Малкин: — В сборной ты только Кучу это говорил. (Все улыбаются.)

Сергачев: — Передачи, открывания, обыгрыш. Понятно, что человек в порядке. Тяжело во всех аспектах против него играть.

Малкин: — Спасибо, спасибо. Не хотелось бы их сильно хвалить. Понятно, что игроки с хорошим мышлением и катанием, которые понимают хоккей. Игра поменялась. Защитники стали мобильными, должны быть выносливыми, им дают много времени на льду. Михаил и Дмитрий как раз такие, играют против лучших нападающих, лидеров. Конечно, против них тяжело. Но я забивал и «Вашингтону», и «Тампе». Было время. (Улыбается.)

Сергачев: — Но я заблокировал пару твоих бросков, когда мы в овертайме вас в гостях обыграли.

Малкин: — Что, я забыл сказать, что ты хорошо блокируешь шайбы? (Снова общий смех.)

Сергачев: — Нет, я просто тогда собой гордился, поэтому запомнил.

Малкин: — А синяки-то были или нет?

Сергачев: — Были, конечно. Я там еле ушел. Бросок сильный... И при мне он нам не забивал.

Орлов: — Да получали, конечно, что ты там сидишь-то. (Смеются.)

Насколько сложна ситуация с точки зрения психологии и с чем ее можно сравнить

Сергачев: — А почему у Орлова это не спрашивают? Он в порядке что ли?

Малкин: — Он в Москве, у него все хорошо.

Сергачев: — Думаю, такой ситуации не было, тяжело сравнить. Только если когда болеешь, стараешься не выходить на улицу и оградить себя от остальных.

Малкин: — Так же тяжело было, когда я травму получил, была операция на колене. Я два месяца тогда не катался. Вот сейчас тоже скоро будет, что два месяца не стоял на льду. Очень сложно после такого вернуться. А так — психологически довольно комфортно себя ощущаю. Дома с семьей, ребенок много времени занимает, есть, где погулять, поплавать. А нормально, что мы тут разговариваем, а он (Орлов) нас даже не слушает? (Общий смех.)

Орлов: — Плюс — ты с семьей. Но все равно скучаешь по игре. Это наша работа, которой приятно заниматься. Тяжело будет вернуться на лед, когда долго не катаешься. По себе и своим травмам знаю. Первый месяц хоккея, полагаю, будет ужасным. Люди не будут понимать, куда бежать и что делать. Потребуется время.

Малкин: — Самое сложное в этой ситуации — неизвестность. Не знаем, когда мы вернемся, через неделю, две или через месяц? Ожидание — вот, что самое сложное.

По чему скучают на карантине

Орлов: — Стараюсь о таком не думать, провожу время вместе с семьей. У нас много выездов, часто не видимся. Стараюсь быть полезным дома, радоваться, что нахожусь с родными.

Сергачев: — Вроде есть все, но во время сезона скучаю по Россию. Не сейчас бы, конечно, но слетал домой.

Малкин: — Уже сложно чем-то удивить. В сезоне много полетали, провели немало игр. Скучаю по живому общению, возможностям собраться с друзьями. Но мы же понимаем сложность ситуации во всем мире. И огромное спасибо врачам, которые борются с вирусом и спасают жизни людей. Хочется, чтобы это быстрее закончилось. И мы вернулись в привычный ритм жизни.

Что в холодильнике

Малкин: — Он забитый. Но этой проблемой занимаюсь не я, а жена. Там много детского. Обязательно суп. Йогурты, суп, яйца, молоко, вода.

Орлов: — Когда приехал, был полный холодильник. Если что-то надо, жена пишет список, я еду в магазин.

Сергачев: — У нас тоже все есть.

Малкин: — Черная икра? Устрицы?

Сергачев: — Я пока не в таком порядке. Девушка готовит. Вчера — татарский пирог. Пасха, яйца, все есть.

Малкин: — А говоришь, следишь за весом.

Сергачев: — Я не сказал, что слежу за весом. Сказал, что тренируюсь. (Общий смех.)

Про видеоигры и рейтинг в NHL 20

Сергачев: — Я играю в Fortnite с Никитой Кучеровым. (С ударением на е, смотрит на смеющегося Малкина.)

Малкин: — Можно было и не говорить.

Сергачев: — В NHL 20 не играю, рейтинг свой не видел. А так — Fortnite, стрелялки всякие.

Малкин: — У меня компьютер в Питтсбурге. А здесь ни компьютера, ни приставки. Поэтому в Майами не играю. Был бы в Питтсбурге, играл в Counter-Strike.

Орлов: — Я не играю. Почти.

Сергачев (после благодарности за разговор на предложение прощаться): — А рейтинг-то какой у нас?

Малкин: — Ну у Куча больше, чем у тебя. (Все улыбаются.)

На прощание хоккеисты записали видеообращения на русском и английском языках, призвали всех оставаться дома, проявить терпение и ответственность, а также пожелали здоровья. «Давайте передадим привет Кучу», — отдельно заметил Малкин.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
4
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир