Артемий Панарин: «Если не выйдем в плей-офф — приеду в сборную и обыграю Брагина в шахматы»

31 января 2020, 00:15

Статья опубликована в газете под заголовком: «Артемий Панарин: «Если не выйдем в плей-офф — приеду в сборную и обыграю Брагина в шахматы»»

№ 8126, от 31.01.2020

Артемий Панарин. Фото AFP
Новое обстоятельное интервью с лидером российских игроков НХЛ по очкам Артемием Панариным.

С большим предвкушением я ждал приезда Артемия Панарина на Матч звезд в Сент-Луис. Любой человек, который когда-то общался сам, да и просто видел на экране, как разговаривает наш лидер «Нью-Йорк Рейнджерс», не может не подпасть под его обаяние. Ко всему прочему, Панарин — фанат видеоформата, и у нас уже была предварительная договоренность на интервью.

Но из-за травмы россиянин пропустил матч с «Айлендерс», предшествовавший All-Star Game, и поехал не на звездный уик-энд, а залечивать болячки и отдыхать (у «Рейнджерс» «бай-уик» пришлась как раз на Матч звезд и дни после него) в Мексику, откуда и постил пляжно-курортные фотографии в Instagram.

В итоге мы списались и договорились поговорить в аудиоформате. Вместо заранее оговоренных 20 минут беседа продолжалась 45. Это был последний шанс на столь подробный разговор во время сезона — через два дня Панарин возвращался в края Статуи Свободы, чтобы начать жесточайший график второй половины регулярного чемпионата. Там уже не до больших интервью. А из Мексики, где дни не расписаны по минутам, поговорить — самое оно.

Лайв с Радуловым в Instagram? В этом сезоне вряд ли

 — Представьте, заболел, — пожаловался при этом Панарин. — Какой-то вирус подхватил, чувствую себя хреновенько. Так что ответы могут быть не слишком развернутые.

— Это уж абсолютно на ваше усмотрение. Главное — выздоравливайте поскорее.

 — Спасибо. Еще есть пару дней до возвращения в Нью-Йорк.

— Спросить для начала хотел как раз про здоровье, но в другом контексте. Полностью ли восстановились после травмы, из-за которой пропустили игру с «Айлендерс» и Матч звезд? И давно ли она вас беспокоила?

 — Да, у меня такие проблемы уже случались. Ничего серьезного нет, но играть мешает. За эти дни травму залечил. Все нормально!

— Что ответите тем людям, которые подозревают, что вы откосили от Матча звезд и при этом вспоминают пресловутую «шнягу»?

 — (Смеется.) Ничего. Не хочу разжигать эти споры.

— Кстати, вы с Александром Радуловым не собираетесь возобновлять лайвы в Instagram, во время одного из которых и прозвучала та яркая цитата?

 — Наверное, это надо было сделать пораньше. Но в начале сезона я немножко приостановил свой Instagram, сконцентрировался на хоккее. Сейчас потихоньку пытаюсь вернуться. Но время на такие эфиры было как раз в первые месяцы, а сейчас, после «бай-уик», игры будут идти через день все два оставшихся в регулярке месяца. Так что в этом сезоне, видимо, уже вряд ли получится.

— А получится ли, если «Рейнджерс» не попадет в плей-офф, приехать на чемпионат мира?

 — Конечно. Но загадывать рано. Мы еще бьемся!

— Свежая новость — в штаб первой сборной вошел Валерий Брагин. Это делает возможный приезд в сборную еще приятнее?

 — Безусловно. Наконец-то я его в шахматы обыграю!

— До этого только он вас обыгрывал?

 — До этого он боялся сыграть. Поэтому ради него приеду в сборную — чтобы Валерию Николаевичу мат поставить.

В Мексике были на вилле Эскобара. Кокаин не разбросан, все нормально

— А куда именно в Мексику вы со своей девушкой Алисой поехали?

 — На курорт Тулум.

— Просто расслабляетесь, проводите время, что называется, в овощном режиме? Или что-то успели посмотреть?

 — Были на вилле Пабло Эскобара.

— Ого! И как вам?

 — Кокаин вроде не разбросан, все нормально!

— Больше никуда не ездили?

 — Нет. Я же здесь еще и тренировался четыре дня в зале. Думал — такую форму наберу! А в последние дни отдохну, чтобы потом с легкостью побежать. И тут на тебе — заболел. Насчет поездок — тут же жарко. Предстоит такой отрезок в сезоне, перед которым нужно восстановиться, перезарядиться. А расхаживать по жаре — не мое.

— Готовы теперь к борьбе за «Арт Росс Трофи» — приз лучшему бомбардиру лиги? Отставание от лидера, Конора Макдэвида, не такое огромное — восемь очков при игре в запасе у «Рейнджерс».

 — Вообще об этом не думаю. Честно. Даже постоянно ругаюсь со своими друзьями, когда они говорят мне всю эту статистику. Не надо! В этом плане Instagram мне не очень нравится — когда заходишь в поисковик, какие-то цифры обязательно увидишь. Все уже рассчитали, сколько очков я в конце сезона наберу и так далее. Мне это только мешает, поэтому и стараюсь об этом не думать. Наверное, потому и везет, что не особо заморачиваюсь на этот счет.

— В прошлом сезоне вы говорили, что Макдэвид и Никита Кучеров — звери, куда вам с ними тягаться. Что изменилось сейчас, кроме названия вашего клуба?

 — Вообще ничего. В том же «Коламбусе» было много матчей, когда я играл даже лучше, но очков набирал меньше. В этом сезоне удача на моей стороне. Может, в хорошем смысле расслабился, потому что предыдущий год был контрактным, а теперь все подписано на долгий срок.

— Нет такого, чтобы Дэвид Куинн давал вам большую свободу, чем Джон Торторелла?

 — У меня на самом деле свобода была и в «Коламбусе», и в «Чикаго». Наверное, сработало то, что на уровне подсознания я раскрепостился. С возрастом у человека немножко меняются ценности в жизни, ты не думаешь только об одном хоккее. И за счет тех навыков, которые получал до этого, когда развивал себя как спортсмена, это вместе дает нужный эффект. Главное — не заморачиваться! А навыки эти работают на автоматизме, тем более что нахожусь в неплохой физической форме.

Хотя у меня в карьере было много игр, когда ощущаешь себя отлично, эмоции на пределе, заряжен, по хоккею соскучился, физическая форма — просто монстр, шайбу чувствуешь обалденно. И — ноль очков. А когда выходишь больной, хромой, в команде говорят: «Надо помочь», и ты делаешь это через силу — набираешь два-три очка.

Связываю это с тем, что иногда лучшее — враг хорошего. Ты стараешься сделать очень много, еще лучше — и это не работает. Нужен определенный тайминг — оказаться в правильном месте в правильное время. Иногда можно прибежать на место слишком рано, и тебя закроют. Поэтому с чем связана результативность — точно ответить сложно. Стараюсь об этом просто не думать.

— Пять очков в дерби с «Айлендерс» набрали как раз «больным-хромым»?

 — Нет, там был чистый фарт. В хоккее часто бывает, что ты отдаешь реально хорошие передачи, создаешь момент — а твой партнер не забивает. Так прямо жалко — красиво обыграл кого-то, увидел, пас эффектный прошел...

А бывает противоположное. Отдаю в том матче Строуму обычный пас в средней зоне. Он вошел в чужую — и со щелчка в дальнюю девятку как дал! Мне — передачка. В том матче я пару раз набросил на ворота, пацаны удачно подставили клюшки. На эти набросы особо не надеялся, в клюшку не бросал.

То же самое и голы мои. Два «кикса»! Одну, с неудобной руки, хотел вверх поднять, в девятку ворот Семена Варламова, а она полетела ниже. Получилось бы так, как я задумал, — он бы поймал, потому что был готов к такому броску. «Киксанула» — зашла. Второй гол — то же самое. Хотел под ловушку бросить, но после откидки Строума шайба сильно крутилась и вместо этого полетела в «домик». Опять зашла! И вроде как я в порядке.

— Пять очков в одном матче, да еще в нью-йоркском дерби — еще бы!

 — Хотя на самом деле до этого было много матчей, где я гораздо лучше играл, создавал намного более качественные моменты для партнеров, для себя. Но ни они, ни я не забивали. Успокаиваю себя тем, что нужно продолжать работать, — и когда-то награда в виде таких вот «киксов» или удачных набросов к тебе придет.

Объемом надо брать. Тебе не может везти в ста процентах твоих действий. Взять Макдэвида — он создает огромное количество моментов для партнеров. И в итоге все равно что-то набирается. Что-то не получается — он делает это еще больше. Все равно все сводится к возможностям игрока — может он создавать моменты или нет.

С кем бы выпил, кроме корешка Бобровского? Допустим, с Кучеровым!

— Вернемся к теме «Арт Росс Трофи». Не хотите ли вы сказать, что тема гонки бомбардиров вас вообще не волнует?

 — Сказать, что это для меня вообще не важно, — значит, чуть солгать. В принципе — важно. Но я перед каждой игрой себе говорю, что просто выйду и буду стараться на все сто процентов. Создавать партнерам моменты, выигрывать единоборства. Стараюсь вбить себе в голову — не думать о голах и очках. Как только начинаю думать об этом — все, сразу провал. Поэтому себя от этого ограждаю.

— Сколько раз в месяц заглядываете в статистику лучших бомбардиров чемпионата?

 — Ноль раз за сезон. Никто не верит. С Бучей (Павлом Бучневичем. — Прим. И.Р.) недавно ругался. Он мне что-то сказал на эту тему, отвечаю: «Я не в курсе, сколько у них очков». Бучневич мне не поверил, я разозлился, потому что говорил чистую правду.

Я более внимательно за Кучеровым слежу. Мне интересно, какие голы он забивает, какие передачи отдает. Захожу в статистику отдельных матчей, вижу, кто и сколько там забил-отдал. А в общий список зайти, чтобы увидеть десятку, двадцатку — ни разу!

— И что думаете — почему у Кучерова в режиме, похожем на прошлогодний, покатило только в последний месяц?

 — Та теория, которую я вам излагал про Макдэвида, относится и к нему. Он классный игрок, создает много моментов. Просто иногда удача есть, а иногда — нет. У него, видимо, в первые месяцы сезона ее не было.

От партнеров очень многое зависит. Почувствовал партнер игру в этом сезоне, ему что ни дашь на край — он все вваливает. Или наоборот. В этом хоккее один ничего сделать не сможешь. Разве что Макдэвид — и то не весь сезон. Все равно, какие бы ни были индивидуальные качества, игроку должно быть от кого оттолкнуться.

У нас сейчас неплохо получается со Строумом и Фастом. Фаст делает черновую работу, мы со Строумом — свою, и получается хорошая связка. А когда все техничные, одинаковые — тоже ничего хорошего из этого звена не будет.

— Вы опровергаете законы природы. Допустим, Александр Овечкин набирал максимум очков в карьере, больше ста, в промежутке с 20 до 24 лет. Евгений Малкин — с 21 до 25. У Ильи Ковальчука два 52-голевых сезона были в 22 и 24. Вам сейчас 28, и вы прибавляете в показателях каждый год. В чем тут разгадка?

 — Думаю, это вопрос созревания. У меня это происходило дольше, чем у остальных. На фоне, например, Евгения Кузнецова и Владимира Тарасенко, с которыми мы играли за молодежку. Они в 17-18 лет были в полном порядке, а я только подходил к взрослому хоккею. Может, уже и играл, но созревшим еще точно не был.

Посмотрите на Александра Овечкина уже в его первые сезоны. Машина здоровенная! Бежал, бросал, всех сметал с пути и размазывал по бортам... Я в том возрасте, мне кажется, выглядел как его сын. А сколько очков в 18 лет набирал Макдэвид в НХЛ! Я тогда в КХЛ думал один гол в месяц забить и пойти в караоке попеть. Какая там гонка бомбардиров? Одну свою заковырять — и радоваться.

— Скоро Овечкин забьет 700-й гол в НХЛ. У вас эти цифры укладываются в голове?

 — Если честно, нет. Я еще и не особый голеадор, концентрируюсь больше на очках, чем на голах, поэтому для меня это звучит тем более круто.

— Недавно The Athletic проводил анонимный опрос среди хоккеистов НХЛ, с кем из коллег по лиге они бы попили пива. Овечкин занял первое место. Вы в этом опросе участвовали?

 — Нет. Наверное, они знают, что я пиво не пью — только воду. Вот и не спрашивали.

— Сергей Бобровский как раз и ответил в интервью, что Панарин пиво не пьет. Даже в межсезонье?

 — Мне просто вкус пива не нравится. Так-то с алкоголем у меня все нормально (смеется).

— А вы бы за кого проголосовали? С кем бы выпили — ну, не пива, так чего-то другого?

 — С Бобровским, с корешком своим!

— С корешком вы и так можете. А из тех, с кем еще не доводилось?

 — Из НХЛ? Дайте подумать. Сложный вопрос, боюсь промазать. А то ведь не назову кого-то — обидятся люди, потом предъявят.

— Даже если хотелось бы со многими — назовите одного. Скажите, что я виноват — ограничение строгое ввел. В этом случае не обидятся.

 — Тогда — с Кучеровым!

— Неужто никогда не доводилось с ним присаживаться?

 — По-моему, никогда. Общались, но в весельях вместе не участвовали.

— С «корешком» Бобровским и еще одним бывшим партнером по «Коламбусу» Владиславом Гавриковым на католическое Рождество у вас дома хорошо посидели?

 — Отлично! Единственное — Серега в это время чуть-чуть прихворнул и пораньше ушел спать, как настоящий профессионал. Но я досидел до победного! Как хозяин дома, проводил всех.

— Кстати, не злитесь, что вы — не в зоне плей-офф, а «Коламбус», который после вашего с Бобровским ухода все списали со счетов, вопреки всем ожиданиям сейчас в восьмерке «Востока»?

 — Вообще никакой злости, ноль таких эмоций! Молодцы ребята. Я сейчас в другой команде и думаю только о ней. Больше ни за кем не слежу.

— «Рейнджерс» вроде особо и не ругают за игру. Команда в фазе становления, от нее особо ничего в этом сезоне и не ждали.

 — Я-то как раз скажу, что по нашему составу мы играем хуже, чем могли бы. У нас реально хороший коллектив. Нападающие сильные — тот же Мика (Зибанежад. — Прим. И.Р.) крутой форвард! Есть кем играть.

Вроде какой-то отрезок проводим хорошо, подходим к зоне плей-офф — бах, и опять пару-тройку матчей проигрываем. Тому же «Коламбусу» встречу отдали, хотя не должны были — 1:0 вели и в конце 1:2 уступили.

— Вот там вы уже с травмой, через силу играли?

 — Да.

— У вас и с вратарями все в порядке — одного из них, видимо, даже менять придется, из трех двоих выбирать. В жертву с большой долей вероятности Александра Георгиева назначили.

 — Это мне сложно комментировать. У нас три хороших вратаря, а дальше — уже не мои дела.

— Хенрик Лундквист — самый авторитетный человек в раздевалке?

 — Конечно. Взрослый, большая карьера в НХЛ. При этом он негромкий. Придет, свое дело сделает и на первый план лезть не будет. Настоящий профессионал. Работает в зале, восстанавливается в холодной ванне. Большой молодец!

— Если затащите «Рейнджерс» в плей-офф, «Харт Трофи» наверняка ваш будет. Все в хоккейной Америке об этом пишут.

 — Ну вот зачем вы опять про призы (смеется)? В плей-офф хотелось бы сыграть — это в первую очередь. «Харт Трофи», конечно, тоже хотелось бы — но он не главное, о чем я думаю.

Говорю Алисе: «Давай по-английски разговаривать». Но идея захлебнулась за день

— С Виталием Кравцовым поддерживаете контакт?

 — Да, созваниваемся. Нечасто, но связь поддерживаем. Непростой сезон у него, не позавидуешь. Но все это сделает его только сильнее, наверное.

— Кучкуетесь в команде русской компанией? На выездах ходите ужинать с Бучневичем, Георгиевым, Шестеркиным?

 — Вчетвером еще ни разу не ходили — был только один выезд, когда Шестеркина подняли. Но в тот раз был командный ужин. А в основном — да. Я правда, хотел в этом году английский учить, ходить ужинать с ребятами, которые по-русски не говорят. Пару раз попробовал — но у кого-то папа в этот город приехал, у кого-то друг, у кого-то агент... В общем, так неудачно спросил, что в итоге опять английский отложил и хожу с русскими ребятами. Видит бог — я спрашивал!

Алисе тут сказал: «Давай по-английски друг с другом говорить». Она отвечает: «Только разругаемся, потому что ты ничего понимать не будешь и начнешь психовать». День разговаривали — и все. Идея тоже захлебнулась.

— У нее-то как язык?

 — Хороший. Все подходят, говорят: «Как круто она разговаривает, без акцента».

— Говорят, вы уже интервью на английском начали давать?

 — Да, но пока без камер. На простые вопросы ответить могу. Но понимаю, что словарного запаса вообще нет, язык нужно учить. Сейчас у Алисы за четыре дня восемьсот раз переспрашивал, как одно слово произносится. Постоянно забываю! Не знаю, что происходит. Видимо, на русском суждено разговаривать всю жизнь.

— Да ладно вам. Ваши бывший и нынешний партнеры Сет Джонс и Крис Крайдер на Матче звезд говорили, что ваш английский гораздо лучше, чем вы пытаетесь на публике изобразить.

 — Они просто хотят меня подставить, чтобы я за них интервью давал! Пускай сами разговаривают!

— В Нью-Йорке без интервью вообще никак. Город — супермедийный.

 — Кстати, журналисты подходят ко мне раз в две недели максимум. И особо подробно не расспрашивают. Хотя в диктофон я готов что-то сочинять!

— В роли хозяина дома освоились? Первый же дом в вашей жизни, до этого только в квартирах жили.

 — Не до конца. Все ведь сумбурно получилось. Мы его купили, уже когда шел сезон. И еще какое-то время туда не приезжали, потому что документы оформлялись, мебели — а значит, и ощущения дома — не было.

Тут и игры пошли через день. Вначале было тяжеловато психологически. Не то чтобы загонялся — но как-то нервозно себя ощущал. Не до дома было. В общем, такого огромного удовольствия, какое хотел, я не получил. Потому что в межсезонье в нем время не проводил. Но все равно очень круто. Я доволен.

— От Нью-Йорка сколько времени ехать?

 — Без пробок — 40 минут, а с ними можно и два часа. Миль 30, если не ошибаюсь. У нас тренировочная арена в том же направлении, так что постоянно в этот район приезжаю.

— Многие нью-йоркцы вообще не пользуются автомобилем в городе — в первую очередь из-за ломовых цен на парковку. А вы?

 — Я в принципе так же. У нас же еще квартира на Манхэттене есть. Большую часть времени нахожусь в доме, но иногда перед домашними играми остаюсь в квартире. Она не в самом даунтауне, а рядом с хайвеем. Приезжаю туда, машину ставлю. Если мне дальше надо ездить по городу — беру такси.

Там поставить автомобиль часа на два-три стоит где-то 60 долларов. Это очень большие деньги, которые того не стоят. Лучше за двадцатку на такси поехать — и не надо геморрой себе устраивать. А на улице вообще не найдешь место, где припарковаться, — все занято. То есть в машине в самом Нью-Йорке смысла вообще нет.

— Вы уже в Нью-Йорке хорошо разбираетесь? Знаете, куда сходить?

 — Толком еще не знаю. Потому что пока приехали, пока освоился в новой команде, пока дом искали, квартиру, пока быт наладили — столько дел было, что ничего не выясняли. Во время сборов еще было время для прогулок, но тогда мы были заняты другими вещами. А потом начался сезон — и вообще шансов на что-то постороннее нет. Тренировка, дом, сон, еда, выезд — и так по кругу... Алиса ходит, гуляет, узнает Нью-Йорк, я же — как робот, по программе живу.

— В Бруклин, до Брайтон-бич тоже еще не добрались?

 — И там еще не был. Перед следующим сезоном хочу пораньше сюда приехать — и домом насладиться, и в Нью-Йорке освоиться. Тогда время на это и будет.

— Летом в Нью-Йорке адская жара со влажностью.

 — В доме будет гораздо лучше, свободнее. Летом точно будем там жить. Пляжи рядом с ним есть, если искупаться захотим — пожалуйста.

— Видел еще ваше фото в нью-йоркском метро. Часто им пользуетесь?

 — Не особо. У нас, по-моему, метро от квартиры не очень близко. А на игры я из нее езжу на машине, поскольку в принципе водить люблю, а дорога там — минут пятнадцать. Против метро ничего не имею, но пока еще его не освоил. Заблужусь, если спущусь. Надо будет время выделить, подучить это дело.

Меня в детстве тренеры тоже били клюшкой по голове

— На днях в России разразился скандал вокруг видео, на котором детский тренер «Авангарда» Игорь Николаев бьет мальчишек клюшкой по голове — и не легонько. В результате его уволили. Посмотрели?

 — Я это не видел, но в свое время тоже получал.

— Так, еще раз. Вы в детстве получали от тренеров по голове клюшкой?

 — В «Витязе» были определенные годы рождения, которых только через такой режим воспитывали! Лупили пацанов просто жестко. У нас в годе как раз этого не было. С нами работал Игорь Борисович Синицын, добрый человек, он другими методами пользовался. Но некоторые другие тренеры лупили постоянно, на каждой тренировке.

— И вы к ним периодически попадали?

 — Было. Сильно меня не лупили — я в хоккей немножко играть мог. Но все равно попадало иногда. И в Челябинске было — даже больше. Там лупили клюшкой по ж...

— А в «Витязе» — по шлему?

 — У нас, видимо, это в культуре — люди думают, что так правильно.

— Можно сказать, что это делает хоккеистов забитыми и закомплексованными? Что они в дальнейшем будут понимать только такие методы и не станут свободными людьми?

 — Тяжелый вопрос. Кто-то будет забитым, кто-то нет. Но все равно это неправильно. Тренеры просто не справляются со своими эмоциями. Надо стараться объяснять. Я-то сам в принципе человек вспыльчивый, даже не исключаю, что на их месте мог бы так же поступить. Но, если посмотреть на все это трезвым взглядом, то скорее так делать нельзя.

— Если переходить ко взрослому российскому хоккею — за кого будете болеть, если «Спартак» Олега Знарка, отца Алисы, со СКА в плей-офф встретится?

 — (Смеется). Пускай победит сильнейший!

— Смотрите КХЛ?

 — Алиса иногда смотрит. Мне хоккея многовато. Через день свои игры — еще и КХЛ смотреть? У меня сейчас другие планы. Скворечник собрать. Гараж холодный, отопление хочу туда провести...

— Алиса эмоционально болеет, когда, например, матчи папы смотрит?

 — Да. И когда мои матчи — тоже. Я на нее ругаюсь — зачем тратишь нервы? Когда смотрит папины игры, иногда веселюсь. Допустим, как спортсмен вижу: из этого момента ноль шансов, что может что-то получиться. А она вхолостую кричит: «Что ты делаешь?! Как забить не можешь?». При том что хоккеист команды ее отца с шайбой в средней зоне бежит на пятерых игроков соперника. Объясняю ей: тут ничего сделать нельзя!

Меня не просто так в «Рейнджерс» взяли — могу собаку обыграть

— Как дела у вашего знаменитого Рыжего? Как собака в новом доме освоилась?

 — Рыжий доволен. Мы сейчас наконец-то сделали забор, поэтому выпускаем его во двор. Он там за белками гоняется.

— Ни одной, надеюсь, не догнал?

 — Да какое там. Это Алиса только говорит всем, что он у нас суперохотник, был в миллиметрах от белок: «Вот чуть-чуть — и поймал бы». А там метров десять. Рыжий только увидит ее — а она уже убежала. Примерно как в хоккее: «Ну чего ты не забиваешь?» Как родители очень любят своих детей и приписывают им несуществующие заслуги — так же и Алиса. Бобровским уже все уши прожужжала про этого Рыжего! Каждый ужин его обсуждаем!

— Когда вы выкладывали видео домашних тренировок с Рыжим во время прошлого Кубка Стэнли — это впечатляло. Мне кажется, навыки владения шайбой так неплохо отрабатываются.

 — Сто процентов! Кстати, честно говорю — я ощущал разницу. Это ведь работа над реакцией, игровым мышлением. Мячик, который Рыжий пытался поймать, быстро прыгает. На одном метре обыгрываешь его, и это развивает твои качества.

Но если это интервью прочитает кто-то из молодых ребят и подумает: «Сейчас я тоже буду со своей собакой играть», предупреждаю: надо свои силы правильно оценивать. Если ты не можешь аккуратно играть, чтобы не попадать по собаке клюшкой, точно не стоит этого делать! Меня не просто так в «Рейнджерс» взяли — я могу собаку обыграть. Однако не всем, мне кажется, можно это делать. О собаке тоже нужно думать.

— Есть ли у вас какая-то мечта, не связанная с хоккеем?

 — Когда-нибудь купить кукурузник.

— Сами пилотировать хотите?

 — Да. Но Алиса, услышав это, сказала: «Пошел ты на фиг. Никаких кукурузников тебе». Хотя я слышал, что это самый безопасный тип самолета, потому что он может спланировать, и ему не нужна большая полоса, чтобы остановиться.

— Можете у Алексея Ковалева уроки взять. Еще одного бывшего игрока «Рейнджерс», причем обладателя Кубка Стэнли в составе этого клуба.

 — Причем, слышал, он летает на настоящих самолетах! Это круто. С удовольствием пообщался бы с Ковалевым. Мы пока лично не знакомы.

НХЛ: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

Результаты опроса

проголосовало: 13489
Все опросы
Кого из топ-3 снайперов в истории НХЛ сможет обойти Александр Овечкин (692 гола)?
Уэйна Гретцки (894 гола)
18.5%
Горди Хоу (801)
33.8%
Яромира Ягра (766)
20.2%
Только время покажет
27.5%

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
31
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир