«В НХЛ из меня хотели сделать дуболома, но я не сдался». Русский форвард «Ванкувера» — о стиле, татуировках, Панарине и Кузнецове

27 августа 2019, 22:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Николай Голдобин: «В НХЛ из меня хотели сделать дуболома, но я не сдался»»

№ 8008, от 28.08.2019

27 августа 2019, 22:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Николай Голдобин: «В НХЛ из меня хотели сделать дуболома, но я не сдался»»

№ 8008, от 28.08.2019

26 августа. Москва. Николай Голдобин в редакции «СЭ». Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Николай Голдобин в редакции «СЭ». Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Большое интервью Николая Голдобина

О приезде в ЦСКА пока не думаю

— Вы до сих пор не подписали новый контракт с «Ванкувером». В чем проблема?

— Я сам стараюсь об этом не думать. Вопрос решает мой новый агент Дон Мин. Жду от него ответа.

— Приоритетом является долгосрочное соглашение?

— Нет, хочется подписаться на год и следующим летом иметь право пойти в арбитраж. Надеюсь, что отыграю предстоящий сезон таким образом, чтобы он стал лучшим в карьере.

— «Ванкувер» подписал много новичков, почти все места в составе заняты. Переживаете?

— Меня об этом постоянно спрашивают все мои друзья. Самому хочется, чтобы вопрос решился как можно быстрее, чтобы отправиться в Ванкувер, найти себе квартиру и готовиться к сезону. Я нацелен на выступление именно в составе за «Кэнакс». Мне сделали квалификационное предложение, но оно не устроило. Жду более выгодного предложения.

— Допускаете вариант с возвращением на год в КХЛ, где права на вас принадлежат ЦСКА?

— Пока об этом даже не думал. Всегда есть в голове варианты, если не получится найти общий язык с «Ванкувером». Идем до последнего.

— В заключительной части сезона вы много времени провели в запасе. Понимаете смысл претензий со стороны тренеров?

— Во мне видят потенциал и ждут забитых голов. Если бы я забрасывал по 30 шайб за сезон, то в клубе закрывали глаза на все остальное, на действия в обороне или еще какие-то минусы.

— Обратил внимание, что иногда вас держали на скамейке даже после удачных смен. Может, главный тренер Трэвис Грин, который сам был работящим силовым форвардом, хочет из вас сделать такого же игрока?

— Да, но я не могу сразу перестроиться потому, что всю жизнь у меня была роль плеймейкера. Может, он и правильно хочет, чтобы я стал более агрессивным на льду.

— Индивидуальные беседы с вами он проводит?

— Мы с ним очень часто общаемся. Зависаем в офисе каждую неделю и обсуждаем различные хоккейные темы.

— Вам раздают индивидуальные планы подготовки на лето?

— Да, у меня в телефоне есть специальная программа, смотрю видео и также все делаю в зале. Еще дополнительно бегаю кроссы, в горку поднимаюсь. Мне тренер по физподготовке звонит каждую неделю, спрашивает как дела, что нового по контракту. Он очень за меня переживает. Личный тренер всегда нужен, одному заниматься — это совсем не то. В Москве со мной работает Никита Раздольский. Это мой друг, который сейчас тренирует детей, и находит время для меня. Мы с ним ходим и в зал, и на лед. Хотя иногда я катаюсь вместе с Никитой Гусевым и Дмитрием Орловым во дворце на Новой Риге.

— С генеральным менеджером Джимом Беннингом общаетесь?

— Он много не говорит. «Привет», «как дела» и все.

— Хватает знания английского, чтобы давать развернутые интервью?

— Да, я ведь уже давно играю в Канаде. Только вот подходят и каждый раз спрашивают одно и то же. Я им и говорю, что еще нового могу сказать? Отвечаю одинаково.

— Провокационные вопросы бывают?

— Да, там журналисты любят подливать масла в огонь. Со мной такое бывало, но я отмалчивался или просто говорил «без комментариев». Интерес в Ванкувере со стороны СМИ очень большой. Когда я проводил первый матч за «Кэнакс», то после него ко мне подошло человек 15 с камерами и диктофонами. Света столько в глаза, что я даже растерялся. Но играть в канадском клубе мне нравится больше, чем в американском. Сан-Хосе — это калифорнийское побережье, там больше бейсбол и баскетбол популярны. Тот же «Голден Стэйт» неподалеку играет. В Ванкувере тебя узнают все, некоторые только стесняются подойти ко мне. Хотя даже в ресторанах, бывает, просят вместе сфотографироваться. Иногда даже за свой счет предлагают купить мне алкоголь.

— Соглашаетесь?

— Отказываюсь. Говорю, ребята, я перед игрой не пью. Только вода. А вообще у игроков «Ванкувера» есть скидочная карта, которой можно пользоваться в лучших ресторанах города.

— Многих такое внимание напрягает.

— Я все-таки ни один из братьев Сединов. Ха-ха. Надеваю кепку и черные очки, чтобы не узнавали.

Шведский партнер — вундеркинд

— Прошлый сезон можно назвать для вас удачным?

— Я максималист по жизни, поэтому можно было выступить и лучше. Много промахивался по пустым воротам, не забивал, а в конце сезона пропустил 18 игр. Мне говорили, что я чего-то плохо делаю и поэтому отправляли смотреть матчи из ложи прессы.

— А на самом деле?

— Предполагаю, что дело в истекавшем контракте. Это бизнес.

— Получается, вас немного попридержали. У нынешнего «Ванкувера» есть шанс выйти в плей-офф в предстоящем сезоне?

— В межсезонье пригласили новичков, подписали много нападающих, поэтому даже не знаю, будет ли мне место в составе или нет. Но среди пришедших хватает людей с опытом выступления в плей-офф. Это должно помочь команде. «Ванкувер» способен попасть в восьмерку на «Западе».

— Ключевым игроком команды в любом случае остается вратарь Якоб Маркстрем. За счет чего он так прибавил в последние пару сезонов?

— Маркстрем уже опытный вратарь, ему 29 лет. После определенного возраста приходит понимание, что на тебе лежит определенная ответственность, и человек начинает серьезнее относиться ко всем вещам. Мне кажется, Маркстрем — недооцененный вратарь. Он входит с топ-10 в НХЛ. Но в остальных линиях еще не все получается, поэтому ему тяжело тащить команду одному.

— В «Ванкувере» блестяще дебютировал шведский нападающий Элиас Петтерссон, выигравший звание лучшего новичка сезона НХЛ. В чем его главная «фишка»?

— Он особенный игрок. Вундеркинд. Человеку дано играть в хоккей. Когда он первый раз пришел в раздевалку, то выглядел как школьник. Худой. Раскаченной, «хоккейной задницы» нет, мощных ног — тоже. Но Элиас всегда знает, что случится на льду в следующий момент. Отлично читает игру на несколько ходов вперед. С ним очень приятно выходить в одном звене. Он всегда отдаст тебе пас, а если ты ему шайбу вернешь, то щелкнет в девятку. На чемпионате мира Петтерссон творил такие вещи, которые другим не под силу сделать. Например, заблокирует клюшку соперника и отдаст пас коньком. Нестандартный, очень хитрый швед.

— Его в тренажерный зал гоняют?

— Нет, он показывает отличные результаты, поэтому ему прощают все — и ошибки, и потери. Это нормальный подход.

— Почему за Петтерссона никто не заступился, когда его грубо атаковал у борта защитник «Флориды» Мэтисон?

— Мне кажется, что тот момент ушел из всеобщего вида, поскольку случился за чужими воротами. Потом уже хотели Мэтисону отомстить, жестко с ним играли. До драки дело не дошло. Думаю, в этом сезоне ему обязательно кто-то еще раз передаст «привет», когда мы будем встречаться с «Флоридой».

— Кто у вас лидер в раздевалке?

— Сложно одного выделить. У нас тихая, но сплоченная команда. По утрам слушаем в раздевалке музыку в стиле «кантри». Перед играми по-другому. Раньше в команде был Дель Зотто, ушедший в «Сент-Луис». Он ди-джей и включал какую-то свою долбежку. После него ничего не изменилось. Теперь то же самое делает другой человек.

26 августа. Москва. Николай Голдобин.

Русский хоккейный стиль не изменить

— Попадание в сборную России — это реальная мечта?

— Я никогда не играл за взрослую сборную, но очень этого хочу. Перед чемпионатом мира в Словакии меня просили прислать паспорт для получения шенгенской визы. При этом сразу сказали, что речь идет о роли запасного на случай, если кто-то получит травму или не сможет приехать на чемпионат мира. Попасть в состав я не надеялся, но за турниром следил внимательно.

— Финны играли в простой хоккей, «Сент-Луис», выигравший Кубок Стэнли, тоже. Вам близки слова уже бывшего главного тренера сборной России Ильи Воробьева, что наша команда никогда не будет действовать в такой манере?

— В «Сент-Луисе» есть мастера, в частности О'Райли, получивший «Конн Смайт Трофи» — самому ценному игроку в плей-офф. Есть в команде и техника, и опыт. Но я больше рад за русских ребят — Тарасенко и Барбашева. А что касается финнов, то по сравнению с ними наш хоккей более техничный. Даже я прихожу на тренировку и со мной все время пытаются играть через пас, словно собрались лучшие друзья. Мы стиль свой уже не изменим. Это сидит в голове. Нас с детства учат не жадничать и давать пас партнеру, если он находится впереди.

— С вашим стилем реально играть в НХЛ в третьем-четвертом звеньях?

— Я смогу. Не первый год в хоккее. Но в нижних звеньях — это не моя игра, поэтому будет тяжело. Я уже выходил в «Ванкувере» в четвертом звене с ребятами, скажем так, не очень техничными. У них другие сильные стороны. Мне было тяжело, поскольку я всегда привык ждать пас. Партнеры вкидывают шайбу в чужую зону, надо бежать за ней, бороться, отнимать. Я обычно вхожу за синюю линию сам либо отдаю передачу. С Петтерссоном мы именно так и действовали. Да, рискованно, но зато получается самый интересный и зрелищный хоккей, приносящий свои плоды.

— Вам разрешают рисковать?

— Чуть-чуть. Меньше, чем Петтерссону.

— Не хватает доверия?

— Хотелось побольше, тогда и раскрыться полностью мне было бы проще. Я бываю зажатым и боюсь ошибиться, зная, что могут посадить за неудачное действие, и теряю ритм на льду.

— Как-то вы сказали, что проще играть против звезд, чем работяг из третьего-четвертого звеньев. Почему?

— Против «дуболомов» всегда тяжело играть. Они бегают везде. Только принимаешь шайбу, как в тебя уже кто-то летит. Вот когда мы встречались с «Питтсбургом», то против Кросби и Малкина мне было удобнее действовать в зоне атаки. Они не душат, просто рядом катаются и в оборону возвращаются не с таким рвением как другие.

Из меня тоже одно время пытались сделать «дуболома». Но я не сдался. Там вообще любят устраивать такого рода проверки.

— Например?

— Ты хорошо сыграл матч, забил, а на следующий день тебя оставляют в запасе. Смотрят, как на это отреагируешь. Может, характер твой перед плей-офф проверяют. Правда, мы туда еще ни разу не выходили. (Смеется)

Тройка лучших: Кучеров, Панарин и Овечкин

— Назовите трех лучших нападающих НХЛ прямо сейчас?

— Кучеров, проведший великолепный сезон. Панарин, с которым мы вместе еще не играли, но давно знакомы, поскольку в детстве занимались на одной базе в «Витязе». Он тогда уже выступал в КХЛ, я — еще в МХЛ. Было уже тогда понятно, что Артемий большой талант и может вырасти в сильного хоккеиста. Горд и рад за него. Еще Овечкин. Он забивает по 50 голов за сезон, что говорит за него лучше всего.

— После таких слов Панарин обязан пригласить вас в ресторан в Нью-Йорке.

— Жду, ха-ха. Мы постоянно встречаемся с русскими игроками других команд. С молодыми ребятами обязательно. А Панарина и Бобровского я в Ванкувере водил в суши. Им так понравилось, что хотели там даже на ночь остаться.

— Из защитников многие называют Даути. Вы забили ему такой гол, что он мог после этого карьеру закончить.

— Если честно, я даже помню этот момент: пропустил перед этим смен восемь. Очень злился на себя. Выхожу — мне отдают пас. Как-то неуверенно я вошел в зону, смотрю — он садиться. Удалось убрать его под себя и бросить с неудобной. Пересматриваю этот момент, когда грустно (смеется).

— С кем в звене вы себя представляете, кроме Петтерссона?

— С Бо Хорватом. Он нет-нет, да отдаст все равно. Очень большой и сильный. Думаю, от него можно много шайб подобрать, если он потеряет или отдаст.

— Канадские журналисты не видят вас вместе: слишком уж разный стиль.

— Не знаю. Мне было бы комфортно с ним.

— Вы играете и слева и справа, верно?

— Да, я, кстати, совсем недавно стал универсалом.

— Имеют ли смысл ваши татуировки? И где, кроме рук, еще они есть?

— Только на руках, на предплечьях. На правом плече у меня волк, а на левом — сова. Они — мои защитники. Каждая тату у меня имеет смысл. Всегда перед тем, как что-то набить, думаю несколько месяцев. И делаю всегда только по своему эскизу.

— Вы — все время на стиле. Насколько важен для хоккеиста внешний вид? Некоторые заокеанские легионеры смахивают на бомжей.

— Да, особенно канадцы. Такие кантри-ребята. (Смеется). Я считаю, если ты — хоккеист и играешь на высоком уровне — должен выглядеть подобающе. Люди же смотрят. Всегда кто-то может сфотографировать. Поэтому я всегда стараюсь следить за модой. У меня дома гардероб, в котором как минимум 40 пар кроссовок.

— Канадский защитник Пол Постма был возмущен тем, что российские хоккеисты занимаются показухой.

— Если можешь себе позволить, почему бы и нет?

— Канадцы бывают стильными?

— Не особо. Им нет до этого дела. Вот шведы у нас модники. Канадцы иногда прикольного одеваются: им выдают Nike, New Balance или еще что-то. Они носят это все и на парятся.

— Кто в «Ванкувере» по стилю номер один? Конечно, после вас.

— (Смеется). Хорошо сказали. Был один вратарь — Андрес Нильссон. Он, кстати, в «Ак Барсе» играл. Раньше, однозначно, самым стильным был он. Сейчас даже не знаю. Маркстрем классно одевается. У него есть деньги, есть стиль — почему нет?

— Ваши партнеры по команде и друзья постоянно подкалывают вас за внешний вид в Instagram. Нормально к этому относитесь?

— Ну, конечно. Они же любя (смеется). Я каждый день стараюсь менять свой стиль. Постоянно слышу в свой адрес: «Ооо, розовая рубашка! Посмотрите на него». Так что, я уже привык.

— Какое прозвище у вас в «Ванкувере»?

— Голди (от английского слова «gold» — прим. СЭ). Мне дали его еще в юниорской команде. Но мне оно нравится. Классное.

26 августа 2019 года. Москва. Гость редакции "СЭ". Хоккей. НХЛ. Николай Голдобин. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Николай Голдобин в редакции «СЭ». Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Обидно за Кузнецова

— Расскажите о канадских болельщиках. Они больше поддерживают или критикуют? Все-таки в Канаде разбираются в хоккее.

— Фанаты, как мне кажется, у нас очень добрые. Они ходят на каждый матч. Всегда полные трибуны. Конечно, когда мы проигрываем 5:0, люди уходят — обидно. Но поддержка от них чувствуется всегда.

— Канадскую прессу читаете?

— Когда хорошее настроение — да. Но иногда они пишут, что я еще не готов к НХЛ. Ну, эти люди не такие серьезные эксперты, как вы. Они в хоккее мало понимают. Но все равно неприятно.

— Расскажите об атмосфере в «Ванкувере».

— Мы — дружная команда. Собираемся вместе очень часто. Круто отмечали в том году Хэллоуин. Все время дарим друг другу подарки. Из последнего: мне подарили книгу, как выучить английский. А я подарил Петтерссону соску и детскую присыпку, так как он самый молодой в команде.

— Вы играли в юниорской лиге Онтарио. Ярослав Алексеев рассказывал нам, что в Квебеке творилась ужасная дедовщина. У вас такого не было?

— Не было. Ко мне все относились очень хорошо. Я был одним из лучших игроков. Конечно, у нас там были свои приколы. Но ничего сверхъестественного.

— Сегодня просто невозможно обойти эту тему стороной. Шокировала ли вас новость про Евгения Кузнецова?

— Больше даже обидно. Один из лучших российских хоккеистов. Сборная, Кубок Стэнли. Мне всегда нравилось, как он играл. Он очень техничный. Когда мы играли с «Вашингтоном» — связка Ови и Кузи реально была на высоте. Они нас порвали.

— Как НХЛ борется с наркоманией?

— Каждый год у нас проводится собрание, где специальные люди говорят: «если у вас есть проблемы в семье или с наркотиками — звоните нам». Вообще, в лиге есть правило «до трех предупреждений». После игрок пропадает «по семейным обстоятельствам».

— Против каких команд в НХЛ вы ненавидите играть?

— Мне очень сложно выходить против «Вегаса». Они очень быстрые: бегут, толкаются. «Сан-Хосе» — тоже неприятный соперник. Хоть я сам немного поиграл за эту команду — знаю их стиль.

— Обидно было, когда «Сан-Хосе» обменял вас?

— Мы с агентом этого ждали. Было видно, что тренер не верил в меня и мою игру. Я спал дома, в 6 вечера. Открыл глаза — три пропущенных. Это был генеральный менеджер. Он позвонил, извинился за то, что меня пришлось обменять и пожелал удачи в сезоне.

— Рассматривается ли обмен из «Ванкувера»?

— Пока еще ничего не знаю. Возможно, у них есть в планах подписать, а потом обменять меня. Время покажет.

— Матчи КХЛ смотрите?

— Конечно. У меня здесь играет много друзей. Я ходил на многие игры Кубка Мэра Москвы.

— Кто из ребят вам давал билеты?

— Капризов, Толчинский. Я, кстати, удивлен, что ЦСКА заняли третье место.

— Вас не пытались удержать в России перед отъездом в Онтарию?

— Нет. Я тогда ещё был молодым. Я ведь очень рано уехал за океан. Мне хотелось попробовать себя там.

— За драфтом НХЛ следили в этом году?

— Следил. Мне, к слову, Каапо Какко нравится больше, чем Джек Хьюз. Но он — не американец. Но лучше всех, конечно же, Подколзин (Смеется).

— Вы знакомы?

— Нет. Но я поздравил его в Instagram. Правда ответа так и не дождался. Наверное, в запросы упало.

Жаль, что Трямкин уехал из «Ванкувера»

— Нашим вратарям — Андрею Василевского и Сергею Бобровскому — действительно тяжело забить?

— Да, действительно. Помню, как-то вышел «один в ноль» с Василевским, как он выбил коньком шайбу, я даже не понял. Расстроился. Ведь до матча сказал ему: «может, одну пропустишь ради меня? Поможешь, буду в первом звене играть». Он ответил — «хорошо». Но не пропустил, обманул (улыбается). Поэтому он и лучший вратарь — обманывает всех! Бобровскому как-то забил, но у него стиль быстрый, резкий, тоже тяжело с ним.

— Зрители нашего эфира отмечают, что вы похожи на Криштиану Роналду.

— Да, были такие люди, которые об этом говорили. Еще отмечали, что похож на Тэйлора Лотнера из «Сумерек» — признаюсь, что смотрел все части, пусть, может, кто-то и посмеется. Глаза темные — поэтому.

— За футболом следите?

— Не очень много, но летом на матчи ходил. У меня друг за «Спартак» болеет, а я — за ЦСКА.

— А кроме хоккея, какой спорт любите?

— Теннис — второе место после хоккея. Хорошо в него играю для любителя. Я не занимался, смотрел как профессионалы играют, кисти ставят. Болею за Роджера Федерера, он для меня кумир.

— А в хоккее кто кумир?

— Раньше был Сидни Кросби, я в детстве играл под 87-м номером, мне даже его пришлось снять, когда приехал в юниорскую лигу Онтарио, сказали, мол, не будут тебя уважать. Даже тренеры об этом говорили. Это как сейчас про Никиту Гусева стали говорить, что он в НХЛ взял 97-й номер, как у Коннора Макдэвида. Но он ответил, что ему все равно- да и вообще он старше, и давно под ним выступает. А номер Кросби никто и не берет. Потом я поменял на 71-й, как у Евгения Малкина, — он тоже один из любимых хоккеистов.

— В компьютерные игры рубитесь по сети с одноклубниками?

— В НХЛ «три на три». Хоккей не надоедает — за себя играешь, забиваешь по четыре-пять голов в одном матче.

— Правда, что вы очень суеверный и переодеваетесь всегда перед третьим периодом матчей?

— Только верх формы меняю, футболку, так как она потная, и в свежем выхожу. А вот Патрик Марло — полностью все, новое нижнее белье. Идет в джакузи, там пивасик открывает и обратно переодеваться — уже без пива, конечно (смеется).

— Еще говорят, что если вы забиваете, то не перематываете клюшку, даже если порвали изоленту?

— Да. Это уже автоматически. Если набираю очко, забиваю гол — не меняю, даже если изолента полностью порвана. А если нет очков — то меняю.

— Многие жалеют, что Никита Трямкин уехал из «Ванкувера».

— Я тоже. Обидно, что так вышло. Мы с ним играли вместе, даже в матче с «Эдмонтоном» в конце позапрошлого сезона оба забили, он еще говорил «ну кто тут лучший?». Не буду называть причину, по которой ему пришлось уехать — надеюсь, он еще вернется. Тяжело без россиян в команде, когда хочется с кем-то пообщаться. Да, каждый день с семьей разговариваю, друзьями, но это не то, как вживую, возможность с кем-то посидеть, посмеяться.

— Кто ваш лучший друг в команде?

— Элиас Петтерссон. А так в команде у многих жены, дети — они с семьей проводят время, по ресторанам ходят. Нет такого, что вместе все собираемся часто — только на выездах.

У канадских девушек однотипная внешность

— Что думаете про возможный Кубок мира в 2021 году вместо Матча звезд?

— Зря они меняют все эти правила, переставляют что-то. Надо было оставить, как все было.

— В детстве что у вас было на первом плане: Олимпиада или НХЛ, Кубок Стэнли?

— Кубок Стэнли. Но, конечно, я мечтаю все это выиграть — и Кубок Гагарина тоже в будущем. Может, и в ближайшем, кто знает. Пока даже друзьям говорю не спрашивать, где я буду играть — сам переживаю внутри по этому поводу. Жду, когда позвонит агент и скажет, что контракт подписан. Сейчас много хоккеистов без контрактов, причем те, которые будут побольше меня зарабатывать. Тот же Митч Марнер сейчас вообще может поехать в Швейцарию играть.

— Верите в такое?

— Такое может быть спокойно. Будет обидно, если уедет — он-то один из лучших игроков в лиге.

— А вы бы поехали в Швейцарию?

— Говорят, что там классно играть и отношение к хоккеистам хорошее.

— Локаут через год будет?

— Думаю, да.

— И куда поедете играть, в ЦСКА?

— Судя по всему, да. Конечно, если будет локаут, приехал бы в Россию поиграть с удовольствием. Друзья хоть пришли бы вживую посмотреть на меня, а то им приходится в четыре утра включать матчи.

— Чем занимаются ваши друзья?

— Есть хоккеист, есть тренер, есть пловец, есть актер, правда, начинающий.

— В Канаде много красивых девушек?

— Есть красивые. Но у них однотипная внешность. Русские девушки — лучшие.

— Какая цель на будущий сезон, помимо подписания контракта?

— Провести лучший сезон в карьере. Надо расслабиться, так как бывают моменты, когда стою перед воротами, а все равно нервничаю, думаю, что сделать. Проблемы идут от головы — а когда взрослеешь, становишься более хладнокровным.

— С психологом не общались?

— У нас в команде есть, все с ней разговариваем, даже по Whats App. Проблем в плане разницы менталитетов нет, она француженка, работает со сборной по велотреку, а так у нее стаж тридцать лет. Сказали в клубе: «есть проблемы — обращайтесь к ней». Еще и команда за это платит.

— Клуб новичкам со всем помогает?

— Да — и карточку в банке сделать, и с машиной, и с квартирой. Как с ребенком нянчатся. Но так и должно быть — особенно для европейцев.

— Четыре года назад вы играли в финале МЧМ против канадцев.

— Да, хорошо помню этот матч, был целый период отыграться. Иногда жалею, что не смогли — было 1:5, сделали 4:5, но пятый не забили. Канадцы ушли в глухую оборону, не могли не бросить, не доехать до ворот. Есть ностальгия по той команде, по тому общению. Мечтал бы играть с кем-нибудь из тех ребят в одном клубе. Вот в ЦСКА Максим Мамин, Сергей Толчинский, ну или Кирилл Капризов из тех, кто помоложе.

— С Капризовым где познакомились?

— Вместе катались летом. Стали общаться.

— Как относитесь к нашумевшему интервью Панарина?

— Про политику говорит не буду, но, считаю, что он имел право на такое интервью. У каждое есть свое мнение. Кто-то боится, кто-то говорит, как я, кто-то высказывает его полностью. Конечно, я переживаю из-за каких моментов, но не скрываю, что люблю Россию. Пусть и хочется играть за океаном, но провожу здесь время летом и кайфую. Единственный минус — пробки, они раздражают. Все лето был в Москве, только в Турцию летал отдыхать.

НХЛ: расписание и результаты матчей, новости и обзоры, статистика игроков

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
6
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир