"Овечкин говорил мне перед каждым матчем: "Я тебе забью". Большое интервью Евгения Набокова

12 марта 2019, 01:10

Статья опубликована в газете под заголовком: «Евгений Набоков: "Овечкин говорил мне перед каждым матчем: "Я тебе забью"»

№ 7871, от 12.03.2019

4 февраля 2014 года. Вашингтон. "Вашингтон" - "Айлендерс" - 0:1. Голкипер "Айлендерс" Евгений Набоков останавливает форварда "Вашингтона" Александра Овечкина. Фото AFP Евгений Набоков - тренер по развитию "Сан-Хосе Барракуда". Фото "Сан-Хосе Барракуда" Евгений Набоков и проспект "Сан-Хосе" Максим Летунов. Фото «СЭ» Тренер по развитию "Сан-Хосе" Евгений Набоков выходит на тренировки фарм-клуба "Шаркс" не с вратарской, а с обычной клюшкой. Фото «СЭ» 2009 год. Александр Овечкин атакует ворота Евгения Набокова в матче "Вашингтона" и "Сан-Хосе". Фото AFP
Обозреватель "СЭ" подробно побеседовал со знаменитым российским вратарем, который сейчас работает тренером "Сан-Хосе" по развитию.

...На тренировки "Сан-Хосе Барракуда", фарм-клуба "Шаркс", тренер "Акул" по развитию Евгений Набоков выходит не с вратарской, а с обычной клюшкой. Его игровая карьера завершилась четыре года назад, и он – один, кажется, из всего лишь трех наших энхаэловцев, которые сейчас работают тренерами в системах клубов лучшей лиги мира. Сергей Гончар дорос до второго тренера "Питтсбурга", Сергей Брылин тоже ассистирует, но в фарм-клубе "Нью-Джерси", Набби же помогает совершенствоваться молодым хоккеистам "Сан-Хосе".

Разговаривать с ним так же интересно, как и в те стародавние времена конца 90-х, когда мы с Набоковым познакомились. С тех пор беседовали десятки раз, и никогда не случалось, чтобы, во-первых, он был скучен и банален, а во-вторых, груб. Интеллигентность, позитив и хорошее воспитание его всегда отличали, и все, кто с Евгением знаком, всегда желали ему добра.

А он не раз радовал болельщиков – и усть-каменогорского "Торпедо", где унаследовал место в воротах от отца, и московского "Динамо", и "Сан-Хосе", и сборной России. Стал чемпионом еще аж МХЛ с бело-голубыми, дошел до полуфинала Кубка Стэнли и побил массу рекордов с "Шаркс", заодно став рекордсменом среди наших голкиперов в НХЛ по числу проведенных матчей и побед как в регулярках, так и в плей-офф. Наконец, в составе сборной сделал "сухарь" в легендарной четвертьфинальной олимпийской победе над Канадой в Турине-2006, по сегодня остающейся последним выигрышем России у "Кленовых листьев" с участием всех сильнейших. Тогда довести дело до конца нашей команде не удалось, зато два года спустя на очень представительном ЧМ-2008 в Квебеке Набоков находился на льду вместе с Александром Овечкиным, Сергеем Федоровым, Александром Семиным и Ильей Ковальчуком, когда последний забросил исторический золотой гол той же Канаде в овертайме финала.

Евгений Набоков - тренер по развитию "Сан-Хосе Барракуда". Фото "Сан-Хосе Барракуда"
Евгений Набоков - тренер по развитию "Сан-Хосе Барракуда". Фото "Сан-Хосе Барракуда"

И тренеры, и я говорили Кучерову: "Бросай!" А он отдавал

– Начнем разговор с двух российских суперзвезд, которые сводят с ума НХЛ в этом сезоне, – Никиты Кучерова и Александра Овечкина. Вы, пусть и недолго, тренировались и играли с Кучеровым в "Тампе". Что врезалось в память из того времени? – спрашиваю Набокова.

– Даже за три-четыре месяца запомнилась его целеустремленность. Он любил играть в хоккей! Все уже уходят с тренировки, а он все на льду с шайбой ковыряется. Я ему говорю: "Хватит ковыряться, пошли уже в раздевалку отдыхать!" А он все финты какие-нибудь делает, бросает, еще что-нибудь придумывает.

Ты это видишь и понимаешь, что такие ребята рано или поздно выстрелят. В то время он еще не был тем Никитой Кучеровым, которого все знают сейчас, ему пришлось все доказывать, доказывать и доказывать. Ему очень повезло и с партнерами, и с тренерами. Это просто его команда!

Кстати, было время, когда мы постоянно обсуждали его склонность к передачам, я ему говорил: "Хватит уже все время отдавать, давай бросай!" Но в его характере было то, что он любил пасовать.

– И вот мы видим, что по голевым передачам Кучеров оторвался от всех конкурентов по лиге на огромную дистанцию. Причем с каждым годом он отдает все больше, чем забивает – в то время, когда вы играли вместе, два этих показателя у него были примерно равными.

– Знаю, что тренеры ему постоянно то же самое говорят – бросай, бросай, бросай! Потому что бросок у него очень хороший. Но талантливые ребята тем и отличаются, что идут своим путем. Не нужно забывать, что они играют против лучших защитников других команд. И им все время нужно находить нестандартные решения, которые поставят классных соперников в тупик.

Совершенно точно знаю, что в раздевалках перед матчами даются персональные задания по тем же Кучерову или Овечкину. Но ничего не помогает. Большой талант, звезда всегда найдет возможность перехитрить оппонента, оказаться лучше него. И Кучеров настолько разнообразен, что если ему не дадут бросить – он отдаст, перекроют направления передачи – бросит.

– Ваш "воспитанник" Андрей Василевский выразил мнение, что лучший бомбардир чемпионата Кучеров сильнее даже Коннора Макдэвида. Вы с ним согласны?

– Знаете, меня часто спрашивают – кто лучший вратарь в НХЛ. У меня никогда нет однозначного ответа, поскольку сильнейших – всегда трое-четверо. Так же и с форвардами, и вообще с полевыми игроками. То, что Кучеров – один из лучших, входит в эту тройку-четверку – однозначно, это даже не обсуждается. За ним любо-дорого наблюдать почти в каждом матче.

Но какие таланты те же Макдэвид или Мэттьюс, какая тройка у "Колорадо" – Ландеског – Маккиннон – Рантанен! А какой сезон у Сани Овечкина! Не люблю категоричных, однозначных ответов: вот этот, мол, лучший. Это НХЛ, здесь много блестящих хоккеистов.

У Овечкина не самый сильный бросок в НХЛ, но ...

– У вас с Овечкиным, знаю, очень теплые отношения. Они начались с Турина-2006 или с Квебека-2008?

– Наверное, с Турина. Но на самом деле – еще с "Динамо", когда ему девять лет было (смеется). Можете его спросить – если захочет, расскажет (я спросил об этом Ови, и тот со смехом рассказал, что не в 9, а в 11 лет он попросил у Набокова клюшку, но тот дарить ее не захотел, – Прим. И.Р.).

– А когда в Квебеке золото ЧМ драматичнейшим образом выиграли, наверное, вообще все в той сборной как братья стали?

– Да, победы объединяют. Это на всю жизнь. Как побеждали, как вместе праздновали... С тем же Илюхой Ковальчуком до сих пор шутим по этому поводу. Жаль, Кови не в ту команду в НХЛ вернулся – я ему это, кстати, говорил!

– В "Сан-Хосе", слышал, ему предлагали?

– Конечно! А он в Лос-Анджелес поехал. Не захотел возле Набби жить (смеется). Скажите ему: он уже все для тебя готовил, что же ты не захотел?! Если серьезно, здесь не угадаешь. Мы можем над этим сколько угодно шутить, но такие вещи не предскажешь. В "Лос-Анджелесе", как думалось перед сезоном, тоже много хороших игроков. Но почему-то я предполагал, что это будет не его стиль игры. В то же время думал, что свои 20-25 Илюха все равно забьет. Может, впрочем, еще и сделает это.

– Объясните как вратарь: все голкиперы до деталей знают, когда, как и откуда бросает Овечкин. Но никто не может с ним справиться. Почему так получается?

– Знаете, сколько игроков в НХЛ так же хорошо бросают, как он? У него не самый сильный бросок в лиге. Но ни у кого нет такого сочетания броска с характером, нацеленностью на ворота, спортивным упрямством. Он вкладывает в каждый бросок всю свою натуру. И этим добивается того, что имеет.

Все говорят о месте, откуда он щелкает, – левом круге вбрасывания. Но это может быть на метр ближе к воротам, на метр дальше, на метр шире... Он бросает за игру не один-два, а 12-15 раз. Где-то залетит, где-то вратарь неудачно сыграет, где-то защитник не успеет перекрыть. Здесь все просто: с его мастерством чем больше бросаешь, тем больше забьешь. Вот и все.

– Вы к нему непосредственно готовились перед матчами с "Вашингтоном"? Смотрели видео, анализировали его броски?

– Здесь никаких секретов нет. Старался всегда выкатываться подальше и реагировать. Но иногда шайба попадает кому-то в конек и залетает, порой бросок настолько сильный и точный, что попадает очень хорошо.

– Вы просили защитников, чтобы по Овечкину всегда кто-то играл, не давал бросать?

– Никогда не просил этого по отношению к какому-либо игроку, в том числе и Сане. Потому что командные и индивидуальные задания дает тренер. И невозможно все предугадать и сказать: перекрой ту щелочку, и он точно не забьет.

– Поздравили Овечкина, Евгения Кузнецова и Дмитрия Орлова с выигрышем Кубка Стэнли?

– Да, общался с Сашкой и поздравил через него всех. Они сделали большое дело!

– Не теряли веру спустя столько лет, что Ови удастся это сделать?

– Никогда не загадываю. Но мне всегда хотелось, чтобы хоккеисты такого калибра, которые так отдаются хоккею, выигрывали Кубок. Это довершает их и без того прекрасную карьеру.

У нас сейчас в такой же ситуации, в какой недавно был Саня, Джо Торнтон. Эти ребята как хоккеисты добились всего, им нужен только командный приз. И мне почему-то всегда верилось, что Саня это сделает. И Женька сыграл очень большую роль в победе "Вашингтона", и Дима Орлов действовал здорово в нужные моменты. Не от одного Овечкина всегда все зависело. Выиграть может только команда, какие бы звезды в ней ни были.

– Вы много играли против Овечкина, вы много играли вместе с Овечкиным в сборной России – на двух Олимпиадах, чемпионате мира в Квебеке. Чем он поражал вас и как партнер, и как соперник?

– В нем всегда было и есть все, что нужно спортсмену. Характер, спортивная злость, желание соревноваться и забивать, несмотря ни на какое сопротивление. Ключевое слово – всегда! Это его и отличает от многих.

– У вас есть о нем какая-то особенная история?

– Он постоянно, перед каждой игрой, особенно в начале карьеры в НХЛ, говорил мне: "Я тебе забью! Я тебе забью!" Одну, две, три – постоянно что-то такое обещал. И это были не просто слова – по его глазам было видно, что он действительно в это верил. Потому что любит соревноваться, забивать и побеждать, как мало кто другой. Это его и отличает.

– Забивал?

– Поскольку вначале мы играли в разных конференциях, то встречались максимум два раза в год. И какое-то время Саня не мог мне забить. Отсюда и пошли, наверное, эти слова.

– И с какого раза ему удалось все-таки вас пробить?

– Не помню (смеется). Но бывало.

– После того, как вы с Овечкиным отмечали золото Квебека, вас наверняка не удивил масштаб его празднований выигрыша Кубка Стэнли?

– Правильно сделал! (хохочет) Не всегда выигрываешь трофей. Просто нужно знать Саню. Я смотрел на все это – и смеялся, и радовался за него. Он заслужил все это! Мне нравятся такие личности, которые ничего не стесняются, и если они чего-то большого добились – то это показывают. Причем не унижая кого-либо, не насмехаясь над кем-то. Они просто празднуют свою победу. Ничего плохого в этом нет. Саня – молодец.

Работаю в системе "Акул", тренирую команду сына

– Недавно на Матче звезд в Сан-Хосе вас показали крупным планом на кубе, и болельщики "Шаркс" отреагировали громовой овацией. В городе по-прежнему часто узнают, в магазинах, например, не можете спокойно пройти?

– В городе очень сильно любят хоккей, болеют им и знают его. Это началось где-то года с 2005-2006-го (когда Набоков был основным вратарем, – Прим. И.Р.) и продолжается до сих пор. Поэтому – да, узнают. Как и других хоккеистов. Все очень здорово!

– Не считаете, что формат Матча звезд "три на три" – это издевательство над вратарями?

– Мы эту тему часто обсуждали. Мне, в All-Star Game участвовавшему (дважды, – Прим. И.Р.), "пять на пять" больше нравится (улыбается). Голов тоже много забивалось, счета вроде 12:10 встречались. Но игра была мне больше по душе – всегда, например, доставляет удовольствие, когда при пятерых игроках у защитника проходит первый пас.

– Того же вратаря "Анахайма" Джона Гибсона было жалко, когда ему 7 голов с 8 бросков накидали, и трибуны начали издевательски аплодировать самым простым сэйвам.

– Да. Это тяжело. Как игрок ты приезжаешь на Матч звезд и хочешь насладиться его атмосферой. А тут у тебя за период по пять-шесть выходов "один в ноль", четыре – "два в один", бывают и "три в ноль". Вратарю таким тяжело наслаждаться (усмехается).

– Ваша нынешняя работа – тренер "Шаркс" по развитию. Что она в себя включает?

– Ее суть состоит в том, чтобы подготавливать молодых ребят к основной команде. Понятно, что я отвечаю за вратарей. С фарм-клубом, "Сан-Хосе Барракуда", выступающим в АХЛ, выхожу на лед почти на каждой тренировке, – иногда, впрочем, могу какое-то занятие и пропустить. Еще одна обязанность – вести подготовку перед драфтом. Просматривать видео и высказывать мнение по поводу тех или иных вратарей.

– С Сергеем Гончаром, тренером "Питтсбурга" и вашим многолетним партнером по сборной, общаетесь?

– Регулярно. Как раз незадолго до нашей с вами беседы разговаривали! Никакими клубными секретами, естественно, не делимся – у каждого своя работа. Просто рассказываем друг другу, что происходит в жизни.

– Хотите ли расти внутри системы "Шаркс", или вас все устраивает?

– Когда я закончил играть, мы сели поговорить с генеральным менеджером "Акул" Дагом Уилсоном, и он спросил, чем хочу заниматься в клубе. Я ответил, что мне очень важно максимально возможное внимание уделять семье. Так было в момент нашего разговора, так же остается и сейчас. Дочери – 15 лет, сыну – 12. Андрей занимается хоккеем, и я по совместительству тренирую его команду. Езжу с ней на выездные матчи и турниры.

А дальше будет видно – не хочу забегать вперед. Пока мне очень нравится то, что я делаю. Радует, что достаточно свободного времени. Есть возможность уделять достаточно времени и семье, и работе.

– Андрей – вратарь? Как и вы, по отцовским стопам пошел?

– Нет, он играет в нападении. Я не пытался ни склонить его во вратарскую сторону, ни отговаривать от этого. Что он хочет – то и делает. Каковы его способности? Не будем торопить события. Маленький еще! (смеется)

– Кстати, как дела у родителей?

– Все хорошо. Недавно прилетали ко мне в Сан-Хосе. Отлично провели время, вместе встретили Новый год, они сходили на хоккей. Потом они улетели домой в Усть-Каменогорск.

– Часто ли общаетесь с Уилсоном? Оценивает ли он вашу работу, или каких-то четких критериев такой оценки не существует?

– Это лучше спросить у него. Общаемся мы довольно часто, поскольку я регулярно хожу на игры "Шаркс", и мы там вместе сидим. Даг, в свою очередь, постоянно ходит на игры "Барракуды" – за ними тоже наблюдаем вместе. Моя работа – чтобы молодые вратари играли хорошо. На данный момент – получается ("Барракуда" лидирует в АХЛ, а ее основной голкипер 21-летний чех Джозеф Коренар – одна из звездочек лиги, – Прим. И.Р.).

– Удобно то, что фарм-клуб расположен в том же городе, что и первая команда?

– Очень удобно. Это один из лучших возможных вариантов. Во-первых, такое хорошо для менеджмента – все игроки на виду. Уилсон и генеральный менеджер "Барракуды" Джо Уилл – всегда на играх. Тренерский штаб "Шаркс", когда у него есть время, всегда приходит посмотреть на кого-то их интересующего из фарм-клуба. А игрокам второй команды помогают с билетами на матчи "Акул".

Плюс, если тебя поднимают в первую команду, не нужно, как раньше, лететь через всю Америку 5-6 часов. Сейчас из одной двери перешел в другую – и ты на месте. Когда я начинал, такое было только в "Филадельфии". Это просто здорово! Сейчас есть дочерняя команда в "Колорадо" и у "Далласа" в своих штатах, но не в одном городе.

– Жаль только, посещаемость у "Барракуды" грустная. На матче, который я посетил, было навскидку человек триста.

– По официальным цифрам, на него было продано восемьсот билетов. Но собрать зрителей в будний день действительно непросто. А вот если игры в пятницу или субботу – доходит до трех-четырех тысяч.

– Главный тренер "Барракуды" Рой Соммер – главный аксакал АХЛ, ее этакий Алекс Фергюсон. Он возглавляет фарм-клуб "Шаркс" уже 22-й сезон подряд!

– В первую очередь тут нужно отдать должное Уилсону, который очень предан людям, с которыми работает. Рой был, представьте, еще аж моим тренером в 1998 году, когда я еще только готовился к НХЛ и играл в фарм-клубе "Сан-Хосе"! Он тогда только начинал в роли главного тренера. Столько лет работать с одним клубом (из Кентукки дочерняя команда "Акул" переехала в Сан-Хосе, – Прим. И.Р.) – такого больше ни у кого в АХЛ не было! Дагу нравится, как Соммер работает, как помогает молодым ребятам выйти на новый уровень и попасть в НХЛ.

– Соммер – "олдскульный", строгий тренер?

– Больше да. Но в принципе не люблю эти штампы – old school, young school... У любого тренера должна быть своя линия, он не должен никому подражать. И у Роя она есть. Характер у него жесткий, однако он все чувствует, и когда нужно дать игрокам отдохнуть – они отдыхают, а когда их требуется напрячь – напрягает. Факт, что работу свою Соммер делает хорошо.

– Он лично вам как тренер 21 год назад что-то дал?

– Я все-таки больше занимался с тренером вратарей Уорреном Стрелоу. Рой обычно во вратарские дела не лезет, он всегда говорил: "Мне надо, чтобы вратарь ловил, а остальное – неинтересно". Он давал мне делать то, что мне было нужно: если я нуждался на тренировках в большем количестве бросков – получал их, и наоборот. Но определял это не я, а тренер вратарей. К тому же в то время я по-английски плохо говорил. Поэтому с Соммером у меня тогда не было тесного контакта.

Евгений Набоков и проспект "Сан-Хосе" Максим Летунов. Фото "СЭ"
Евгений Набоков и проспект "Сан-Хосе" Максим Летунов. Фото "СЭ"

Летунов – умный игрок. Но непросто из студенческого хоккея попасть в мясорубку АХЛ

– Менеджмент "Шаркс" просит вас уделять внимание также и российским хоккеистам, которые есть в системе клуба – пусть они и полевые игроки?

– Это само собой – тут даже просить ни о чем не надо. Когда либо кто-то приезжает в тренировочный лагерь, либо играет в фарм-клубе, как сейчас Макс Летунов, – когда какие-то вопросы у ребят возникают, всегда стараешься их поддержать. Пусть даже ребята уже достаточно взрослые, и няньки им в принципе не нужны.

– В конце тренировки "Барракуды", за которой я наблюдал, вы после серии буллитов что-то весьма эмоционально, с обильной жестикуляцией Летунову говорили.

– Он – игрок, я – тренер вратарей. То есть прямого пересечения по работе у нас нет. Просто стараюсь его поддерживать, чтобы он не унывал, если что-то не клеится. Если, например, идет какая-то серия матчей, когда он не может забить. Молодые ребята всегда хотят забивать, а если этого не происходит – начинают нервничать, сомневаться в себе. Поэтому с моей стороны нужна простая поддержка, иной раз – шутка.

– По словам Летунова, первого россиянина, который заключил контракт с клубом НХЛ, пройдя через NCAA, он хотел красиво забить буллит, бросив из-под коньков, а вы сказали, что надо действовать проще.

– Сейчас все любят финты, красивый хоккей. Но есть статистика: много голов на буллитах забивается с бросков. Поэтому без подначки не обошлось.

– Мне очень понравилось, как Максим во вроде бы уже проигранном матче одним действием организовал погоню: отобрал шайбу у соперника у борта в чужой зоне, тут же идеально отпасовал в центр – и 0:2 превратились в 1:2, после чего "Барракуда" билась до последней секунды.

– Макс – очень умный игрок, с головой. Но он первый год в профессиональном хоккее. До этого в колледже он по 40 матчей играл. А тут раз – и в самое пекло. АХЛ – настоящая мясорубка. Начал здорово, хорошо провел тренинг-кемп и удачно стартовал в регулярном чемпионате. Потом случился спад, что для молодых ребят – нормальное явление. Главное – не падать духом и знать, чего хочешь добиться.

– Какое впечатление по тренировочному лагерю произвел еще один молодой россиянин, выступающий в юниорской лиге, – Иван Чехович?

– Ваня был хорош не только в лагере – он и в прошлом году, приехав из юниорских лиги, здорово помог "Барракуде" выйти в плей-офф. И в самих кубковых матчах неплохо смотрелись и Чехович, и Саша Хмелевский – игрок молодежной сборной США русского происхождения, родившийся в Калифорнии, а потом уехавший с родителями в Мичиган. Но от Калифорнии он никуда не делся – потом мы его на драфт поставили (улыбается). В плей-офф за "Барракуду" они почти в каждом матче набирали очки. Рой Соммер от них был просто в восторге! Он видел, что они трудятся, и голы – вознаграждение за эту работу.

– Хмелевский ведь забил важнейший гол в ворота сборной России на недавнем МЧМ.

– Приедет – получит от меня! Поговорим с ним, чтобы больше не забивал в ворота сборной России! (Смеется.)

Таких, как Гашек или Томас, сегодня появиться не могло бы

– Вы помните, каким было вратарское искусство в 90-е, когда начинали, и видите, каково оно сейчас. Большая разница?

– Техника у всех стала очень похожая, почти одинаковая. В хорошем смысле слова. Над ней сейчас работают с самого детства, по достаточно схожим методикам, – и в результате у сильных голкиперов к взрослому возрасту почти не остается слабых мест.

Еще один важный момент – сейчас вратари очень много занимаются с тренерами вне сезона. Тренеры вратарей в НХЛ были всегда, а вот в межсезонье в прежние времена голкиперы большую часть лета отдыхали, затем занимались на земле, готовились к сезону физически. Так поступал и я. А сейчас тот же Серега Бобровский ездит в одно и то же место, где занимается и на льду, и на земле. Андрюха Василевский – тоже.

У нас в свое время такого не было, нам некуда было поехать. Либо мы о таком варианте просто не знали. Единственное – я ездил в Торонто к Владиславу Третьяку, но это можно было сделать на неделю-две. А нынешние ребята проводят там по полтора месяца! У них идет точечная подготовка.

– Ваши слова об унификации подготовки вратарей говорят о том, что сейчас таких уникумов, как Доминик Гашек, просто не может появиться?

– Можно и так сказать. У многих убираются индивидуальные качества. Вы правильно сказали – не знаю, дали бы сегодня шанс такому, как Гашек, быть самим собой. Или как Тим Томас из "Бостона", который, как считалось, все вратарские каноны перечеркивал, действовал на чувстве игры, инстинкте, так, как только он и мог играть.

– С вашим ростом (181 сантиметр) сейчас намного сложнее было бы пробиться в НХЛ?

– И да, и нет. До сих пор верю, что иногда нужно попасть в правильное время в правильное место. Хотя средний рост первых вратарей по сравнению с моими годами в НХЛ вырос на три-четыре сантиметра. По-моему, только вторые вратари – наш Делл из "Сан-Хосе", Сарос из "Нэшвилла", ряд других – могут быть невысокими. А первые – сплошь гренадеры. Взять Василевского.

– Пришлось ли вам внести какие-то поправки в работу с голкиперами с учетом изменений во вратарской экипировке перед нынешним сезоном?

– Нет. Единственное, что ребятам не нравится – как в НХЛ, так и в АХЛ – нагрудники уменьшили, они стали плотнее сидеть к телу, и их шайбой начало пробивать. А так я всегда (и когда сам играл) говорил, что все вратари находятся в одинаковом положении. Уменьшили-то не кому-то одному, а всем. Ничего страшного. Главное, чтобы травм из-за этого не было. Но пока вроде их нет.

– И Василевский, и Бобровский жаловались на синяки из-за этой ситуации с нагрудниками.

– Да, слышал. Но сейчас из-за этого вратари начали надевать под нагрудники специальные майки.

– Когда вы начинали в "Динамо", пробивало еще сильнее?

– В "Динамо" у нас, кстати, всегда была хорошая форма, проблем не было ни с ней, ни с клюшками. "Динамо" – это "Динамо"! (улыбается) Да и вообще, не припоминаю, чтобы у меня когда-либо в карьере были проблемы с экипировкой. Иногда, бывает, попадет – ничего, встал и дальше поехали.

Думаю, с Василевским еще увидимся. В финале Кубка Стэнли!

– Василевский надеялся, что вы с ним в дни Матча звезд пересечетесь. Удалось встретиться?

– Нет, мы просто списались. Я был очень занят – друзья приезжали, на телевидении был много задействован. А в раздевалку к участникам All-Star Game было очень тяжело попасть, поскольку НХЛ полностью взяла этот вопрос на себя, и от "Сан-Хосе" тут мало что зависело. К сожалению, вечерами я был занят, а днем – игроки.

Хотя всегда, когда в Сан-Хосе приезжают мои знакомые ребята из других клубов – стараюсь с ними встретиться. И думаю, что с Андрюхой в этом сезоне еще увидимся. В финале!

– Он попал на Матч звезд, несмотря на то, что пропустил целый месяц из-за сломанной ноги. Нечасто так бывает, что после такой травмы игрок участвует в All-Star Game.

– А вы посмотрите на его результаты. И победы постоянные, и великолепный процент отраженных бросков, и уже множество сухих матчей... Он играет так здорово, что в его приглашении туда не было ничего сложного. Василевский – полноценная звезда НХЛ!

– Андрей, с которым вы пересеклись в его первый сезон в "Тампе", всегда чрезвычайно тепло о вас отзывается, говорит, что вы оказали ему огромную помощь. Каким он тогда был и как складывалось ваше общение?

– С таким человеком, как Андрюха, тяжело не иметь хороших отношений. Парень – настоящий профессионал. Вырос в хоккейной семье. Что он, что Серега Бобровский – трудоголики. Они знают, чего хотят добиться, и работают над этим изо дня в день. И когда есть возможность как-то помочь таким ребятам, нужно быть бесчеловечным, чтобы этого не сделать. Или просто подсказать, подбодрить.

– Опекать юного Василевского было прямым заданием Стива Айзермана, когда он подписал с вами контракт?

– Прямым не было. Но когда я в "Тампу" приходил, Стив сразу обозначил, что он хотел бы моей помощи. Что для их организации очень важно правильное развитие Андрея. Он меня просил, чтобы я по возможности чем-то ему помог, что-то подсказал.

Ни о каких прямых заданиях речи не было. Но когда тебе уже почти 40 лет, а ему – 20, прекрасно понимаешь, что твоя карьера подходит к концу, и хочется помочь молодому парню. Впрочем, Андрюхе помощь нужна была минимальная, он уже и сам все знал. Ему нужна была простая поддержка.

– Талант Василевского вам стал понятен с первой же совместной тренировки? И что в нем ключевое?

– Что главное во вратаре? Чего-то одного нет. "О, у него есть рост". Или реакция. Главное – это совокупность многих показателей, хороших качеств. Катание, движение, растяжка, рост, реакция, работоспособность…

– Психологическая устойчивость.

– Вот ей ты не можешь сразу овладеть. Она приходит со временем, с опытом. У 18-летних ее быть не может. Они прошли ЮЧМ, даже финал. Если там уже смогли что-то сделать, если прошли все детско-юношеские препятствия – если есть трудолюбие и правильное отношение к себе, обычно проходят и взрослые.

У Андрюхи это все было. Но его плюс, который дан природой, – это рост (190 см, – Прим. И.Р.). Когда у тебя есть все хорошие качества вратаря, да еще и рост, и быстрота движений... Обычно большие вратари не очень хорошо двигаются, немного неуклюжие. А у Василевского и помимо роста все есть. Он очень резкий, быстрый, катается здорово. Поэтому не сложно было определить, какой у него талант.

– Вы с ним оба – вратари по наследству. Не обсуждали, как с вами отцы-голкиперы работали?

– Этой темы особо не касались.

– В прошлом году Василевский номинировался на "Везина Трофи", хоть ее и не выиграл. Как думаете – дотянется однажды?

– Сто процентов. И не раз.

– Справедливо ли, что в сезоне-2017/18 приз лучшему вратарю получил не он, а Пекка Ринне?

– Я в эти дела стараюсь не лезть. Справедливо, несправедливо… Для кого-то да, для кого-то нет. На себе это испытывал (Набоков также номинировался на "Везину", но остался вторым. – Прим. И.Р.). Знаю и твердо верю в одно: предвзятости здесь нет и не может быть.

Тренер по развитию "Сан-Хосе" Евгений Набоков выходит на тренировки фарм-клуба "Шаркс" не с вратарской, а с обычной клюшкой. Фото "СЭ"
Тренер по развитию "Сан-Хосе" Евгений Набоков выходит на тренировки фарм-клуба "Шаркс" не с вратарской, а с обычной клюшкой. Фото "СЭ"

Купер из тех, кто доверяет талантам больше других. И старается их развить

– Василевский сказал, что, когда его первый раз подняли из АХЛ, ему казалось, что вы еще лет пять можете играть. А вы почти тут же, после всего 11 матчей, решили закончить карьеру. Не жалеете? Не поторопились тогда?

– Ни в коем случае. Я понимал, что быть первым вратарем в мои 40 уже совсем-совсем тяжело. Уже молодые ребята подошли. А сидеть вторым и тем более третьим – не мое. Меньше всего мне хотелось подставлять команду. Играть-то можно было. Но как играть?

– Вы после какого-то неудачного матча это решение приняли?

– По-моему, мы разговаривали со Стивом. Он сказал, что планируют поднять Василевского и давать ему больше шансов, потому что это их будущее. Получалось так, что он просил меня быть третьим вратарем. И вот тут я понял, что просто так сидеть и, по сути, только тренироваться – это точно не мое.

– После чего Стив Айзерман обменял вас в "Шаркс", чтобы вы смогли объявить об окончании карьеры в форме "Сан-Хосе" – клуба, в котором провели лучшие годы.

– Это была идея Дага Уилсона. Стив мне позвонил и рассказал о звонке Дуга и просьбе об обмене.

– На мой взгляд, это одно из самых больших проявлений человечности по отношению к нашим игрокам в НХЛ, о которых я слышал.

– Я уже говорил вам о Уилсоне, насколько он человечен, как предан людям, с которыми много прошел. В этой история – Даг, какой он есть. С большим уважением относится к ветеранам – Бренту Бернсу, Джо Торнтону, когда в команде был Патрик Марло – к нему. Никогда не забывает, что ребята сделали для клуба. И это при том, что мы не достигли главной цели, которую ставил и он, и мы...

– Тем не менее Марло на старости лет заключил выгодный контракт с "Торонто".

– Это бизнес. Даже комментировать это не хочу, потому что решение на самом деле было очень сложным. Знаю, насколько тяжело было Дагу его принять. Но у Патрика просто было лучшее предложение из "Торонто". Что не меняет того факта, что Марло и Джо Торнтон – любимцы публики в Сан-Хосе, которые помогли клубу встать на ноги.

– Как вообще считаете – вы на сто процентов реализовали себя в НХЛ?

– Смотрю, как вратари начинают здесь в 18-19 лет. Если ты идешь по правильному пути и оказываешься в правильной команде, у тебя есть достаточно времени. Я же начал в НХЛ почти в 25. Иногда думаешь – а если бы начал на пару лет раньше, как бы судьба повернулась?

Но я отдавался полностью. Что было – то и показал. У кого-то рост выше, кто-то начал играть в лиге в 18. Я никому не завидую. У каждого своя судьба. Знаю, что нигде не халтурил. А там уж что получилось, то получилось.

– В Кубке Стэнли вы дошли до полуфинала. А тренер, при котором вы начинали как вратарь в НХЛ, и стали основным – Дэррил Саттер, – впоследствии дважды взял Кубок во главе "Лос-Анджелеса". Вам легко было найти с ним общий язык?

– Мы с ним подошли друг другу по характеру, что ли. У него был очень жесткий стиль, а я вырос в нашем хоккее с тяжелыми тренировками и многими другими испытаниями, через которые пришлось пройти. Поэтому мне с Саттером было легко. Я был готов к его требованиям.

– Может, сейчас "Кингз" его вернуть?

– Они же его только недавно убрали!

– Зато при нем взяли два Кубка Стэнли. А сейчас на последнем месте в конференции.

– Хоккей поменялся.

– Удивляетесь, что Саттер с его титулами без работы?

– Дэррил столько сделал для хоккея, что сейчас имеет право отдохнуть и подождать клуба и ситуации, которые ему понравятся. Это очень хороший тренер.

– Переживаете только за "Шаркс", или понемножку – за "Айлендерс" и "Тампу"?

– За всеми смотрю. Мне интересно, как Кучеров играет в той же "Тампе" вместе с Василевским, что показывает "Айлендерс". Правда, Джон Таварес в этом сезоне ушел в "Торонто", за которым тоже смотрю с большим интересом – из моих бывших партнеров, кроме Тавареса, там ведь еще и Марло играет. А "Шаркс" – это само собой. Смотрю сто процентов их игр – и не только потому, что работаю в клубе. Мне нравится смотреть и обсуждать хоккей. Мне нравится быть в хоккее!

– Если продолжать про "Тампу", вы успели застать в ней эру Джона Купера – самого "долгоиграющего" на сегодняшний день тренера одной команды в НХЛ. Что делает его особенным?

– Он очень харизматичный тренер. Легко находит общий язык с ребятами. Никогда не слышал, чтобы он кричал на кого-то, открыто демонстрировал злость. Но при этом Купер умеет дать игрокам знать, когда ему что-то не нравится.

Сказать, что он какой-то совсем уж необычный специалист, не могу. Все тренеры стремятся к одному – победе и хотят, в частности, игровой дисциплины. Но Джон – один из тех, кто доверяет талантам больше, чем другие, и старается этот талант развить. В то же время это легче делать, когда у тебя есть Кучеров, Стэмкос, Хедман, Василевский...

Когда есть отличный набор игроков – и тренер более раскрепощен. Другое дело, что он проводит с ними классную работу. Он чувствует момент, когда их нужно раскрепостить, а когда – прижать.

– Считаете "Тампу" главным фаворитом этого Кубка Стэнли, учитывая то, с каким отрывом она лидирует в регулярном чемпионате? Или это ни о чем не говорит?

– Думаю, что да. Но многие команды нельзя списывать со счетов. Тот же "Питтсбург". В одну секунду Женька Малкин прибавит – и "Пингвинз" станут очень грозной силой, как уже было не раз. А "Вашингтон"? Хоккей – настолько интригующий вид спорта, а НХЛ – такая конкурентная лига, что как только скажешь, что какая-то команда точно выиграет, значит, она точно не выиграет! (смеется)

На месте Бобровского некоторые спокойно сели бы на скамейку, и хоть трава не расти

– Нет хотя бы легкой зависти к Сергею Бобровскому, что ему "Везину" завоевать удалось, причем даже дважды?

– Можно только радоваться за ребят. То, что какую-то вещь не получилось сделать у тебя, не означает, что ты не хочешь, чтобы это удалось другим. Если, по крайней мере, ты нормальный человек. Когда ты сделал все, что мог, никогда не старался хитрить и обманывать, честно отыграл свою карьеру, – у тебя не должно быть никаких обид и сожалений. Да, лучше может быть всегда. Жалко, например, что на Олимпиаде оба раза остался без медалей.

– У Бобровского были проблемы по ходу сезона. Связываете это с неопределенностью, которая у него есть в плане будущего?

– Сто процентов. Потому что когда вся ситуация начинает тебя передергивать, хочешь не хочешь, а что-то будет не получаться. Но думаю, что в следующем сезоне у него все будет нормально.

– Как вам история с заменой, когда Сергей напрямую ушел в раздевалку и переоделся вместо того, чтобы остаться на лавке? И то, что "Коламбус" вынес наружу историю с его отстранением на одну игру?

– Сейчас от этого никуда не уйдешь. Раньше такие вещи с разными хоккеистами происходили даже чаще, только никто за пределами команды ничего не знал, все заминалось, можно было что-то утаить. А сейчас внутри не удерживается практически никакая информация. Социальные сети, смартфоны – жизнь стала такая, что все все знают. К этому нужно привыкнуть – и понимать, что ты находишься на виду.

На самом деле это рабочий процесс. Все мы – люди, всех иногда захлестывают эмоции. По-моему, это говорит как раз о том, что Бобровскому не по фигу. Некоторые бы сели спокойно на скамейку и сказали: "Да и ладно, контракт с другим клубом подпишу – и хоть трава не расти". А ему – небезразлично. Думаю, это важнее, чем вся остальная ерунда, которую вокруг этой истории накрутили.

– У вас подобные эпизоды были, когда могли так же психануть?

– Конечно, были. Они есть, думаю, у всех профессиональных спортсменов. Хоккей – эмоциональная игра, если эмоций нет, а есть только чистый разум, лучше идти в шахматы играть.

– У Василевского тоже был мини-срыв, когда он при счете 6:3 в матче с "Сан-Хосе" после третьего пропущенного гола на последней минуте стукнул клюшкой о перекладину и бросил в ворота блин. И сам же себя потом жестко раскритиковал.

– То же самое. На игру это никак не повлияло, это был самый конец матча. Мне не нравится, когда вратарь делает такое в первом периоде, особенно в первые десять минут. Тогда ты понимаешь, что вратарь находится не в своей тарелке и нужно его менять. А здесь…

По себе знаю – даже в выигранном матче не хочется получать три гола. Я тоже этого не любил. Помню, меня постоянно приучали: больше одного-двух голов нельзя пропускать! Один-два означают, что ты даешь шанс своей команде выиграть. Поэтому нормально к этому отношусь.

– В каком клубе предполагаете увидеть Бобровского?

– Не хочется спекулировать. Уверен, что вратарь такого калибра без внимания не останется. Просто знаю некоторые вещи, которые не могу выносить в печать. А что получится – посмотрим. Может быть, "Флорида"… Можно предполагать кучу команд, которым он будет интересен.

Сорокин и Шестеркин, думаю, уже созрели для НХЛ

– Очень приличный сезон в "Далласе" у Антона Худобина, играющего гораздо чаще большинства вторых вратарей, – уже больше 30 матчей. Вы с ним хорошо знакомы?

– Да, мы с ним тоже очень часто общаемся. В курсе, что и почему у него происходит. Знаю, что Антон очень сильно хочет быть первым вратарем в клубе НХЛ, горит желанием доказать, что способен им быть.

– Несколько лет казалось, что он на грани возвращения в КХЛ, но сейчас он только укрепляет свои позиции.

– Думаю, что то самое желание, о котором я сказал, оставляет его в НХЛ. Хотелось бы верить, что этот шанс кто-то ему даст. Может, тот же "Даллас", может, другая команда. По крайней мере, с той работой, которая легла на него в этом сезоне, он справляется здорово.

– Может, "Сиэтл" возьмет Худобина с драфта расширения и сделает на него ставку.

– Все-таки ему не 23 года. Сейчас главное, чтобы он играл не по 10-15, а по 30-40 матче за сезон. Это будет уже хорошо.

– Как оцениваете игру Семена Варламова в этом сезоне?

– Если бы не травмы, которые его долго преследовали, уверен, он был бы более стабилен. "Колорадо", к сожалению, не настолько силен, состав команды не настолько глубок, чтобы Варли можно было играть просто хорошо. Даже если он в порядке, "Эвеланш" все равно часто пропускает по три-четыре. Но только когда он выступает великолепно, они могут что-то выиграть.

– У вас есть понимание, откуда берется такой вратарский травматизм? Или это совершенно индивидуально?

– У каждого – свое. У некоторых просто-напросто такое телосложение. Ответа на это нет. Кто-то начинает винить голкиперов: он, мол, не делает то или это. А на самом деле просто так складывается. В нашем виде спорта мало кто проходит всю карьеру без травм. У кого-то их больше, у кого-то меньше. Минимизировать их помогает и летняя подготовка, и работа в сезоне. Но иногда все вроде делаешь правильно – а все равно травмируешься.

Иногда бывают какие-то общие причины. Вот как объяснить, что у финнов постоянно "летят" бедра? Это ведь люди в нашей среде часто обсуждают. И вывод таков, что они слишком "растянуты". Так растягиваться нельзя. А раньше, наоборот, делали упор на растяжку. Да, это важно, но не до такой степени!

– Ждете появления новой волны российских голкиперов в НХЛ – подъема из фарм-клуба "Вашингтона" Самсонова, приезда Сорокина и Шестеркина?

– Хотелось бы! А то смотришь сейчас на многих шведских, финских вратарей в лиге – и понимаешь, что наши нисколько не хуже. В этом сезоне молодой Кочетков показывает себя очень здорово, а Сорокин и Шестеркин, думаю, уже созрели для НХЛ.

Вопрос в другом – хотят ли они сюда ехать? Все зависит от их желания. Поэтому не хотел бы что-то через прессу им советовать. Но то, что эти ребята могли бы играть здесь, – для меня однозначно.

– Однозначно, вижу, для вас и то, что у "Сан-Хосе" очень приличные шансы в этом сезоне. Вашу команду отличает наличие сразу двух обладателей "Норрис Трофи" – Брента Бернса и Эрика Карлссона. "Акулы" – лишь седьмая такая команда в истории лиги.

– Последние игр 30 все начало вставать на свои места, происходить так, как хотели тренеры и менеджмент. Если сложить игровое время этих двух защитников, они, считай, на площадке весь матч! Полчаса один, полчаса другой. Представляете, как другим командам играть против них?

Их самая сильная сторона – когда они владеют шайбой. Задача забрать у них ее – трудновыполнимая, оба здорово катаются и видят поляну. И вокруг них хорошие нападающие. Первое время дело было в "химии", в том, как этим правильно воспользоваться. Со временем наши тренеры нашли ее, и оба стали играть очень хорошо.

– Многие расстроились, когда Джо Торнтон сбрил свою легендарную бороду. Другой супербородач Бернс, помогавший это делать, так потом и сказал: "Мой бывший соратник по бороде". Что же он так? И сколько мы еще сможем наслаждаться мастерством 39-летнего Джамбо Джо?

– Да, подходит к сороковничку скоро... Но он находится в хорошей физической форме. Играет немножко меньше, чем раньше. Уверен, что Торнтон все равно будет очень полезен для нашей команды, особенно в плей-офф. После двух таких серьезных операций, которые он перенес на коленях, обычно в этом возрасте люди заканчивают. То, что Джо двигается так, как это происходит, – уже очень здорово.

– Бываете ли вы в Москве, в Усть-Каменогорске? Следите ли за российским хоккеем?

– Обязательно! В оба города езжу регулярно. У меня остались там друзья – Трощинский, Воробьев, Еремеев, многие другие. Мои поездки бывают не такими долгими, но плодотворными!

– Знакомы ли с другим Воробьевым – Ильей?

– Мы с ним играли еще в юниорской сборной СССР! И Витя Козлов с нами в команде выступал, Сашка Харламов... Но давненько не виделись.

– Расстроены, что отменили Кубок мира-2020? И ждете ли возвращения НХЛ на Олимпиаду в Пекин?

– Теперь сужу об этом как зритель. Как игроку, мне турниры сборных всегда были интересны – и Олимпиады, и Кубки, и чемпионаты мира. С другой стороны, понимаю, почему НХЛ такие решения принимает. Можно обижаться, это может не нравиться, – но ничего с ними не сделаешь. Это делается не просто так.

– Начали с Овечкина, им и закончим. Допускаете, что в 2021 году, если уже станет ясно, что НХЛ в Пекине не будет, а у Ови как раз завершится контракт с "Вашингтоном", он на год уедет в Россию, чтобы поехать на Игры и завоевать там не достающее ему в карьере золото?

– Считаю, он заслужил делать то, что захочет. Какое бы решение Саня ни принял – оно будет правильным!

НХЛ: турнирные таблицы, календарь и результаты матчей регулярного чемпионата

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

9
Предыдущая статья Следующая статья