10:00 22 апреля 2018 | Хоккей — НХЛ

Бессонница, голод, автобус. Ад одноэтажной Америки. Часть два

Холод, голод и много часов в пути: так проходят поездки клуба "Брэмптон Бист". Карта путешествия. Автобус "Брэмптон Бист". За рулем - Блэйк АУТХАУЗ. Колин ЧОК и его команда. Жизнь в автобусе: просмотр матча МЧМ. Жизнь в автобусе. Колин ЧОК. Разгрузка вещей из автобуса. Разгрузка вещей из прицепа автобуса. Брэндон МАКЛИН. Мэтт "Грэйви" ПЕТГРЭЙВ. Коди ДОНАХИ и Майкл ФОСТЕР. Шон "Стикси" СМИТ. Видеоразбор. Видеоразбор. Сбор команды. Раздевалка. Мотивирующая речь. Игроки перед матчем. Дочь тренера Капри ЧОК. Колин ЧОК и его команда. После последней игры с болельщиками.
Холод, голод и много часов в пути: так проходят поездки клуба "Брэмптон Бист".
Журналист The Athletic Скотт УИЛЕР провел несколько дней с командой из лиги Восточного побережья, которая является третьей в иерархии профессиональных хоккейных лиг Северной Америки. По итогам поездки он в красках рассказал о жизни хоккеистов, выступающих на самом низком уровне профессионального спорта.

Первая половина истории о "Брэмптон Бист" и представление ее героев – здесь.

Карта путешествия.
Карта путешествия.

Кто есть кто
Колин Чок
, главный тренер, у него нет ни одного ассистента
Крис Баллард, ответственный в команде за связи с общественностью
Фредерик "Фредди" Лемэй, менеджер по хоккейным операциям, в его обязанности входит все - от подготовки видео до резервирования отелей и кафе
Стикси – экипировщик, чье настоящее имя Шон Смит, но он всегда отзывается на Стикси и никто не называет его Шоном
Тара Джиллиланд-Смит, врач, массажист и жена Стикси
Блэйк Аутхауз, водитель автобуса

Автобус "Брэмптон Бист". За рулем - Блэйк АУТХАУЗ.
Автобус "Брэмптон Бист". За рулем - Блэйк АУТХАУЗ.

Игроки - главные действующие лица первой половины истории
Эндрю "Дэгс" Д’Агостини
, вратарь
Брэндон "Бо" Марино, главная звезда и капитан команды
Коди Донахи, единственный проспект команды из НХЛ
Крис "Левс" Левейе
Алекс "Фози" Фостер
Брэндон "Дики" Маклин
Майк Фолкс
Реджи Траччитто 
Мэтт "Грэйви" Петгрэйв
Джексон "Лифер" Лиф

Колин ЧОК и его команда.
Колин ЧОК и его команда.

День 2 "этой" поездки закончился поражением от "Роялз" – фарм-клуба "Филадельфии" – 2:3.

ПУТЬ В ГЛЕНС-ФОЛЛЗ

Эта игра – лишь первый шаг. Как и почти 12-часовый переезд в первый день. Теперь нужно вечером вновь загрузить вещи в автобус и отправляться в путь до Гленс-Фоллз, который должен занять 6 часов. Там команду ждет встреча с "Адирондак". Вчерашнее поражение превращает к утру досаду в злость.

Винс Данн, которого только что отправили в ECHL из АХЛ, где он выступал за "Белевилль", переживает поездку тяжелее остальных. Особенно его раздражает, что в автобусе не работает освещение. Он жалуется, что не может переехать в Европу, так как не считается бомбардиром. Данн был выбран "Оттавой" в 5-м раунде драфта-2013, но большую часть последних лет он курсирует между фармами "Сенаторз".

Самый короткий переезд "Бист" в сезоне – 6 часов до Толедо – равняется самому длинному выезду "Бельвилля" в году. Воспоминания об АХЛ не дают Винсу успокоиться. Он скучает по уютному дому. По отлаженным тренировкам, на которых всем хотя бы хватает шайб.

Чок и его штаб пытаются помочь Винсу и хоть как-то облегчить его жизнь.

"Да кто захочет жить в этом захолустье? – ворчит про себя Данн, уставившись в окно. Затем он обращается к Стикси: "Позвони в офис лиги и сообщи, что мы не собираемся играть. Такие переезды – настоящая пытка. Это вообще должно быть запрещено на законодательном уровне".

Заказанная заранее пицца ждет игроков в автобусе, но она уже остыла. Пока все пытаются перекусить, Данн старается найти трансляцию финального матча молодежного чемпионата мира.

Тем временем, Лемэй и Баллард колдуют над техникой, пытаясь подключиться к телевизору. Удивительно, но у них это получается, и игра несколько успокаивает атмосферу.

"Если мы получим какой-то штраф за эту пиратскую трансляцию, то скидываться будут все", – предупреждает Баллард.

Жизнь в автобусе.
Жизнь в автобусе: просмотр матча МЧМ.

Донахи и Данн обсуждают, как хороши их знакомые по "Сенаторз" Алекс Форментон и Дрэйк Батерсон. Другие восхищаются звездой сборной Швеции и потенциальным первым номером драфта-2018 Расмусом Далином.

После окончания игры канадские хоккеисты недолго празднуют победу. Но вскоре неприятный запах напоминает им, где они находятся.

"Такое ощущение, что где-то прорвало канализацию", – жалуется Левейе, косясь в сторону Петгрэйва.

"Знаете, я сижу вообще-то рядом", – обижается тот.

В 23.00 кто-то вновь начинает устраиваться на ночлег. В конце автобуса игроки достают карты и видеоигры.

Уместиться на этих шконках не так-то и просто. Места просто минимум. Днем верхние полки забиты вещами, которые оказываются на грязном полу к ночи.

Спать без ботинок и куртки невозможно – слишком холодно. Да и сложить вещи некуда: все оставшееся место занимает "ванная комната", микроволновка и маленький холодильник. Страшно представить человека с клаустрофобией в таком месте. Если же вы может похвастаться богатырским телосложением, то разместиться на сон тоже не представляется возможным.

Пластик замерзает и буквально прилипает к коже.

Погода за окном не только снежная, но и ветреная. Автобус виляет из стороны в сторону. Так что внутри установлены поручни, за которые можно успеть ухватиться в случае чего.

Сзади раздается какой-то шум. Что-то случилось с колесом. Из водительской кабины Аутхауза доносятся проклятья.

В час ночи Блэйк делает остановку у одного из придорожных кафе, чтобы сходить в туалет. Затихший, казалось, салон оживает. Все пытаются быстро нацепить что-то и сбегать за съестными припасами.

Жизнь в автобусе.
Жизнь в автобусе.

К месту назначения автобус прибывает в 3.26. Кому-то повезло, если он успел часок поспать. Время быстро разгружаться и мчаться в отель.

Погода такая холодная, что багажное отделение замерзло, так что не все могут достать свои вещи. Аутхауз не горит желание вылезать из своего теплого кресла на улицу.

"Именно поэтому, когда кто-то из игроков НХЛ жалуется на то, что им приходится проводить два матча подряд, меня это смешит", – говорит Чок.

Они с Лемэйем не смыкали глаз. Даже мысли себе такой позволить не могли. Нужно было сделать видеоразбор прошлой игры. Они проанализировали каждую смену. Так как "Адирондак" играл в то время, когда команда находилась в пути, то Лемэйю не удастся поспать и в отеле. Он должен подготовить отчет встреча соперника.

Бессонница – обычный спутник каждого обитателя этого хоккейного мира.

Никто не хочет оказаться на их месте. Но нужно же где-то начинать? Чок знает, что некоторые тренеры НХЛ прошли через этот путь: Брюс Будро, Питер Лавиолетт, Глен Гулуцан, Джаред Беднар

"Желающих так много, а мест так мало… Если ты хочешь, чтобы игроки верили тебе, прислушивались к твоим словам, то за твоими плечами должен быть опыт", – рассуждает Чок.

Ему искренне жалко Лемэйя, который работает на износ.

"Если ты потеряешь свое место здесь, то тебе придется начинать все с начала. У Фредди столько обязанностей… От разбора видео до заказа еды. И если он хоть где-то ошибется, то игроки не преминут сообщить об этом: "Фредди, я заказывал один соус к курице!"

Колин Чок вращается в этом мире уже долгие 20 лет. Он был звездой юниорского хоккея в составе "Кингстона", но так и не попал на драфт. Затем долго не мог где-то задержаться, поиграв в разных лигах за "Остин Айс Бэтс", "Таллахасси Тайгер Шаркс", "Джексонвилль Лизард Кингз" и "Колорадо Голд Кингз", прежде чем осесть до конца карьеры в "Форт-Уэйне" на десять сезонов.

Там он завоевал пять чемпионских титулов. Когда состоялась торжественная церемония в его честь, то его свитер подняли под своды арены вверх ногами. А затем игровая карьера плавно перетекла в тренерскую. Начал он в родном "Форт-Уэйне", потом перебрался в "Каламазу", а вот теперь остановился в "Брэмптоне".

А что еще остается делать? Хоккей – это все, что он знает. Как-то уже поздно начинать все с нуля.

Лемэй же не может похвастаться таким же богатым опытом. Он окончил университета Брока в 2015 году, затем год стажировался в "Гамильтоне" из АХЛ. Но на следующий сезон команда переехала, так что он оказался в "Сент-Джоне". Там он проработал еще два года, прежде чем команда вновь снялась с места.

В "Брэмптоне" у Фредди есть официальная должность – менеджер по хоккейным операциям. Он не помогает Чоку на скамейке, но ему обещали, что когда-нибудь у него появится и такой шанс.

Они оба понимают, что путь в НХЛ еще очень долог и далек.

"Если говорить с финансовой точки зрения, то пропасть просто колоссальна, – рассуждает Чок. – Минимальная зарплата в лиге – 460 долларов. Наш самый высокооплачиваемый хоккеист получает около 35 тысяч в год. Так что найти сильных игроков не всегда удается. К примеру, моя команда проиграла 12 из 12 матчей "Орландо". Все дело в том, что за них выступают человек 10 из АХЛ (которые находятся в системе "Торонто"). Мы стараемся делать все то же самое, но наши финансовые и людские ресурсы гораздо более ограничены. Было бы хорошо, если бы лига повысила финансовые требования".

Пару лет назад "Бист" играли против команды из Эльмиры – 4 часа пути – несколько раз за сезон. Это был самый щадящий переезд, и все путешествие можно было уложить в один день. Но с тех пор "Эльмира" уже исчезла с хоккейной карты, так что Чок настаивает, что логистика переездов нынешнего сезона – самый жуткий кошмар за всю его карьеру.

Лиф, один из новичков "Бист", приезжал на тренировки к Чоку, когда тот еще выступал за "Форт-Уэйн". Тогда Джексону было 10 лет. С тех пор он вырос и успел поиграть в Массачусетсе, Техасе и Айове, но он до сих пор привыкает к жизни в лиге Восточного побережья.

В отличие от АХЛ, здесь нет ограничения на размер ростера, так что твое пребывание в команде может прекратиться в любой момент.

"Если к нам сошлют парня из "Оттавы" или "Монреаля", то мне придется сказать Лифу: "Мы не можем удерживать тебя". А ведь Лифи мне очень нравится. Но вот эти парни через два дня уже уезжают, так что мне уже придется умолять Джексона вернуться к нам", – сокрушается тренер.

Колин ЧОК.
Колин ЧОК.

Семья часто спрашивает, не устал ли Чок от такой жизни и доволен ли оплатой своего труда? Когда он давал частные уроки в Форт-Уэйне, то проводил на работе до 20 часов. Работники арены поражались: "Они говорили: "Ты мог бы приходить попозже и потом отправляться прямо отсюда на игру". Я на это отвечал: "А как бы вы себя чувствовали после полноценного рабочего дня? Хотелось бы вам еще три часа гонять по льду чертову шайбу?" К тому же нужно понимать, что твой контракт, грубо говоря, действителен на 24 часа. На следующий день тренер может позвонить и сообщить: "Спасибо за все, но нашей команде ты больше не нужен".

Даже в семье не все понимают меня. Проще всего объяснить, что мы делаем все то же самое, просто суммы в чеках чуть меньше.

Фредди, кстати, нравится эта система, потому что он мечтает стать генеральным менеджером. С их точки зрения, если игрок чем-то не нравится, то ему можно заплатить за день и быстро расстаться. Это очень удобно. Но это может внушить слишком большой страх хоккеистам, боящимся потерять свое место. Ведь, если ты думаешь, что тебя уволят каждый день, это явно не пойдет на пользу".

Чок внимательно следит за работой коллег. Он восхищается системой взаимодействия, которую "Питтсбург" выстроил со своими фармами – "Уилкз-Бэрри" и "Уилингом". Так как он сам прошел через многое, то старается лояльнее относиться к своим подопечным. Сложно злиться на человека, если он проиграл игру, приехав в гостиницу в четыре часа ночи.

"Я стараюсь больше разговаривать с ними, беседовать о жизни, о семьях, – объясняет тренер. – Мне нужно получше узнать человека. Если я буду вести себя нагло и грубо, просто требуя результата, то почему они должны уважать мое мнение? Нужно относиться к людям так же, как ты хотел бы, чтобы относились к тебе. Нельзя просто приказывать и смотреть на них сверху вниз. Нельзя быть двуличным и притворным. В ECHL команды стремятся побеждать, игроки – зарабатывать. Эта не та лига, где все направлено на развитие молодежи. Хоккеисты просто хотят выжить в этих условиях. Честно, для меня же победа не стоит на первом месте".

"Бист" закончили сезон-2015/16 на последнем месте с Восточной конференции. Это был первый год работы Чока с командой. В прошлом сезоне они дошли до второго раунда плей-офф, но в этом году вновь плетутся в конце таблицы.

Разгрузка вещей из прицепа автобуса.
Разгрузка вещей из прицепа автобуса.

ДЕНЬ 3

Арена в Гленс-Фоллз рассчитана на 4,7 тысячи человек. Крупное число для города с населением в 15 тысяч.

Это старый город. Некогда престижный отель Queensbury, бывший популярным в 20-е годы прошлого века, давно потерял былой лоск. Теперь он является пристанищем для туристов, которые хотят зимой покататься на близлежащих горнолыжных склонах, а летом сюда приезжают любители природы, любующиеся красотами озера Лэйк Джордж.

Климат здесь один из самых суровых на северо-востоке страны.

5 января 2018 здесь был зафиксирован рекорд минусовой температуры. Как раз накануне приезда "Брэмптона".

Подъезд к арене украшают плакаты, которые напоминают, что в прошлом году здесь проходил Матч всех звезд. В остальном… ничего радостного.

Эта самая холодная арена в лиге. Игроки и зрители с трудом согреваются. Можно даже увидеть пар изо рта. Выезд машины для заливки льда осуществляется в середине площадки, так что он разделяет скамейки, к которым нет прямого выхода из раздевалок. Даже несмотря на три звена нападающих, Стикси и Джиллиланд-Смит места на скамейке не находится. Чоку тоже негде развернуться.

За "Адиронадк" в основном болеют пожилые болельщики. Здесь уже дружный коллектив, где все друг друга хорошо знают. Это фанаты старой школы – они любят жесткий, силовой хоккей. Любимая кричалка: "Эй, вы – г***".

Несмотря на то, что теперь эта команда является фармом "Нью-Джерси", форма "Адирондака" напоминает цвета "Калгари". Раздевалка для гостевой команды располагается в самом углу арены. Тренеру отводят такой тесный кабинет, что даже не все игроки могут уместиться в нем для видеоразбора.

До начала матча каждый хоккеист пытается выкроить время, чтобы успеть хоть немного поспать.

В раздевалке Чок выступает с мотивирующей речью: "Переезды. Зарплаты. Все это – х***. Возьмите себя в руки. В один чертов сезон я пропустил плей-офф. Х** я позволю повториться этому вновь!"

Чтобы немного разрядить обстановку, тренер грозится выпустить Пола "Чиннера" Чианфрини и Фолкса – двух защитников-домоседов – в большинстве.

"Они нас ненавидят, Фолкси, потому что завидуют", – подхватывает Чианфрини. "Я буду бросать с закрытыми глазами. Или могу с открытыми, но тогда шайба точно полетит мимо ворот, – вторит ему Фолкс. – Выбирать вам!"

Партнеры отвечают хором: "Не бросай вообще!

Затем, как обычно, слово предоставляется Маклину. Он обходит раздевалку, спрашивая каждого игрока, не устал ли тот.

"Нет", – врут они в ответ.

"Так докажите мне это!" – "ВПЕРЕД!!!"

Брэндон МАКЛИН.
Брэндон МАКЛИН.

ПРИВЕЗИТЕ СЮДА КРОСБИ

"Не знаю, что прикончит нас раньше: выхлопные газы или гипотермия", – задается вопросом Джиллиланд-Смит, пока команда грузится в автобус после очередного обидного поражения со счетом 1:2.

В машине сломался генератор. Аутхауз уже давно не выключает мотор. Во-первых, он боится, что в такой холод он уже не заведется. Во-вторых, он старается прогреть салон. Ведь игрокам обязательно нужно поспать во время 8-часового возвращения в Брэмптон, где их ждет очередная игра.

Но на улице такой ветер, что в салоне все равно дубак. А мотор так давно работает, что весь салон уже пропах удушливым запахом.

Хватает всего пары вздохов, чтобы во рту начало першить. Аппетит потерян, не спасает даже промерзшая пицца. Чувствуется, как накатываются головокружение и тошнота.

"Я не могу жрать. Такое ощущение, что мне в глотку залили дизельного топлива", – ругается Блэйк, пока Маклин и Фолкс убеждают водителя в необходимости открыть окна и чуть-чуть проверить.

Но это еще не все приятные новости. Поспать все равно вряд ли удастся. Домой команда должна прибыть в 4 утра. А следующая игра назначена на 14.00.

Чтобы не умереть от жажды, игроки прикладывают замерзшие бутылки с водой к обогревателям.

"Мой п*** будет кататься на автобусе", – выдает Маклин вольную интерпретацию хитовой песни Тома Кокрейна. Все это время его лицо закрыто шарфом, он укутан в две куртки и из-под шляпы видны только его глаза.

В конце автобуса Петгрэйв, укутавшись в одеяло, уткнулся в телефон. Нападающий Скотт Джеклин подходит к Чоку и шепчет, что только что получил послание от жены, в котором та сообщает, что ее дедушка скончался. Он просит отпустить его в Ванкувер в день игры.

Мэтт "Грэйви" ПЕТГРЭЙВ.
Мэтт "Грэйви" ПЕТГРЭЙВ.

"В такие моменты интересы семьи нужно ставить превыше всего", – соглашается Чок. Он заверяет игрока, что тот успеет на утренний рейс до Ванкувера.

Официально. Это самый холодный день в году. Игроки прижимаются друг к другу, чтобы хоть как-то согреться.

"Это самая тяжелая лига. И люди не представляют, насколько здесь все сложно", – говорит Дэвид Валлорани, 28-летний нападающий, который успел поиграть в NCAA, Италии, Германии и Швеции.

"Привезите сюда Сидни Кросби. Пусть он покатается с нами в автобусе, а потом посмотрим на него в деле, – смеется Маклин. – Конечно, он все еще будет крут, но вот насколько?.."

Полвторого ночи, после трех с половиной часов в автобусе, некоторые игроки пытаются устроиться на своих промерзших лежбищах. Раздеваться никто не рискует, ведь из окон все еще дует спасительный свежий воздух. Зато от подушек разит дизельным топливом.

Самая отчаянная четверка устраивает турнир по игре в FIFA '18 на PS4. Эти парни точно не поспят.

В 4 утра автобус останавливается на границе. Все вылезают из автобуса и помятой колонной движутся на прохождение контроля.

После этого засыпать уже нет никакого смысла.

В тишине раздается голос Джеклина, который показывает свой телефон Фолксу: "Кто-то предлагает мне выступать в Австралии. Только посмотрите: в виде зарплаты будут выдавать мяса на 100 долларов".

"Вы слышали, парни? Мяса на 100 баксов!" – кричит Фолкс, и весь автобус разражается звонким смехом.

Коди ДОНАХИ и Майкл ФОСТЕР.
Коди ДОНАХИ и Майкл ФОСТЕР.

ДЕНЬ 4

Глаз не сомкнуть. Это уже похоже на изощренную пытку. Ты уже не понимаешь, какой это день, где ты находишься и что вообще происходит.

В 6 утра автобус добирается до места назначения. Некоторые игроки идут позавтракать, чтобы просто хоть как-то убить время. Некоторые отправляются домой. Они надеются прикорнуть на часик-другой, прежде чем выдвигаться на арену.

Стадион огорожен железным забором. Да и вообще выглядит как-то старо, уж точно не тянет на сооружение 1997 года постройки. В офисе клуба разбито окно, в коридоре стоит ведро, куда капает вода с протекающей крыши.

В перерывах публику развлекают, стреляя по ней из пушки, заряженной хот-догами. Хорошо, что хоть догадываются их упаковывать в фольгу. В раздевалке тренировочные манишки сложены рядом со входом в туалет. Там же Чианфрини собирает грязную посуду.

"Я поспал где-то час. Да и вся моя форма промерзла за время переезда", – жалуется Донахи.

Стикси с недовольным видом моет обеденный стол – травмированные игроки не поддерживали должный порядок. Чок сидит в своем офисе, где разбирает видео с Левейе, а также делает несколько телефонных звонков. Сегодня день рождения главного тренера. Пару часов назад ему исполнился 41 год.

Чтобы привести себя в чувства, Колин устроил себе пробежку вокруг арены, прежде чем игроки собрались. Когда они приехали, то, первым делом, каждый написал, сколько ему нужно билетов для друзей и членов семьи. Каждому полагается по два, но они часто меняются.

По арене раздается хриплый звук громкоговорителя. Тем временем, Стикси пытается успеть принять ванну, но, как на зло, перегорел свет.

Шон "Стикси" СМИТ.
Шон "Стикси" СМИТ.

Фолкс и Маклин приезжают на арену вместе. Они усаживаются на диван и начинают беседу. Майк и Брэндон – близкие друзья, которые вместе росли в Берлингтоне, а потом играли за университет Карлетона. Затем они воссоединились в "Брэмптоне", проведя сезон-2015/16 в Англии и Германии соответственно.

Фолкс мечтает попасть не в НХЛ, а в АХЛ. Но он понимает, что в 28 лет это уже труднодостижимая задача. В межсезонье он работает в бассейне в здании по соседству. Этим он занимается со времен университета.

Иногда сложно выкроить время для тренировок, но он не может посвятить все лето подготовке к сезону: "Ты так устаешь от хоккея, что какое-то время не можешь о нем даже думать. Игра – моя страсть. И скоро она разгорается с новой силой. Даже если мои знакомые собираются погонять шайбу ночью, я не могу пропустить этого. Чем ближе конец лета, тем больше я хочу, чтобы сезон поскорее начался. Хотя я прекрасно понимаю, какие испытание он принесет…"

Маклин подрабатывает в страховой компании, которая базируется в Гамильтоне. Родители его жены владеют брокерской конторой, поэтому он засел за учебу, чтобы закончить образование.

Он несколько раз пробовал свои силы в АХЛ, но сейчас его полностью устраивает роль играющего помощника главного тренера "Бист".

"У нас опытная команда, так что вписаться в коллектив не всегда просто. Мы же стараемся облегчить жизнь партнерам. Честно скажу, в этой команде играют мои близкие друзья. И мне не хочется чего-то менять.

Все эти неудобства… они лишь сильнее сплачивают. Конечно, эти поездки в паршивую погоду изматывают, но все находятся в одинаковых условиях", – говорит Фолкс.

"Опытные ребята уже многое повидали. И они знают, как переживать эти переезды. Конечно, для новичка это может стать серьезным испытанием. И мы пытаемся помочь бедолаге всем, чем только можем", – подхватывает Маклин.

Многие игроки ведут кочевой образ жизни. Не способствует этому и то, что за 30-летнюю историю лиги 57 команд развалились или переехали в другой город.

Видеоразбор.
Видеоразбор.

Чок начинает видеоразбор. В начале он демонстрирует забавные моменты из последних игр (занятно, что в каждом ролике одним из действующих лиц оказывается Маклин), чтобы разрядить обстановку. Брэндон жалуется, что можно было бы найти и удачные клипы с его участием.

Наконец, Чок переключает свое внимание на Дэвида Линга и Джордана Хенри.

Линг провел последние несколько месяцев в 3HL, новой лиге, где играют "три на три" и в которой выступает много бывших хоккеистов "Бист". Дэвиду – 43 года, у него проблемы с лишним весом и он не закрывает свой рот (что на льду, что вне ледовой площадки). Последний "живой" драфт-пик "Квебека". Линга выбрали еще тогда, когда Донахи не появился на свет. В перерывах между периодами он предпочитает пить кофе.

Чок пригласил Линга в состав на третью игру, потому что он все еще может пригодиться в большинстве. Добавьте к этому опыт из 93 матчей в НХЛ и вы получите настоящую легенду на местном уровне.

Хенри – один из лучших защитников команды, который восстанавливался после перелома ребер. Он еще не готов играть, но будет присутствовать на скамейке и помогать тренеру, работая с защитой.

"Да, у нас черная полоса. Но не стоит паниковать. Я не собираюсь никого менять. Сосредоточьтесь на сегодняшней цели – два очка. После игры вас ждут два выходных. Понимаю, что вы устали, но сегодня нужно отдать все, что осталось. И я знаю, что вы это сделаете", – наставляет своих подопечных Чок.

Игроки перед матчем.
Игроки перед матчем.

ИГРА

Ничего не осталось. И все это знают. "Это" забрало все силы.

Так что, когда дочурка Колина, 9-летняя Капри, примчалась на арену после игры своей хоккейной команды, "Итобикоук Долфинз", в которой она сделала дубль, и попросила отца позволить ей огласить стартовую пятерку, Чок с радостью уступил ей эту честь.

Когда Маклин заглянул в кабинет тренера и попросил разрешение произнести речь перед командой, Колин также с радостью согласился.

Первым слово взял Маклин.

Он вышел в центр комнаты и забрался на шатающийся столик.

"Бывают времена, когда тебя проверяют на вшивость. И сегодня для нас именно такой день. Только все вместе, единым усилием мы сможем выбраться из этого д***ма. Так что, Чиннер, я попрошу тебя на секунду лечь на этот стол. И я выбираю тебя не потому, что ты – самый крупный парень в команде", – говорит Маклин, пока несколько удивленный Чианфрини выполняет его просьбе.

Мотивирующая речь.
Мотивирующая речь.

"Кто-нибудь верит, что я могу поднять Чиннера одним пальцем? Сколько он весит? За сотку, точно?" Все отрицательно качают головой.

"Так вы думаете, что я не могу поднять его одним пальцем?" – продолжает Крис, делая попытку.

Наконец, он обращается к Марино.

"Мо, можно тебя на секунду? Схвати его пальцем". Марино вцепляется в стол с Чианфрини с другой стороны, но все попытки тщетны.

"Каждый, давайте сюда по пальцу!" – наконец, кричит он. "Эй!" – отзывается вся раздевалка на клич.

"Один палец. Если мы не сдюжим, то этот жиробас совсем заплыл!" Каждый игрок сует палец под стол, и все вместе с торжествующими воплями они поднимают его.

"Ура!" – раздается по всей раздевалке.

"Еще раз! Все вместе! Чиннер тяжелее, чем я думал!" – разрывается Маклин. Команда вновь поднимает Чианфрини. "Если кто-то уберет палец, то нам станет тяжелее и мы проиграем. Держитесь вместе, и мы порвем их, а затем и всех остальных!"

Дочь тренера Капри ЧОК.
Дочь тренера Капри ЧОК.

Теперь настает очередь Капри.

"На левом краю выходит номер 97, Дэвид Валлорани!" – кричит она, читая с заготовленной бумажки.

"Ура!" – откликается раздевалка.

"В центре – номер 89, Люк-Оливье Блэйн!"

"Ей!"

"На правом краю сыграет номер 17, Брэндон "Дики" Маклин!"

"Ей!

"Слева в защите – номер 3, Мэтт "Грэйви" Петгрэйв!"

"Ей!"

"Справа – 12-й номер, Реджи "Бро" Траччито!"

"Ей!"

"И на воротах, единственный и неповторимый, номер 30, Эндрю Д’Агостини! Пора играть, парни! Вперед!"

Колин ЧОК и его команда.
Колин ЧОК и его команда.

Через три часа "Брэмптон" уступает в пятом матче подряд.

Во время второго перерыва Блэйн в ярости врывается в кабинет Чока. Он забил единственный гол команды в этой игре, но во второй половине второго периода вышел лишь на одну смену.

Через пару минут он возвращается.

"Я просто побагровел от злости. Чувствую себя очень паршиво. Мне больно. Но я должен вам это сказать. Я доверяю вам. Вы знаете, что я всегда играю на команду и не склонен так проявлять свои эмоции. Да, я сказал, что устал и что мне нужен перерыв, пропустить одну смену. Но вот я сижу на скамейке десять минут, хотя до этого выигрывал вбрасывания, выходил в меньшинстве, забил гол. Зато на лед выходят парни, которые зарабатывают глупые удаления. Я же все еще хочу выиграть эту чертову игру!" – излил он душу Чоку.

"Я сам спал 30 минут. И все ради того, чтобы подготовить все для вас, парни. 30 минут! Возьмите себя в руки!" – крикнул тренер ему в ответ.

Новое поражение и уже столь привычное молчание в раздевалке.

11-часовое путешествие без еды в первый день. 6-часовой ночной переезд во второй. 8-часовое возвращение домой ночью на третий день.

Игроки, выгружающие и загружающие свои вещи на морозе посреди ночи. Трясущиеся руки от холода и голода.

Всевозможный букет ароматов. Запах топлива, который настолько силен, что, кажется, его пары можно увидеть невооруженным глазом.

Но даже после этих трех дней ада, еще не все закончилось.

"Парни, остался последний рывок", – напоминает Марино о традиции общения с болельщиками после каждой воскресной домашней игры. Никаких отговорок или оправданий.

Игроки выполняют общий ритуал.

"Ну как тебе первая поездочка?" – ехидно улыбается Петгрэйв.

"Вот на что похожа наша жизнь. Теперь ты знаешь, на что "это" похоже", – заключает Чок.

И теперь я прекрасно понимаю, о чем они говорят.

После последней игры с болельщиками.
После последней игры с болельщиками.
Загрузка...
Материалы других СМИ