23:45 27 марта 2016 | Хоккей — НХЛ

Наиль Якупов: "Свое будущее связываю только с НХЛ. Но не с "Эдмонтоном"

Наиль ЯКУПОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" Наиль ЯКУПОВ. Фото USA TODAY Sports Наиль ЯКУПОВ. Фото USA TODAY Sports Наиль ЯКУПОВ. Фото AFP Наиль ЯКУПОВ. Фото AFP Наиль ЯКУПОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Наиль ЯКУПОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Номер один драфта НХЛ 2012 года, который так и не обрел счастья в избравшем его "Эдмонтоне", дал откровенное интервью обозревателю "СЭ"

Игорь РАБИНЕР
из Сан-Хосе

В свои 22 Наиль Якупов формулирует мысли столь четко и таким хорошим русским, как почти никто из его ровесников-спортсменов. Что, впрочем, при таком агенте, как Игорь Ларионов, меня совершенно не удивляет.

Но у нижнекамца и наболело. Можно вообще не быть задрафтованным, но оказаться куда удачливее первого номера драфта, как это произошло с Артемием Панариным, которого когда-то в НХЛ проигнорировали все, а в итоге он свободным агентом храбро подписал контракт с "Чикаго", обладателем трех Кубков Стэнли за шесть последних лет. Панарину дали шанс в одном звене с Патриком Кейном – и это сработало не на сто, а на двести процентов.

А вот "Эдмонтон", задрафтовавший Якупова, – самый кошмарный клуб в современной НХЛ, уже десять (!) лет не выходивший в плей-офф. Словно сама судьба мстит "Нефтяникам" за великое поколение Гретцки, Курри, Мессье и Коффи. Что когда-то прибыло, то теперь убыло. Туда и занесло нашего героя. В скором времени, даст бог, вынесет – все о том говорит.

Виноват ли в том, что не получилось за четыре сезона, он сам? Отчасти, конечно, да – по-другому не бывает. Но правильно говорит сэр Алекс Фергюсон (а английскому футболу поклоняются и сам Наиль, и его агент, великий Игорь Ларионов): "Хороший игрок, оказываясь в плохой команде, становится плохим игроком – и наоборот". С Якуповым произошла именно такая история, а сам он оказался слишком молод, чтобы развернуть для себя и для "Эдмонтона" ход истории вспять.

То, как сильно Якупов переживает все происходящее, я за полчаса нашей беседы уяснил безоговорочно. То, как готов биться за место под солнцем НХЛ и не уезжать на спокойные кахаэловские хлеба, – тоже.

Между прочим, оба его матча в Сан-Хосе, которые мне довелось видеть вживую, доказали, что он – боец. Два года назад Наиль в первом периоде "привез" гол, но не опустил руки и потом забил и сделал голевую передачу. Теперь главный тренер "Ойлерз" Тодд Маклеллан перевел его в первом перерыве при безнадежных 0:2 из третьей тройки в первую к Тэйлору Холлу. После чего это звено заискрило так, что "Эдмонтон" выиграл 6:3 и ушел с последнего места, Холл сделал дубль, а Якупов – две голевые передачи, первую из которых, правда, уже постфактум отобрали. С чем хоккеист заодно с Ларионовым не согласен до сих пор.

Но надо было видеть, как светился счастьем форвард после игры – оттого, как удалось отыграться и уверенно победить в почти безвыходной ситуации. И как воспользовался редким шансом он лично – ведь "Эдмонтон" после первого периода никогда не переходил на игру в три звена, а сам он уже и забыл, когда его поднимали в два первых по ходу встречи. А тут в первые 20 минут ему едва шайбы давали коснуться, в следующие же 40 парень наконец-то до нее дорвался. И уже к третьему периоду у него оказалось столько игрового времени, сколько обычно за весь матч.

И, кстати, на месте Олега Знарка я бы все-таки сделал пока не совершенный звонок и позвал его на ЧМ-2016 в Россию. Потому что большей мотивации и спортивной злости, чем у Якупова, сыскать у кого-либо сейчас очень сложно.

Наиль ЯКУПОВ в "Эдмонтоне": все не так. Фото USA TODAY Sports
Наиль ЯКУПОВ. Фото USA TODAY Sports

В ЗВЕНЕ С МАКДЭВИДОМ
ПОЛУЧАЛ УДОВОЛЬСТВИЕ ОТ ИГРЫ

– Нынешний сезон начался для вас отлично – с 10 очков в 11 матчах в звене с Коннором Макдэвидом. В тот момент казалось – жизнь у вас наконец-то налаживается.

– И я так думал. Очень серьезно настраивался на этот сезон, хотя я их в принципе не делю – какой важнее, какой нет. Но концовка предыдущего регулярного чемпионата удалась, "Эдмонтон" предложил переподписать контракт на два года – и я сделал это, думая, что мне доверяют.

Но повод сомневаться в том, что это доверие в принципе есть, возник еще на предсезонке. При том что во время перезаключения контракта руководство убеждало, что я буду в топ-6 нападающих команды (это была одна из главных причин, почему подписал), в тренинг-кемпе этого и близко не было.

Но к началу сезона сразу несколько наших игроков оказались травмированы, и вот тогда я получил шанс занять место в двух ведущих звеньях и сыграть с Макдэвидом. В лагере-то мы с ним были в разных тройках. И если бы не травмы некоторых ребят, меня бы там вообще не было. Нас поставили вместе только на третью игру регулярки. Но игра пошла, и в тот момент вообще не думал, чем все обернется.

А когда те форварды выздоровели, меня задвинули ниже. И так после этого весь сезон там и играл. Потому что в топ-6 меня изначально не видели. Когда и Макдэвид, и я вернулись в строй после своих травм (Якупов в конце ноября серьезно повредил лодыжку, а Макдэвид в начале того же месяца сломал ключицу. – Прим. И.Р.), нас всего пару раз ставили вместе – и то не с начала матчей, а когда мы проигрывали, и начинались перестановки по ходу игр. По-настоящему нас больше не объединяли.

– Макдэвид действительно так крут? То, что его называют "будущим Гретцки", – не преувеличение?

– Насчет Гретцки не знаю. А так – очень хороший, способный, талантливый пацан.

– То, что в начале сезона была отличная результативная серия, – в какой степени результат наличия рядом такого центрфорварда, как Макдэвид?

– От партнеров многое зависит, тут нечего скрывать. Важно и доверие руководства, когда у тебя есть игровое время и возможность попасть в игру и создавать моменты. Когда же нет ни времени, ни доверия, трудно что-то сделать.

А с Коннором и вообще в звене у нас было хорошее взаимодействие, мы знали, кто куда бежит, понимали друг друга, договаривались, как действовать, и делали это. Нам давали играть – и мы делали результат. Конечно, немного времени, чтобы притереться, потребовалось. Парень и сам нервничал, в первых играх переживал из-за всего, что вокруг него происходило, и это абсолютно нормально. А когда он забил свой первый гол, у него появилась уверенность. К этому времени и я понимал, как он играет, и наоборот. Переговаривались на скамейке, старались общаться по максимуму – и становилось еще лучше. Выходили и получали удовольствие от игры.

Наиль ЯКУПОВ. Фото USA TODAY Sports
Наиль ЯКУПОВ. Фото USA TODAY Sports

ДО ТАРАСЕНКО И КУЗНЕЦОВА
МНЕ ПОКА ДАЛЕКО

– А за пределами льда много с ним общались?

– Я бы не сказал. Он с Тэйлором Холлом в номере на выездах живет, в приятелях у него еще двое-трое ребят помоложе меня. Общаюсь с ним, как со всеми в команде, не более того.

– Ваш круг общения – это ребята из российских юношеских и молодежной сборных, с которыми вы когда-то играли? Слышал, что это Никита Нестеров, Никита Кучеров, Михаил Григоренко.

– Да, с Нестеровым играем в разных конференциях, но когда встретились, сходили на ужин. С Вовой Тарасенко в очень хороших отношениях, с Артемом Анисимовым, с Кузей (Евгением Кузнецовым. – Прим. И.Р.), с пацанами из "Коламбуса"...

– Есть белая зависть к тем же Тарасенко, Кузнецову, Кучерову, которые уже заблистали в НХЛ?

– Белая – есть. Но только белая. Хорошо играют ребята, очки набирают, приятно смотреть! А их команды постоянно выходят в плей-офф. Конечно, мне хотелось бы такого же. Пока нельзя сравнивать, где находятся они – и где я. Мне только и остается смотреть их хайлайты. И работать – в надежде, что тоже на такой уровень выйду.

– Задавались вопросом – может, вы что-то делаете не так, из-за чего у вас не получается, как у них? Или просто не повезло с организацией?

– Себя я ни в коем случае не ем. Конечно, правильно говорят: анализ, почему не получается, надо начинать с себя. И я делаю это. Так вот: перед собой я на сто процентов чист. Никогда не халтурил, слушал тренеров и выполнял, что от меня требовали. Но когда у тебя связаны руки, ты ничем не можешь помочь. Не обращаю внимания ни на какие разговоры, с первой и до последней игры стараюсь быть профессионалом, делаю все, что от меня зависит. Отношение к хоккею у меня не меняется. Это единственное дело, которое в моей жизни есть, моя любимая работа. Не все в жизни бывает гладко, у каждого человека не обходится без спадов. Напряги, конечно, бывают – у кого-то меньше, у кого-то больше. Это жизнь.

Конечно, я был не совсем готов к такой ситуации. Вначале все в принципе было нормально. Но, думаю, несправедливо делать акцент на какого-то одного игрока, когда команда уже десять лет не выходит в плей-офф. Мне кажется, есть тому и какие-то другие немаловажные причины.

– Но вы рассчитывали на несколько иное отношение к себе как к первому номеру драфта?

– А мне в первое время не на что было жаловаться. Приняли меня хорошо – и в команде, и в клубе, и в городе (Якупов участвует в очень многих акциях, связанных с общением "Ойлерз" с болельщиками. – Прим. И.Р.). Ребята мне помогали с моим плохим на первых порах английским – тут, кстати, большое спасибо Коле Хабибулину, который тогда был в команде. И тренер доверял...

Я просто кайфовал от игры! И в том, первом сезоне, мы чуть в плей-офф не вышли. Когда человек нормальный – его всегда и встречают хорошо. А я никогда не кичился этим первым номером драфта, не смотрел на кого-то сверху вниз. Для меня честью стало выступать в НХЛ, находиться в раздевалке с игроками, которые много лет играли в плей-офф, кто-то Кубок Стэнли выиграл. Мне все это было безумно интересно. И я старался быть простым хорошим пацаном, как меня воспитали родители. А потом все поменялось.

– Когда?

– С начала второго сезона. На третью игру меня уже не поставили. Время быстро идет на самом деле. Были, конечно, и хорошие моменты, но все могло быть намного, намного лучше. Не гневлю Бога, не жалею ни о чем – миллионам людей живется куда хуже, чем мне. Делаю то, что могу сделать, работаю и надеюсь на лучшее.

– Правильно говорить, что с вашим первым тренером в НХЛ, Ральфом Крюгером, у вас все было отлично, а потом тренер-новичок лиги Даллас Икинз все поменял, и с ним вы так и не нашли общего языка?

– Не хочу вдаваться в детали, но даже со стороны, по-моему, все очевидно – как было сначала и потом.

– В межсезонье в "Эдмонтоне" сменился менеджмент. Рассчитывали, что с приходом Питера Чиарелли все изменится? И подписали новый контракт в том числе поэтому?

– Нет, я подписал сразу после сезона, еще до его прихода. Мы знали, что какие-то изменения будут, но дело было не в них. У меня было хорошее настроение, удачно закончил прошлый сезон. И решил: раз предлагают, значит, рассчитывают.

Наиль ЯКУПОВ. Фото AFP
Наиль ЯКУПОВ. Фото AFP

ТРАВМА ОТ ЛАЙНСМЕНА
И ПЯТЬ ТРЕНЕРОВ ЗА ЧЕТЫРЕ ГОДА

– Трудно ли было получить любимый десятый номер в "Эдмонтоне"? Вам ведь удалось это далеко не сразу.

– У нас "десятка" освободилась летом 2013 года, когда обменяли в "Даллас" капитана команды Шона Хоркоффа. Я к тому времени был в команде один сезон и постеснялся попросить, чтобы мне ее дали. А через год у меня самого спросили, не хочу ли взять 10-й номер. Тогда уже, конечно, взял.

– Десятый номер ведь стал вашим любимым, как я понимаю, потому что в детстве вы были фанатом Павла Буре?

– Да.

– А с самим Буре когда-нибудь доводилось общаться?

– Пару раз встречался, в том числе в первый сезон. Но там было всего две минуты перед игрой. Обменялись несколькими фразами, сфоткались – и я пошел играть.

– Более нелепую травму, чем вы получили в этом сезоне, трудно себе представить. Ущерб вашему здоровью нанес лайнсмен!

– Даже не понял, как это случилось. Шла борьба, мы с соперником близко к нему подкатились. Так получилось, что он, видимо, потерял равновесие, схватил меня за лицо и потянул назад. И упал на мою ногу. На самом деле это был страшный эпизод, и все могло быть намного хуже. И колено могло полететь, и что угодно. Слава богу, что все обошлось так. Да, пропустил много, два месяца, зато полностью пролечился и готов играть.

– Как сложились отношения с новым главным тренером Тоддом Маклелланом? В "Сан-Хосе" он проповедовал атакующий и комбинационный хоккей – то, что вам нужно.

– Отношения нормальные: он тренирует, я делаю свою работу. Игроки тренера не выбирают. По поводу каких-то его решений не высказываюсь, выполняю то, что мне говорят. Никаких стычек у нас никогда не было. С помощником Маклеллана Джеем Вудкрофтом я был знаком еще с детства, по России, когда тот приезжал в Нижнекамск в рамках мастер-класса Павла Дацюка.

– Это помогло как-то наладить контакт с новым штабом?

– Да как это могло помочь? Можешь хоть миллиард лет знать человека – он же тебе не отец и не крестный. От тебя требуют то же, что и от других игроков. На ужине, бывало, вспоминали о том, как он приезжал, – но к работе это никакого отношения не имело.

– Пять главных тренеров за четыре сезона в "Эдмонтоне" – такое мельтешение сильно дергает и нервирует?

– А как вы думаете? Приходит новый человек со своими идеями, которые ты должен быстро принять и перестроиться. И так – в среднем чаще, чем раз в сезон. Понятно, это не наше дело, а руководства. Но когда на скамейке за твоей спиной много лет стоит один и тот же человек, чьи требования известны и понятны, и ты знаешь, чего ожидать, – конечно, любому игроку это проще.

– Почему "Эдмонтон", набрав столько первых драфт-пиков, продолжает быть завзятым аутсайдером НХЛ?

– Интересный вопрос. Очень хотел бы знать на него ответ. У меня есть версии, но озвучивать их в прессе не буду.

Наиль ЯКУПОВ. Фото AFP
Наиль ЯКУПОВ. Фото AFP

ПЕРЕД ДЕДЛАЙНОМ
Я УЖЕ БЫЛ НА ЧЕМОДАНАХ

– Ваша цитата: "Обмена ждал до последнего".

– Так и есть.

– Когда дошли до такой точки, что возникли мысли о необходимости трейда, и были ли реальные основания думать, что обмен произойдет?

– Были. И, насколько знаю, все подошло очень близко. Я уже был на чемоданах. Более того, нам с Игорем Ларионовым дали разрешение разговаривать с другими командами. Ряд клубов был заинтересован. Но в последний момент что-то пошло не так. И я – здесь.

– Писалось, что вас хотели "Монреаль", "Виннипег", "Нью-Джерси" и "Каролина". Что было ближе всего и кого из них вы бы предпочли?

– Это далеко не полный список – можно еще клуба два-три назвать. Но говорить, где я мог и хотел бы оказаться, можно сколько угодно. Факт, что этого не случилось и я по-прежнему в "Эдмонтоне". Сейчас закончится сезон, затем пройдет плей-офф – и летом будет видно. Там будет намного больше времени на переговоры, никто ни на кого не будет давить сроками – и совершить обмен, думаю, будет намного легче. Но в конечном счете все зависит от "Ойлерз".

– А сами вы просили обмена?

– Да, просил. Но не лично – мое дело выходить и играть в хоккей, – а через агента, который и занимается обсуждением и решением таких вопросов. Но раз разговоры об обмене шли, значит, на то были основания.

– Как Ларионов советовал себя вести в этой ситуации?

– Играть. Жить обычной хоккейной жизнью. Каждый должен делать свою работу. Я старался, тренировался, работал, пытался получать удовольствие от хоккея. Обсуждать обмен – не мое дело, и я не должен был на этом зацикливаться.

– Не думаете ли о возвращении в КХЛ?

– Нет и еще раз нет.

– На вас же ЦСКА права у "Нефтехимика" выкупил?

– Да, слышал об этом. Никаких обид на родной клуб нет. В "Нефтехимике" прекрасно понимают, что в ближайшее время я не приеду – и, видимо, получили за меня хороших игроков. Главное, чтобы Нижнекамску было хорошо. Мы в отличных отношениях, всех знаю, общаемся, когда я бываю дома. Все нормально.

– Где кроме дома планируете побывать в межсезонье?

– В Англии. Я же фанат футбола и болельщик "Челси". Мне как раз вчера рассказали очень интересные истории про Жозе Моуринью и периоде его работы с командой. Сильно хочу после нашего сезона съездить в Лондон и живьем посмотреть "Челси" на "Стэмфорд Бридж" (в этом ему обещал помочь Ларионов, у которого прекрасные связи в английском футболе. – Прим. И.Р.). Ни разу еще не был. Как хочется все это увидеть собственными глазами!

Наиль ЯКУПОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Наиль ЯКУПОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

ИЗ СБОРНОЙ НЕ ЗВОНИЛИ.
ЕСЛИ ПОЗОВУТ – ГОТОВ ПРИЕХАТЬ

– Не общались ли с Олегом Знарком относительно участия в чемпионате мира в России? "Эдмонтон"-то в плей-офф уже на сто процентов не попадает.

– Никто не звонил и со мной не встречался.

– Если позовут – поедете?

– Да.

– А если при этом не гарантируют место в окончательной заявке?

– Если меня пригласят в сборную, никаких условий с моей стороны не будет.

– Вы участвовали в первом матче в НХЛ российского рефери – Евгения Ромасько. Как впечатления?

– Классно! Мне было искренне приятно за человека. Он стал частью истории, и я при ней присутствовал. Видел, как он переживал, волновался. Видно было, что он очень серьезен, как у нас судьи себя ведут. Тут арбитры намного раскрепощеннее.

В НХЛ все по-другому. У нас очень строго – они стараются красиво выглядеть и кататься. А здесь мужички старые выходят, вбросил шайбу – и поехали. С тобой по ходу матча разговаривает, улыбается, жвачку жует (смеется). Ромасько был очень собран, что и понятно – насколько важна для него была эта игра. И отработал он хорошо. Были эпизоды, даже когда ему свой английский пришлось включить, объявления об удалениях делать в микрофон на весь дворец. С акцентом, но все поняли. И я тоже (улыбается). После игры пообщались. Мы с ним не были знакомы, а вот отец его знает, и другие общие знакомые есть. Для него это очень здорово. Я надеялся увидеть его здесь и в этом сезоне, но пока, к сожалению, не видел.

– Как думаете: может, для вас было бы лучше, если бы не выбрали первым номером, но вы попали бы в более сбалансированную команду, где было бы легче раскрыться? И не было бы такого сверхдавления.

– Задним умом можно что угодно говорить. Это уже произошло, и довольно давно. Стараюсь об этом не думать. Хотя, не скрою, бывает, всякие мысли лезут в голову. Очень хочется вернуть душевное спокойствие, которое было у меня всю жизнь – а на данный момент мне его не хватает. Как не хватает веры и доверия. Сколько здесь играл – за исключением самого начала, я его здесь не видел. А мне, убежден, было достаточно этого, чтобы заиграть.

– А что говорил ваш первый тренер Ильдар Равилов, фотографию с которым во дворце в Нью-Йорке вы опубликовали в соцсетях?

– Мы с ним о хоккее не разговариваем. Он просто наслаждался Нью-Йорком и смотрел хоккей.

– Что поменяли бы в своей жизни, будь возможность прокрутить ее назад?

– Ничего. Я максималист, живу сегодняшним днем и немножко загадываю наперед. Хочу, чтобы было хорошо сегодня и завтра. А оглядываться назад не люблю. Что в прошлом – то уже не изменить, и твои мысли на эту тему мало кого волнуют.

Жизнь такова, что ты должен все показывать здесь и сейчас, и тем, что у тебя было пять или десять лет назад, козырять не можешь. Если не покажешь – возьмут другого. Бывают, конечно, моменты ностальгии – но только когда мы сидим с друзьями и вспоминаем. Но чтобы вздыхать: да надо было, да лучше бы... Смысла нет.

– Вы по-прежнему верите, что станете звездой НХЛ? Ведь вам, несмотря на весь негативный опыт в "Эдмонтоне", всего 22.

– Конечно, я молодой, все еще впереди. Главное – попасть туда, где в меня по-настоящему верят, и чтобы у меня появилась возможность, которой здесь еще не было. Хочется играть и получать удовольствие от игры! Уезжать никуда не собираюсь. И смотрю в будущее с хорошими, чистыми намерениями.

– Допускаете хоть на минуту, что это удастся в "Эдмонтоне"?

– Нет. Думаю, это исключено.

Загрузка...
Материалы других СМИ