21:00 13 декабря 2015 | Хоккей — НХЛ

Евгений Медведев: "Партнеры не захотели называть меня Медведем"

Евгений МЕДВЕДЕВ. Фото AFP
Евгений МЕДВЕДЕВ. Фото AFP

Защитник "Филадельфии" рассказал корреспонденту "СЭ" об адаптации в НХЛ, родстве с Дмитрием Медведевым и дальнейших планах

Наталья ШМЕЛЕВА
из Далласа

Перед матчем "Филли" с "Далласом" коллеги первым делом поинтересовались у меня, родня ли защитник "Летчиков" Евгений Медведев премьер-министру России. Если уж меня об этом спросили, несложно представить, сколько раз задавали этот вопрос самому игроку. А ведь если пошутить и ответить утвердительно, жизнь 33-летнего хоккеиста в Америке обрела бы новые яркие оттенки. И английский пришлось бы выучить гораздо быстрее – потому что внимания со стороны прессы было бы значительно больше.

Сам Евгений – человек серьезный и педантичный, шутить про родственников не станет. Он честно зарабатывает свое место под пенсильванским солнцем. Получится или нет в таком возрасте – время покажет. Но для отечества Медведев очень ценен своим сегодняшним заокеанским опытом, ибо в 33 человек способен анализировать и сравнивать гораздо глубже, чем в 20, и ему совсем не безразлично, как дела на его Родине, где он отыграл большую часть своей карьеры. Что же до "Филадельфии", то интересно посмотреть, какое впечатление оставит россиянин в истории клуба, для которого другой наш соотечественник, вратарь Илья Брызгалов, так и остался неразгаданным человеком-вселенной.

Пока Медведев отметился одной шайбой и тремя передачами. Но процесс развития идет, и фаза адаптации уже сменилась фазой растущей уверенности в собственных силах.

– Каково это – начинать в НХЛ в тридцать три? Когда-то вы говорили, что не видите себя в этой лиге.

– Это было в старых интервью, наверное. После подписания контракта с "Ак Барсом" я перестал смотреть за океан. Но, как видите, приехал в тридцать три. Как и все приехавшие, прошел период адаптации. Уже втянулся в ритм – и в бытовой, и в игровой.

– Нет ощущения, что приезжать сюда надо было пораньше?

– (Смеется.) Знал бы прикуп, жил бы в Сочи.

– Результативность в НХЛ у вас пока значительно скромнее, чем была в КХЛ. Вы предполагали такую разницу?

– В первом отрезке чемпионата меня совсем не устраивала моя игра, было много ошибок. Сейчас содержанием своей игры более или менее доволен. Но в целом есть еще, над чем работать.

– Самое большое впечатление от НХЛ, от жизни в Америке. В чем разница с Россией?

– Абсолютно во всем! Но главное – быстрый хоккей. Недаром это самая лучшая лига в мире. Здесь выступают лучшие на планете игроки. Я благодарен "Филадельфии" за то, что проявили ко мне интерес и терпение. Ждали, пока закончится период адаптации, всячески шли навстречу, давали советы и паузы, чтобы отдохнуть, присмотреться к матчам сверху (из ложи прессы. – Прим. "СЭ"), чтобы понять сам принцип игры.

– В России бытовал стереотип, что в "Филадельфии" не очень любят русских. Вы ощутили нечто подобное?

– Ребята в команде встретили меня абсолютно нормально. От них, пожалуй, была самая большая поддержка. Общаться пока сложно, но я не стою на месте в изучении английского.

– А во взаимопонимании с тренером есть языковой барьер?

– Общаюсь, не как истинный англичанин, но что понимаю, на то отвечаю. Диалог есть, и это самое главное.

– Вас в Америке часто спрашивают, кем вы приходитесь премьер-министру России?

– Каверзный вопрос (смеется). Да, бывает что спрашивают. Отвечаю, что, если б кем-то приходился, меня бы здесь не было.

– Какое у вас прозвище в команде?

– Меди.

– То есть с символом России медведем коллеги вас не ассоциируют?

– Я им говорил, предлагал, но они скептически к этому отнеслись. Не знаю почему.

– Семья уже к вам приехала?

– Без семьи жил здесь два месяца и очень скучал. Родные приехали в октябре, помогли мне адаптироваться. Дочка уже почти месяц ходит в детский садик. Кажется, уже лучше меня говорит по-английски. Скоро начнет поправлять меня.

– Есть время приглядывать за делами в КХЛ?

– За "Ак Барсом", конечно, слежу. Переживаю поражения, радуюсь победам.

– В России идет дискуссия по поводу размера площадок. Какова ваша позиция как энхаэловца?

– Знаете, "жираф большой, ему видней". Я давно уже говорил на эту тему с Андреем Коваленко (председателем профсоюза игроков КХЛ. – Прим. "СЭ"). Что профсоюз должен посодействовать тому, чтобы уменьшить размер площадки и сделать мягкие стекла и борта. Некоторые клубы уже сделали это, но большинство – нет. А ведь эти недостатки чаще всего приводят к травмам.

– После приезда в НХЛ у вас появились новые карьерные планы?

– Не хочу загадывать и строить планов. Но есть желание остаться здесь и работать.

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ