00:26 14 января 2012 | Хоккей — НХЛ

Лу Ламорелло: "Как я вызволял Фетисова из СССР"

Генменеджер "Нью-Джерси" Лу ЛАМОРЕЛЛО (справа), Илья КОВАЛЬЧУК (в центре) и Мартин БРОДЕР. Фото REUTERS
Генменеджер "Нью-Джерси" Лу ЛАМОРЕЛЛО (справа), Илья КОВАЛЬЧУК (в центре) и Мартин БРОДЕР. Фото REUTERS

Один из самых уважаемых хоккейных администраторов НХЛ, знаменитый президент и генеральный менеджер "Нью-Джерси Дэвилз" рассказывает о тонкостях своей профессии и о своих старых и тесных связях с Россией.

- Слава, ты не поверишь! В моем кабинете толпится целая куча русских! - кричал Лу Ламорелло в телефонную трубку. Из нее, после небольшой паузы, раздался расслабленный голос Вячеслава Фетисова, который отдыхал в Мексике и был готов поверить многому. А вот трем десяткам наших соотечественников, слушателям факультета "Менеджмент в игровых видах спорта" Российской академии менеджмента (RMA), как-то с трудом верилось в то, что они толпятся в кабинете легендарного хоккейного дельца.

Гости из России, Белоруссии и Латвии приехали в США знакомиться с местным спортивным устройством, которое, как известно, живет своими реалиями и традициями. Но если уж вы заинтересовались опытом старших западных товарищей (в составе делегации RMA было немало людей из клубов КХЛ), то идти надо к лучшим из лучших. А большего авторитета, чем Ламорелло, президент и генменеджер трехкратного обладателя Кубка Стэнли "Нью-Джерси Дэвилз", в НХЛ не найти.

Среди "целой кучи русских", кстати говоря, был и председатель правления рижского "Динамо" Айгарс Калвитис, который в свое время был премьер-министром Латвии. Ничего, сидел со всеми и слушал. Благо Лу интересно рассказывал.

ОТ ЛУ НЕ СПРЯЧЕШЬСЯ

В кабинете старого хитреца Лу, в котором он творит свою порой труднопостижимую магию, мы побывали уже в конце встречи. А до этого вашему корреспонденту, внедрившемуся на неделю в стройные ряды стажеров RMA, довелось посмотреть, например, на такое диво дивное, как "комната ведения военных действий", где на стене - список имен всех игроков НХЛ и АХЛ с контрактным статусом каждого. Что же касается звонка Фетисову, то он и вовсе стал финальным аккордом, которым Лу, видимо, поддавшись размашистости итало-американской натуры, решил сразить гостей наповал. Проделано это было с соответствующим апломбом: Ламорелло, мне кажется, всерьез ожидал, что его звонок оторвет Вячеслава Александровича от личного разговора с Владимиром Владимировичем.

Лу запретил вести фотосъемку в его святая святых, но объяснил это отнюдь не соображениями секретности. Дашь вам поснимать, сказал он, так потом местная пресса в очередь выстроится и начнет обижаться, если получит отказ. Зато босс "Дэвилз" с гордостью продемонстрировал огромные телемониторы, полностью занимающие одну из стен его кабинета, и управляющий ими компьютер. Ламорелло может посмотреть любой момент любого матча НХЛ, когда только захочет. Ни один игрок не уйдет от его внимания.

Своих это тоже касается. Окна кабинета Лу выходят прямо на тренировочный каток "Дэвилз". Катается там игрок "Дьяволов", по шайбе стучит, применяет себе форчекинг, а за ним следует суровый, холодный, оценивающий взгляд генменеджера.

В тот день, впрочем, у "Дьяволов" был выходной, и на тренировочном льду играли матч университетские команды. Одна из них - в дивных трусах серебристого цвета, заставивших вашего корреспондента горько пожалеть о запрете на фотосъемку. Играли студенты и не знали, что прямо над их беззаботными юношескими головами легенда хоккейного менеджмента кричит в трубку великому защитнику сборной СССР о том, чтобы ему почаще присылали делегации из России, желательно - в стопроцентно женском составе.

ВСЕ НАЧАЛОСЬ С ОРДЕНА ЛЕНИНА

История взаимоотношений Ламорелло и Фетисова - длинная, неоднозначная и поучительная, как многое в карьерах Вячеслава Александровича и Лу с неведомым мне отчеством. Впрочем, дадим ему рассказать ее самому.

- Знаете, как Фетисов и Касатонов выучили английский? - начал Ламорелло. - Все просто. Они попали в одну команду и не разговаривали друг с другом.

Шутка для тех, кто в теме. Два великих защитника в те времена действительно были в совершенно неблизких отношениях - результат конфликта Фетисова и Игоря Ларионова с советской хоккейной системой (в лице Виктора Тихонова) и отказа Касатонова присоединиться к ним. Холодная война, как есть.

- Я пришел в "Дэвилз" в 1987 году, - продолжил Ламорелло. - Дела у клуба тогда шли неважно, и я сел изучать список игроков резерва. Посмотрел - а там Вячеслав Фетисов! ("Дьяволы" взяли его на драфте 1983 года под общим 145-м номером. - Прим. С. М.) Вот я и подумал, что нет лучшего способа усилить команду, чем добавить в нее одного из лучших игроков в мире. Я поехал в Калгари на Олимпиаду и попросил, чтобы меня там свели с представителями организации под названием "Совинтерспорт".

Они были очень приветливыми и слушали меня так внимательно, что я мгновенно понял: ни малейшего интереса у них нет. С Фетисовым в Калгари я так и не встретился, но совинтерспортовцы по крайней мере обещали мне устроить с ним встречу в России. И я поехал в Россию, где мы со Славой встретились. Как сейчас помню: он тогда вернулся с Черного моря, где отдыхал. И как раз в тот день ему должны были вручать орден Ленина - Слава, по-моему, стал первым спортсменом, которому его вручили.

И вот я пошел на встречу - один. Поднялся на четвертый этаж какого-то здания, открыл огромную дверь, захожу, а там Фетисов и полдюжины людей в военной форме. Если честно, испугался до чертиков. Я вытаскиваю контракт, который заранее приготовил. Они переглядываются, потом смотрят на Славу, один из них поднимается и говорит: "Он никуда не поедет". И все…

Я вышел из комнаты и пока спускался, меня на лестнице нагнал Слава. Я по-русски не знаю, он по-английски не говорил, но я посмотрел ему в глаза и понял, что мы с ним очень скоро увидимся… Действительно, увиделись. Он пришел где-то в десять часов вечера. Кто-то подвез его к моему отелю, где мы и встретились с глазу на глаз. Так начался процесс, благодаря которому Фетисов приехал в Нью-Джерси. Так открывались двери в НХЛ для советских хоккеистов.

BON JOVI, "МАКДОНАЛДС" И ПЕРЕВОДЧИК ЛАРИОНОВ

Ламорелло, как всякому успешному бизнесмену, конечно же, в то время сильно везло. Приехав в СССР в 1988 году, он каким-то чудесным образом угодил в некий культурно-политический эпицентр, где сошлось множество силовых векторов тогдашнего бурлящего советского общества. В те же дни, например, он посетил концерт Bon Jovi в парке Горького, где Фетисов представлял американскую рок-группу зрителям, и познакомился с Гарри Каспаровым, который дружил с хоккеистом и обладал значительными связями и влиянием. Зная напор и изобретательность Ламорелло, становится ясно, почему его появление в Москве заставило в итоге зашататься незыблемую глыбу советского хоккея.

- Помню, мы встретились в каком-то итальянском ресторане в Москве, - продолжил Лу, не скрывая того, что кулинарное воспоминание затрагивает в его апеннинской душе скорее грустные струны. - Там было только одно блюдо, которое я мог есть, - картофельная запеканка, нечто вроде "пастушьего пирога"… Потом я бывал в Москве чаще, на балет ходил. Был, кстати, там и в тот день, когда в Москве открылся первый "Макдоналдс". Очередь была на несколько миль…

Ламорелло хотел постоянно поддерживать связь с Каспаровым, который активно помогал ему добиться разрешения для Фетисова. Дозвониться шахматисту из Америки было практически невозможно, но упрямый американец нанял трех барышень, которые по восемь часов в день раз за разом набирали один и тот же номер… Когда Ламорелло что-то хочет, остановить его невозможно. Илья Ковальчук и Гэри Бэттмен узнали об этом два года назад - к счастью для одного и раздражению другого…

Знакомство с Ламорелло поначалу принесло Фетисову только неприятности. Вместе с Ларионовым, Макаровым и Крутовым он вступил в открытый конфликт с Тихоновым и был лишен капитанской литеры в ЦСКА и сборной. Ламорелло, прекрасно знающий, что время - деньги, решил потратить второе, чтобы сэкономить первое.

- Я предложил Фетисову сбежать из Советского Союза, - вспоминает Лу. - Приехал в Германию, где тренировалась сборная СССР. Попросил портье в отеле, чтобы он позвал Ларионова, который был единственным в команде англоязычным игроком. Через Игоря попросил Фетисова прийти ко мне вечером в гостиницу. В это время один из моих подчиненных принес уже подготовленные бумаги для получения политического убежища, и мы показали их Фетисову: "Если хочешь, Слава, можешь сбежать прямо сейчас…" Ну а он, совершенно в своем стиле, ответил: "Этого я сделать не могу. Я чувствую ответственность за молодых игроков. Пусть лучше я брошу вызов системе".

В общем, все вернулось на исходные. Я продолжал ездить в Россию и ходить по инстанциями и так всем в конце концов надоел, что другого игрока отпустили в "Калгари" (Сергея Пряхина из "Крыльев Советов". - Прим. С.М.) только для того, чтобы Слава не был первым.

Под конец Ламорелло пришлось обивать пороги не только в Москве, но и в Вашингтоне, где он был частым гостем в советском посольстве. Помогло и то, что одним из совладельцев "Дьяволов" был заместитель госсекретаря США. "Совинтер-спорт", как утверждает Ламорелло, в какой-то момент потребовал денег.

- Естественно, я сказал, что не заплачу ничего, - говорит Лу, с удовольствием чеканя свою любимую фразу. - Но точно таким же было и требование Фетисова. Вместо этого он попросил, чтобы на эти деньги была куплена хоккейная экипировка и отправлена в Россию - для юных хоккеистов… В общем, Славу я до сих пор безмерно уважаю. Ему и потом, в "Нью-Джерси", пришлось непросто, не то что сейчас европейцам, приезжающим в НХЛ.

Да, КПД у стараний Лу оказался невысоким. К тому же Фетисов приехал в Америку 31-летним. Лучшие годы своей карьеры он провел в сильнейшей, наверное, пятерке в истории хоккея. Играть после нее с кем-либо другим было уже нелегко. И в какой-то момент к Ламорелло обратился Скотти Боумэн. Сказал, что ему в "Детройте" нужен ветеран, который мог бы помогать молодым защитникам, в частности - подающему надежды русскому по имени Владимир Константинов. Вот так Ламорелло, для которого бизнес - всегда на первом месте, отдал Фетисова "Красным крыльям".

- Мне повезло - я часто бывал в вашей стране, - продолжил Лу свой монолог о международных отношениях. - Сначала в "ленинскую эпоху". Я так ее называю, потому что в то время в Москве на всех плакатах, которые я видел, было изображение Ленина. А приехал вновь четыре года назад - ни одного не нашел. Надеюсь съездить еще. Мне говорят, там теперь уже несколько итальянских ресторанов.

"ЛИЧНО Я СТОЛЬКО ДЕНЕГ КОВАЛЬЧУКУ НЕ ДАЛ БЫ"

История большой международной дружбы Ламорелло и Фетисова на этом не закончилась. В начале 2000-х Вячеслав Александрович вернулся под крыло Лу в качестве ассистента главного тренера. Отработал три года, помог "Дьяволам" выиграть Кубок Стэнли, был все с тем же холодным расчетом отправлен восвояси, как только дела у "Дэвилз" пошли неважно. Лу делает бизнес. Прошлыми заслугами и личными чувствами денег не заработаешь. Хорошие отношения при этом не пострадали, что Ламорелло и продемонстрировал своим спонтанным звонком в Мексику.

- Славе было трудно адаптироваться к новому стилю хоккея, - объяснил Лу. - Вот когда в мою команду попал 19-летний Сергей Брылин, ни малейших проблем не было. А Фетисов был уже сложившимся игроком. Это все равно, что натянуть леопардовую шкуру на льва… Я сам такой. Поэтому у меня и волос не осталось. На мне лежит ответственность делать то, что хорошо для моей организации. Я бы с радостью дал своему сыну контракт в миллион долларов, но он не может играть.

Впрочем, семейная трагедия не столь ужасна. Беглый взгляд на список подчиненных Лу зацепится за имена Крис Ламорелло (генменеджер обоих фарм-клубов "Нью-Джерси") и Тим Ламорелло (один из адвокатов клуба). Видимо, наследники Лу всецело обладают тремя качествами хорошего хоккейного функционера, которые он немедленно озвучил во время сессии вопросов и ответов, в которой ваш корреспондент в силу своей профессии принял особо активное участие.

- Компетентность, рабочая этика и верность. Это то, что нам нужно в администрации и в самой команде. Все люди разные, но мне как хорошему менеджеру надо найти разные способы для того, чтобы относиться ко всем одинаково. Как парадоксально это ни звучит. Чтобы получить одинаковый результат, одного надо приласкать, другого хорошенько пнуть.

- Вы многих удивили, когда с таким рвением охотились за Ильей Ковальчуком позапрошлым летом. До такой степени, что комиссар Гэри Бэттмен очень на вас разозлился. Какие качества вы в Ковальчуке усмотрели, если они заставили вас предложить ему такой контракт?

- Да, на меня тогда многие разозлились, не только комиссар. Но я давно понял, что лучше, когда злятся на меня, чем когда злюсь на кого-то я сам. А Ковальчук - замечательный человек. Талантливый игрок, рабочая этика образцовая, ничего плохого о нем сказать не могу…

- И это заставило вас, одного из самых бережливых менеджеров лиги…

- Знаю, знаю, о чем речь. Отвечать или нет?.. Скажу так: лично я сам никому никогда таких денег не заплатил бы. Были бы это мои деньги - никогда в жизни.

- С Каспаровым все еще поддерживаете отношения?

- Редко. Разве только когда он в Нью-Йорке появляется. Он теперь в политике и, насколько понимаю, находится по ту сторону баррикад от большого количества людей. Но моих отношений с ним это не портит. Тут, в Америке, тоже полно политиков, с некоторыми из них я ни в чем не согласен, но иду и ужинаю с ними. За едой я о политике не говорю. А уж о русской политике - вообще никогда.

"ДЬЯВОЛЫ" НИКОГДА НЕ РЕКЛАМИРУЮТ ИГРОКОВ

- Назовите тройку лучших игроков "Дьяволов" всех времен.

- Тройку? Невозможно. У нас сейчас играет Мартин Бродер - один из лучших вратарей всех времен и народов. Мы только что повесили под потолком номер Скотта Нидермайера - игрока, выигравшего все самые престижные призы мирового хоккея - Олимпиаду, Кубок мира, молодежный чемпионат мира и Кубок Стэнли, причем четыре раза. За нас играли Скотт Стивенс и Кен Данейко. Патрик Элиаш побил все клубные рекорды. За нас играл Фетисов - один из величайших защитников в мире, пусть он попал к нам и не на пике карьеры.

- Медиа-рынок Большого Нью-Йорка очень занятой. Как вы "продаете" свой клуб в таких условиях?

- Наш отдел маркетинга выяснил в результате исследований, что большинство наших болельщиков - молодые люди. Ньюджерсийцы-родители болеют за "Рейнджерс", с которым они выросли, а их дети - уже за свой клуб, "Дэвилз". Вот мы и стараемся нацелить маркетинговую стратегию на них. Но у клуба есть и определенные принципы. Например, "Дьяволы" никогда не рекламируют отдельных игроков - только команду в целом. Я считаю, что игроки так или иначе получат свою долю популярности, если будут играть в успешной команде.

- Почему на свитерах команд НХЛ нет рекламы? Изменится ли это когда-нибудь?

- Наша форма очень проста. Видите эмблему "Дэвилз"? Буквы N и J - все! У нас нет даже альтернативного свитера и никогда не было. Я верю в традиции. Я верю в то, что традиции и уважение купить нельзя. Зачем же я буду делиться нашими традициями и уважением к нашему бренду с кем-то другим? Пусть зарабатывают все это сами.

- У вас есть еще какие-либо мечты?

- Находиться рядом, когда мои дети и внуки достигают каких-то новых вершин в своих жизнях. Ничего лучше этого на свете нет.

Слава МАЛАМУД
Ньюарк - Вашингтон

Редакция "СЭ" благодарит RMA, факультет "Менеджмент в игровых видах спорта" и главу делегации Кирилла Кулакова за помощь в подготовке этого материала.

ЛАМОРЕЛЛО НЕ ТОЛЬКО ОДИН ИЗ ЛУЧШИХ ГЕНМЕНЕДЖЕРОВ,
НО И ОТЛИЧНЫЙ ТРЕНЕР

Лидеры НХЛ по проценту побед в регулярных чемпионатах
Не менее 50 матчей

Тренер

Клубы

Сезоны

И

В

Н

ПО

П

О

%

1. Том ДЖОНСОН

Бостон

1970/71-1972/73

208

142

23

-

43

307

73,80

2. Куни ВЕЙЛАНД

Бостон

1939/40, 1940/41

96

58

18

-

20

134

69,79

3. Лу ЛАМОРЕЛЛО

Нью-Джерси

2005/06, 2006/07

53

34

-

5

14

73

68,87

4. Тодд МАКЛЕННАН

Сан-Хосе

2008/09-2011/12

285

175

-

36

74

386

67,72

5. Брюс БУДРО

Вашингтон, Анахайм

2007/08-2011/12

346

207

-

42

97

456

65,90

6. Скотти БОУМЭН

Сент-Луис, Монреаль, Баффало, Питтсбург, Детройт

1967/68-1979/80, 1981/82-1986/87, 1991/92-2001/02

2141

1244

314

10

573

2812

65,67

Материалы других СМИ
Загрузка...