02:05 14 октября 2011 | Хоккей — НХЛ

Кросби - жертва маленьких площадок
и новой экипировки

11 октября. Питтсбург. Звездные пациенты "Пингвинз" - Сидни КРОСБИ и Евгений МАЛКИН (справа) на первом домашнем матче клуба против "Флориды". Фото REUTERS
11 октября. Питтсбург. Звездные пациенты "Пингвинз" - Сидни КРОСБИ и Евгений МАЛКИН (справа) на первом домашнем матче клуба против "Флориды". Фото REUTERS

НХЛ. Регулярный чемпионат

Самая яркая канадская звезда НХЛ Сидни Кросби не выходит на лед с января, когда в двух матчах подряд он попал под сокрушительные силовые приемы - в исполнении Дэвида Стеккела из "Вашингтона" и Виктора Хедмана из "Тампы". Корреспондент "СЭ" в Питтсбурге попытался выяснить, что происходит с капитаном "Пингвинз" и состоится ли его возвращение.

Александр РЯБОВ
из Питтсбурга

Сидни Кросби выглядит великолепно. После раскатки перед первым домашним матчем с "Флоридой", который состоялся три дня назад, весело отвечает на неоригинальные вопросы журналистов. Перемещается по коридорам местной арены, совершенно не хромая. Постоянно общается с одноклубниками.

Словом, ничто не говорит о том, что Кросби тяжело травмирован и из-за хронических сотрясений мозга находится на больничном уже десятый (!) месяц. Между тем питтсбургские врачи до сих пор даже не прогнозируют той даты, когда Кид Сид вернется на лед. Более того, никто не может гарантировать, что эта дата когда-нибудь будет названа…

ТЕЛОХРАНИТЕЛЬ БУОНОМО

Смею утверждать, что роковым для 24-летнего хоккеиста оказался именно эпизод со Стеккелом, который жестко атаковал противника второго января. Шестого января двухметровый швед Хедман только завершил начатое дело. Кросби сначала и допустить не мог, какая напасть с ним приключилась. Для него хоккей - все на свете. И недомогание после первого эпизода он, насколько известно, воспринял как пустяк: подумаешь, шея побаливает. Но доктор Майкл Коллинз, директор программы спортивной медицины по сотрясениям мозга университета Питтсбурга, поставил роковой диагноз при первом же осмотре. Серьезное сотрясение!

Лучше было бы, конечно, расспросить самого Сидни Кросби о его ощущениях, чем фантазировать на эту печальную тему. Но, к сожалению, репортерам в Питтсбурге добиться аудиенции с Кросби чрезвычайно тяжело. Хотите 10-15-минутное интервью с суперзвездой? Обращайтесь к его "телохранителю" Фрэнку Буономо, официальная должность которого звучит так: старший директор командных операций. В его должностной инструкции значится организация всех контактов Кросби с прессой. Причем отвечает Буономо за Кросби и только Кросби!

Четыре года назад вашему корреспонденту повезло - и интервью чудом состоялось. В олимпийский год тоже был поставлен Буономо в очередь, но она, видимо, росла в противоположном желанию направлении, и допросить Сида так и не удалось. Во время раздевалочных интервью после игр грозный "хранитель" всегда бок о бок с Кросби, вокруг которого пятирядная толпа с уймой вопросов, но большинство, впрочем, так и остаются не заданными. Телохранитель журналистскому любопытству не потворствует и обычно через несколько минут властно объявляет, что сейчас буден задан последний вопрос.

Сейчас же Кросби и вовсе нездоров. А когда его формальный статус - "травмированный резерв", то доступ к нему вообще закрыт. Иногда Сида можно "зацепить", скажем, в коридоре арены и ввернуть ему быстрый вопрос. Он ответит, но даже в течение короткой реплики спиной почувствуешь взгляд Буономо.

Тем не менее не так давно вашему корреспонденту удалось канадца "поймать" и задать главный вопрос: "Как ваше самочувствие?". Сид дал понять, что дела идут не так, как хотелось, и что о форсировании возвращения на лед речи быть не может. Стало ясно: Кросби вернется не скоро и только будучи полностью здоровым.

КРОСБИ НАНЯЛ ЕЩЕ ДВУХ ВРАЧЕЙ

Пару слов о травме Сида. Сотрясения мозга сопровождаются постоянными головными болями. Они то отпускают, то вновь возвращаются. Плюс постоянный туман перед глазами. В качестве справки на сегодня: несмотря на боли, Сид допущен к тренировкам на льду, но в щадящем бесконтактном режиме.

О сотрясениях мозга ваш покорный слуга знает не понаслышке: еще в раннем детстве такое несчастье случилось и с ним. Это уже навсегда - беда напоминает о себе постоянно. Лечение же незамысловато: покой, покой и еще раз покой. До полного исчезновения симптомов - без всякой гарантии успеха. Прогнозы невозможны. Каждый случай индивидуален. Как отравления мышьяком и ртутью.

К слову, большую роль играет наследственность. Если прямые родственники страдали головными болями, то выздоровление может затянуться. Известно, что Кросби крайне обеспокоен тем, что болезнь затягивается. Не случайно в конце лета, не вполне, видимо, удовлетворенный ходом реабилитации под руководством док-тора Коллинза, он обратился за консультациями к двум новым врачам - из штатов Джорджия и Мичиган.

В посвященной ходу выздоровления пресс-конференции, прошедшей незадолго до открытия тренировочного лагеря, вместе с Кросби на вопросы журналистов отвечали именно два специалиста - Коллинз и Тэд Каррик, известный профессор нейрологии университета города Мариетт в Джорджии. Рассказав о своих наблюдениях за пациентом и о результатах проведенных анализов, они были единодушны как в том, что состояние Кросби улучшается, так и в том, что предсказать дату его окончательного выздоровления невозможно.

У ГРЕТЦКИ БЫЛИ СЕМЕНКО И МАКСОРЛИ

Печальная история с Кросби заставляет задаваться вопросом: почему, например, великий Уэйн Гретцки двадцать лет спокойно гонял шайбу по площадкам НХЛ без сотрясений - да еще в эпоху более грубого хоккея? И почему Кросби вот так не повезло в 24 года?

Отвечая на эти вопросы, можно вспомнить, что у Гретцки всегда были замечательные телохранители - Максорли и Семенко. Кросби же играет в новые времена, когда НХЛ кардинально сократила роль тафгаев и отдала все на откуп арбитрам, которые и должны следить за чистотой игры.

Конечно, нельзя игнорировать и индивидуальный фактор: кто-то может оказаться более подверженным к подобным травмам. Плюс хоккей становится все быстрее, игроки, экипированные в громоздкую амуницию нового поколения, прибавляют в габаритах, а размер хоккейной площадки остается неизменным. Аналогия с кинетической теорией химических реакций очевидна: столкновения учащаются. А раз столкновения, то и травмы. И если плечо одного игрока находится на уровне головы оппонента, то надо ли говорить, кому не повезет…

Да, игра меняется. Хоккеистам НХЛ становится тесновато на узких североамериканских коробках. Катание перерождается в "бодание". В этом плане странно, что в Европе вдруг пошли разговоры о переходе на узкие североамериканские площадки.

Многие питтсбургские обозреватели согласны со мной в том, что столкновений стало бы меньше, если бы площадки оказались шире. Правда, тут же они в один голос добавляют: НХЛ на этот шаг не сподвигнуть! Ведь чем шире каток - тем меньше дорогих кресел. А бизнес в Северной Америке никто не отменял - особенно во времена кризиса…

Этого же мнения придерживается штатный радиокомментатор "Пингвинов", наш постоянный эксперт, известный в прошлом хоккеист Фил Бурк, с откровенными мнениями которого читатели "СЭ" хорошо знакомы. Правда, проблему площадок он поставил на второе место. Главную, на его взгляд, он четко сформулировал в интервью, текст которого чуть ниже..

ЛУЧШЕ 10 ТРАВМ ПЛЕЧА, ЧЕМ 20 ГОЛОВЫ

- Какой главный урок мы все должны извлечь из истории с сотрясением мозга одного из самых интересных хоккеистов планеты?

- Я этот вопрос постоянно задаю и себе. В чем разница между днем сегодняшним и хоккеем 10-15-летней давности, когда я сам играл в НХЛ? Да, и тогда случались сотрясения. Но почему их так много теперь? Словно игроков поразила эпидемия.

- И почему, на ваш взгляд?

- Основную причину я вижу в новой экипировке. Это, на мой взгляд, главное. Современные налокотники и защищающие плечи нагрудники предохраняют хоккеистов намного надежнее, чем раньше. Они лучше защищают хоккеистов, применяющих силовые приемы. К сожалению, они травмируют игроков, против которых применен силовой прием. Новое защитное снаряжение столь жесткое и прочное, что сила удара умножается. Поэтому если мы хотим защитить хоккеистов от травм головы, то просто обязаны поменять экипировку.

- То есть решение - возврат к экипировке старого типа из несинтетических материалов?

- Да, экипировка должна быть мягче и меньше по размерам. Я знаю, что игрокам этот реверанс не придется по вкусу. Они станут говорить, что участятся травмы плечевых и локтевых суставов. Но из двух бед выбирают меньшую: лучше 10 плечевых травм, чем 20 травм головы!

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ