Роман Любимов: "Хорошо, что еду в НХЛ не на роль звезды"

12 июля 2016, 17:00
Роман ЛЮБИМОВ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
Нападающий армейцев провел ударный сезон, на флажке попав в заявку олимпийской сборной, а затем – в основной на чемпионат мира. По его окончанию форвард заявил, что хочет попробовать свои силы за океаном и в понедельник подписал контракт с "Филадельфией".

ПЕРЕГОВОРЫ С ЦСКА НЕ БЫЛИ ШАНТАЖОМ

– На протяжении последних недель вы постоянно говорили, что ничего не решено, и только в понедельник наступила ясность с клубом. Определились вы, наверняка, раньше?

– У меня было семь-восемь вариантов, мы вели переговоры, но "Филадельфия" сделала конкретное предложение. Меня все устроило. Я туда еду работать, пробиваться – то, что делал всю карьеру в ЦСКА. Уверен, что смогу.

– В какой момент вы поняли, что надо попытаться поехать в НХЛ?

– Мечта всегда была, но никаких предложений не было. А отправляться за океан просто так, чтобы пробиться в каком-нибудь клубе, без договоренностей – неправильно.

– Знаю, что там начали вами интересоваться во время чемпионата мира.

– Так и было. Но в этот момент "Филадельфия" просто интересовалась моими планами, там спрашивали, есть ли у меня вообще желание выступать за океаном. Предметные переговоры начались сразу после окончания турнира.

– Вы подписали контракт на 925 тысяч долларов, но такие деньги (минус налоги) вы будете зарабатывать лишь в первой команде. В АХЛ совсем другие условия.

– Знаю, но я играю в хоккей не из-за денег. Если бы дело было в деньгах, то я бы остался в ЦСКА.

– Не все так просто. Слышал такую историю. На переговорах ваш агент выдвинул очень солидные условия, и в клубе очень удивились.

– Это было, не спорю. Просто предложение ЦСКА показалось нам заниженным и мы в ответ назвали свою цифру. Но ведь таковы правила игры. Обе стороны бы уступали и мы бы сошлись на определенной сумме. Да и потом хотелось понять, насколько меня ценит клуб, как сильно я им нужен.

– Мне показалось, что вы попросили столько денег, чтобы клуб сразу же завершил переговоры и вы спокойно уехали в США.

– Так, наверное, неправильно говорить. Это не было шантажом. Я все равно хотел поехать в Северную Америку, тем более, что там ко мне появился предметный интерес. Впрочем, что теряет ЦСКА? Я могу вернуться только в родную команду, если у меня не получится. Но если закреплюсь, то стану очередным воспитанником клуба, который заиграл в НХЛ. Со всех сторон только плюсы.

ЗАЙЦЕВ РИСОВАЛ МНЕ, КАК ДОЛЖЕН ИГРАТЬ ЦЕНТРАЛЬНЫЙ

– Сразу после чемпионата мира, когда появился интерес со стороны клубов НХЛ, вы сказали, что возможный отъезд вас нисколько не пугает. Мол, вы привыкли выбираться из низов. Так было в ЦСКА, когда два года назад вы были крайним нападающим пятого звена.

– А сейчас еду с двусторонним контрактом в "Филадельфию". Что-то похожее есть, только я стал старше. Условия все-таки будут немного другие.

– В чем?

– В России тренеры всегда ругаются, требуют. Мне уже объяснили, что в Америке не так. Там никто тебе ничего не говорит, никто не напоминает, что надо работать, а все время улыбаются. Но стоит тебе начать делать не то, что нужно, как моментально отсылают в АХЛ или переводят в запас. В этом смысле, чувствую, придется непросто. Я же рос при другой системе.

– Что делать?

– Надо перестраиваться, учиться концентрироваться самостоятельно. Плюс в том, что я все-таки еду в НХЛ не в качестве звезды. Вот и генеральный менеджер "Филадельфии" говорит, что не видит меня в первой смене большинства. От меня у болельщиков, у тренеров, у журналистов не будет завышенных ожиданий, а я знаю примеры, когда наших хоккеистов это губило. Уверен, что будут подпускать к основе постепенно, но а дальше уже все от меня зависит.

– В релизе "Флайерз" написано, что вы универсальный нападающий: левый и центральный. Вы недовольны таким определением?

– Просто потому, что я еще в справа могу играть.

– А где не можете?

– В воротах точно не смогу. Просто там у большинства ловушки на левой руке, а мне нужно на правую.

– Легенда гласит, что два года назад к вам подошел тренер Игорь Никитин и сказал:либо переходишь в центр, либо покидаешь клуб.

– Такого жесткого ультиматума не было. Я был в пятом звене крайним и перед одной двусторонкой Игорь Валерьевич действительно подошел ко мне и сказал, что тренеры видят меня в центре.

– А вы себя видели в центре?

– Никогда там не играл. Более того, на собраниях внимательно слушал то, что говорили крайним и никогда не обращал внимание на то, что рассказывают центральным и защитникам. Думал, что мне это не надо. Но потом вдруг понадобилось. Мы жили с Никитой Зайцевым и я требовал, чтобы он мне рисовал и объяснял, как действуют центральные нападающие.

– Поняли?

– Иногда все равно путаюсь. В сезоне бывают моменты, когда один травмирован, один пошел коньки точить, один удален. Звенья меняются, ты уже не понимаешь на какой позиции выходишь. Бежишь на край, а тут тебе со скамейки кричат, что ты в центре. Были моменты, когда вообще не своих игроков менял.

– При этом вы именно в центре показали себя с лучшей стороны.

– В чем-то повезло. Меня поставили в позапрошлом плей-офф с Александром Радуловым, и я забил.

ДЕНЬГИ МЕНЯ НЕ ИСПОРТЯТ

– Мне ваш отец рассказывал, как было тяжело и ему, и его семье, чтобы вы встали на ноги. Приходилось голодать.

– Да, но тогда я ничего не понимал, конечно. Помню, отец сидел без работы, мы ждали маму, которая приносила 500 рублей, а этого хватало нам на бензин в Москву. Я тренировался, отец вел меня в "Макдональдс", а потом доедал то, что я не мог доесть. Тяжелые времена были. Только сейчас осознаешь то, как много сделали для меня родители. Они же вкладывали в меня, верили в меня, хотя ведь не было никаких гарантий, что я дойду до клуба КХЛ.

– Еще он говорит, что именно из-за сурового детства у вас не будет ни звездной болезни, ни каких-то барских привычек.

– Я к деньгам всегда спокойно относился. Когда уже переехал в интернат, то родители присылали мне 500 рублей в неделю. И я чувствовал себя замечательно. Потом стали присылать 1500 рублей – ничего не изменилось. Мне на все хватало. Сейчас я, конечно, стараюсь им помогать, обеспечиваю. Но деньги никак не меня не изменили.

– Тяжело управлять миллионами. Все равно же вы богаче большинства людей.

– Я остался прежним. Да, в магазине уже не смотрю на цены, а покупаю то, что мне надо. Или, например, раньше я приобретал джинсы за 1500 рублей, а сейчас могу себе позволить подороже.

– За сколько купили последние?

– В ЦУМе за 10 тысяч рублей.

– Вот видите! Началось.

– И я их буду носить два года. Я вообще к вещам спокойно отношусь. Купил хороший джемпер в Дубае, пару раз надевал, а потом жена постирала и он сел. Правда, теперь его моя супруга носит – он ей как раз.

– Ваша супруга Екатерина Донич (гимнастка, чемпионка мира и Европы-2006) добилась в спорте гораздо больше, чем вы. Дома не достается?

– Эх, если бы мы выиграли чемпионат мира в Москве… Но Катя надо мной не подшучивает. Наоборот, она очень сильно переживает и была сильно расстроена, когда мы уступали в плей-офф СКА, а в прошлом году "Металлургу".

– Есть видео, где Александр Радулов пытается совершить гимнастические трюки. Вы пробовали?

– Недавно открыл старый компьютер и нашел видео, где что-то пытаюсь сделать с гимнастической лентой, которую мне Катя подарила. Мало что получается. Но они же с детства этому обучаются. Супруга попыталась как-то клюшкой подбросить и поймать шайбу. Ничего не вышло.

ЕСЛИ БЫ НЕ ПОПЫТАЛСЯ ЗАИГРАТЬ В НХЛ, ПОТОМ БЫ ТОЧНО ЖАЛЕЛ

– Нет ощущения, что надвигается нечто страшное. Вы едете в незнакомую страну, без знания английского.

– Мы наняли репетитора и вместе с Катей занимаемся. Страха нет. Единственное, что нам нужно, сразу успокоиться и все в Америке делать по списку. Сначала разобраться с квартирой, затем оформить все документы, разобраться со страховками, с банковскими карточками. Далее решить вопрос с машиной, найти места, куда можно водить ребенка. Сделать так, чтобы супруга с дочкой были при деле, когда я буду уезжать на выездные матчи.

– Никита Зайцев провел со своей женой инструктаж по поводу того, что в другой стране свои законы и нельзя попадать в неприятные ситуации из-за эмоций.

– Да нам это не требуется. Катя прекрасно понимает мою специфику работу, я же осознаю, что ей приходится непросто с домашними делами. Мы стараемся помогать друг другу, а все наши ссоры – это пару часов молчания с надутыми щеками. Потом мы начинаем разговаривать и решаем все проблемы.

– Будет неудачей, если вы вернетесь в Россию через год?

– Нет, не будет. Точнее не так. Я хочу закрепиться в НХЛ, я сделаю все для этого, но мне в любом случае нужно попытаться. Люди тут уговаривали, мол, проведи еще в КХЛ два сезона, а потом поедешь. Но я уже не мог терпеть, раз появился конкретный интерес. Как бы я потом эти два года жалел, что не сделал попытку! Так что я не думаю о неудаче. Сложности будут – они меня не пугают.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
0
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир