00:30 7 сентября | Хоккей — КХЛ
Газета № 7439, 07.09.2017

Вера Королева: "День трагедии 7 сентября помню как вчера"

Вера КОРОЛЕВА с мужем. Фото из архива семьи Королевых 27 марта 2010 года. Москва. "Спартак" - "Локомотив" - 1:8. Игорь КОРОЛЕВ празднует заброшенную шайбу. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ" Сегодня исполняется шесть лет со дня одной из самых страшных трагедий российского спорта - авиакатастрофы, в которой погиб ярославский "Локомотив". Фото Владимир БЕЗЗУБОВ, photo.khl.ru Вера КОРОЛЕВА с мужем. Фото из архива семьи Королевых Игорь КОРОЛЕВ. Фото Александр ВИЛЬФ
Вера КОРОЛЕВА с мужем. Фото из архива семьи Королевых

Сегодня исполняется шесть лет со дня одной из самых страшных трагедий российского спорта – авиакатастрофы, в которой разбилась команда "Локомотив". Корреспондент "СЭ" съездил в Торонто, где поговорил с вдовой тренера ярославского клуба, а в прошлом известного российского форварда Игоря Королева.

С ИГОРЕМ МЫ БЫЛИ ВМЕСТЕ С 1-го КЛАССА

Столько лет прошло, а до сих пор становится не по себе, когда вспоминаешь о дате 7 сентября 2011 года. В числе пассажиров самолета, который летел шесть лет назад из Ярославля в Минск, был Игорь Королев, который за год до трагедии завершил игровую карьеру, а затем вошел в тренерский штаб "Локомотива". Тот сезон должен был стать первым для него в новой должности. В Торонто, где он выступал продолжительное время, остались жена и дочери Игоря.

– Вы помните тот день – 7 сентября 2011 года?

– Как вчера. Но очень тяжело вспоминать. День вообще жуткий. Начинался учебный год в канадской школе. Мы вечером поговорили с Игорем, как всегда. Он сказал, что впереди суматошный день, непонятно, где будет раскатка – в Ярославле или уже в Минске. Он обычно в течение суток мне раз по двадцать звонил. Интересовался всеми делами. Ругался, когда я не могла ответить. "Зачем тебе мобильный, если ты не отвечаешь".

А я тогда вся в делах была, у меня в машине только новостное радио. Я думала о других делах и не услышала первые анонсы. Пришла домой, открыла компьютер, и тут мне Катя Миронова (супруга защитника Бориса Миронова. – Прим. "СЭ") звонит. Ты, спрашивает, телевизор смотрела? Нет, говорю. И тут я в компьютере вижу новости. Все. Дальше не описать.

– ...

– Прибегали соседи, в дом приходили какие-то люди, уходили, мне кто-то звонил. Попросила знакомых, чтобы они дочек из школы забрали, но ничего не говорили. Я не знала, как сказать девочкам, и это было самое трудное. В один момент моя жизнь перевернулась. Знаете, когда говорят про вторую половину, то, наверное, даже не знают, что имеют в виду. А я знала. Игорь был моей второй половиной. Мы с ним с первого класса вместе. И он ушел. Я даже не помню осознанной жизни без него.

27 марта 2010 года. Москва. "Спартак" - "Локомотив" - 1:8. Игорь КОРОЛЕВ празднует заброшенную шайбу. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
27 марта 2010 года. Москва. "Спартак" - "Локомотив" - 1:8. Игорь КОРОЛЕВ празднует заброшенную шайбу. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

ИЗ "ЛОКОМОТИВА" ДОЧЕРЯМ ПРИСЫЛАЮТ ПОДАРКИ

– Чем вы сейчас занимаетесь?

– Дочерей рощу. Старшая уже университет закончила, младшая еще не доучилась. Я думала работу найти, но с этим довольно непросто, особенно после такого большого перерыва. Так что веду хозяйство по дому. Думаю, что надо чем-то еще заняться.

– В Канаде трудно найти работу?

– Сейчас спрашивают образование и опыт работы. Тут даже уборщицей просто так не устроиться, сразу интересуются, а где вы раньше трудились? Нужны рекомендации для любой должности, вплоть до няни.

– Ваш диплом здесь роли не играет?

– Ой, да что диплом. Кому нужен тут документ об образовании инженера печатной промышленности, полученный 25 лет назад?

– И то верно.

– Сейчас и технологий таких нет – мы же изучали ручной набор.

– Железные буковки. Помню-помню.

– Когда я училась, то уже был фотонабор, проявление пленок, всякие химикаты. Сейчас ничего этого уже нет.

– В Ярославль летаете?

– Мы как-то были на годовщине. Но давно уже не приезжали. Нам ведь не так просто улететь из Канады в Россию. Девочки в сентябре шли в университет, появлялись неотложные дела. Путь неблизкий. Не одна я давно не была в Ярославле. Семье Руслана Салея тоже трудно выбираться. На три дня в Россию не полетишь – только сутки на дорогу потратишь. Надо ехать на неделю как минимум, но отпроситься на такое время нереально, когда вся жизнь у тебя за океаном.

– "Локомотив" как-то вспоминает о вас 7 сентября?

– Девочки рассказывали, что два года назад кому-то подарки присылали. Но постоянного личного общения нет.

– Даже с президентом клуба Юрием Яковлевым?

– Нет, но тут нет ничего такого. Уверена, что если мне будет нужна какая-то помощь, то я точно смогу к нему обратиться, и он не откажет. Но я не звоню, не тревожу его звонками. Зачем? Мы справляемся.

– Слышал, что там какой-то суд еще продолжается. Иск к авиакомпании.

– Это без нас. Родители погибших игроков сами объединяются и судятся. Мы в это не вмешиваемся. Знаете, если ты не живешь в России, то тебе очень трудно быть на связи со всеми. Надо самому напоминать о себе, звонить. Нам не до этого. Дочери растут.

– Кто-то говорит, что клуб выплатил все компенсации, которые обещал. А кто-то недоволен.

– У нас нет вопросов. Были же проблемы со страховкой от авиакомпании. Считается, что этот рейс был международным, так как команда летела за границу. А заплатили так, словно это был внутрироссийский перелет. Если честно, то я не особо в это все вникала. К клубу вопросов нет. Все обязательства они выполнили. Я через полгода после трагедии ездила в Ярославль, надо было решить всякие бытовые проблемы. Но ни к кому у меня претензий не осталось.

ТАКИЕ, КАК МОЙ МУЖ, НЕ МОГУТ СИДЕТЬ ДОМА ИЛИ РАБОТАТЬ В ОФИСЕ

– Я последний раз виделся с Игорем на предсезонном турнире в Риге. Внезапно обнаружил, что он тренер "Локомотива". Довольный был, в хорошем костюме, в ослепительно белой рубашке.

– Он был очень рад, что ему предложили войти в штаб клуба.

– Спрашиваю: "Ну что вам дома не сидится". А он мне: "Дочери выгоняют из дома". Смешно.

– Шутил. Никто его никогда из дома не гнал на работу, мы, наоборот, были счастливы, когда Игорь с нами. Хоть каждый день круглые сутки. Но Игорь – фанат хоккея. Он всю жизнь был в этом виде спорта. Убегал из школы на каток, гонял шайбу до поздней ночи. Такие люди не могут сидеть дома или ходить в офис с девяти до шести.

– Но все равно работа тренером в "Локомотиве" стала сюрпризом.

– Он искал работу в Канаде. Но тут свои сложности. Те, с кем он играл в лучшие годы, закончили карьеру, уже куда-то устроились. Он все продолжал играть и как-то упустил время. А когда решил закончить карьеру, то был уже готов работать даже с университетскими командами. Хоть какой-то опыт.

– Речь о России не шла?

– Совсем. Нет, был вариант, что он еще год поиграет, но Игорь от него отказался.

– Как же появился вариант с "Локомотивом"?

– Мы были в отпуске, когда нам позвонил агент Игоря. Говорит, что "Локомотив" решил назначить главным Брэда Маккриммона. Тот хотел привезти в город своих помощников, но в "Локомотиве" не разрешили. Сначала назначили Сашу Карповцева, а потом у Брэда появился вариант с Игорем. Они же играли вместе в "Финиксе". Брэд уже заканчивал карьеру, но они пересекались.

– Дружили?

– Жили в одном номере на выезде. Хорошо общались. Вот так и появился вариант. Помню, Игорь еще в тот вечер стал поглядывать на меня странно. Мы думали, что все поездки закончились, а тут такой вариант. А я ему говорю: "Да, конечно, поезжай. Это же любимая работа. Да и потом первые пять матчей проиграете, и вас всех уволят. Так что в сентябре уже вернешься". Игорь для порядка поворчал, мол, стоит ли ехать в Россию снова. Но было видно, что он уже загорелся этой идеей. Передо мной неловко было.

– Почему?

– У нас все было распланировано. Дочку отвозим в университет, едем в Сент-Луис к друзьям. Большие планы, которые невозможно было выполнить во время его игровой карьеры. Нет, отпуска были, но такого размеренного – никогда. Да и тут стали быстро собираться. Побежали покупать костюмы, готовиться.

Сегодня исполняется шесть лет со дня одной из самых страшных трагедий российского спорта - авиакатастрофы, в которой погиб ярославский "Локомотив". Фото Владимир БЕЗЗУБОВ, photo.khl.ru
Сегодня исполняется шесть лет со дня одной из самых страшных трагедий российского спорта - авиакатастрофы, в которой погиб ярославский "Локомотив". Фото Владимир БЕЗЗУБОВ, photo.khl.ru

РЕБЯТА ИЗ "ЛОКОМОТИВА" ПРОСИЛИ ИГОРЯ СТАТЬ ТРЕНЕРОМ. А Я СМЕЯЛАСЬ

– Игорь много думал о новой должности?

– Переживал страшно. Говорит: "Вера, как же я буду с ребятами-то, с которыми играл вместе? Мы же вместе гуляли, за столом сидели, а теперь я их тренер". Я успокаиваю его: мол, все в порядке будет.

– Любили его ребята в "Локомотиве", когда он хоккеистом был. Уважали.

– Причем все. А уж молодые в нем души не чаяли. Даниил Собченко просил: "Борисыч, возвращайся к нам, не заканчивай карьеру". А он им – дайте мне отдохнуть. Тот год, когда он закончил карьеру и еще не стал тренером, был, наверное, самым счастливым. Мы впервые за долгое-долгое время Новый год спокойно встретили, не надо было на следующий день на тренировку. Вот про молодых вспомнила. Когда сезон-2009/10 закончился, мы сидели с ребятами, и Игорь им сказал, что играть больше не будет, а они начали просить, чтобы он возвращался тренером. Я смеялась.

– Почему?

– Говорю, ребята, вы сами не понимаете, о чем просите. Думаете, он вам какую-то поблажку даст? Да он первым будет кросс бежать, да железо тягать. И не меньше вашего. И попробуйте кто-то до его уровня не дотянуть. Но парни в "Локомотиве" умные были, их такая перспектива даже радовала.

– Игорь мне всегда говорил, что с каждым годом карьеры его отпуск сокращается.

– Так и было. Ровно неделю он не притрагивался к конькам, а потом начинал кроссы бегать, на лед выходить, много работать. Он был профессионалом в этом смысле, что уж говорить. Старая школа.

– Однажды мы долго разговаривали с ним, он вспомнил, как к нему домой пришел парень, чтобы отвести дочь в кино. И он так внимательно посмотрел на него, руку пожал, что сразу стало ясно – ничего не случится.

– Это Игорь специально. Слушайте, его обожали все соседские дети в Торонто, где мы жили. Он с ними постоянно играл. Игорь сам был как большой ребенок. У нас дома компьютерная приставка появилась, так он полюбил стрелять по тарелочкам. Как начнет по мишеням стрелять, не остановить. Но каждые пятнадцать минут выбегал, смотрел на меня, мол, что-то нужно сделать, чем-то надо помочь. Иди, говорю, играй дальше, все в порядке. А с другом нашей дочери другая история была.

– Расскажите.

– У нас дома была вечеринка, к дочери пришел друг, и Игорь его якобы строго встретил. Посадил рядом с собой за стол, положил в тарелку гору еды и сказал: "Ешь". Тот немного испугался, да еще под пристальным взглядом Игоря. Но в итоге они подружились. Да и вообще все друзья Кристины поначалу нашего папу боялись. А потом он им становился лучшим другом.

– Я помню, что он был очень вежливым.

– Когда мы приехали в Ярославль, к нам подходили работники арены и говорили, что очень его любили. Он всегда здоровался, и какие-то темы обсуждал. И было видно, что работает не по контракту, а с душой, Допустим, регулярно наведывался в столовую проверить, чем будут кормить команду, все ли в порядке, есть ли какие-то вопросы, которые надо решить. Мне так приятно было, когда люди такое говорили.

– Он не мог без хоккея и летом.

– Когда завершил карьеру и сезон находился дома, то играл в Ночной лиге за две команды. Для него иначе было нельзя.

ХОККЕИСТЫ 90-х – НАСТОЯЩИЕ ГЛАДИАТОРЫ

– Однажды ко мне обратились коллеги из журнала. Они хотели сделать крупный снимок лица хоккеиста. Я сразу им посоветовал Игоря. Глядя на него, всегда было понятно – спортсмен, который себя не жалеет. Какая его травма была для вас самой памятной?

– Я сама ее не видела, была в Канаде и следила за игрой по интернету. Кажется, что он играл за магнитогорский "Металлург" против "Лады", и ему коньком разрезали лицо. Помню, комментатор говорит, что очень серьезная травма, Игоря уводят в раздевалку. Ага, думаю, опять нам счастья привалило. Но тут слышу, что в третьем периоде Королев снова на льду. Я потом узнала, что ему тогда наложили тридцать швов. Доктора говорят, снимай коньки, игра закончилась, а он им: "Э нет, ребята, впереди еще много времени". И вернулся.

– Кошмар.

– Сейчас-то такие истории случаются все реже и реже. То поколение – настоящие гладиаторы. Рассечение никогда не считалось какой-то травмой, о которой даже всерьез стоило говорить. Да взять того же Сашу Карповцева. Он вообще на себя все шайбы ловил. Ничего, вставал и играл дальше. Правда, сейчас хоккей сильно изменился.

– Самая обидная травма?

– В "Торонто" в один из сезонов. У него был очень удачный год, команда была на подъеме. Много русских ребят. И в каком-то матче ему бьют клюшкой по перчатке. Сразу стало ясно, что беда. Игорь перчатку скидывает, а палец у него болтается на одной коже. Он еще арбитру показал, мол, что же творится. Ну дали сопернику две минуты, а что толку? Его сразу увезли в больницу, сделали операцию, поставили какие-то болты, пластины. Сказали разрабатывать руку. Через пару месяцев плей-офф – а он же выходит в третьем звене, все меньшинство на нем. И вроде бы восстановление шло отлично, ко второму раунду подходит в отличной форме. Но тут новая напасть. В матче неудачное падение, Игорь врезается в борт, а еще конек застревает в щели.

– Да уж.

– Я вижу – он пополз на скамейку. Если Игорь ползет, а не сам идет, значит, действительно ему больно. Иду в раздевалку, вижу, он выходит, нога перемотана, злой весь.

– Диагноз-то какой?

– Тут самое интересное. Ему сделали повязку, он поехал домой. Ложимся спать, а он меня среди ночи будит, говорит, что сил нет терпеть, надо резать повязку. Я смотрю, а там все вздулось. Оказалось потом – перелом лодыжки. Если и была надежда, что он сыграет в плей-офф, то после этого точно стало ясно – сезон закончился.

– А неразгибающийся палец на руке – это та травма, в "Торонто"?

– Тоже история. Поставили ему болты, пластины, руку сказали разрабатывать. Потом случилась эта история с лодыжкой, но в отпуске ему надо было ехать в больницу, чтобы убрать все железки из руки. И вдруг звонит мне: "Я сейчас этого доктора, Вера... Я не знаю, что с ним сделаю". Спрашиваю, что случилось. "Палец не сгибается". В общем, пошли к этому доктору, который операцию делал, а тот расстроился даже, старенький дедушка такой. Я, говорит, подозревал, что болты слишком большие, но не придал значения. Но с тех пор палец действительно не разгибался.

– Игре это мешало?

– Если честно, то да. Привыкнуть к этому можно было. Но все равно три операции на том же самом пальце делали. Пытались восстановить связку, но все операции – курам на смех. Что-то ломается, ничего не получается. Самое интересное, что вообще не надо было изначально операцию делать. Но клуб настоял. А хоккеисты – люди подневольные.

Вера КОРОЛЕВА с мужем. Фото из архива семьи Королевых
Вера КОРОЛЕВА с мужем. Фото из архива семьи Королевых

МУЖ ОЧЕНЬ ЛЮБИЛ ДЕЛАТЬ ПОДАРКИ

– Игорь вернулся после заокеанской карьеры в 2004 году. Легко ли далось возвращение?

– В Америке предлагали гораздо меньше денег, а если вспомнить про высокие налоги, то откладывать на будущее уже ничего не получалось. В России уже были другие зарплаты, и он понимал, что есть хорошая возможность заработать. Но все равно переживал.

– Почему?

– Переживал, как он адаптируется на европейских площадках. Он хотел сразу давать результат, а не ходить с недовольным видом, мол, тут все не так, все по-другому. Он ехал не доигрывать, а приносить пользу. В семье мы особо не спорили по этому поводу.

– Игорь говорил, что его слабость – часы.

– Часы? Ну да, любил. Он вообще модником был. Из-за работы редко выбирался в магазины, но очень любил ходить, когда была возможность. Накупит себе вещей, довольный ходит. Но перед поездкой все время говорил: "Я только посмотреть новинки, ничего брать не буду". Ага, говорю, поехали уже. Очень любил делать подарки. А однажды приехал ко мне в Торонто на день рождения. Прямо из России. Сделал сюрприз. Обожал дарить цветы.

Игорь КОРОЛЕВ
Родился 6 сентября 1970 года в Зеленограде.Центральный нападающий. Воспитанник московского "Динамо". Играл за бело-голубых в советском и российском чемпионатах в сезонах 1988 -1992 гг.
В 1992 году был выбран на драфте НХЛ под 38-м номером "Сент-Луисом". В заокеанской лиге выступал за "Блюз" (1992 – 1994), "Виннипег"/"Финикс" (1994 – 1997), "Торонто" (1997 – 2001) и "Чикаго" (2001 – 2004). В 795 матчах в НХЛ набрал 346 (119+227) очков. После возвращения в Россию в 2004 году играл за "Локомотив" (2004 – 2005, 2009 – 2010), магнитогорский "Металлург" (2005 – 2008) и "Атлант" (2008 – 2009).
Чемпион СССР (1991), России (1992, 2007). Участник Кубка Канады-1991, ЧМ-1992.

Входил в тренерский штаб "Локомотива" перед сезоном-2011/12. Погиб 7 сентября 2011 года в авиакатастрофе под Ярославлем. 18 сентября был похоронен в Торонто, где проживает его семья.

Игорь КОРОЛЕВ. Фото Александр ВИЛЬФ
Игорь КОРОЛЕВ. Фото Александр ВИЛЬФ

СПИСОК ИГРОКОВ, ТРЕНЕРСКОГО ШТАБА И ПЕРСОНАЛА "ЛОКОМОТИВА", ПОГИБШИХ 7 СЕНТЯБРЯ 2011 ГОДА

Вратари

Стефан ЛИВ

Александр ВЬЮХИН

Защитники

Виталий АНИКЕЕНКО

Михаил БАЛАНДИН

Роберт ДИТРИХ

Марат КАЛИМУЛИН

Карел РАХУНЕК

Руслан САЛЕЙ

Карлис СКРАСТИНЬШ

Павел ТРАХАНОВ

Юрий УРЫЧЕВ

Максим ШУВАЛОВ

Нападающие

Александр ГАЛИМОВ

Александр ВАСЮНОВ

Йозеф ВАШИЧЕК

Павол ДЕМИТРА

Александр КАЛЯНИН

Андрей КИРЮХИН

Никита КЛЮКИН

Ян МАРЕК

Сергей ОСТАПЧУК

Павел СНУРНИЦЫН

Даниил СОБЧЕНКО

Иван ТКАЧЕНКО

Геннадий ЧУРИЛОВ

Артём ЯРЧУК

Тренеры

Брэд МАККРИММОН

Александр КАРПОВЦЕВ

Игорь КОРОЛЕВ

Николай КРИВОНОСОВ

Персонал

Андрей ЗИМИН

Юрий БАХВАЛОВ

Александр БЕЛЯЕВ

Евгений КУННОВ

Вячеслав КУЗНЕЦОВ

Владимир ПИСКУНОВ

Евгений СИДОРОВ

8
Газета № 7439, 07.09.2017
Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (8)

L Osokin

вечная память...

21:12 7 сентября

mikoff

пока что лучшее интервью от Шевченко. Спасибо, Алексей! Вечная память!

14:37 7 сентября

леонид м

Очень жалко ребят.....

10:11 7 сентября

РоманМ

Вечная память....

10:08 7 сентября

Asmodeus

Вечная память....

09:34 7 сентября

vassel

Вечная память...

09:20 7 сентября

Петрович50

Земля пухом...

06:24 7 сентября

fedik71

Скорбим.....

01:13 7 сентября