"После травмы заново учился ходить. Но в "Динамо" сказали, что я – симулянт"

16 июля 2019, 09:30

Статья опубликована в газете под заголовком: «Якуб Петружалек: "После травмы заново учился ходить. Но в "Динамо" сказали, что я – симулянт"»

№ 7972, от 17.07.2019

2013 год. Якуб Петружалек (слева). Фото Татьяна Дорогутина
Якуб Петружалек вспоминает самые яркие моменты карьеры в "Амуре" и "Динамо"

Якуб Петружалек
Родился 24 апреля 1985 года в Литвинове (Чехия).
Нападающий. Выступал за "Литвинов" (2002-04, 2006, 2014-15,2018 – настоящее время), "Баник" Мост (Чехия, 2004),"Оттава-67" (OHL, 2004-05), "Барри Кольтс" (OHL, 2005-06),"Шарлотт Чекерс" (АХЛ, 2006), "Хартфорд Вулф Пэк" (АХЛ, 2006), "Олбани Ривер Рэтс" (AHL, 2006-09), "Каролина" (2009),"Лукко" (Финляндия, 2009-11),"Амур" (2011-13) "Динамо" М (2013, 2015/16), "Ак Барс" (2013/14), "Автомобилист" (2014),"Эребру" (Швеция, 2015), "Тршинец" (Чехия, 2016-18).
Обладатель Кубка Гагарина (2013), чемпион Чехии (2015). Бронзовый призер МЧМ-2005, ЧМ-2012. Участник матча Звезд КХЛ 2012, 2013, 2014.

Йортикка постоянно орал на Плотникова

– Вчера мы сфотографировались на Красной площади на фоне Храма Василия Блаженного и выложил снимок в соцсети, – начал Петружалек. - Один из друзей друзей прокомментировал: "Надеюсь, ты ничего не подписывал?" – "Только при въезде в аэропорту, не знаю, что именно" (улыбается). Когда мы в этот раз вышлив Шереметьево, сразу же захотелось поехать на базу в Новогорск – одно из моих любимых мест в России. Там я чувствовал себя частью большой семьи. Так было и в Хабаровске.

– Помнится,"Амур" в самом расцвете громил ЦСКА (8:0). Как такое вообще было возможно?

– Думаю, главная причина, почему мы зажигали – тактика. На 100 процентов уверен, что ключом к успеху стал тренер Ханну Йортикка. Он поставил нам классический финский стиль игры и был не слишком известен в России, немногие российские команды ожидали такого. Мы играли быстро, в основном в горизонтальный хоккей, создавали не очень много комбинаций. Наши соперники потратили примерно полсезона, чтобы привыкнуть к нам. Еще наш состав был отличный. Лично мне было нетрудно привыкнуть к требованиям Йортикки, потому что я сам приехал в "Амур" из Финляндии и понимал, что должен делать как на льду, так и за его пределами. Йортикка хотел, чтобы все выполняли свою работу как профессионалы.

– Запрещал много пить?

– Точно (смеется), хотя пиво разрешалось. Все было просто, но тогда тот распорядок дня, что был при Йортикке, сложно было представить во многих других командах. Если ты приехал на полчаса раньше тренировки и хочешь выпить чашечку кофе – пожалуйста, но ровно в 9 утра ты обязан быть на разминке, в 10 – на льду. В принципе, мы все были сами по себе, жесткого контроля не было, никто не стоял над душой, но мы были обязаны придерживаться установленного расписания. Тренировки длились всего минут 40, но очень интенсивно.

– Россияне восставали в таких условиях?

– Первые два-три месяца, потом привыкли. Они ведь раньше тренировались дольше, но менее интенсивно. Вряд ли это стало сюрпризом для многих, но я поначалу удивился тому, что русские ненавидели Йортикку из-за такого графика. Тем не менее, через 2-3 года, когда я уже выступал в "Автомобилисте", часто пересекался с бывшими партнерами по "Амуру"…

– С кем, если не секрет?

– Саня Осипов, который сейчас в "Спартаке". Потом уже парни говорили мне: "Йортикка был великолепен, мы бы с удовольствием поработали с ним сейчас". Больше всех меня удивил Плотников. Тогда он был очень силен, у него было все в порядке с физикой и катанием, но проблемы с психологией. Помню, как Йортикка постоянно орал на Сергея, потому что видел его потенциал. Он только начинал и был очень упрямым, делал то, что хочется. Потом он попал в СКА, сборную, съездил в НХЛ, остался упрямым, но всегда был благодарен финну. Ханну прекрасно понимал, на кого нужно повысить голос, за кем приглядывать, и кому вообще не нужна опека.

– Кто из тренеров кричал на вас больше всех?

– Еще в детстве мне сказали: "Если тренер на тебя кричит, значит – он о тебе беспокоится. Когда перестает – тебе конец". На любом уровне – КХЛ, НХЛ, где угодно – если тренер постоянно злится, это значит, что он хочет выжать из игрока максимум, он видит потенциал. Был обратный случай, когда мне было 14-15 лет. Тогдашнего тренера я реально ненавидел, да и он мне ничего не давал. Все происходило противоположно тому примеру с Йортиккой и Плотниковым: тот тренер не кричал на меня, единственное, что он мне говорил: "Ты слишком маленький, ты никогда не будешь играть в хоккей".

– Как все решилось?

– Пришлось на год уехатьв лигу уровнем ниже в Хомутов. Там я провел год, на следующий тот тренер ушел из команды. В первый же сезон после возвращения я побил рекорд лиги, набрал что-то вроде 89 очков в 53 играх. В итоге люди стали оценивать меня уже по-другому.

После "Динамо" четыре месяца не мог ходить

– Кто из ваших наставников был круче всех?

– Знарок, пожалуй, лучший тренер из тех, с кем я работал. В "Динамо" меня поразило то, что команда играла совершенно по другой системе, я никак не мог к ней привыкнуть, это было что-то абсолютно новое. К тому моменту мне уже пришлось изучить несколько стилей: в "Амуре" я играл в финский хоккей, потом на Евротуре в сборной у Алоиза Гадамчика была совсем другая система – перестраивался за неделю.

– А что сложного было в Москве?

– В тот сезон Овечкин и Бэкстрем играли в "Динамо" из-за локаута. Я не очень хорошо начал сезон в "Амуре", что-то вроде 2 передач за 10 игр, чувствовал большое давление. После обмена в "Динамо" мне сказали: "Мы взяли тебя из "Амура" и ждем, что ты будешь набирать очки так же, как и в Хабаровске". Когда меня обменяли в "Динамо", привыкал к новому хоккею два месяца. Система была сложной, но великолепной. Работа со Знарком - совершенно новое, кое-что я так и не понял.

– Вы – один из самых результативных легионеров за всю историю "Амура".

– От меня многого ждали и в "Динамо", приходилось непросто. Тем не менее, уже в плей-офф со "Слованом" удалось раскрыться. За "Орлов" тогда выступал Ярослав Янус, с которым мы сейчас вместе играем за "Литвинов", он не любит вспоминать ту серию. Кажется, я тогда забросил ему 3 шайбы между ног (улыбается). Когда все начало получаться в плей-офф, давление пропало. Во втором раунде мы встретились с ЦСКА, победили 4-1. Мы отлично сыгрались с Мареком Квапилом. Финал конференции против СКА – одно из самых тяжелых испытаний в моей карьере. После первых двух игр я оказался вне заявки на игру.

– Почему?

– Никто ничего не сказал мне, пришлось просто смотреть, как играют другие. В четвертой игре серии я тоже не играл. Я просто не понимал, в чем дело, мы ведь выиграли до этого первые два раунда. После этого Знарок отозвал меня в сторону и сказал: "Ты должен играть быстрее и агрессивнее. Справишься?". Я справился. После этого я вновь оказался в составе, и играл до конца плей-офф.

– Справедливо.

– Знарок вообще всегда был справедлив. Играя по его установке, мы всегда настолько хорошо читали соперника, что я всегда чувствовал уверенность в победе с самого начала. После того, как мы прошли СКА, я был более чем уверен, что "Трактор" нам точно по силам. Вообще не сомневался в том, что мы выиграем, что у них нет шансов.

– "Трактор" стал открытием того плей-офф.

– Эта команда была неплоха - Ничушкин, Кузнецов, Чистов, Гарнетт и многие другие. Отличная команда с классным тренером.

– Валерием Белоусовым.

– Да, возрастной, но отличный специалист. Я знал силу "Трактора", вообще, та финальная серия была достаточно равной.

– Когда вы вернулись в "Динамо" через несколько лет, с вами расторгли контракт через месяц после подписания. Андрей Сафронов тогда сказал: "Петружалек вел себя некорректно – уезжал и пропадал. В одночасье у него заболело сразу все". Какова ваша версия?

– Тогда я получил травму. Вся это ситуация меня огорчает до сих пор. Я начинал сезон в Шведской лиге, где мне были действительно тяжело. Тренировались мы каждый день, а еще часто работали с тяжелыми весами в зале. С большим удовольствием расторг контракт с "Эребру". Я был просто на седьмом небе от счастья, когда со мной связались из "Динамо" – я подписался! Сыграл всего четыре матча, но в них снова наслаждался хоккеем.

– Что же произошло?

– На выезде все шло неплохо, но меня начала беспокоить спина. После прилета из Магнитогорска нас отпустили на четыре дня встретить Новый год дома. Я улетел в Чехию, и там собирался к своему мануальному терапевту, надеясь, что он избавит меня от болей за пару дней перед возвращением в Россию. Когда я проснулся у себя дома на следующий день, я осознал, что просто не могу ходить! Меня кое-как доставили в клинику и сделали МРТ. Один из межпозвоночных дисков был сдвинут на 14 миллиметров. Нужна была срочная операция.

Результаты всех исследований я отправил докторам в "Динамо". Те подтвердили, что я не могу передвигаться. Тогда я попросил передать это спортивному директору "Динамо". Когда я ему позвонил, то услышал: "Прими таблеток, сделай укол, выпей бутылку водки, но ты должен вернуться 1 января!". Затем он повесил трубку! В этот момент я буквально лежал на огромном тазике. Через полчаса я ему перезвонил и попытался разъяснить, что не претворяюсь и не пьян и что у меня отказала спина, но он повторил тоже самое. Мы сильно поссорились, и в итоге контракт расторгли (официально – по инициативе игрока. – Прим. "СЭ").

– Как вы вообще через такое прошли?

– После того, как мы расстались с "Динамо", я не мог стоять на ногах до конца марта. Четыре месяца мне потребовалось, чтобы снова научиться ходить. Забавно, но я чувствовал себя самым счастливым человеком на Земле, когда смог самостоятельно сходить в туалет. В апреле или мае сборная России приехала играть с Чехией в Тршинец. Куприянова, кажется, не было с командой, зато был Знарок. Мы обсудили ту ситуацию, и он посоветовал мне просто забыть об этом, ведь ничего уже не изменить. В то время я сам хотел вернуться в строй и играть, потому что был рад вернуться. Понимаю, что как это могло выглядеть в его глазах и почему он заподозрил меня в том, что я не хочу возвращаться. Все было бы иначе, если бы травму обнаружили в Москве, но тогда я был на обезболивающих и смог добраться до Чехии. Таковы совпадения.

Уже стар для КХЛ, но никогда не говори никогда

– А если Знарок позовет вас в "Спартак"?

– Пойду на 100 процентов! Хоть сейчас останусь в России! Хоккей в КХЛ мне нравится куда больше, чем в нашей Экстралиге. Если честно, сомневаюсь, что у меня еще будут предложения из России. В 34 года я уже перенес достаточно травм, и генеральные менеджеры и тренеры наверняка хотят других исполнителей для своих команд. Из-за проблем со спиной мне нужно посещать мануального терапевта, но отсюда всего два с половиной часа лететь до Праги. Неприятно в этом признаваться, но я уже стар для возвращения в КХЛ, хотя никогда не говори никогда.

– Все помнят, на что вы способны в плей-офф.

– В том же "Спартаке" есть Робин Ганзл – один из лучших центральных из тех, что я знаю – умный, любит отрабатывать в обороне, отлично читает игру. Вратари – в полном порядке, и в другие линии еще кого-нибудь подпишут. Так что команда соберется действительно сильная, в плей-офф "Спартак" точно наведет шороху.

– Вы же знаете многих легионеров из Чехии и Словакии, которые сейчас играют в КХЛ?

– Почти всех. Кроме тех, кто недавно подписался. Лично не знаком с Шустром и Седлаком. С Гудачеком вместе играли еще в Швеции – отличный парень.

– В России он продолжает устраивать свои Гуда-шоу.

– Думаю, это отличная стратегия для клубного маркетинга. Кажется, он – сумасшедший парень. Объективно, Юлиус – отличный вратарь, но он добавляет к этому свои шоу, и люди любят его. В жизни он спокойный, семейный человек, идеальный отец. Его младший брат по сравнению с ним сумасшедший.

– Либор?

– Да.Он выступал за "Слован". Сейчас он в чешской Экстралиге.

– После исчезновения "Льва" и ухода "Слована" КХЛ стала менее привлекательной для игроков из вашего региона?

– Для фанатов – точно, но не для меня. Я продолжаю следить за КХЛ, НХЛ – на втором месте. Слежу за всеми топ-играми и каждым результатом, за игроками и тренерами и их переходами. В этом году удивил "Спартак", я верю в эту команду, тем более, что теперь ее тренирует Олег Знарок.

– Красно-белые едва не выбили СКА из первого раунда.

– Именно. Помимо Гудачека, в "Спартаке" играет мой хороший друг Робин Ганзл. Думаю в следующем сезоне "Спартак" способен стать еще сильнее.

– Благодаря Знарку?

– Именно. Тем более, что "Спартак" усилился в это межсезонье, из СКА пришел "шведский демон" Патрик Херсли.

– В последние годы ЦСКА и СКА практически вне конкуренции. Почему баланс сил сместился с тех пор, как вы покинули лигу?

– Для фанатов всегда хорошо, когда как можно больше команд претендует на титул. Раньше фаворитами каждый год были СКА и "Ак Барс" с непобедимыми составами. Сейчас же, как мне кажется, гораздо больше команд близки по уровню друг к другу, практически каждый может победить каждого.

– Кто стал открытием?

"Автомобилист", но я не слишком удивился их успеху. Команда получила серьезное усиление – Доус, Секстон, Коварж и проводила предсезонку в Хомутове – всего в 15 минутах езды от меня. Я видел ее, общался с ребятами. Парни говорили, что организация изменилась в лучшую сторону. Так что я не удивился их невероятной серии побед.

– Восемнадцать подряд.

– Точно! Если честно, думал, что "Автомобилист" дойдет до финала конференции и Кубка Гагарина.

– А какие еще изменения заметили в КХЛ?

– Иностранцы всегда стремятся в Россию, и это не вопрос денег, хотя зарплаты в лиге неплохие. Жесткий потолок зарплат поднимет уровень конкуренции, и все больше и больше команд смогут бороться за плей-офф и Кубок Гагарина. Может, и "Амур" сможет вновь громить ЦСКА или СКА. Сейчас у армейцев слишком много денег, и они берут любого игрока. Клубы смогут планировать на долгую перспективу, а не на один сезон. Когда я играл в России, многие меняли по 7-8 иностранцев за сезон.

"Куньлунь" занимается примерно тем же самым.

– Да, но эта команда находится в несколько ином положении, чем российские из-за лимита. "Куньлуню" пришлось бы тяжелее, если бы эту команду ограничивали, ей бы пришлось искать китайцев на весь состав, но даже самые лучшие, при всем уважении, не соответствуют уровню лиги.

Второй день рождения и пас Самсонову

– Иностранцы в КХЛ часто выстреливают в дебютном сезоне, но во втором выступают значительно слабее. Дело в солидном контракте или потере мотивации вдали от дома?

– Когда я переехал в Америку 13 лет назад, в "Каролине" попал к Полу Морису. Вскоре меня перевели в фарм-клуб, где два с половиной года меня тренировал Том Роу. Потом оба работали в Магнитогорске. В "Олбани" Роу отвел меня в сторонку и честно все выложил: "Ты мне не нравишься! Я не заглядываю в паспорт, но все европейцы, с которыми я работал, были чересчур ленивыми. Вы приезжаете сюда и отнимаете работу у местных парней, поэтому вы должны быть гораздо лучший остальных, иначе ты поедешь домой, а мы подпишем североамериканца! Если ты сделаешь все, что я от тебя прошу, или более того, тогда будешь в составе!"

Еще в Чехии один наставник мне говорил, что когда выезжаешь играть за границу, ты должен оправдывать свое приглашение каждый день. Любой местный парень будет рвать, чтобы оказаться на твоем месте. Для меня отношение к делу не изменилось даже сейчас, когда я играю у себя дома за "Литвинов", ведь партнеры, тренеры, болельщики заметят любую недоработку. Мы сами выбрали карьеру хоккеиста и получаем неплохие деньги, и даже если нет настроения или что-то случилось, отрабатывать нужно по максимуму. Иначе хватит обманывать игру, займитесь чем-то еще!

– В "Олбани" вы же попали в аварию и едва выжили тогда.

– Это был второй день моего рождения. Пару лет назад, когда в Канаде разбились "Хумболд Бронкос", я снова вспомнил ту катастрофу. Наш автобус сломался, поэтому мы дождались нового, а водитель решил нагнать упущенное время и поехал по платной дороге "Массачусетс пайк". Дело было в январе, и во время длинного поворота автобус завалился на бок. Пострадали многие – один парень два года не мог играть, двоим потребовались пластические операции, у многих были сотрясения.К счастью, все выжили.

– Не пришлось ехать на игру?

– Два матча перенесли, и нам дали неделю. Сразу после аварии я увидел, как сплотилась команда. Двое мгновенно вызвали 911 – пожарных и скорую, остальные сразу начали искать своих партнеров. Центральные стали выкрикивать фамилии парней из своих звеньев – правых и левых крайних, защитников, а потом и вратарей. Таким образом за минуту мы поняли, что все наши – в порядке. В АХЛ приходилось непросто. Хотя вы все и команда, но каждый бьется, чтобы получить вызов в НХЛ.

– За "Каролину" вы провели пару игр. Какими запомнились российские партнеры Сергей Самсонов и Антон Бабчук?

– С Бабчуком бы играли за "Олбани" – типичный русский, делал все по-своему и добился бы большего, если бы присушивался. Самсонов – один из самых одаренных парней, с которыми я играл, небольшой, но крепкий, неразговорчивый. Два периода я выходил с ним в тройке, и именно ему я отдал единственную передачу в НХЛ.

– Какие планы после окончания карьеры?

– Без понятия. Тренировать не буду никогда, ведь это даже сложнее, чем играть. Нужно жить на арене, постоянно думать о своих хоккеистах, тренировках, играх – куча времени на этой уходит. Менеджер – тоже ответственное дело. Идеально, если есть помощники. Сам он должен заниматься финансами, понимать экономические процессы и уметь планировать, ассистенты – игроками и хоккеем.

– А что насчет карьеры ТВ-эксперта?

– В кадр точно не пойду. Мы как-то играли вместе с Петром Губачеком,а недавно закончил с хоккеем и стал экспертом. Когда он что-то анализирует, я не могу различить ни слова (улыбается). У него найдется совет для любого снайпера, защитника и вратаря. Буквально чешский Дон Черри!

– Иржи Шлегр предлагал вам новую работу в "Литвинове"?

– У нас в клубе он совмещает посты главного тренера, генерального менеджера и еще три,поэтому нанял Йозефа Беранека (экс-партнер Бориса Миронова, Коваленко и Шталенкова по "Эдмонтону"-98. – Прим. "СЭ") на роль спортивного директора, а еще недавно взял селекционера.

– Он владеет клубом?

– Нет, на 75 процентов акций "Литвинова" у польской химической компании, а 25 – у города, которому принадлежит и ледовый дворец. Получается, почти как в Нижнекамске.

– Это же вы порекомендовали Лукашу Кашпару перейти в "Динамо"?

– Я просто рассказал ему, как все устроено в клубе. Мы выросли вместе с Лукашем и одновременно уехали в Северную Америку. В Москве у него совсем не сложилось – он сразу заболел и было трудно добираться на тренировки в Балашиху. Все же он делал все возможное, чтобы помочь команде.

– Вы оба играете за "Литвинов". Какова сейчас чешская Экстралига?

– С каждым годом все сложнее, особенно в плей-офф. Все подтянулись, и на золото претендует все больше команд. В прошлом сезоне выиграл "Тршинец" с не самым сильным составом.

Учусь в MBA и на плотника

– Вы выиграли с "Литвиновым" чемпионат Чехии в 2015 году, а в этом боролись за выживание, но быстро обезопасил место на следующий сезон. Многие следили за плей-аутом Экстралиги из-за "Кладно" Яромира Ягра.

– Да, как и почти все чешские болельщики. Отличная история – с его помощью команда из хоккейного города вернулась на высший уровень, где ей и место. Посмотрим, как они выступят в следующем году, и сможет ли сыграть сам Ягр.

– Перед этим сезоном Ягру предлагали контракт несколько клубов КХЛ.

– Конечно, он – в почтенном возрасте, но его переход в любую команду станет настоящей бомбой! Даже если на льду он не будет прежним, продажи атрибутики сразу окупят все затраты на его покупку.

– Вы весьма грамотно рассуждаете насчет маркетинга. У вас есть степень или получаете?

– Я окончил обычную школу. В этом году начал учиться в MBA и хочу получить диплом. А еще в то же время учусь на плотника, просто нравится работать с деревом. Может, начну делать мебель, когда закончу с хоккеем. Это доставляет удовольствие.

– Заработанные деньги успели куда-нибудь вложить?

– Нет, ни во что не инвестировал. Нужно фокусироваться на хоккее. Бизнесу же нужно уделять много времени. Если у тебя проблемы, ты будешь думать оних, и не сможешь сконцентрироваться на хоккее и получать от него удовольствие.

– В межсезонье вы путешествуете?

– Летом в Чехии мы два месяца тренируемся в клубах, безо льда, играем в инлайн-хоккей. Так что на отпуск остается только один месяц. Сначала мы с девушкой поехали в Дубай, как и в прошлом году. В Чехии было холодно, а там – жара, солнце и отличное настроение. Недавно на неделюпоехали в Грецию, сейчас три дня – в Москве, а в понедельник уже начинается сезон. 27 июля мы играем со "Спартаком" в Либереце. Обязательно поговорю со всеми старыми знакомыми!

– Вернемся в январь этого года. Могли предположить, что "Сент-Луис" возьмет Кубок Стэнли?

– Еще в ноябре-декабре они шли на последнем месте в лиге, так что это просто фантастика! В финале "Сент-Луис" играл с "Бостоном", который выигрывал Кубок Стэнли восемь лет назад. Когда я узнал, что "Блюз" ни разу не брали трофей, стал болеть за них. У них не было больших звезд, кроме Тарасенко, в отличие от "Бостона". Команда привезла кубок в Сент-Луис, город стоял на ушах. В Миссури такого еще никогда не было. Теперь Тарасенко привезет трофей в Новосибирск, а Барбашев – в Москву, так что Россия посмотрит на Кубок Стэнли.

– В четвертый год подряд. Обидно, что среди триумфаторов нет чехов?

– Да, в "Бостоне" два чешских игрока, но такое бывает – аутсайдер обыгрывает всех.Такое я хочу увидеть в КХЛ. Именно за это я люблю хоккей.

– В прошлом нашем интервью вы пообещали, что завоюете Кубок Гагарина с "Амуром" и прокатитесь с ним на ледозаливочной машине по Хабаровску.

– Этого не случилось, хотя кубок я выиграл с "Динамо". Сейчас в "Амуре" собрали интересных парней и даже чехов.

– Там наверняка помнят и ваши диджейские сеты. Выложите что-то новое на SoundCloud?

– Мы из небольшого города, где люди любят распускать слухи, так что во времярегулярки я не играю в барах, только в межсезонье. Последний сет опубликовал три месяца назад, как только доберусь до дома, опубликую его для вас.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
4
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир