«На камеру мы — друзья, камеру выключаете — мы враги». Финальный репортаж из Сочи

9 августа, 12:15
Хоккеисты «Трактора» празднуют победу. Фото ХК «Трактор» Никита Трямкин. Фото Дарья Исаева, «СЭ»
Завершился первый предсезонный турнир, в котором победил «Трактор». Но это никого не волновало.

Самонова звали за океан

Знаменитый вратарь Алексей Ивашкин стоял у арены «Шайба» в тени, так как на солнце можно было сгореть без остатка.

— Не знаете, почему Александр Самонов не поехал в Северную Америку? — поинтересовался он у меня.

— Разве были предложения? — удивился я. — Ничего не было слышно.

— Были, были, — кивнул Ивашкин. — Правда, через АХЛ, но интерес из Северной Америки был.

— Да что ему там делать-то? — Мне казалось, что Александру еще рано, хотя после чемпионата мира я уже и не уверен в своих оценках.

— Да он классный голкипер, — настаивал тренер. — Я же с ним работал. Сухой, быстрый. Он у меня по 75-85 бросков за матч отбивал, и ничего, держался. Ему просто надо отдых давать. 6-7 матчей провел на площадке — парочку отдохнул.

Пришли к выводу, что раз конкретной заинтересованности нет, то никакого смысла дергаться. Не все же как Андрей Василевский, отказавшийся от зарплаты в 2 миллиона евро в Уфе ради места в составе «Сиракьюза».

Самонов и на этом турнире показал, что совершенно напрасно в СКА пригласили Ларса Юханссона. Он ничем не хуже шведа, а вступать в сезон с парой Самонов — Аскаров совсем не страшно.

Юханссон «Авангарду» проиграл. И хотя в современном хоккее одна пропущенная шайба для вратаря — это «сухарь», но формально-то поражение.

Никита Трямкин. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Никита Трямкин. Фото Дарья Исаева, «СЭ»

Советы Трямкина

Днем уже стало ясно, что настроения работать ни у кого нет. Турнир завершается, воскресенье, солнце, море. Билл Питерс почувствовал это и выпустил смешанный состав, который никогда не появится в чемпионате. Практически все сильнейшие отдыхали, привезли парней из «Горняка».

Я ждал искрометного хоккея, большого счета, но начиная со второго периода было довольно скучно. И даже голевые моменты не оживляли игру, хотя вратари выглядели здорово.

— Как не стыдно, — в шутку упрекаю я Никиту Трямкина, который смотрел матч с трибун. — Упустили титул.

— Их накажут, — серьезно ответил он. — Как это мы остались без приза? Очень обидно.

Но Трямкин не может долго сохранять серьезный вид.

Защитник «Автомобилиста» в прекрасной форме, ни грамма лишнего веса. Как сел на диету в «Ванкувере», так и не уходит с нее.

— Со сладким прежнее отношение. Если уж очень сильно захотелось, то я могу съесть, — признался Трямкин. — Но чаще всего просто не хочется. Уж лучше правильное питание: рыба на пару, курица, овощи, рис. Вы записывайте, пригодится.

Я покраснел. Мне стало стыдно.

— А с говядиной надо осторожно, — продолжил хоккеист. — Я тут купил на днях кусок, с виду ничего. Пожарил, а мясо какое-то скукоженное стало. Ну, думаю, не буду больше брать. Так что с говядиной осторожней.

Записав в блокнот все советы, я поднял голову.

— И спортом надо заниматься, — подумав, добавил Никита.

Я снова был готов сгореть от стыда. И солнце мне помогало.

Хартли еще не уволили

Некоторые хоккеисты олимпийский сборной после матча прямо с баулами пошли со стадиона. Каждый вылетал домой разными рейсами.

— Десятого я уже в заявке на матч, — признался Данила Юров из «Металлурга».

— А на следующий день на комбинат идете, знакомиться с работниками, — добавил я.

— Кажется, что я пропущу это мероприятие, у меня запланировано другое, — забеспокоился хоккеист.

Ничего, надеюсь, Юров надолго на Урале, сходит еще в горячий цех, посмотрит, как люди деньги зарабатывают.

Марат Хуснутдинов на этом турнире сменил амплуа. Теперь он крайний форвард.

— Да еще на сборе со СКА в Новогорске пробовали этот вариант, — сказал он. — Никаких сложностей не испытываю.

— Ничего себе, — удивился я. — Разные же функции.

— Нет, много похожего, — настаивал Марат. — И пусть в центре мне удобней, я никаких проблем не вижу.

К нам подошел Кирилл Марченко, который был восхищен своим товарищем.

— Ничего себе, капитан олимпийский сборной России, — воскликнул он. — И мой конкурент за место в составе.

Это он уже для меня добавил. Было непонятно, враги они или друзья.

— На камеру мы — друзья, — пояснил Хуснутдинов. — Как только камеру выключаете — мы враги.

Надеюсь, не надо пояснять, что он шутил.

Нас едва не сбил автобус сборной. До этого я чуть было не попал под колеса автобуса СКА. Был бы флешмоб, если бы меня попытался сбить автобус с «Авангардом». Причем для последних это было бы праздником.

С Алексеем Волковым, впрочем, мы в нормальных отношениях. Генеральный менеджер клуба, может быть, много вещей изменил, но не всегда все зависит от него.

— Что-то пока Цегларик не слишком заметен, — говорю.

— Да, есть такое, — согласился Волков. — Но надо дать время. У нас до ноября и по Риду Буше были сомнения. Мы даже стали искать варианты обмена. А он потом как начал забивать. Так что не стоит торопиться.

— Хартли-то не уволили еще? — с надеждой спросил я.

— Только из сборной Латвии, — усмехнулся менеджер. — Разве этого мало?

Мне — мало.

Мы все ждали игры СКА — «Авангард», но оказались разочарованными. Хотя однажды едва не вспыхнула потасовка. При этом Евгений Тимкин, которого я весь турнир подначивал за отсутствие агрессии, набросился на Дениса Зернова. Был бы смешной, но весьма короткий бой. К счастью, Зернов не поддержал порыв соперника.

После заключительного матча определили лучших. Виталий Абрамов стал самым ценным игроком турнира, а Никита Тертышный — лучшим нападающим. Последний обеспечил себе полноценный контракт с клубом на следующий сезон. Он же был на просмотровом, но решение уже принято.

Никто и не сомневался.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

10