08:45 18 марта | Хоккей — КХЛ
Газета № 7586, 19.03.2018
Статья опубликована в газете под заголовком: «Герман Титов: "Хочу, чтобы хоккеисты "Авангарда" играли, как звено Ларионова"»

Первое интервью главного тренера "Авангарда" после вылета из плей-офф. Он рассказал все

Герман ТИТОВ. Фото ХК "Авангард" Евгений МЕДВЕДЕВ. Фото ХК "Авангард" Герман ТИТОВ и хоккеисты "Авангарда". Фото ХК "Авангард" Плей-офф КХЛ. Фото "СЭ"
Герман ТИТОВ. Фото ХК "Авангард"

Корреспондент "СЭ" Игорь ЕРОНКО поговорил с главным тренером "Авангарда" Германом ТИТОВЫМ про серию первого раунда плей-офф КХЛ с "Салаватом Юлаевым" (3-4).

КОГДА БЫЛ ИГРОКОМ, ВИДЕЛ, КАК ОБРАЩАЮТСЯ С ВРАТАРЯМИ В НХЛ В ПЛЕЙ-ОФФ

– У вас какое ощущение от серии с "Салаватом" осталось? – вопрос Титову.

– Ощущение недосказанности. Жалко, что мы не прошли дальше. Ведь команда выглядела достойно, показала хороший хоккей. Немного не хватило нам Анелева и Меньшикова, выбывших из-за травм. Они могли бы помочь "Авангарду" в последних играх. Плюс многие играли на уколах. Но в любом случае – ребята молодцы. Боролись, старались. Кто-то должен был уйти с дороги. К сожалению, это оказались мы.

– Эту серию считают украшением первого раунда.

– По накалу, по разнообразности – все семь матчей получились своеобразными, – это очень хорошая серия. Лучшая серия была у нас.

– Серия едва не установила рекорд результативности.

– В первых матчах голов было очень много – это да. Наверное, мы присматривались друг к другу. На первую игру мы вышли неготовыми. И все равно ведь сумели сравнять счет, уступая 0:3! После этого ребята поверили в себя, что и отразилось на нашей атаке в следующих встречах. Несмотря на то, что мы проиграли, у нас была куча положительных эмоций, и мы начали доказывать, что способны пройти дальше.

– Веру в Фурха не потеряли в первом матче?

– Нет, нет. Если в плей-офф начинать размениваться, бросаться из стороны в сторону – к хорошему это не приводит. В бытность игроком я видел, как работают вратари в плей-офф НХЛ, как с ними обращаются. Как бы ты матч ни сыграл – первый номер есть первый номер. Мы с ним определились до плей-офф. И у нас не было ни малейших сомнений на его счет.

– Когда Скривенс появился в старте у "Салавата", вы обрадовались или наоборот?

– Я больше за Фурха волновался. А со Скривенсом непонятно было. Он вроде и отдохнул, и в то же время был лишен игровой практики. Это могло сказаться. Но видно было, что это опытный вратарь, который много где поиграл и много что повидал. И "Салават" заиграл намного раскрепощеннее, когда увидели, что у них в воротах "вратарь".

– Легионеров Уфы вам удалось притормозить, но совсем закрыть не удалось. Каков был план по наложениям помимо того, что вы старались выпускать первую пару защиты против них?

– Мы старались тройку Стася постоянно выпускать против тройки Кемппайнена. Где-то получалось, особенно дома со своими сменами. На выезде не всегда. Но мы изначально планировали, что против них персонально будут играть два звена: Стася и Семенова. Если не получалось выпустить первое, выпускали второе. Рассчитывали, что тройка Семенова заставит иностранцев защищаться. Когда хорошее звено накладывается на хорошее – у этой медали есть две стороны. С другой стороны, Кошелев, Семенов и Михеев хорошо обороняются. Плюс – могли нагрузить тройку Кемппайнена. В защите старались выпускать опытную пару. Либо Медведева и Мартынова, либо Чудинова с Березиным. К сожалению, повторюсь, мы потеряли Анелева и Меньшикова. Играли совсем молодые парни: Назаркин, Минеев, Дервук. А последний вообще сыграл только один матч в регулярке. Сразу выйти в плей-офф – это тяжело. Но парни молодцы.

– Ткачев и Бурдасов вас волновали?

– Да там в целом сбалансированный состав. И Зубов-Лисин классная связка. Ткачев, Бурдасов, Саюстов – это хорошие игроки, но все равно иностранцы на их фоне выделяются. Поэтому был план нагружать именно их. Играть агрессивно, в тот хоккей, который мне нравится. Защищаются они не очень хорошо. И нам было важно больше играть против них в атаке.

– Первый период первого матча стал шоком?

– Был. Мы почему-то оказались совершенно не готовы. Хотя предпосылок к тому никаких не было. Где-то упустили нить. Но после первого периода мы серьезно поговорили – ребята вышли на лед уже с совсем другим настроем. И доказали, что ничего страшного в "Салавате" нет.

– Мне сказали, что вы читали мой текст с "советами" "Авангарду" после первого матча.

– Вы правильно сказали, что нужно агрессивнее играть в нападении. Заставить "Салават" обороняться. Закрыть тройку Кемппайнена и меньше удаляться. Особенно последнее. Только седьмой матч у нас получился дисциплинированным. А так дисциплина хромала. От большого желания и молодости. Удалялись на ровном месте. Плюс и по позиционному нападению я с вами был согласен. Мы в дальнейшем и старались играть широко. И, конечно, обязательным было присутствие на пятаке. Так что мы сказали, чтобы ребята поменьше играли в углах, лезли на ворота, на ближнюю штангу.

– В первом матче у вас центры играли очень низко. Потом это изменилось.

– Естественно, мы ребятам подсказали, что нужно играть по-другому. В принципе, к четвертому-пятому матчам ни мы, ни "Салават" уже не могли ничем друг друга удивить. Тем интереснее было. Уже пошла битва характеров и нервов. Поиск слабостей, понятно, шел. Но главная слабость Уфы – позиционная оборона. Они очень много теряют шайбу и играют низко. Поэтому мы ребятам говорили, чтобы нападающие использовали защитников. Раз уж так низко. И чтобы защитники открывались не на дальнем пятаке, а ближе к синей и максимально широко. Чтобы была возможность нанести бросок.

– В первом матче у вас в позиционной обороне творился какой-то кошмар.

– Согласен. Очень пассивно оборонялись. Давали очень много времени соперникам, а легионерам "Салавата" только дай это время. Поэтому еще по ходу той встречи сказали ребятам, чтобы играли плотнее, давали меньше времени и быстрее накатывались на них, особенно – на владеющего шайбой. Где-то получалось, где-то нет, но мы прибавляли в этом компоненте. Хотя это тоже не наш конек.

– Вы предпочитаете зону или персоналку?

– Зону. Но зону не совсем обычную. Мы попробовали, но мне не хватило времени внедрить ее. Мы хотели, чтобы у нас на любом участке поля было на одного игрока больше, чем у нападающих соперника. Если в углу играем "два в два" – чтобы третий подходил подбирать шайбу. Численное преимущество создавать на каждом участке.

– Но в первом-то матче у вас защитников регулярно увозили от ворот, чистая ведь персоналка.

– И это было неправильно. Видимо, ребята меня неправильно поняли. Мы не хотели играть персонально. И я всегда говорил защитникам, что они не должны подниматься выше "усов". Должны передавать друг другу, передавать нападающим. В дальнейшем это работало.

– Стало ли для вас неожиданностью, что "Салават" в седьмом матче с третьего периода заиграл предельно агрессивно в атаке, применяя "3-2" и "4-1"?

– Да, они стали по-другому играть. И где-то мы этот момент прозевали. Защитники первым движением должны были выводить шайбу. А центральные им помогать.

ИНОСТРАНЕЦ ДОЛЖЕН БЫТЬ В ДВА РАЗА СИЛЬНЕЕ МЕСТНЫХ ИГРОКОВ

Лемтюгов и Пережогин не вписались в состав?

– Это было мое решение. Оно было обдуманным. Может, оно было неправильным. Сейчас можно только рассуждать. Я не умаляю заслуг Пережогина и Лемтюгова, они классные игроки, но на тот момент я видел в составе других ребят.

– Почему вдруг Березин выходил на полборта в большинстве?

– Мы пробовали разные варианты во время перерыва. Этот показался перспективным. И у нас большинство было одним из лучших в первом раунде. Значит, сработало, значит, сделали все правильно. Мы этому компоненту уделяли очень большое внимание.

– Как вы сделали из Петерссона кубкового игрока?

– Мне все говорили, что он некубковый игрок. Но здесь все зависит от разговора, как найдешь контакт с игроком. Я очень много с ним разговаривал. Постоянно были с ним на связи. Видно, донес до него то, что хотел видеть. И он проникся атмосферой плей-офф. Объяснял ему, что он должен играть не только на себя, но и на команду, и быть лидером. Как я говорю всегда, если иностранец приезжает – он должен быть минимум в два раза сильнее доморощенных игроков. Я-то поиграл за рубежом. И в Финляндии, и в НХЛ. И знаю, как спрашивают с иностранцев. Ты приехал что-то добавить, а не просто слиться с массой.

– Удивляло, что вы выпускали нападающих в большинстве по тройкам. При том что одна тройка – полностью леворукая, а другая – полностью праворукая.

– Смысл был в том, чтобы розыгрыш шел с разных сторон. Одни разыгрывали с правой стороны, другие – с левой. Пытались запутывать соперника таким вот образом. С тройкой Семенова выходил четвертый нападающий – Кугрышев. Чтобы соперник не смог привыкнуть к нашему большинству – действовали таким вот образом. Если с одной стороны разыгрываешь – соперник все равно привыкает. Элемент неожиданности. Я видел это так, и на тренировках у этих спецбригад все получалось.

– "Шесть на три", как на последней минуте основного времени седьмого матча, – ситуация крайне нестандартная. При этом таймаута уже не было. Успели что-то объяснить?

– Я им накоротке сказал, чтобы трое были под воротами, а остальные три игрока зонтиком располагались. И бросали или набрасывали. С первого раза не пошло. Начали разыгрывать, варианты искать. А нужна была простота. Бросок с ходу. И копать под воротами. Шестой игрок в таких ситуациях никогда не помешает. Сработало. Помеха вратарю ведь была.

– Бросающего назначали?

Чудинов и Петерссон должны были бросать. У них хороший бросок. Сказал ребятам, что эти двое должны завершать.

Евгений МЕДВЕДЕВ. Фото ХК "Авангард"
Евгений МЕДВЕДЕВ. Фото ХК "Авангард"

МЕДВЕДЕВ БЫЛ ВОЖАКОМ

– Что пошло не так у Михеева, лучшего бомбардира в регулярке?

– До сих пор ломаю голову. Потому что он был лидером. Больше всех забил. Там вся тройка целиком очень здорово играла, делала результат. Видимо, психологический момент. Видимо, та роль, которая была отведена ему в плей-офф, не дала ему раскрыться. Давило на него, что он должен вести за собой команду. Не хватило раскрепощенности. Если бы Михеев с этим справился – результат, думаю, был бы другим. Речь даже можно вести об их тройке целиком. Мы ждали от них большего.

– Семенов удивил тем, что постоянно пытался лезть под кожу.

– Я всегда ребятам говорил, что на пустом льду матчи не выигрываются. Нужно лезть, играть в тело, выводить соперника из себя, чтобы он нервничал. Нам это в какой-то степени удалось. Лидеры "Салавата" стали после первых двух-трех матчей стали меньше играть с шайбой, знали, что против них могут привести силовой прием.

– Что скажете о Медведеве?

– По игровым качествам Женя был одним из лидеров. Был лидером в раздевалке и на льду. Знаю, что он всего два очка набрал в этой серии, но все равно Медведев был вожаком.

– Говорят, у него было важное мнение по поводу определения состава. По крайней мере, раньше так происходило.

– Нет, здесь была только моя прерогатива. Когда я только пришел в команду, поговорил с Женей. Мы расставили с ним все точки над "i". Никаких трений у нас во время моей работы в "Авангарде" не было. Каждый в команде должен был заниматься своим делом. Да, мы постоянно разговаривали, но не советовались.

– Если бы Сундстрем провел весь сезон – насколько лучше мог сыграть?

– Потенциал Сундстрема был виден, но то, что ему не хватало игровой практики, было заметно. Даже когда был олимпийский перерыв, он с нами не тренировался в полную силу. Ему в последних матчах и не хватило сил. Первые встречи с "Салаватом" играл больше на эмоциях. В последних играх ожидали от Сундстрема большего. Травма, полученная в начале сезона, подкосила его.

– Слышал, что Перселл удивлял ваш тренерский штаб мягкотелостью.

– Да, честно, это было очень странно. Канадцы, как правило, действуют пожестче. У них в крови способность выходить и преображаться в решающий момент. Но Перселл этого был лишен.

– А что с Рау?

– Когда я пришел, посмотрел, что по статистике в прошлом сезоне он выглядел очень хорошо. Но тут все от коллектива зависит. Много размышлял на эту тему. Какой бы классный игрок ни был, ему всегда нужно время притереться к новой команде. В этом году у него не пошло, хотя видел, что парень выкладывался на сто процентов, болеет за результат. Но, конечно, ожидали от него большего.

Герман ТИТОВ и хоккеисты "Авангарда". Фото ХК "Авангард"
Герман ТИТОВ и хоккеисты "Авангарда". Фото ХК "Авангард"

ХОЧУ, ЧТОБЫ МОИ ХОККЕИСТЫ ИГРАЛИ, КАК ЗВЕНО ЛАРИОНОВА

– Как вы справились с тем, что произошло под Новый год?

– Для меня было полной неожиданностью то, что меня назначили. 29 декабря улетел из Омска к родителям отмечать Новый год, жена ко мне из Канады прилетела. А тут звонок 1 января с предложением возглавить "Авангард". Для меня это было очень почетно. Любой на моем месте согласился бы. Тяжело было, в первую очередь, в психологическом плане переключиться с молодежного хоккея на КХЛ. Мне нужно было раскрепостить и сплотить ребят, чтобы они чувствовали плечо друг друга. Когда я пришел в команду, чувствовалась в коллективе напряженность. Я начал со всеми разговаривать, и все стали раскрепощаться и играть друг за друга. Негатив исчез. Тренерскому штабу удалось сплотить ребят.

– Какой стиль хотели прививать "Авангарду"?

– У каждого стиля есть свои плюсы и минусы. Я за сбалансированный, чтобы команда была заточена на атаку и на оборону, чтобы было пять нападающих и пять защитников на льду, чтобы играли, как звено Фетисов – Касатонов – Крутов – Ларионов – Макаров. Чтобы этого достичь, нужно время. Я вырос на этом хоккее и хочу его видеть в своей команде. В тех клубах, где я работал, хотел донести этот стиль до ребят. Мы ведь, в первую очередь, для зрителей играем. Но над нынешним поколением очень довлеет результат, руководители хотят победы здесь и сейчас, поэтому стиль уходит на второй план.

– Если бы вы начали работать условно в октябре, все могло пойти по-другому?

– Думаю, многое бы пошло по-другому. У меня была бы возможность обменять игроков, если бы они меня не устраивали, и взять ребят, которые подходят под мое видение хоккея.

– Многие ли не подходили?

– Были игроки, которыми я был не очень доволен. Но не буду озвучивать имена. Хотя кулак команды очень сплоченный. Он соответствует моим критериям. Если говорить о следующем сезоне, то, считаю, что нужны точечные усиления.

– Что пошло не так в конце "регулярки"? Конкретно в матче с "Сибирью".

– Команда была закрепощенной, а "Сибирь" не давала нам забить голы, хотя у нас было очень много хороших моментов. С "Барысом" тоже сначала повели в счете, потом сникли и пропустили три шайбы. Но скажу, что при мне ребята играли по 60 минут, полностью отдавали себя. Всегда говорю хоккеистам: "Можно проиграть, важнее как ты это сделал". У меня нет ни к кому претензий после седьмого матча с "Салаватом". Все ребята бились, но получилось как получилось. А проигрывать безвольно недопустимо. Не люблю безразличных людей, таких в моей команде не должно быть.

– С вами обсуждали продление контракта?

– Мы распустили игроков до 26 марта, после соберемся и тогда будет уже ясно. Пока ничего не обсуждали. В седьмом матче проиграли в овертайме, все были расстроены. Но жизнь продолжается, я после серии поблагодарил ребята за плей-офф. Сказал, что унывать нельзя, а нужно еще больше работать, чтобы добиться результата.

– А вы хотите остаться?

– Мне будет очень интересно продолжить работу.

– Если вас оставят – многое в составе измените?

– Нет. Нам нужны лишь точечные изменения. И ни в коем случае нельзя разбрасываться нашими игроками. У нас очень хорошая молодежь. В следующем году она будет еще сильнее, получив такой опыт.

Плей-офф КХЛ. Фото "СЭ"
Плей-офф КХЛ. Фото "СЭ"

Календарь и результаты Кубка Гагарина – здесь 

Газета № 7586, 19.03.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...