Лучший снайпер ВХЛ вернулся домой и готов покорять КХЛ. Интервью главной сенсации межсезонья

1 сентября, 13:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Лучший снайпер ВХЛ вернулся домой и готов покорять КХЛ. Интервью главной сенсации межсезонья»

№ 8518, от 06.09.2021

Никита Тертышный. Фото ХК «Трактор» Никита Тертышный. Фото ХК «Трактор»
История новичка челябинского клуба Никиты Тертышного.

Никита Тертышный — джокер и одновременно загадка нового «Трактора». Летом челябинский клуб усилился хоккеистами для высоких задач. На Южный Урал переехали Альберт Яруллин, Теему Пулккинен, Владимир Ткачев, Андрей Стась и Алексей Потапов. Год назад «Трактор» чересчур зависел от лидеров-легионеров. Когда у них что-то шло не по плану, черно-белые испытывали проблемы. Сейчас в Челябинске собрали сбалансированный костяк — разницу может обеспечить каждое звено. На этой идее Анвар Гатиятулин и строит команду.

За Тертышным на предсезонке следили не только челябинские фанаты, заждавшиеся возвращения воспитанника домой, но и соперники. Поводов для этого форвард давал немало. На турнире в Сочи его признали лучшим нападающим, на Кубке губернатора Челябинской области Никита забросил две шайбы за четыре матча. А ведь еще в прошлом году он зажигал в Высшей лиге, и в Челябинске со скепсисом относились к шансам форварда зайти в КХЛ. В июне Тертышному исполнилось 23 года, а он отыграл в сильнейшей российской лиге только 14 матчей, не забив ни одного гола. Причем в ВХЛ форвард показывал приличную статистику, но помогла пойти на повышение она только сейчас.

В других командах меня никто не знает

— Никита, банальный вопрос: в чем почувствовали разницу между Вышкой и КХЛ?

— В качестве игры. В КХЛ меньше брака и индивидуальных ошибок. Они, конечно, бывают — это все-таки игра. Но здесь хоккей качественнее и мобильнее. Намного выше уровень игроков. Кто-то прошел НХЛ и другие европейские лиги. Мастерство команд выше, чем в ВХЛ. В этом году, думаю, будет очень интересный чемпионат. С введением потолка зарплат заметно, что команды подравнялись

— Тем не менее именно вас в Сочи признали лучшим нападающим. Чувствуете повышенное внимание к себе на льду?

— Нет, не думаю, что на меня обращают повышенное внимание. Меня никто и не знает в других командах.

— У «Трактора» в этом сезоне серьезные амбиции. Пришли новички, многие из которых выигрывали Кубки Гагарина до этого.

— Да даже если не брать Кубок Гагарина, многие ребята что-то выигрывали на разных уровнях. Сергей Калинин — капитан, который выиграл практически все: Олимпиаду, Кубок Гагарина, чемпионат мира. Вячеслав Основин взял бронзу молодежного чемпионата мира. Яруллин, Гарипов, Ткачев выигрывали кубки с «Ак Барсом». Евгений Кулик — очень опытный защитник. Местные ребята 1998 года вышли на серьезный уровень.

— Вы выигрывали Кубок Петрова.

— Да. Понятно, это не КХЛ, но все равно.

— Дело не в лиге, а в накале и понимании того, как надо играть, когда будут бить на каждом сантиметре льда.

— Да. Еще отмечу, что у нас сильная вратарская линия. У всех в команде большие надежды, все игроки и тренеры хотят выиграть кубок.

Выиграл ВХЛ — и вернулся домой

Никите никто не обещал, что, придя в «Трактор» в статусе лучшего снайпера ВХЛ и обладателя Кубка Петрова, ему откроют все двери. Тертышного пригласили на просмотр — при неблагоприятном исходе феерию в Сочи и Челябинске заменила бы привычная командировка в Вышку. Только не в «Челмет», а в «Югру». Об этом открыто заявлял генеральный директор «Трактора» Иван Савин. Нападающий это понимал и доказал, что готов к новой высоте: прошел всю предсезонку и закрепился в составе. Полноценный контракт, правда, остался двухсторонним. На уровне КХЛ Тертышный пока ничего не показал — слишком рискованно выписывать ему одностороннее соглашение. «Трактор» сохранил опцию ссылки в ВХЛ, но ничего не предвещает ее активацию.

— Долго отдыхали после победного плей-офф с «Югрой»?

— Мы поздно закончили сезон, после победы наступило опустошение. Немного лень было начинать. Но это надо было делать. Мы неделю праздновали в Ханты-Мансийске, потом на две недели слетали с женой на отдых. Во время второй недели отдыха я уже начал тренироваться по программе, которую прислал «Трактор». Тренер по физической подготовке составил для меня индивидуальный план. Он был практически как у всех, просто нагрузки дали поэтапно, чтобы не загнать меня в яму.

— Какими были условия, когда «Трактор» пригласил на просмотр? Дедлайн ставили?

— Дедлайна не было. Мы подписали пробный контракт, потому что у меня был действующий с «Югрой». После плей-офф мы договорились о новом соглашении. В Ханты-Мансийске мне предложили хорошие условия. Потом на меня вышел «Трактор», я поговорил с руководством и Анваром Рафаиловичем. «Югра» пошла на уступки, за что ей огромное спасибо — поняли мою ситуацию и до последнего держали место для меня, если я вдруг вернусь. Дедлайна, повторюсь, не было. Понятно, что с решением не стали бы тянуть до 30 августа, а объявили бы раньше. Вот после турнира в Сочи сказали, что хотят меня оставить, и мы подписали контракт.

— На льду вы, наверное, начали тренироваться одним из первых?

— Летом я сам снимал лед, катался, тренировался. Всех вместе нас собрали 13 июля — и мы начали работать с командой.

— Как нашли сочетание с Седлаком и Абрамовым?

— Это произошло, когда Томаш Гика травмировался. Сначала я был с Основиным и Бывальцевым. Но тогда мы не выходили на лед, а тренировались четыре дня на земле. Льда не было — это были пятерки для футбола и баскетбола.

— Тем не менее уже тогда главный тренер приметил вашу тройку.

— Мне в начале сборов говорили, где меня видят. Но это же не самое главное. Меня могли и в четвертое звено поставить, если тренер так решит. Важно, как взаимодействует тройка. Если она не работает, тренер ее уберет. У нас большая конкуренция, все ребята сильные, что только идет на пользу команде.

— Что чувствовали, когда выходили на лед и понимали, что Гика все равно заменит вас?

— У меня по жизни было много моментов, когда меня убирали или не ставили на игры. Понимал, что, когда Гика вернется, он будет играть с Седлаком. Ничего такого в этом нет. Тогда мне сказали выходить в первом звене, теперь — в третьем. Никаких обид нет. Это совсем по-детски — обижаться на то, что тебя убрали, хотя ты показал результат. Это ничего не значит. Все же звенья выходят на лед и должны приносить пользу.

Приехал в Челябинск повзрослевшим

Тройка Тертышного с Седлаком и Абрамовым впечатлила и в Сочи, и в Челябинске, пока они играли вместе. Наблюдал за их действиями и понимал, что такое настоящая «химия» между партнерами. Идеальная взаимозаменяемость, чувство паса и потенциального продолжения атаки. Когда игрок задумывает хитрый ход, а партнер улавливает это и предугадывает, что будет дальше. Их эстетское взаимодействие перенесло на пару лет назад, когда креативных троек в лиге было намного больше. Боевитый Седлак стал дядькой-наставником для дебютирующих в КХЛ Абрамова и Тертышного. Чех может и сам решить эпизод, а может и навалять неугомонному сопернику, и классно сыграть на пятаке.

— Каждый старший хоккеист должен быть своего рода наставником, но в этом сочетании я не чувствую себя каким-то «профессором». Я сам учусь у них, где-то учу их. Это здорово, что мы можем дополнять друг друга, — говорил Седлак на Sochi Hockey Open.

С возвращением травмированного Гики Тертышного перевели в третье звено. При этом Гатиятулин нашел место для Никиты в большинстве. Такой форвард может добавить ярких красок любому розыгрышу. Понаблюдайте, как Тертышный работает без шайбы, как предлагает себя для передачи, как ищет варианты для развития комбинаций, как начинает атаки. Играет без спешки — и расстается с шайбой очень своевременно. В «Тракторе» никому не собираются связывать руки. Креатива и помощи у чужих ворот ждут от всех звеньев. Понижение Тертышного до номинально третьего звена не значит, что его задвинули на второстепенные роли.

— Когда вас развели с Седлаком и Абрамовым, вас подключили ко второй пятерке большинства с Бывальцевым. Быстро переключились?

— А у меня работа одна и та же. Мне надо затащить шайбу в зону и работать в «боксе» — в центре расстановки. Что в прошлом звене, что сейчас — одинаковая работа. Нюансы, конечно, есть, но достаточно было обсудить их с партнерами.

— Вы не боитесь принимать нешаблонные решения на льду. Пришла уверенность на предсезонке?

— Уверенность пришла, когда я еще уехал в Ханты-Мансийск. Там я вырос и как игрок, и как личность. Мне стало легче психологически и в Челябинск я приехал с другим мышлением. Такие решения я принимал всегда, просто, когда был моложе, немного перестраховывался. Из-за этого казалось, что я не делал то, что делаю сейчас. В нужный момент постараюсь обыграть кого-то, но главное, чтобы это не вредило. Я делаю это тогда, когда будет минимум опасности для команды. Все требования Анвара Рафаиловича и тренеров по защитникам и нападающим я соблюдаю.

Болельщики узнают на заправке

Раскрыть атакующий потенциал в нижних звеньях Никите будет сложнее. Одно дело разрывать на предсезонке, другое — держать планку в чемпионате, когда повысится плотность и ответственность за результат. Когда за техничными хоккеистами будут присматривать надрессированные защитники-питбули. Однако Тертышный готов к новому вызову. В Челябинск он вернулся более зрелым хоккеистом.

— Вы чувствуете, что раскрыть атакующий потенциал будет сложнее в нижних звеньях?

— В третьем звене нужно больше забирать шайбу, правильно играть в обороне, чтобы потом с ней оказаться в чужой зоне. У меня всю жизнь так было. Надо просто забивать — тогда ты будешь в составе. Выжимать из каждого момента максимум.

— Готовы к плотному хоккею, который ждет в более ответственные моменты?

— А как иначе? С легкостью никакие кубки не завоевываются. Тем более мне есть с чем сравнить. Надо жертвовать собой, своим желанием забить на благо команды, если перед тобой ставят, например, задачу сдержать кого-то.

— В сезоне-2019/20 вы сыграли 10 матчей за «Трактор». В чем изменился Никита Тертышный за это время?

— Вырос физически и психологически. Возмужал.

— Это Вышка помогла?

— Да. Мне помог сам переезд из Челябинска, когда я вышел из зоны комфорта. Мне дали игровое время и возможность развиваться. Никто сверху не капал на мозги, не дергал. Я играл в хорошем звене. В Ханты-Мансийске зародилась наша с женой любовь. Психологически мне было легче раскрыться именно там. Сейчас я вернулся с другим мышлением.

— Замечал после матчей, что вы подъезжаете к борту за воротами, отбиваете кулачки болельщикам через стекло.

— Там сидят болельщики, которых я знаю еще с молодежки. Двое ребят с ограниченными возможностями. Один из них — мой ярый фанат. Мне не сложно после игры проехать пять метров и отбить ему кулачок. Каждую игру он меня встречает, я жму ему руку, спрашиваю, как у него дела. Когда болельщики общаются с тобой адекватно, ты быстро находишь с ними контракт. Это приятно и для них, и для тебя.

Даже летом приезжаю на заправку, а заправщики говорят: «О, Никитос, здорово!». Уже знают, что я заправляюсь у них. Спрашивают сразу: «Тебе 95-й?». Парой слов перекинулись с ним. И ему приятно, и тебе. Знаете, чтобы не было мнения, что хоккеисты ходят с кислым лицом и не хотят общаться. Понятно, что из-за коронавируса держишь контакт, но пообщаться всегда надо находить время. Это правильный подход.

— Челябинск — хоккейный город, где очень требовательный зритель.

— Очень требовательный. А почему нет? Они хотят побед, как и мы. Понятно, что они не могут выйти на лед, но они ждут побед не меньше нас.

— На футболе иногда выбегают на поле.

— Если бы на хоккее такое было возможно, они бы выбежали. Болельщики помнят годы, когда команда выигрывала серебро и бронзу. Хочется повторить эти ощущение. Они переживают, иногда злятся. Где-то идет негатив, где-то — позитив. Все же люди. Когда после работы идешь на хоккей, хочется положительных эмоций. Все расстраиваются, когда мы проигрываем. Хочется выигрывать, чтобы положительные эмоции были и у нас, и у болельщиков.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

10
Предыдущая статья Следующая статья