20:00 14 октября 2018 | Хоккей — КХЛ
Газета № 7760, 15.10.2018
Статья опубликована в газете под заголовком: «Алексей Емелин: "Вашингтон" предлагал мне контракт. Я выбрал "Авангард"»

"Вашингтон" предлагал мне контракт. Я выбрал "Авангард". Интервью Емелина – об НХЛ, русофобии в "Монреале" и драке с Харой

Алексей Емелин в редакции "СЭ". Фото Дарья Исаева, "СЭ" Алексей Емелин - гость редакции "СЭ". Фото Дарья Исаева, "СЭ" Алексей Емелин (№25) и Пи Кей Суббан у ворот Пекки Ринне. Фото USA TODAY Sports Алексей Емелин. Фото AFP Алексей Емелин (№74) и Владимир Тарасенко (слева). Фото USA TODAY Sports Алексей Емелин. Фото Юрий Кузьмин, photo.khl.ru
Алексей Емелин в редакции "СЭ". Фото Дарья Исаева, "СЭ"
В пятницу гостем нашей редакции стал защитник "Авангарда" Алексей Емелин. В интервью "СЭ" он рассказал о возвращении из НХЛ, семи сезонах в Северной Америке, своем жестком стиле игры и отказе его бывшего клуба – "Монреаля" – от российских хоккеистов.

Возвращение

– Когда вы решили вернуться в Россию и какие были ожидания от возвращения?

– Приезжал в команду, которая хочет бороться за чемпионство. Ожидания нисколько не разошлись с реальностью – "Авангард" претендует на Кубок Гагарина.

"Ак Барс" был бы поближе к Кубку – действующий чемпион.

– Не то чтобы поближе. "Ак Барс" тоже претендует только на высокие места, но не всегда сбывается, что хочется.

– "Авангард", "Ак Барс", кто еще обращался к вам с предложениями?

– Эти два клуба были больше всего заинтересованы.

– Но были и другие?

– Да.

– Все предопределил срок контракта?

– По большей части да.

– А Балашиха?

– Про Балашиху я узнал не сразу, потому что переговоры проходили до этого. Только в их процессе стало известно, что "Авангард" переберется в Подмосковье в этом сезоне.

– Общались летом?

– Да, в мае. Но на тот момент я не хотел ничего обещать и хотел остаться в НХЛ.

– 1 июля за океаном открылся рынок свободных агентов, сколько было команд, которые могли или хотели вам что-то предложить?

– Было три-четыре команды, которые предлагали контракты. Но все были на один год. Для меня эти предложения были неинтересными. Я был в "Нэшвилле" последний сезон, и еще на год не хотелось перевозить семью – мотаться туда-сюда.

– А какие это были клубы?

– Не будем уже…

– Западное побережье или Восточное?

– Оба (смеется). Два оттуда, два отсюда. Это были полноценные односторонние контракты.

– Обычно к концу августа, если игрок не подписал контракт, идут предложения о пробных контрактах. Или это не так?

– Нет, мне предлагали полноценный контракт, но не с теми условиями, которые хотелось бы.

– Был ли среди них "Вашингтон"?

– Был.

– Неужели не прельстила возможность играть рядом с Овечкиным в команде, которая выиграла Кубок Стэнли?

– Не было в приоритете играть именно с Овечкиным, я смотрел на другое.

– А он к вам обращался?

– Нет. Не думаю, что он знал об этих движениях.

– Многие молодые игроки говорят, что Овечкин держит связь со всеми по всей лиге. Это не так?

– Все русские общаются между собой в течение сезона, встречаются где-то на играх, после матчей пересекаются. Не только Овечкин – все общаются.

Лучшие партнеры

– Наткнулся на высказывание Коннора Макдэвида о том, что Емелин – один из лучших силовых защитников мира. Вам льстит такое высказывание?

– Льстит немного (смеется). Тяжело оценивать свою игру. Наверное, взгляд со стороны наиболее объективный.

– Поэтому и странно, что вам не предложили солидный контракт. Все дело в игре за "Нэшвилл", где вы выходили в третьей паре?

– Это сыграло свою роль. Первые полсезона я провел в паре с Пи Кеем Суббаном, мы достаточно много играли. Потом вернулся Райан Эллис, и мое время снизилось. В третьей паре тяжело было показывать хоккей в моем стиле.

– Вы говорили, что стали проводить меньше стало силовых приемов. Потому что были последним защитником в системе 1-3-1?

– Да. Всегда левый защитник у них играет последним, и все шайбы он должен подбирать. Тяжело было показывать свою игру, когда у тебя другие задачи.

– Вам не хватало постоянных стыков?

– Не то что не хватало. Когда привыкаешь к такому стилю, не можешь войти в игру. Наверное, и не хватало этой борьбы, которая держала меня в ритме.

– Чаще трогать шайбу не очень привычно?

– Нет, почему? (смеется) А так, это наша первостепенная задача для защитников – разрушать атаки.

– Были ли какие-то особенные требования – дескать, проведи несколько силовых приемов, заведи свою команду?

– Прямо такого, что нужно играть только в тело, не было. Всегда установка была – держаться той системы, которую требует тренер. И при этом давать знать, что я на площадке на данный момент.

– Однажды в конце матча с "Колорадо" вы дали знать о себе Джо Колборну и спровоцировали небольшую потасовку. Как считаете, это был правильный поступок или можно было проще сыграть?

– Считаю, если ты выходишь на лед, не важно какой счет – ты должен видеть, кто на льду. И должен понимать, если ты бежишь от синей с опущенной головой в зону соперника, то стоит ожидать, что кто-то в тебя все равно приедет.

– Просто счет был 10:1, концовка игры. В этом все претензии к вам были, что есть неписанный кодекс, что бить людей при таком счете неправильно.

– Нет же такого, что я должен отойти и пропустить. Если бы я так сделал, а он вошел в зону и забил, то мне бы предъявили претензии. Тут не может быть никаких обид или кодекса. Я выполнял свою работу.

– От Дона Черри и прессы вам конкретно досталось. А от тренеров?

– Сказали, что все правильно сделал.

– Если вспоминать ваших основных партнеров в НХЛ, то были Суббан, Ши Уэбер, Андрей Марков. С каждым из них вы находили себя по-разному. От чего это зависело?

– У каждого игрока свой стиль, каждый из них отличался. Поэтому приходилось перестраиваться. Суббан более атакующий игрок, часто бегал вперед, любил подержать шайбу. Стоило с опаской подстраховывать его. А Уэбер и Марков – более сбалансированные защитника, поэтому было больше доверия к ним. Знал, что не будет провала или авантюрного паса.

– Ваша пара с Ши была самой зубодробительной в лиге?

– Так всегда говорили. Думаю, если и другие пары в лиге, которые играли жестко.

– Кого бы я ни спрашивал, говорили, что Уэбер находится в тройке защитников, против которых сложнее всего играть. Потому жесткий и сильно бьет.

– Да (смеется).

– У вас был сезон, когда вы, выходя в паре с Марковым, набрали очков при игре в равных составах больше, чем Суббан.

– Андрей тогда хорошо передачи отдавал.

– То есть, рассчитывать на то, что сейчас вы догоните Сергея Мозякина, не стоит?

– Я постараюсь, хотя пока иду не по тому графику.

– Добрались до "Вегаса", когда вас забрали на драфте расширения перед обменом в "Нэшвилл"?

– Нет, я был в России в этот момент, и числился в системе "Вегаса" всего несколько дней.

– Правда ли, что отличные показатели "Вегаса" в домашних матчах связаны именно с городом – казино и прочее?

– Нет. Там просто атмосфера такая, трибуны отлично поддерживают команду, очень шумно.

– Евгений Кузнецов рассказывал, что у многих команд календарь так составлен, что они в Вегас приезжают за день до игры. И это не может не повлиять – да и говорят, что многие командные сплочения там проходят.

– У нас были не там – а во Флориде.

– Понимали, что обмен в "Нэшвилл" – это не очень хорошо?

– Повлиять я на это не мог, поэтому стоило принять что есть. Мысли были неоднозначные. В последний год контракта нужно было проявить себя. Не знал, чего ждать.

Русофобия

– Почему Эли Толванен в фарм-клубе "Нэшвилла"? Не потянул?

– Он перспективный хороший игрок, но для НХЛ ему не хватает опыта

– Дело в психологии или физической подготовке?

– Психология здесь немалую роль играет. В КХЛ он был на ведущих ролях, ему доверяли игровое время, а в "Нэшвилле" много мастеровитых хоккеистов.

– Мы давно привыкли, когда тренер хвалит за океаном – жди беды. Валентина Зыкова похвалили, три матча он пропускает. У Михаила Сергачева – "большой потенциал", и теперь он играет значительно меньше. Вы привыкли, что похвала в ваш адрес означает не то, что имеется в виду?

– Когда команда играет, никогда никого не выделяют на собраниях. В разговорах с прессой – да, но я их не читал, потому что французский не знаю (улыбается).

– Так что же не выучили?

– У меня дочка переводит. Дети пока остались в Монреале, учатся в английской школе.

– Слышали, что если по-французски говоришь, в Монреале считаешься за своего.

– Это стереотип.

Алексей Ковалев еще в нулевых рассказывал, что к франкофонам совсем другое отношение в "Монреале", даже со стороны тренеров.

– Менеджмент и персонал в команде – да, франкофоны, Других не берут.

– В Монреале встречались с тем, что не понимают по-английски?

– Такое часто бывало, что английский не понимают. Русский – знают немножко (улыбается). Квебек отличается от остальной части Канады. В чем-то – в лучшую сторону, в чем-то – в худшую.

– На чемпионате мира в Монреале меня на стадион везли индейцы. Там их много?

– Там недалеко от города резервация.

– Казино есть?

– Не знаю, был только в монреальском один раз.

– Из "Монреаля" выдавливают русских – Рината Валиева, вас, Маркова, Радулова. Теперь генменеджер "Канадиенс" Марк Бержевен обвиняет двух последних в том, что их интересовал только финансовый вопрос.

– Это неудовлетворенность генерального менеджера, который пытается все ошибки скинуть на игроков. И прикрыть эти ошибки.

Щербак – последний россиянин в "Монреале", и его собираются обменять. Действительно есть русофобия?

– Не знаю, видимо, со сменой тренера (Мишеля Террьена на Клода Жюльена. – Прим. "СЭ") это началось.

– У Жюльена и в "Бостоне" Александр Хохлачев всего два матча сыграл. А из "Монреаля" ушел даже Макс Пачиоретти, который женат на сестре Максима Афиногенова.

– Если такая политика идет, значит, он не хочет видеть русских в команде.

– Жюльен – суровый дядька?

– Постольку-поскольку.

– Налоги действительно страшные в Квебеке?

– Очень кусачие.

– Платили все 65 процентов?

– Да, законопослушным гражданином был (улыбается).

– У каждого спортсмена свой юрист для налогов?

– Бухгалтер у нас с Бобом Хартли один на двоих (смеется).

Силовые приемы

– Вы бы пошли снова на силовой прием против Милана Лучича в том эпизоде, когда связки порвали?

– Да, пошел бы. Это просто несчастный случай, потому что он не видел меня. Ему только с лавки крикнули, и он поднял колено.

– Дон Черри сказал: "Если ты идешь на 120-килограммового мужика, будь готов, что у тебя оторвется колено". Стоило за это его удалить?

– Не в этом дело – не в его весе. Если бы Лучич не поднял колено, ничего бы не случилось.

– На больших площадках труднее ловить людей на силовые приемы?

– Труднее. Два метра решают. На чистом льду труднее, потому что больше пространства для маневра. Когда все плотно, то, когда уходишь от силового, жди, что другой тебя поймает.

– В Подольске как вам играть на уменьшенной площадке?

– Когда меньше пространства, игра быстрее, и шайба движется быстрее.

– Вам интереснее, потому что бегать не надо?

– Конечно (смеется). Всего понемногу.

– Как относитесь к дисквалификации Тома Уилсона?

– Все правильно. Потому что всегда, когда бьешь человека в голову, – это риск, возможно, непоправимый.

– Как вам удалось за карьеру не получить ни одной дисквалификации?

– Два штрафа были, один раз – удар локтем, игрок маленький был (улыбается) – Брайан Джионта.

– Обошлись без дисквалификаций из-за бухгалтера?

– Он подсказывал, как нужно экономить (улыбается). Никогда об этом не задумывался, что надо обязательно придерживать себя.

– В "Ладе" научили правильно подкатываться?

– Нужно локти держать при себе, поднимаешь – это автоматические две минуты.

– Многие тоже проводят по 200 хитов за сезон, но получают дисквалификации. Что с ними не так?

– Не знаю. Все инстинктивно.

– Что думаете о дисквалификации Степана Захарчука, с которым вы хорошо знакомы?

– Считаю, заслуженно. История наказаний больше сыграла против него, чем конкретный силовой прием. Когда выходишь на лед, нужно видеть, кто играет против тебя, и нужно осознавать, кто может ударить. Ты идешь в зону, и знаешь, что будет удар. Зачем разворачиваться в борт?

Артем Пеньковский сам виноват?

– Отчасти да. Нужно было как-то защитить себя. Борт и Захарчук на поле – нужно было как-нибудь избавиться от шайбы.

– Многие говорят, что умысла не было – так получилось.

– Ни у кого нет умысла наносить травму.

– В случае с фолом Захарчука против Александр Будкина в прошлом сезоне был "пас на убийство", за который в НХЛ карают.

– В центр вообще опасно отдавать. На выходе из зоны многие защитники делают два шага вперед. Это всегда опасно, поэтому стараются играть вдоль бортов.

– Так Игорь Ожиганов только на днях говорил, что в НХЛ требуют выводить шайбу через центр.

– Если отдаешь пас под дальнюю синюю линию, то это нормально. От нас вообще требовали искать свободные места, чтобы доставлять шайбу туда. Там уже нападающие должны ее брать под свой контроль.

Драки

Евгений Артюхин говорил, что в КХЛ многие игроки в принципе не понимают понятие "столкновение", не готовы к физическому контакту, поэтому и получают травмы. Потом следуют дисквалификации. Вы это для себя подметили?

– Возьмем недавний прием Захарчука против Пеньковского. Если бы нападающий "Трактора" понимал, что его ждет дальше, то так бы никогда не сделал и остался стоять лицом к борту. Либо выставил плечо. Тогда бы его просто прижали к стеклу и не было таких страшных последствий.

– Сталкиваетесь в КХЛ с случаями судейства по "последствиям"?

– Пока не в полной мере. Но такая тенденция есть.

– Чувствуете разницу в поведении арбитров в НХЛ и КХЛ, в самом отношении к игрокам?

– В НХЛ судьи больше разговаривают с хоккеистами. Для арбитра важно находить общий язык с игроками, а не только матом орать друг на друга.

– В России только матом?!

– Ха-ха. Нет, я немного утрированно высказался.

– Бывают моменты, когда вы не понимаете действий арбитров?

– В матче с "Витязем" мне дали две минуты за толчок на борт или удар в спину. Точно формулировку не помню. Хотя я честно думал, что там было нормальное столкновение. Но повтора эпизода со стороны потом не видел. Тренер мне только сказал, что все с моей стороны было нормально.

– Вам понятно правило "позднего силового приема", введенное в КХЛ с нынешнего сезона?

– Догадываюсь. Если игрок расстался с шайбой и успел сделать два-три шага, то интуитивно все понимаешь. Врежешься в него – получишь две минуты. На инструктаже от КХЛ Челябинске во время предсезонного турнира я не был. Приехал в Россию только в сентябре. В НХЛ встречи с представителями судейского департамента есть. Приходят каждый год и длятся час-полтора. Нам рассказывали о каких-то новшествах и поправках.

– За карьеру в НХЛ у вас было всего четыре драки. Этому надо удивляться?

– Я сам не считал. Со Здено Харой?

– Тогда вам пришлось защищаться, но на вашем месте так бы поступили 96 процентов хоккеистов, оставшись с глазу на глаз против Хары.

– Я что-то даже пытался сделать там. Драки иногда происходят в НХЛ, когда имеет место вспышка эмоций. Но в основном к тебе подъезжают и предлагают схватиться.

Леонид Вайсфельд рассказывал историю о том, когда вы появились в "Ладе" в 18 лет, то стали всех прикладывать. За вами начали гоняться, чтобы подраться. Но вы от стычек уходили. Это ваш принцип?

– На тот момент это была больше установка от тренера. Зачем нужны обоюдные удаления? Лучше спровоцировать другого игрока, чтобы он сделал отмашку. Ввязываться и получать свои две минуты в такой момент не надо. Твоя команда тогда теряет возможность поиграть в большинстве.

– Неоднократно приходилось видеть, как за океаном арбитры активно лезут разнимать намечающиеся драки с участием звезд – совсем недавно не дали подраться Овечкину и форварду третьего звена "Нью-Джерси" Майлзу Вуду.

– Есть негласное правило, когда собираются драться лидеры команд типа Овечкина или Кучерова, то судьи сразу стараются разнимать участников конфликта. Вот если Евгений Малкин схлестнулся с Патрисом Бержероном, как когда-то было, то им дают выяснить отношения друг с другом. С Райаном Ривзом, думаю, не дали бы.

– Замечали более лояльное отношение судей к звездам, к примеру, чуть задели клюшкой Кросби, он упал – и вам сразу две минуты?

– Есть такой момент. Я сам получал удаления на Кросби, хотя в тех эпизодах ничего особенного не было. Арбитры стараются больше оберегать звездных игроков.

– В НХЛ были матчи, в которых вы проводили больше 10 силовых приемов. Это был особенный настрой?

– Зависело от соперника. Если мой "Монреаль" играл с "Бостоном", то прокатиться мимо кого-то просто так не получалось. И наоборот, владеешь шайбой, знай, что в тебя обязательно пойдут до конца и врежутся.

"Авангард"

– У "Авангарда" три поражения подряд (разговор с Емелиным состоялся в пятницу, до матча с "Барысом. – Прим. "СЭ"). Что случилось?

– Три поражения подряд не свойственны для нашей команды. "Слован" мы должны были обыгрывать.

– Фактически из этих трех поражений только матч со "Слованом" был плохим. Такое же бывает, не повод нервничать?

– У нас максималисты, мы хотим брать все, что есть. Нужно было набирать два очка после этих двух поражений, а тут третье кряду, да и против аутсайдера… Немножко добавило нам все это агрессии.

– А какие направления вы хотели внутри команды прояснить и определить?

– Не хватило концентрации в конце матче, какого-то фокуса, чтобы довести матч до логичного завершения. Бывают такие игры, что не идет шайба в ворота. Нужно действовать проще в некоторых моментах, выводить шайбу из зоны. Пытались до молодых ребят это донести.

– Молодежь пострадала? Наорали?

– (смеется) Не орали, общались конструктивно.

– Не думаете, что эта простота и подвела "Авангард" в третьем периоде? Может, как раз и стоило сыграть хитрее? У вас, по сути, нет плана В.

– Думаю, тренерам виднее.

– Может, в атаке стоит что-то поменять?

– Вам нужно было Боба Хартли сюда пригласить, он бы все объяснил.

– Вы не в Балашихе сняли квартиру?

– Нет, ничего не нашел. Все занято, поэтому обосновался в Москве, в Сокольниках. Дорога до арены на машине занимает полчаса.

– Президент "Авангарда" Максим Сушинский, комментируя ваш переход, объяснил его тем, что команде нужны мускулы и игрок для меньшинства. Вы как смотрели на это сам?

– Ты не можешь выполнять на льду только одну задачу, например, выходить в меньшинстве. Тренер требует от тебя придерживаться системы игры. Он не делит игроков на обороняющихся и атакующих.

– Но вам же хочется побольше играть с шайбой и подключаться к атакам?

– Хочется. Хартли это и просит делать. Причем от всех.

– В вашей паре это почему-то делает только Чудинов.

– Он вовремя это делает. Не бежать же нам вперед сразу вдвоем?

– Получается, Чудинов хитрее вас.

– Так и есть.

– Только у вашей пары в "Авангарде" отрицательный показатель полезности.

– Пропускаем слишком много, надо над этим работать. Пропущенные шайбы, в которых есть моя вина, в чемпионате были. Какие именно? Столько матчей, что не запоминаешь.

– Может, есть для вас дискомфорт в том, что сезон начался по сравнению с НХЛ непривычно рано?

– Нет. Хоккей в КХЛ немного другой. Пропущенные шайбы – это в первую очередь ошибки, причем не только защитников.

Игорь Бобков виноват?

– Сто процентов. Надо поговорить с ним (смеется).

– Чего вам не хватает сейчас из того, что было за океаном?

– В хоккее или быту?

– Чего угодно. Хоть кофеен каких-то или "Тим Хортонс" (сеть популярных в Канаде закусочных. – Прим. "СЭ"?)

– Вот это ненавижу.

– Серьезно? А что не нравится: пончики или кофе?

– Пончики не пробовал, а кофе вообще не нравится.

– Пончики – из-за диеты?

– Да. А чего не хватает – там все время я дома находился. Днем, перед игрой, это было удобнее.

– А у Хартли нет таких порядков?

– Нет, дело в другом: иногда приходится в гостинице оставаться из-за пробок.

– А в Монреале нет пробок?

– Я там жил в десяти минутах от арены.

– Но вам же не нужно накануне матча оставаться в Балашихе?

– Это по желанию. Если кто-то далеко живет и хочет остаться или если возвращаешься поздно после гостевых матчей и хочешь с утра перед тренировкой поспать, то заезжаешь в отель.

– Из тренеров, с которых работали, у кого самые длинные собрания?

– Зависит скорее от результатов игр.

– У Хартли долгие собрания?

– Максимально – 50 минут.

– Такие длинные?

– Хартли хочет обратить внимание на какие-то конкретные детали, которые могут сыграть важную роль в игре. Например, в каком-то случае разворачиваться не влево, а вправо.

– Говорят, что после двадцать минут собрания внимание притупляется.

– Ну это же не каждый день такое длинное.

– В НХЛ часто выдают хоккеистам специальные разборы других команд: кто и как там играет.

– Только в плей-офф. Во время регулярки это просто вывешивают, что-то вроде краткого отчета.

– Заметили, что Хартли зачастую приходится довольно долго что-то разжевывать для хоккеистов.

– Да, он говорит по-английски, приходится переводить, и поэтому собрание еще увеличивается во времени – мы по два раза слушаем, сначала английскую версию, потом русскую.

– Один хоккеист НХЛ прислал мне расписание на ближайший месяц, и там каждую неделю – выходные. А вот в прошлом сезоне у Владимира Крикунова был один выходной в августе, потом один – в ноябре …

– Так регламент такой за океаном. И у Хартли тоже есть расписание на месяц. С НХЛ разница в том, что там зачастую нет ситуаций, когда есть два дня между матчами – поэтому выходные ставятся прямо между играми, которые проходят через день.

– А как было у Зинэтулы Билялетдинова в "Ак Барсе"? Он-то знаком с заокеанским порядками.

– Расписания на месяц не было, но бывало, что мы знали о каких-то выходных заранее.

– А в НХЛ такое может быть, как в КХЛ: команда выиграла, и ей за это два выходных дали?

– Прям так нет, но там смотрят по состоянию команды, насколько она устала. Могут добавить выходные и помимо того самого месячного расписания. Или прям перед тренировкой присылают сообщение, что можно не приходить на каток. Ну или приходишь – но нет ледовой тренировки.

Алексей Емелин - гость редакции "СЭ". Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Алексей Емелин - гость редакции "СЭ". Фото Дарья Исаева, "СЭ"

Зарплата

– Держали в голове риски о том, что в КХЛ могут быть проблемы с получением зарплаты?

– Стараюсь не думать об этом. Да и "Авангард" – команда с большими задачами и традициями.

– По нашей информации, ваша зарплата за сезон – около 100 миллионов рублей в год? Это правда?

– Может, и правда, раз вы это знаете. Но вообще не буду отвечать на эти вопросы.

– Почему?

– Это конфиденциальная информация.

– А "Ак Барс" предлагал больше или меньше?

– Пропущу и этот вопрос.

– Последний вопрос про деньги: они на карточку приходят или в чемоданах?

– Машины загружают (улыбается).

– В "Нэшвилле" журналистов намного меньше и интерес к команде ниже, чем в "Монреале"?

– После выхода в финал в 2017 году хоккей в городе стал очень популярным. Но с Монреалем не сравнить.

– Заметили, что в раздевалке вы всегда встаете, когда общаетесь с журналистами. Выучка НХЛ?

– Да, наверное. За океаном если ты не хочешь говорить со СМИ, ты не приходишь, когда там журналисты, идешь позже и все. Чтобы ты там сидел и сказал "я не буду общаться" – такого нет.

– А сколько раз в Монреале вам можно было не прийти в раздевалку?

– Если пресса хочет тебя видеть, тебя предупреждают, и ты должен пойти пообщаться после матча. Ты можешь один-два раза сказать "я не буду говорить сегодня", но на третий тебе придется это сделать. Указание может пойти и от генерального менеджера, он в курсе всего.

– Но почему многие россияне за океаном охотно общаются со СМИ, а возвращаясь в КХЛ, ведут себя по-другому?

– Многие журналисты тут просто плохо готовятся к общению с хоккеистами.

– Например?

– Да, вы вспомните, даже на одном центральном канале подходят после матча и имя хоккеиста не знают. Игроки думают "куда я пойду общаться, если человек даже не запомнил, как меня зовут"?

– Но почему те же Кузнецов, Никита Зайцев говорят, что там СМИ лучше разбираются в хоккее? Мы же видим, что наши коллеги из-за океана в микст-зонах задают одни и те же вопросы?

– Ну и ответы, в принципе, одни и те же. Поэтому все проще.

– Бывало ли, чтобы журналист подошел и спросил, почему вы играете по схеме "1-3-1", а не "1-2-2"?

– Ни разу такого не спрашивали.

– Но при этом очень редки большие, часовые интервью в формате, как у нас с вами сейчас.

– Да, такого не бывает.

– Финальный вопрос. Кто сильнее – СКА или ЦСКА?

– "Авангард".

Алексей Емелин. Фото Юрий Кузьмин, photo.khl.ru
Алексей Емелин. Фото Юрий Кузьмин, photo.khl.ru

Алексей Емелин
Родился 25 апреля 1986 года в Тольятти.
Защитник, воспитанник "Лады". В 2004 году был выбран на драфте НХЛ "Монреалем" под 84-м номером.
Дебютировал за основную команду "Лады" в сезоне-2004/05. Выступал за "Ладу" (2004 – 2007), "Ак Барс" (2007 – 2011, 2012 – 2013), "Монреаль" (2011 – 2017), "Нэшвилл" (2017 – 2018). В сентябре 2018 года подписал трехлетний контракт с "Авангардом".
Двукратный обладатель Кубка Гагарина (2009, 2010).
Чемпион мира (2012), серебряный призер ЧМ (2010), бронзовый призер ЧМ (2007, 2016). Серебряный призер МЧМ (2005, 2006), победитель ЮЧМ (2004).

Газета № 7760, 15.10.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ