«В «Тракторе» удивлены словами игрока СКА. Не совсем красиво». Кравцов — о взлете команды, оборонительном хоккее и возвращении в «Рейнджерс»

22 ноября 2020, 16:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Виталий Кравцов: «В «Тракторе» удивлены словами игрока СКА. Это не очень красиво»»

№ 8329, от 23.11.2020

Виталий Кравцов. Фото photo.khl.ru Виталий Кравцов. Фото Владимир Беззубов, photo.khl.ru
Первое в сезоне интервью Виталия Кравцова, который обрел в родном Челябинске новую силу

На бумаге в «Рейнджерс» мест нет

— Недавно в «Рейнджерс» сообщили, что вас не собираются вызывать в тренировочный лагерь. Как вы к этому отнеслись?

— Нормально, так как я знал об этом давно. У нас с клубом была договоренность, что я весь сезон проведу в Челябинске.

— Об этом вы договорились, когда вас не использовали в доигровке?

— Мы все пришли к выводу, что мне сейчас нужна игровая практика.

— Я слышал, что возможен обмен, даже мелькало название вашего нового клуба — «Питтсбург».

— Ничего не могу сказать по этому поводу.

— Поставлю вопрос иначе: вы связываете свое будущее в Северной Америке с «Рейнджерс»?

— Я даже со своим заокеанским агентом давно не разговаривал. Сейчас, наверное, не время вообще думать об этом, что-то обсуждать. У меня контракт с «Трактором» до конца сезона. Буду разбираться с вопросом только после окончания соглашения.

— Тему про НХЛ до конца российского сезона можно не поднимать?

— У меня и не будет никаких новостей.

— Но вы видите, сколько молодых в «Рейнджерс».

— И не только молодых. Посчитайте, сколько игроков на моей позиции. Там есть из кого выбирать. На бумаге мест нет.

В «Тракторе» удивлены словами Каменева

— Давайте тогда про Россию.

— Я вам хотел вопрос задать. Вы видели интервью Владислава Каменева после матча со СКА?

— Конечно. Эта знаменитая фраза: «Трактор» ничего не может и нам ничего не дает". И как вам?

— Я в тот день Владислава только на разминке видел.

— Но он провел матч.

— Вот именно. У нас практически все в команде удивлены его словами. Мне кажется, что это не совсем красиво. Один из моих партнеров оценил это высказывание так: «Даже немые заговорили». Неэтичное высказывание со стороны форварда питерского клуба.

— Вы недовольны?

— Все же на таблице написано. Надо посмотреть туда и только после этого бросаться такими заявлениями.

—  Да ладно вам, Виталий. Может быть, Каменев жестко сказал, да и он участник матча, видимо, такие заявления воспринимаются иначе. Но я на лед не выходил, и мне можно. В чем-то он ведь прав. «Трактор» мне напоминает борца, который вяжет соперника.

— Так мы играли против команды, которая здорово действует в атаке. Понятно, что на установке тренер на это обращал особое внимание и предложил такой вариант, при котором у СКА будет мало возможностей. В чем проблема?

— Ни в чем.

— Моменты у СКА были, но нас Иван Федотов спас. И мы создавали моменты. Но вопрос в другом. Встреча закончилась нашей победой. Кто там будет пересматривать матч? А в протоколе стоит 1:0 в пользу «Трактора».

— Основная претензия к Каменеву, что он неправильно оценил ход встречи?

— Ладно бы они провели в нашей зоне все 60 минут, но ведь такого не было. Мы просто хорошо сыграли в обороне, и неправильно говорить, что мы чего-то там не можем.

— Но ведь «Трактор» не слишком ярко играет и в других матчах. Иногда складывается впечатление, что вам главное — не пропустить, а впереди уж что получится.

— Неправда. У нас есть хорошие атаки, часто мы превосходим соперника по владению шайбой. Просто у челябинского клуба свой стиль, и он приносит результат. Понятно, что на дворе ноябрь, делать какие-то выводы рано, но пока мы в верхней части турнирной таблицы.

Оборонительный хоккей

— А вам нравится такой хоккей?

— Мы же выигрываем.

— Конечно. Но пошли бы вы смотреть матч «Трактора» в свободное время? Стали бы смотреть игру команды по телевизору.

— Наверное, мне не совсем правильно задавать такие вопросы, так как я хоккеист и вряд ли смогу объективно ответить. Но у нас нет никаких запретов в зоне атаки. У игроков есть определенные требования по действиям в защите.

— Какие у вас?

— Не пропустить гол.

— У всех так.

— Мы должны играть друг за друга, принимать шайбу, не отворачиваться. Если вы имеете в виду, что у меня есть какая-то своя зона, за которую я ответственен при обороне, то это не так. Все зависит от конкретной ситуации. Смотришь, как двигается соперник, как располагаются партнеры.

— Все похоже на то, что было при Гатиятулине, когда команда дошла до финала конференции?

— Да, очень похоже.

— Совсем недавно вы пропустили семь матчей. Было что-то серьезное или решили просто не форсировать восстановление, чтобы до конца привести себя в порядок?

— Травма была не самая серьезная, но сейчас нет никакого смысла усугублять положение и быстрей возвращаться на лед. Если есть возможность все залечить до конца, то надо этим пользоваться.

— После травмы вы не можете забить восемь матчей. Тут недавно Денис Зернов 16 игр не мог отличиться — так психовать стал уже после пятой игры.

— Я ему перед матчем с «Барысом» написал, что уж в этой встрече он точно забьет. Отправил сообщение на английском: «Зернов — гол и передача». Он ответил, что точно забьет, и не подвел. Но я спокойней отношусь к своей серии. Ладно бы у меня все из рук валилось. Выхожу, стараюсь принести пользу команде, «Трактор» побеждает. Не в каждом же мне матче забивать.

— А насколько вы лично удивлены, что «Трактор» так высоко в таблице?

— Я расскажу, как относятся в нашей команде к этому. Удивления нет. Но все довольны, хотя и понимают, что до конца регулярного чемпионата еще много времени. Но не буду скрывать, что место в таблице очень положительно влияет на микроклимат в раздевалке. Есть свои приколы по поводу лидерства в конференции, но без фанатизма. Ребята понимают, что все может измениться как в лучшую, так и в худшую сторону. И сейчас надо еще больше работать, чтобы сохранить эти эмоции.

— У клубов, которые так взлетают, появляются свои ритуалы.

— Нет-нет, ничего подобного у нас нет. Но и после поражений в коллективе все было отлично. На следующий день приходили на стадион в нормальном состоянии, никто не сидел подавленным. Вы же знаете, в хоккее не все зависит от тренерской установки. Важно, как живет скамейка, какие отношения в раздевалке между игроками. Так вот в этом смысле у нас все довольно неплохо, и я не считаю, что взлет «Трактора» — большая сенсация.

— Самое обидное поражение в этом сезоне? «Северсталь»?

— Скорее, самое первое поражение от «Автомобилиста», а потом — когда «Сочи» уступили в овертайме.

— Глядя на то, как челябинский клуб выглядел летом, меня эти неудачи не удивили.

— А мы могли рассчитывать на другой результат. Там в чем проблема: в этих встречах мы выглядели очень неплохо, создавали моменты, но не смогли выиграть.

Личный результат

— В стартовых протоколах вы всегда стоите в тройке с Седлаком и Гикой. Только в начале сезона было иначе.

— Правда, что ли? Я не знаю, что там пишут, но на льду я чаще появляюсь с Бывальцевым и Калининым.

— Если бы у меня был выбор, то я бы предпочитал выходить в тройке, где центральный — Алексей, а не Лукаш.

— Они совершенно разные, это правда. Чешский форвард чаще лезет на ворота, жесткий. У Алексея свои козыри. Он здорово видит площадку, от него всегда можно ждать сюрпризов. Мне, в принципе, любой вариант подходит, если вы хотите спросить, с кем удобней.

— Но все равно же с кем-то удобней.

— Опять же многое зависит от характера матча. Если вы заметили, то игровое время у меня варьируется. Нет ведь такого, что поставили в какой-то тройке — и ничего не меняется.

— А почему вас иногда сажают?

— Тренер говорит, что претензий никаких нет, но существуют игровые нюансы. Анвару Гатиятулину видней, он же иначе смотрит на игру. Но чаще всего я пропускаю смены во втором периоде.

— Понятно, дальняя скамейка при смене, что-то в игре меняется.

— Может быть, мне на второй просто не выходить тогда? Шучу, конечно. На самом деле я всем доволен. «Трактор» дает мне возможность играть, работать, а я стараюсь приносить пользу клубу.

— Все знают, что для комфортного хоккея вам необходимо доверие. И еще желательно не ругать по пустякам.

— Мы с главным тренером постоянно общаемся, я слушаю, что он мне говорит, стараюсь выполнять. Не ругать меня? Как-то излишнего давления и правда нет, но все равно за результат спрашивают.

— На одном из сайтов вышел материал, в котором положительно оценивают вашу игру, но при этом говорят, что вы слишком много падаете. Вы зачем падаете?

— А я падаю много?

— Не знаю.

— Иногда действительно теряю равновесие, но есть ли хоккеисты в мире, которые все время стоят на ногах? Мне кажется, что, каким бы ты ни был накачанным и крепким, после нормального силового приема будет трудно удержаться на ногах. Я не считаю, что у меня есть какие-то проблемы с устойчивостью.

— Меня больше напрягает, что даже после заброшенных шайб, вы выглядите слишком сдержанным.

— Да что мне делать после голов? Бегать по всей площадке как ненормальный? Я очень сконцентрирован на игре. Но после матча все нормально. Я смеюсь, улыбаюсь, разговариваю. Не трачу эмоции во время матча, но это нормально.

Родная сестра — жена защитника Саморукова

— Как вы отнеслись к бою Олег Евенко — Алексей Семенов?

— Интересно было посмотреть, а то в КХЛ-то драк нет. Это в Америке раз в два-три матча стабильно бои происходят, в России отвыкаешь от этого. Олег — молодец. Крупный парень, я не удивлен.

— Не пытались с ним подраться на тренировке?

— Так мы в одной команде играем же. Да и потом, если бы бой был, то я бы пропустил гораздо больше семи матчей. Нет, даже в шутку такой мысли не было.

— Тут недавно защитник ЦСКА Дмитрий Саморуков сказал, что для него главное в хоккее — мнение жены. Видимо, она ему подсказывает, и, судя по его игре, у нее неплохо получается. Супруга Дмитрия — ваша сестра, она вам тоже помогала становиться сильней?

— В том-то и дело, что нет. От сестры я такого не ожидал, могла бы и мне подсказать, чтобы игра улучшилась. Но она ничего никогда не говорила.

— Вы недавно опубликовали фотографию с Хэллоуина.

— О, праздник крутой получился. Когда объявили о вечеринке, то я думал, что мало кто будет заморачиваться и искать костюмы. Однако все игроки кем-то нарядились. Я же долго выбирал. Один приглянулся, но он мне был очень неудобен — слишком жарко было. Думал-думал, но вдруг выяснилось, что Александра Шарова меняют в «Амур». На вечеринку он, понятно, не попадал, и я купил костюм у него.

— Кто из команды очень серьезно отнесся к празднику?

— Сергей Калинин и Дмитрий Огурцов. У защитника был образ гангстера: накладные плечи, страшное вытянутое лицо, автомат. А форвард нарядился в вампира, даже мейкап сделал приличный.

— Сергей в этот вечер отражался в зеркале?

— Что-то я не проверил, кстати. А надо было бы.

КХЛ: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
46
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир