21:45 1 апреля | Хоккей — КХЛ

"Думаете, не больно!?" Форвард "Ак Барса" предложил выбить Шевченко зубы

Артем ЛУКОЯНОВ. Фото twitter.com/hcakbars Артем ЛУКОЯНОВ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
Артем ЛУКОЯНОВ. Фото twitter.com/hcakbars

КХЛ. КУБОК ГАГАРИНА. Восток. Финал. Второй матч. "АК БАРС" – "ТРАКТОР" – 4:3

Корреспондент "СЭ" – о ранах после битвы казанских с челябинскими

ЗУБЫ ЛУКОЯНОВА БЫЛИ ВСТАВНЫМИ

Я просто знал, что эта пресс-конференция будет самой короткой в истории, так как после таких игр хорошо разговаривать утром, чтобы обсудить все моменты. Не стал дожидаться тренеров. Побежал к коридору, где обычно выходит из арены "Ак Барс".

– Артем! – увидел я перед собой Лукоянова. – Правда, что ли зубы выбили?

– А как вы думали? – оттянул он губу. Действительно, зубов не было.

Лукоянов ушел в раздевалку, а я остался. Вдруг он выйдет обратно. В зоне казанского клуба (а общей микст-зоне на этой, к слову, достаточно хорошей арене, нет) все друг друга поздравляли, из раздевалки доносились аплодисменты, но я бы не сказал, чтобы все уж сильно радовались. Видел я радость и сильней.

Наконец появился Лукоянов.

– Позвольте, я вас сфотографирую, – говорю. – Улыбнитесь.

Артем послушно улыбнулся.

– Что-то такие травмы иначе выглядят, – засомневался я. – Губы вспухают.

– Так не мои зубы-то, – согласился хоккеист. – Они уже были вставленные.

– О, так вы симулировали? – обрадовался я.

– Но все равно больно, – разозлился Лукоянов. – Давайте я вам зубы выбью. Больно будет?

Неприятно. Но я не отступал. Вряд ли бы Лукоянов полез в драку. Когда на в Санкт-Петербурге меня не пускали на игру СКА с Казанью этот хоккеист молча вынес свой пропуск "хоккеист" и отдал мне. Пропуск не понадобился, но жест я оценил.

– А чего вы выковыривали-то? – не понял я. – Это же протезы.

– Остатки.

Все запутано. Повтор потом показал, что и клюшкой ему попало по уху. И крови не было. Это все-таки не пять и двадцать минут до конца игры. Максимум, две минуты. Но Лукоянова ни в чем обвинять не могу. Попадало ли вам клюшкой в лицо? Всякая реакция допустима.

"АЗЕВЕДО УРОНИЛ МЕНЯ ПОДСЕЧКОЙ"

Пресс-конференция уже начиналась. Анвар Гатиятулин ждал коллегу.

– Как там Артем Пеньковский? – спрашиваю.

– Вышел на скамейку, – удивился тренер. – На лед рвался. Я говорю ему, сиди уже, не надо никуда.

Они с Билялетдиновым пошли общаться с прессой, а я попытался разблокировать свой телефон. Пока вводил код, оба вышли. Не зря пропустил эту встречу.

Но у "Ак Барса" больше ничего интересного не было. А вот у челябинцев можно было узнать кое-что важное. Вот, например, и сам Артем Пеньковский.

– Как вы?

– Приедем в Челябинск, пойдем на обследование. Я ударился затылком. Было неприятно. Но посмотрите другой момент.

– На какой?

– Азеведо уронил меня подсечкой, а это штраф до конца игры.

Я засомневался, что во время борьбы такие правила действуют. Но спорить не стал.

Виталий Кравцов грустил. В рамках общей борьбы за то, чтобы он "не словил звезду", я начал с неприятного.

– Два матча – ноль бросков, – напоминаю. – Так уж и писать не о чем будет.

– Да я сам себя ругаю за это, – вздохнул Виталий. – Ничего не получается. Делаю не то, бегу не туда.

Я осекся. Кравцов бы мог и слезу пустить, а этого бы не хотелось. Все-таки он нам нужен уверенным в себе.

– Не получается забить, надо больше работать, втыкаться в кого-то, – подошел его партнер по звену Алексей Кручинин. – Удаления на себе зарабатывать.

– Да, – успел кивнуть он.

– Виталий на себе сегодня два штрафа заработал. Так что он старается.

Надеюсь, что Кручинин найдет слова и не вгонит Кравцова в депрессию.

– Вы тоже начинаете, – укорил меня Алексей. – Парню 18 лет. Не может же он всегда играть здорово. Да и сегодня проблема была вовсе не в нем. Когда мы ведем в две шайбы, у нас руки начинают трястись. Так ведь очень часто в сезоне было.

В общем, челябинцы сделали выводы. Как это отразится на игре, проверим через пару дней.

Календарь и результаты Кубка Гагарина - здесь

Материалы других СМИ
Загрузка...