02:30 10 марта | Хоккей — КХЛ
Газета № 7580, 12.03.2018
Статья опубликована в газете под заголовком: «Версия Коваленко»

Андрей Коваленко: "Хотел извиниться перед судьей Киселевым и сказать, что был не прав. Но мне не дали к нему подойти!"

Андрей КОВАЛЕНКО. Фото Татьяна ДОРОГУТИНА, "СЭ"
Андрей КОВАЛЕНКО. Фото Татьяна ДОРОГУТИНА, "СЭ"

Глава профсоюза КХЛ Андрей Коваленко рассказывает, что случилось на турнире ветеранов в Подмосковье, где у него произошел конфликт с судьей Владиславом Киселевым

КАКОЙ У МЕНЯ УДАР ЛЕВОЙ, ЕСЛИ Я ПРАВША?

Расскажу реальную историю, как все произошло. – начал Коваленко. – Понимаю, что сейчас версий много, у зрителей, у кого-то еще, просто объясню, как оно было на самом деле.

– Как начался конфликт?

– Я не согласился с решением судьи. Были моменты, когда арбитр удалял наших игроков за те же нарушения, за которые он прощал соперника. В один прекрасный момент я вышел "один на один", меня зацепили и толкнули в борт – я получил травму плеча и лежал минуты две за воротами. После этого пришлось делать обезболивающий укол. В следующей смене в меня опять въехал игрок, с чем я не согласился – ветеранские правила это запрещают. Судья решил по-другому.

Наши взгляды на хоккей разошлись: я высказал свои претензии, причем его не оскорблял, ничего плохого не говорил, просто задал вопрос, почему вы, а точнее "ты" удалил меня, а не дал обоюдный штраф. Он мне выписал "десятку". Я поехал дальше с ним разговаривать, а судья отвернулся и дал штраф до конца игры. Здесь планка у меня упала, я подъехал к нему и ударил его один раз. Даже, вернее, не ударил, а толкнул. Какой у меня может быть удар левой рукой, если я правша?

– Мы знаем, что за вами раньше таких вещей никогда не водилось.

– Меня выгнали до конца матча, я ушел со льда. Да, я виноват, согласен, не сдержался. Это эмоции на льду. Но ведь тот арбитр, Киселев, которого я ударил, он отсудил дальше игру и никаких претензий по здоровью поначалу не предъявлял.

– Это и удивило: то говорят, что вы его избили, то – что он досуживает матч.

– Я его только в лицо рукой толкнул, поверьте. Бывают мужики-боксеры, а какой у меня, у хоккеиста, удар левой рукой? Толкнул его случайно, он упал, и у него крыша потекла. К тому же мне во время игровой карьеры самому несколько раз лампочку встряхивали, встречали прилично, так что сотрясения были. Я потом либо не выходил на лед, потому что ноги разъезжались и тряслись, либо "свет выключался", темнота полная, и только через несколько минут он возвращался. В этом же моменте ни о каком сотрясении не могло быть и речи.

– Что же случилось после окончания матча?

– Я потом все это осознал, что неправильно поступил. Но на льду настолько зашкалило – эмоции. Цирк начался именно после того, как хоккей закончился. Я хотел подойти к судьям в раздевалку извиниться, руку пожать, ведь по-человечески понимаю, что был не прав. А меня окружили, сказали, ты не имеешь права сюда заходить. Около раздевалки – два полицейских и главный судья соревнований, который говорит: "Вот, это он". Они на меня смотрят и говорят: "Кого ты тут клюшками избил?". Сразу с ходу. Я говорю: "Подождите, кого я тут трогал?". И закрутилось колесо сразу.

НАДЕЮСЬ, ЧТО ХОККЕЙНОЕ СООБЩЕСТВО МЕНЯ ПОДДЕРЖИТ

– А в каком состоянии находится ситуация сейчас?

– Я сидел два часа ждал. Подошел к полицейским, сказал: "Парни, сколько можно ждать? Вот мои данные, телефон, я никуда не убегаю. Нужен буду, позвоните, приеду". Давайте честно: сколько проблем бывает в хоккее, драк, стычек, даже с судьями бывали конфликты, но хоть это раз выходило за пределы спорта? Помните первые годы КХЛ, когда подольские бойцы из "Витязя" уничтожали все что можно в этой жизни? Хоть один кто-то предъявил претензии? Я могу тоже сказать: каждый удар в голову – пишите заявление. Не так, что ли?

– Полиция в результате составила протокол?

– Нет. Мне никто ничего не давал, я ничего не подписывал. Они с судьей общались, но какой протокол? Знаете, я был очевидцем одного случая в НХЛ, когда Марти Максорли ударил в голову Дональда Брашира. Это единственный раз на моей памяти, когда вызвали полицию, и игроку предъявили обвинения. Но это удар клюшкой в висок!

Сейчас пишут, что якобы никаких претензий к судейству не было. Как это? У нас у всей команды они были. Например, наш защитник, Лысенко, ему выбили зуб в игре до этого, и никто не свистнул, а человек дедушка уже, за 50 лет! Но судья этого не увидел. Спросите у уважаемых людей – у нас их много в команде. Наш генменджер Владимир Николаевич Торжков, Игорь Варицкий, Алексей Яшин. Все понимали, что не соответствовал уровень судейства ветеранскому хоккею. Нельзя такого допускать.

Однако все молчали, терпели, а я не смог. Был бы кто-то другой на моем месте, забыли бы это все, но потому что Коваленко – решили раскрутить. Кому это было надо, не знаю, не могу предположить. То ли я кому-то мешаю в этой жизни, то ли кто-то решил на мне отыграться. Вся ситуация выеденного яйца не стоит. Что я могу теперь сделать? Не знаю, кому это надо было раздуть: сейчас пишут, что, мол, председатель профсоюза избил судью, того на скорой помощи увезли. Бред полнейший.

– Что будете делать дальше?

– Завтра приеду на турнир, первым делом подойду к Киселеву, скажу: "Извини, я был не прав". Опять же – если меня к нему пустят. Я ведь адекватный человек. Да, вспылил, да, адреналин зашкалил, но у каждого хоккеиста такое бывает. Очень надеюсь, что хоккейное сообщество меня поддержит – и злые языки не перекинут все на другую сторону.

За что Коваленко ударил судью? Эксклюзивные подробности конфликта //
Глава профсоюза игроков КХЛ избил арбитра //

Судья - о нападении Коваленко: "Он вырвался и подъехал ко мне. Глаза его были невменяемыми"

Газета № 7580, 12.03.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...