00:12 22 августа 2012 | Хоккей — КХЛ

Пол Стюарт: "Локаут в НХЛ гарантирую"

Будущий консультант судейского комитета КХЛ Пол СТЮАРТ и легендарный Вячеслав ФЕТИСОВ. Фото photo.khl.ru
Будущий консультант судейского комитета КХЛ Пол СТЮАРТ и легендарный Вячеслав ФЕТИСОВ. Фото photo.khl.ru

Корреспондент "СЭ" встретился в Омске на Кубке мира среди молодежных команд с легендарным американским арбитром Полом Стюартом, который отсудил более 1000 матчей в НХЛ, а с нового сезона должен стать консультантом КХЛ по судейским вопросам

Александр РОГУЛЕВ
из Омска

- Ваш приезд в Россию можно назвать сенсацией. Чем конкретно вы будете заниматься в КХЛ?

- На самом деле сейчас я не могу вам четко обозначить те функции, которые мне придется выполнять - они еще уточняются. Нынешний руководитель судейского департамента КХЛ (Александр Поляков. - Прим. "СЭ") делает свою работу просто отлично. Я буду кем-то вроде ассистента. Где вскроется проблема, я с помощью своего опыта сделаю все возможное, чтобы ее решить.

Кроме того, буду работать и с дисциплинарным, и с правовым комитетами лиги. В своей карьере хоккеиста я получил столько штрафов, что теперь без особых проблем разбираюсь во всех тонкостях дисквалификации (смеется). Надеюсь, помогу Валерию Каменскому (глава спортивно-дисциплинарного комитета КХЛ. - Прим. "СЭ") принимать взвешанные и справедливые решения.

- Вы неплохо знакомы с Александром Поляковым. Он был удивлен, когда узнал о вашем приезде в Россию?

- Мы прекрасно знаем друг друга. Поверьте, нет никаких конфликтов или недопониманий. Знаете, нас с Александром объединяет одна общая черта - мы рабы хоккея, так же как Александр Медведев или Владимир Шалаев (улыбается).

- Многие думают, что ваш приезд в Россию каким-то образом связан с локаутом, который вот-вот наступит в НХЛ. Так и есть?

- Могу заверить, что это не так. Я никак не связан с Национальной хоккейной лигой. Просто появилось предложение поработать в КХЛ, и я решил согласиться. Россия - страна с богатейшими хоккейными традициями. Для меня большая честь работать в стране таких легенд, как Третьяк и Тарасов. Знаете, во время Второй мировой войны была программа лендлиза. Вот и сейчас мы обмениваемся информацией, чтобы победить в новой войне (смеется).

- Кстати, о вопросе противостояния наших лиг... Скажите, нам ждать локаута в НХЛ?

- Можете не беспокоиться, локаут будет. Я вам гарантирую! Думаю, нас ожидает "баскетбольный" вариант, когда команды выйдут на лед после Рождества и проведут 40 матчей в регулярном чемпионате - по 20 игр дома и на выезде.

- Вот так новость. Это лично ваши ожидания или какая-то достоверная информация?

- Иногда, чтобы прийти к выводу, нужно собрать воедино несколько кусочков мозаики. Когда аннулируются заказы на питание, напитки, спортивную экипировку, то ничего другого, кроме как подготовки к локауту, быть не может. Дважды два четыре, тут ничего не поделаешь.

- Хотелось бы поговорить о вашей карьере. О том, каким вы были тафгаем, написано немало. Это вам помогало, когда стали работать судьей?

- Безусловно! Как раз из бойцов потом и получаются неплохие арбитры. Уолли Харрис до прихода в судейство был тафгаем, Билл Фрайдей - тоже. Правильно говорят: мы прекрасно знали правила, потому что постоянно их нарушали (улыбается). Тафгай знает цену удалению. Мне довелось играть с Гретцки, Мессье, Эспозито. Это колоссальный опыт. Кроме того, я вырос в семье арбитров и знал психологию "другой стороны". Мне повезло, что я знал и лису, и пса, который ее гонит.

- Вы являетесь потомственным арбитром?

- Мой дед - первый американский арбитр, который работал в НХЛ. Он же стал первым тренером из США, чья команда завоевала Кубок Стэнли. Отец судил американский футбол, бейсбол и, естественно, хоккей. Даже сын, которому сейчас всего 14 лет, уже имел опыт работы судьей. Правда, он еще играет за одну из хоккейных команд в штате Массачусетс. Они сейчас в Стокгольме. Я люблю говорить, что запах попкорна и вид "Замбони" (машина для заливки льда. - Прим. А.Р.) у меня в крови.

- Есть история из карьеры, которую вы больше других любите рассказывать сыну?

- О, у меня много историй, связанных с работой. Я даже судить в НХЛ начал очень весело. Сидел в ложе прессы, и до этого вообще не судил. Тут главный арбитр получает травму - перелом ребер, его уносят. А я спускаюсь из ложи на лед. "Монреаль" играл в Бостоне незадолго до старта плей-офф, и речь шла о первом месте в конференции. Я не засчитал гол "Брюинз", победили канадцы. Я же сам из Бостона, так что, когда пришел домой, меня покусала собака, а мать оставила без ужина (смеется).

- Можете вспомнить хоккеистов, которых судить было сложнее всего?

- Сразу на память приходит "Детройт", где были Айзерман и Шэнахэн. Эти парни всегда играли на грани, и было очень тяжело определить, нарушили они в моменте правила или нет. Безусловно, добавлю Марка Мессье. Он был суперзвездой, но при этом пронырливым, все время лез в гущу, нарушал исподтишка. Но, к счастью, я никогда ни с кем из тех, кто был на коньках, не конфликтую. У нас было взаимное уважение, и это - очень важно. Как арбитр, ты должен завоевывать уважение ежедневно, несмотря на то, кто сегодня играет перед тобой - Айзерман или Мессье. Судя по всему, мне удалось это сделать, потому что меня до сих пор приглашают на хоккейные мероприятия.

- Что скажете о советских и российских хоккеистах?

- Знаете лучшую игру, которую мне довелось судить в своей жизни? Как сейчас помню: 1987 год, Кубок Канады, вторая игра между СССР и канадцами. Тогда было два овертайма, а решающую шайбу забил Лемье. Я в первом периоде дал по две минуты сначала Мессье, а потом Гарднеру. А я же недавно играл с этими парнями! Алан Иглсон тогда жутко злился (смеется). Хотя я тогда еще не засчитал два гола вашей команды, потому что забиты они были с нарушением. Ни один из моих 1010 матчей в НХЛ не сравнится с тем вечером.

- А против русских играли?

- В том матче, кстати, как раз играл Фетисов. Я имел неосторожность разок оказаться против него на льду. Даже в архиве где-то есть фотография той стычки, когда мы сошлись. Спустя несколько лет я с ним созванивался и напомнил тот момент. Слава тогда был просто железобетонным.

Меня многое связывает с русскими хоккеистами. Видите эти швы на руке? Это ваш Илья Ковальчук в 2003-м. Две операции после одного из матчей в Атланте, когда они играли с "Торонто". Я, как хороший судья, находился рядом с воротами, и шайба полетела прямо в меня. Инстинктивно закрылся руками, пожертвовав ими ради других частей тела (улыбается). Увы, такова моя работа: мы обязаны быть рядом с воротами, когда там становится жарко.

- Вы завершили карьеру в том самом 2003 году, когда у вас обнаружили рак. Но выглядите просто потрясающе!

- Спасибо, я чувствую себя намного лучше. Я много задолжал этой игре. Теперь все отлично, ведь я работаю в КХЛ (смеется). Болезнь заставила меня убедиться в том, что мое время еще не пришло, и у Бога еще есть кое-какие планы на меня. Теперь я здесь, и может быть, когда-нибудь мой сын приедет в Россию, чтобы играть за ЦСКА.

- Знаете ли вы такую команду, как чеховский "Витязь"?

- О, это там где работает Андрей Назаров? Команда тафгаев?

- Да, только Назаров летом перешел в другой клуб. Но суть не поменялась.

- Что я могу сказать? Мальчишки всегда остаются мальчишками. В хоккее многое меняется, но фундаментальные вещи остаются на своих местах. Я играл и против "Филадельфии", и против "Бостона", которые пользуются у нас в США не самой дружелюбной репутацией. Здесь что-то похожее. Главное, чтобы арбитры могли держать ситуацию под контролем все 60 минут. Они делают свою работу, мы делаем свою. Люди покупают билеты, и хотят увидеть шоу.

- Но все же если к вам обратиться Александр Поляков и спросит: "Что мне делать с этой командой?", что вы ответите?

- Хоккеисты - это не водители тракторов, адвокаты или банкиры. Если сказать водителю трактора, что сегодня у него выходной, в большинстве случаев он только обрадуется. Но если ты тоже самое скажешь хоккеисту, то увидишь обратную реакцию. Они все хотят быть на льду. Если они хотят выполнять свои профессиональные функции, то должны прислушиваться к правилам. Иначе просидят ближайший сезон на трибунах.

- У вас есть какие-то идеи, которые вы хотели бы привнести в КХЛ?

- Знаете, прогресс не стоит на месте. Я был самым первым судьей, который стал работать в бригаде из четырех человек. Это было еще в одной из студенческих американских лиг, когда я написал книгу о методическом использовании четырех арбитров. Времена изменились, скорости стали быстрее. Но мы по-прежнему должны работать над тем, чтобы судья оказывался в наилучшей позиции в каждом из эпизодов. Эти арбитры, которые работают в КХЛ и НХЛ... У меня коньки старше, чем они. Надеюсь, общение со мной пойдет им на пользу. Я написал много книг, но вот эта - моя самая любимая (смеясь, достает из рюкзака "Русский для чайников").

- И что из этого успели выучить?

- (Говорит по-русски.) Люб-лю!.. А еще есть несколько фраз, которые вам нельзя печатать. Все иностранцы учат эти слова в первую очередь.

- Вы посещали матчи "Омских Ястребов" в Бостоне, теперь сами приехали в Омск на Кубок мира. Почему вас так интересует молодежный хоккей?

- Президент КХЛ Александр Медведев и управляющий директор молодежной лиги Дмитрий Ефимов пригласили меня на матчи в качестве наблюдателя. Смотрю за уровнем судейства, даю советы. Ведь тут практику получают не только молодые хоккеисты, но и арбитры. А развитие уровня судейства должно идти в ногу со временем. Хотя здесь, в Омске, я больше наблюдатель, чем учитель.

- Можете сравнить бостонский Hockey night in Boston и Кубок мира?

- Я вам скажу, что уровень омского турнира в разы выше. Команды из Белоруссии, США, России очень сильны, ребята классно катаются. Очень сложно помнить, что это всего лишь мальчишки, потому что играют они как взрослые.

- Правда ли, что вы активно помогаете МХЛ на территории США?

- Да, с Россией меня теперь связывает не только работа в КХЛ. Например, вчера мы с Медведевым и Ефимовым договорились о том, что сборная МХЛ "Красные Звезды" приедут в США в декабре, а один из российских арбитров будет обслуживать их матчи на территории Штатов.

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ