01:30 6 октября 2011 | Хоккей — КХЛ

Елизавета II, машина Мадонны и министр Шлегр

Вторник. Попрад. "Лев" - "Сибирь" - 3:2 Б. Талисман словацкого клуба. Фото Юрия КУЗЬМИНА, КХЛ Фото "СЭ"
Вторник. Попрад. "Лев" - "Сибирь" - 3:2 Б. Талисман словацкого клуба. Фото Юрия КУЗЬМИНА, КХЛ Фото "СЭ"
2

КХЛ. Регулярный чемпионат

Корреспондент "СЭ" побывал в Попраде, где проводит свои домашние матчи новичок КХЛ "Лев"

Юрий ГОЛЫШАК
из Попрада

Сверху Попрад не меньше Варшавы. Там огни, здесь огни. Эти соображения я озвучил в словацком аэропорту на смеси языков. Местные усмехнулись: "Большой город? Пятьдесят тысяч!" Ага, подумал я. Мытищи-то мои в четыре раза значительнее. И план города во всю стену аэровокзала - это Попрад практически в натуральную величину.

А вот кто-то изучает ту же схему, комментируя по-русски:

- Повернуть налево, улица До… Достоевского?

Я всмотрелся - точно, улица Достоевского. А шагать по ней собираются четыре фаната "Сибири". Я представил все те пересадки, с которыми летели до Попрада, - мне стало страшно. Как же проглядел я этих ребят в чахлом самолетике с десятью рядами кресел, ревущем словно "Жигули"? Вместе же летели из Праги!

- Вместе, вместе, - подтвердил один. - Кто-то через Москву добирался, кто-то прямо из Новосибирска - в Прагу, а оттуда в Попрад.

- И во сколько ж встало вам такое путешествие?

- Под тридцать тысяч. Поэтому мало кто выбрался. Хоть мы зазывали - ехать надо большой группой. Ох, я шарф в самолете забыл…

- Так беги скорее, пока не улетел, - напутствовали свои же. На том и распрощались.

Разминуться в этом городе мы не могли. Полночи еще не было - а на улицах ни души. Я знать не знал, что Попрад словно складной. Насколько тих ночью, настолько раздается вширь с утра пораньше. Как встает солнце, как вырастают прямо у твоего окна Высокие Татры. Вот это да. Вот это я понимаю. Как не хватало такого клуба и такого города в КХЛ.

Командировка сюда - словно медаль "За заслуги" для корреспондента. Удивительный город, в котором никто не занимает ту застекленную ложу, которую забронировал для своей родни за день до гибели Павол Демитра. Где в гостиничном холле встречают и меня, и тренеров "Сибири" Андрея Тарасенко с Дмитрием Юшкевичем портреты английской королевы.

- Раз, два, три… - пересчитал я вслух. - Четыре.

Ко всему готовый Юшкевич такой популярности Елизаветы II не удивился. А я спросил, не поленился: что за новости?

- Так хозяин гостиницы в Лондоне живет. Вот он и выписал сюда английскую королеву.

Я расширил глаза. Вот так новости. Словаки решили - не верю.

- Жила-жила, точно…

- В моем номере? 406-м?

- Конечно!

МЕДВЕДЬ С ВЕДРОМ НА ГОЛОВЕ

Рассказы о визите одной великой старушки плавно перетекают в воспоминания о другой. Гастролировала неподалеку, в Праге, Мадонна. А огромный "Линкольн", на котором каталась, выкупили словаки - да и привязали к потолку в кафе. Причем крышей вниз…

- Ладно, рассказывайте, - усмехнулся я.

- Не веришь? - обиделись люди из "Льва". - Поехали.

Для словака невозможного нет.

И мы поехали. И я убедился - висит "Линкольн", словно каторжник. Никто никуда на нем больше не поедет. Только лучик, выглядывая из-за гор, играет на заднем стекле…

- В этих горах и медведи, и волки, - рассказали мне местные. - Недавно смотрим - медведь бегает с ведром на голове. Голову засунул, снять не может. Звоним директору отеля, рассказываем, а тот в ответ: "Накурились, что ли?" Но ничего - дождались, пока медведь набегается, сняли ведро.

К обеду я стал невозмутимым, как Юшкевич. Новости валились на меня словно камни с гор. Всякой будешь удивляться - рехнешься. Ибо для настоящего словака невозможного нет. И уж спокойно узнавал, что начальником команды "Лев" трудится агент Ягра Ярослав Зидек, а застенчивый клубный фотограф - родной дядя Романа Червенки из "Авангарда". Кстати говоря, фотограф и сам - Роман Червенка. А начальник службы безопасности - милейшая девушка Алена. "Алена?" - обрадовался я. "Алена, - подтвердили мне. - Между прочим, полковник полиции". Вот так "Лев", невозможное возможно.

Радим РУЛИК: "ДУМАЛ, С ГЛИНКОЙ СТАНЕМ В ОМСКЕ ЧЕМПИОНАМИ"

Тем же днем, наслушавшись и насмотревшись, присел я на открытой веранде с Радимом Руликом, давним моим знакомым по Омску. Там Радим помогал Ивану Глинке. Пан Глинка давно переживает за нас с небес, а Радим тренирует самую удивительную команду КХЛ.

- Русский язык вспоминаете с трудом? - с жаром взялся за дело я.

- Когда-то легче, когда-то труднее, - пожал плечами Рулик. - Но сейчас точно невозможен конфуз, который случился у меня в Омске.

- Это что же произошло?

- Встречает меня Анатолий Бардин. Говорит: "Здравствуй". А я ему в ответ: "До свидания". Я часто вспоминаю тот год в "Авангарде", работу с Глинкой… Это был суперчеловек. С отличным характером. Вспоминаю самый тяжелый момент того сезона - поражение в Казани 2:8. Губернатор после этого матча разговаривал с ребятами и тренерами жестко. Но такое случилось один раз. А в финал нас не пустил Череповец. Это было ужасно - в решающем матче пропустить в большинстве. Все это живо в моей душе. Думал, поработаем с Иваном в "Авангарде" еще год, станем первыми, но мои мысли разделяли не все. Очень жаль.

- Глинка каким помнится?

- Он был очень эмоциональный человек, но к каждому игроку мог найти подход. При нем не было нервной атмосферы в команде, это очень много значит. Еще вспоминаю - Иван не расставался с пачкой Camel…

- Помните последнюю встречу?

- Авария у него случилась в августе 2004-го. Встречались мы за неделю до этого. Было собрание, сборная Чехии готовилась к Кубку мира. Мы встречались в Карловых Варах, готовили состав к этому турниру. А потом произошла эта катастрофа.

- О которой в России мало что знают. Расскажете?

- У Ивана был свой Mercedes, но тут он ехал на автомобиле, который ему дала как главному тренеру сборной федерация хоккея Чехии - "Шкода Суперб". Ехал Глинка из Карловых Вар в Прагу, проезжал этот изгиб на дороге… После я проезжал это место едва ли не каждый день - и не представлял, как на нем вообще может случиться авария. Тысячу лет никто не сталкивался - и еще тысячу не столкнется. Навстречу Глинке тогда выскочил грузовик. Думаю, его водитель больше смотрел, что творится сзади, - и проглядел "Шкоду" Ивана, которая двигалась навстречу…

- Сейчас часто там бываете?

- Постоянно. Я там живу, через этот поворот езжу играть в гольф.

- С кем-то вы подружились в Омске настолько, что его телефон все эти годы был в вашей записной книжке?

- С Игорем Жилинским, другим ассистентом Глинки. Изумительный человек, здоровья ему. В прошлом году на турнире в Давосе случайно встретился с Сушинским и Соколовым. Я буду рад снова оказаться в Омске, этот город навсегда в моем сердце.

- Однажды через много лет я закончу писать заметки, вы бросите тренировать. А Максим Соколов все будет играть в хоккей.

- Максим - уникальный человек. Как у вратаря у него никогда не было спадов, не помню ни единого. Он может играть, как Гашек, до 46.

- Кстати, Гашек сидит сейчас в своем Пардубице с мечтой вернуться в хоккей. Чем не вариант для "Льва"?

- Так мы с Гашеком не знакомы, только читаю в газетах о его планах. Знаю, что на будущий год Доминик рассчитывает вернуться в хоккей. Вот тогда и подумаем, потому что в этом сезоне вратарями "Лев" укомплектован.

- В Омске до сих пор вспоминают, как вы играли на гитаре. Не бросили это дело?

- Ну что вы! Никогда не брошу. Правда, и профессионалом уже не стану.

- Музыку сами пишете?

- В юности писал, но что-то давно ко мне мелодии не приходили.

- Хоть одну русскую мелодию память сохранила?

- Высоцкий написал музыку на стихи чешского поэта Ногавица. Называется "Правда и ложь". Вот ее помню очень хорошо. Была бы сейчас гитара - наиграл бы.

- В вашем "Авангарде" играли интересные чехи - Власак, Камеш, Патера, Прохазка… Как сложились их судьбы?

- Власак и Патера еще здорово играют. Власак - в команде "Пльзень", Патера - в "Кладно". Камеш, как ни странно, играл в "Авангарде" только до нашего приезда. С появлением чешских тренеров вратарями стали Макс Соколов и Саша Вьюхин, который погиб с ярославским самолетом. Сейчас Камеш тренирует вратарей в одной чешской команде. Прохазка, кажется, играет в Германии, во второй лиге. Но еще недавно был вместе с Патерой в "Кладно".

- Играл у вас еще и колоритнейший Иржи Шлегр. Он-то как?

- Шлегр - наш министр спорта.

- Вот так номер.

- Только от политической партии, которая в оппозиции. Так что Иржи министр в теневом правительстве.

- Значит, не так уж и хороши его дела. До сих пор перед глазами его драка с Юдиным. Так кто победил?

- Никто. Но Шлегр в результате этой драки получил травму паха. Это была стратегия того Череповца - с помощью драки вывести из игры нашего сильнейшего защитника. Разменяли Юдина на Шлегра. Что ж, прием сработал…

- Самое экстремальное, что с вами случилось в России?

- Поход на хоккей с мячом в 30-градусный мороз. До сих пор не могу забыть. Меня узнали, хоть я пошел инкогнито.

- Налили спирта - как положено на хоккее с мячом?

- Нет. Но я все равно, оказавшись снова в Омске, пойду смотреть хоккей с мячом.

- Белоусова уволили из "Авангарда" за то, что не послушал совет из самой главной ложи - не стал менять вратаря. За что уволили вас?

- Со мной, ассистентом, никто из руководства не разговаривал. Думаю, Глинке предлагали остаться, но что-то не сложилось в этих переговорах. Вопрос решил совет директоров. Но в тот год сложно было бороться с Ярославлем за чемпионство, они играли просто потрясающе. Лучше не было никого.

- Недавно ваш добрый знакомый Андрей Яковенко, тренировавший "Спартак", мне сказал: "Если б была возможность взять в свою команду любого хоккеиста из КХЛ, выбрал бы Илью Никулина". Кого выбрали бы вы?

- Червенку. Не отдали бы Червенку - другого чеха. Или словака. Мы же в Словакии - значит, здесь должны играть лучшие словаки и чехи. Жаль, нельзя уже взять Вашичека - это был отличный хоккеист. Я два раза был с ним на чемпионатах мира, когда тренировал молодежную сборную и первую. Даже в 30 лет парень рос как игрок. А вот с Демитрой даже не был знаком.

- Вашичек - лучший игрок, с которым работали?

- Лучший - Ягр. Мы сталкивались в сборной. Ни один хоккеист мира не мог так быстро отыскать решение в самой сложной ситуации.

- Руководители "Льва" объяснили, почему выбрали именно вас?

- Кому?

- Да вам же.

- Нет. Никогда в жизни руководители команд не объясняли, почему выбрали именно меня. Я этого и не ждал.

- После Омска хоть раз в Россию приглашали?

- Ни разу.

- Вы закончили играть в хоккей двадцатилетним.

- Совершенно верно. Из-за проблем с суставами.

- Вот об этом я и хотел спросить. Не тревожат?

- Уже нет. На погоду не реагируют. Вообще-то это болезнь, которую не выгнать из организма. Стану постарше - может, боль вернется.

- Не было бы команды "Лев", чем бы сейчас занимались?

- Понятия не имею. Самый сложный вопрос. Был бы в хоккее, это понятно - в моей жизни вообще не было долгих перерывов на отдых. Я счастливый человек, наверное.

РЫБИН ЗАКАЗАЛ БЫ "СЕКТОР ГАЗА"

За час до матча "Сибирь" разминалась на парковке возле хоккейного дворца. Чтоб вялые курортники не стали частью физкультурной программы, приставил "Лев" к дорогим гостям секьюрити. Тот указывал гулявшим - берите правее, уважаемые…

А сам "Лев" нарезал круги на льду. Не торопятся гости составить компанию - ну и ладно, нам же лучше.

Даже раскатку словаки превратили в шоу - раз уж влились в КХЛ, надо соответствовать. Извольте придумывать. Вот, пожалуйста - один из игроков хозяев отныне получает право заказать песню к разминке. Получил бы такое право Максим Рыбин - заказал бы "Сектор Газа", я точно знаю. Все бы вздрогнули.

Да и у словаков отыскался свой Рыбин - Карол Пиларж. Стены дрожали от его заказа - "Sex&Fire". Где-то на улице подтанцовывала в такт "Сибирь". Затихли птицы в горах.

Под запах жареных колбасок "Лев" прошелся по привычным граблям - одно удаление, другое… Успев пропустить, опомнился. Показал, как умеет играть в хоккей. Даже Юшкевич утратил степенность на лавке. Поправив галстук, широко размахивался - показывал своей "Сибири", как отбиваться. "Именно так" - подтверждал Тарасенко-старший. Бартечко, Микуш и Штрбак устроили карусель с шайбой. Оранжевый Лев, талисман словаков, королем прохаживался за спинами гостей. Кто-то добросил до него шайбой - тот не смутился. Подобрал, засунул в рот.

Задора у "Льва" на пять команд, с везением было туго. Но словаки снова сделали невозможное - вытащили в третьем периоде безнадежный матч у "Сибири". Проигрывая 0:2. А это не легче, чем затащить в Попрад английскую королеву.

ЛЕВ - СИБИРЬ - 3:2 Б (0:1, 0:1, 2:0, 0:0, 1:0)

Голы: Петрашек - 2 (бол., Белов), 03:26 - 0:1. 26. Энлунд - 4 (Тарасенко, Лехтеря), 22:18 - 0:2. Бартечко - 3 (Недорост), 43:14 - 1:2. Нетик - 3 (бол., Недорост, Пиларж), 54:31 - 2:2.

Буллиты: Бартечко (Л) - 0:0 (вратарь). Тарасенко (С) - 0:0 (мимо). Микуш (Л) - 0:0 (вратарь). Лехтеря (С) - 0:0 (мимо). Да Силва (Л) - 0:0 (вратарь). Петров (С) - 0:0 (мимо). Тарасенко (С) - 0:0 (вратарь). Пиларж (Л) - 1:0.

Вратари: Дуба - Брюклер.

Штраф: 16 - 10.

Броски: 27 (8+6+13+0) - 28 (14+9+4+1).

Три лучших игрока: Пиларж (Л), Недорост (Л), Тарасенко (С).

Судьи: Анисимов, Оленин (оба - Москва)

4 октября. Попрад. Зимний стадион. 3605 зрителей (4500).

2
Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
КОММЕНТАРИИ (2)

Seminar

прикольно!

17:50 6 октября 2011

Агроном

Сектор газа-конечно тема

16:24 6 октября 2011