02:50 9 февраля 2011 | Хоккей — КХЛ

Владимир Голубович: "Заслуженных" много, я - один"

Новая команда Владимира ГОЛУБОВИЧА, нижегородское "Торпедо", сражается за выход в плей-офф КХЛ. Фото Сергея ЛИТВАКА Фото "СЭ"
Новая команда Владимира ГОЛУБОВИЧА, нижегородское "Торпедо", сражается за выход в плей-офф КХЛ. Фото Сергея ЛИТВАКА Фото "СЭ"
1

Пять сезонов его не было в России, тренировал себе в тихой Лиепае. Но вот вернулся Голубович, приводивший московское "Динамо" в 95-м к чемпионству, в наш чемпионат - и его новая команда, нижегородское "Торпедо", сражается за плей-офф.

- Чем этот сезон не похож на все остальные в вашей жизни?

- Очень короткая предсезонка. Последние четыре я проводил в Лиепае, до этого в Новосибирске - там было по два с половиной месяца. А здесь - полтора. Разница чувствуется.

- Главный урок этого сезона для вас - который можно назвать уже сейчас?

- Селекция должна быть даже не более точечная, а объемная. Четырех звеньев, которые есть у "Торпедо", мало. При таком календаре человек тридцать в команде должно быть. Тяжелейший сезон!

- Столько травм.

- Провальные игры - только из-за травм. Эти перелеты, в месяц по 12 - 13 игр… Травматизм какой-то бешеный.

- За этот сезон вы устали больше, чем за пять лет в Латвии?

- Я вообще не устал.

- Хоть один собственный игрок вас крепко удивил в этом сезоне?

- В начале сезона многие удивили отношением к делу. Кому-то не хватало силенок, - но самоотдача была поразительная. Не ошиблись в иностранцах, особенно - в Веске. Мастер очень большой. А Лингле и Гру нам привез Игорь Ларионов.

- Тогда давайте поговорим о ваших отставках. Самая обидная в жизни?

- Все обидные - что в "Динамо", что в Нижнекамске. Пожалуй, самая обидная - нижнекамская. Кстати, объявили здесь, в Нижнем Новгороде. В 7 утра зашел Равиль Шавалеев: "Володя, так и так". - "У руководства нет желания со мной работать?" - "Да…"

- Когда-то говорили, вся команда тогда хотела вашей отставки.

- Не вся команда, я такого сказать не мог. Настрой у некоторых игроков против меня был, это правда. Я выступал за омоложение. Казалось, наши лидеры уже не тянут. Незадолго до того на сборе в Новогорске мы с руководством обговорили, как будем действовать. И вдруг - отставка.

- Зато бывший тафгай Александр Юдин мне недавно рассказывал: "Из всех моих тренеров лучше всех понимал хоккеистов Голубович". Приятно слышать?

- Очень приятно, с Сашей еще со "Спартака" контачим. Кстати, это к вопросу о Нижнекамске - Юдин был у меня в той команде. Вы сказали, "игроки хотели". Какие игроки? Кто-то хотел, основная группа - нет. Юдин не хотел. Он тогда попал на чемпионат мира.

- Помните, какой историей Юдин вас особенно удивил?

- Нехорошей. Юдин ее хорошо помнит, и прощать его не собираюсь. В Лужниках ударил лежащего Кузнецова, поднял два пальца вверх. Очень некрасиво.

* * *

- Почему вам так долго не предлагали работу в КХЛ?

- С чего вы взяли, что не предлагали?

- Все-таки звали?

- И в Новосибирск, и в "Спартак". Предложения были каждый год, и по два. Почему я не возвращался - другой вопрос.

- Так почему?

- Хотелось отдохнуть, осмыслить некоторые вещи. А если говорить совсем откровенно… В себе копаешься - можешь ты сегодня сделать или нет? Не уверен, что был готов к возвращению в Россию. Абсолютно не хотелось идти в команды, где уже работал. А вернуться мне хотелось отдохнувшим.

- Знали, что однажды вернетесь?

- Такая мысль постоянно во мне жила.

- За эти пять лет - над каким предложением размышляли особенно долго?

- Года четыре назад над приглашением ХК МВД. Встречались два раза, но - не срослось. Была бы инфраструктура получше, мы бы договорились. Тот же дворец в Балашихе… Ничего этого не было. А во всех предыдущих командах я с этим сталкивался: инфраструктуры никакой.

- Почему не хотите работать в тех командах, где уже были?

- Потому что работают там прежние люди. Считать, что они изменятся, поведут себя по-другому… Надежды мало. Хотя теплее отношений с народом, чем в Нижнекамске, у меня не было нигде. С начальниками я тоже не ругался - просто расстались, не пожав руки. Это неприятно. И я, и руководство наделали ошибок в селекции, но посчитали, что ошибался я один.

- Руководители - люди своеобразные. Помню, вы договорилось с Хабаровском - а самый большой начальник просто не прилетел на подписание контракта.

- Я даже слетал в Хабаровск! А потом отправился в Питер на чемпионат мира, специально подписывать контракт - но Лопатюк не прилетел, а вместо него явилась какая-то команда. Хотели, чтоб я тем же вечером полетел с ними в Хабаровск и все подписывал там. Я отказался. И тут же случайно встретил Шавалеева, который предложил мне возглавить "Нефтехимик". Совершенно не ожидая, что я соглашусь.

- Самый удивительный начальник в вашей жизни?

- Они все похожи. Здорово мне работалось в московском "Динамо" со Стеблиным. Александр Яковлевич знал и меня, и хоккей. И не знал слова "мешать". Удивительный человек - Захарьин в Лиепае. Я за четыре с половиной года два раза заходил к нему в кабинет побеседовать на "отрицательные темы".

* * *

- Во всех своих предыдущих командах вы ездили на "Волгах"…

- Точно.

- В Нижнем - сам бог велел.

- А по Нижнему Новгороду - на "Форде".

- Когда-то Йожеф Сабо мне рассказывал, как за день до матча Лиги чемпионов нашел спящим на лестнице совершенно пьяного своего основного форварда. Вы играли в "Соколе", тренировали сборную Украины. Там тоже случалось веселое?

- Как-то играли дома с Горьким. Матч надо было выигрывать - и тогда нас всех отпускали бы домой. Но свели вничью 5:5, в "Икарусе" собрались все жены, дети, мы. А нас ждала тяжелая поездка Москва - Челябинск - Новосибирск. Осмотрел нас Анатолий Богданов, говорит: "Ну ладно… Можно вам довериться?" Жены загалдели: "Можно, можно! Отпускайте!" Наутро являемся, Богданов дает упражнение - и ни один не смог сделать. Смотрим - один еле идет, другой, третий. Все нарушили.

- Москву любите больше, чем Киев?

- Приехав в 77-м году в Москву, я прожил в ней довольно мало. Бывал наездами. А в Киеве - семь с половиной лет безвылазно. Но Москву, пожалуй, люблю сильнее.

- Несколько лет назад вы мне говорили: "Не думаю, что вернусь в московский клуб". Готовы сейчас повторить эти слова?

- Была возможность, когда вел переговоры с московским "Спартаком". Но смалодушничал, наверное, помешал динамовский шлейф. Ну не мог я себя представить в "Спартаке". А сейчас многое изменилось. КХЛ - совсем другая организация. Так что - почему не Москва? География расширяется!

- "Заслуженным" так и не стали?

- Так мне "заслуженного" и не дали. Но ничего, их много - я один.

- Самое удивительное упражнение, которое подглядели у коллеги?

- Это было в молодости… Хотя вру, не в молодости - в Германии. Тренер усадил нас на коленки, заставил закрыть глаза. Все остальные бегали по площадке. Потом по свистку мы, сидевшие, должны были вскочить и найти каждый своего игрока. Это старое чешское упражнение.

- Давали его в "Торпедо"?

- Разок дал. Ребята посмеялись.

- Давайте пофантазируем - какой была бы сегодня ваша жизнь, останься вы когда-то жить в Гамбурге?

- Думаю, все равно остался бы тренером. Оставалось полгода прожить в Гамбурге, и я получал вид на жительство и работу. А может, ушел бы в бизнес. Пытались с товарищем в 91-м организовать агентскую контору в Германии, но нас культурно попросили этого не делать. Никто не угрожал - просто объяснили: "Прогорите".

- Последние пять лет вас изменили?

- Я научился фильтровать, с кем работаю. У хоккеистов совсем другой интеллект, психология. А я стал чуть мудрее, мягче. Уже не сделаю что-то не обдумав.

- Но жестким быть не разучились?

- Почему-то меня все зовут злым тренером. Не знаю, почему. Я умею за себя постоять.

- Фетисов с Касатоновым до сих пор вспоминают, как отбивались от толпы каких-то кавказцев. Самый памятный мордобой вашей юности?

- Я на льду почти не дрался. Как-то помахались с тем же Славой Фетисовым, но это и дракой-то не назовешь. Была история со второй сборной в Бирмингеме, но там били скорее нас. Лупили так, что мероприятие получилось запоминающееся. Об этом хорошо Борис Майоров может рассказать, он тренером был. Миша Шостак по его приказу судью ударил - чтоб тот немножко опомнился.

- Помогло?

- Да, выгнали его до конца турнира.

- Среди тренеров КХЛ есть люди, которых можете назвать друзьями?

- Коля Борщевский. Мы не близкие друзья, но в хороших отношениях. Соловьев Николай Дмитриевич. Белоусов. С Крикуновым дружим с 72-го года.

- У него отличный дом в Юрмале. У вас ничего не осталось?

- Абсолютно ничего.

- Не было желания купить - после пяти-то лет в Лиепае?

- С желанием все в порядке. Возможности не было. Если говорить о друзьях - у меня есть компания немолодых людей, с которыми всегда приятно. С удовольствием приезжаю на Круглое озеро, там живет мой близкий друг.

- Нехоккейный человек?

- Еще какой хоккейный - Равиль Якубов. Ходим в баню.

- Какой матч из собственного прошлого пересматривали в последний раз?

- Дети где-то откопали эту кассету - Кубок Шпенглера 82-го, кажется, года. Мы с "Соколом" ездили.

- Младший сын у вас совсем маленький?

- Большой, 12 лет! Знали бы вы, как за этот год вырос!

* * *

- В Германии вы получали 1700 марок. Сколько получили за чемпионство-95 с "Динамо"?

- Трехкомнатную квартиру. Этого достаточно. Приятно вспоминать те времена. Хоть был и страшный эпизод. Это ведь при мне всей командой перевернулись на автобусе. Декабрь 95-го, ехали на товарищескую игру в Воскресенск. За Бронницами свалились в кювет. Человек начал разворачиваться поперек дороги, - пришлось брать вправо, упали… Сильнее всех пострадал Игорь Бахмутов, он сидел впереди. Ему ногу зажало. Дима Суханов спину повредил. Я немного получил по плечу. А так все целы и невредимы. Но память на всю жизнь - чудовищные ощущения, когда такая махина шипит, гремит…

- Последний случай, когда удивились самому себе?

- Когда подписал контракт в Латвии. До сих пор поражаюсь, как хозяину лиепайского "Металлурга" удалось решить вопрос. Мы познакомились давно, сидели там с Нижнекамском на сборах. Однажды он сказал: "Когда-нибудь поработаешь у меня. Лет через пять встретимся". Так и получилось - через пять лет я работал у него. Это второе такое совпадение в моей жизни.

- А первое?

- Начал когда-то карьеру игрой против Усть-Каменогорска - и против него же закончил.

* * *

- Вы кажетесь очень молодым человеком.

- Это я еще сильно простужен… Живу в Нижнем один, без семьи - под вечер накатывают мысли о возрасте. Но стараюсь их гнать.

- В ночном клубе когда были в последний раз?

- Ко мне в Новосибирск приехали приятели из Красноярска, затащили в ночной клуб напротив дома. Собирались вообще в два клуба зайти - но я выдержал один и отправился домой спать. Не люблю рестораны и клубы. Я люблю природу.

- Хоть в ресторане даже работали. Был в вашей жизни такой опыт.

- Это немножко другое. Работа - это работа.

- Интернетом владеете?

- Не очень. Владею, но не пользуюсь. Мне неинтересно. Вообще техника неинтересна. Другое дело - хороший фильм.

- Последний, который зацепил?

- Почти детская мелодрама, посмотрел года три назад - "Австралия".

- Какую ошибку в своей жизни особенно хотелось бы исправить?

- Мало уделял внимания родителям. Что-то недоделал, недоговорил. Вот это очень гнетет.

Юрий ГОЛЫШАК
Нижний Новгород - Москва

1
Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
КОММЕНТАРИИ (1)

Parfen

А что Голубович не удостоился хороших слов?Болельщики ауууу... Значит вы все "болельщики" ни кто и звать вас ни как 1001прцент. Только как бабки на базаре языками чесать умеете а по жизни,думайте что хотите.. Удачи Мужик!

14:27 10 февраля 2011