«Канадцы не здоровались, вели себя высокомерно». Тренер юниорской сборной — об исторической победе над главным соперником

16 августа 2019, 00:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Сергей Голубович: «Канадцы не здоровались, вели себя высокомерно»»

№ 7999, от 16.08.2019

16 августа 2019, 00:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Сергей Голубович: «Канадцы не здоровались, вели себя высокомерно»»

№ 7999, от 16.08.2019

Сергей Голубович. Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Сборная России до 18 лет победила на Кубке Глинки/Гретцки впервые с 1995 года, обыграв сильнейший состав сборной Канады. Главный тренер Сергей Голубович подробно рассказал об этом

Плей-офф начался на групповом этапе

— До турнира вы сообщали, что сборная России не выигрывала золото на Глинке/Гретцки с 1995 года из-за стечения обстоятельств. Остаетесь при своем мнении?

— Я уже на этом турнире второй раз, первый — был в 2016 году. Он очень сложный в силу регламента, ведь нужно занять первое-второе место, а не первое-четвертое как на ЮЧМ. Так что с первых матчей начинается бойня. Получается, что плей-офф стартует с самого начала. Может, из-за летнего периода проведения у наших возникали трудности. Столкнулись с ними в 2016 году, потому что многим было негде тренироваться. Многие молодежные команды не выходят на лед, поэтому это была одна из причин, почему тогда мы не смогли полностью подготовиться к турниру.

— Где вы были в 1995 году?

— Тогда я играл в хоккейном клубе «Липецк».

— Против финнов вы сыграли дисциплинированно и выждали. Обращали на это внимание?

— Если честно, мы вообще готовились к другой игре. Мы смотрели на видео и готовились к одной команде, а играли словно против другой. Они перестали играть активно, больше стали выжидать. Первый период мы к этому не были готовы. Достаточно сложно перестроиться, но в третьем периоде смогли. За счет большей функциональной подготовки.

— Перед турниром вы выдавали всем планы по общефизической подготовке.

— Всем тренерским штабом мы проработали этот план, за полтора месяца это всех оповестили и разослали.

— Что было в плане?

— Основное — каждый день ты должен чем-то заниматься. У тебя должен быть выходной, безусловно, особенно летом, но перед ним четыре дня нагрузки.

— Кто-то завалил план?

— Да, были такие, но давайте без фамилий.

— Вы отцепили Коханина.

— Игнат все прекрасно сам знает и понимает. Поверьте, он над собой будет работать, и все будет хорошо.

— В нем вы увидели разницу по сравнению с Кубком Вызова?

— Конечно! Плюс восемь — значительная разница (смеется).

— В возрасте?

— К сожалению, нет.

— Как можно в 17 лет набрать 8 килограммов?

— Все заканчивают заниматься в марте. За апрель, май, июнь и июль — легко, особенно если у тебя есть предрасположенность.

— Что в голове у таких ребят?

— Они — молодые, пока ничего у них нет, ответственности точно мало.

— На предсезонном турнире МХЛ один из игроков напился в поезде. И это в 17-18 лет.

— Всему есть разумный предел, все мы проходили такие мероприятия. У нас ни разу не возникало таких вопросов, только мелкие. Я — не цербер, что если ребята лежат в кроватях в полдвенадцатого и смотрят футбол — ради бога, у них будет время восстановиться и выспаться.

— Какова разница в отношении к делу между 1999 и 2002 годами?

— Большой не наблюдается. И те, и другие — достаточно дисциплинированные и ответственные товарищи. Помнится, 99-е были немножко понаглее сами по себе, а 2002-й — более скромнее и спокойнее.

— А Костин?

— Клим — нет. Он, наоборот, всегда радел за порядок и дисциплину, хотя сам ее периодически нарушал. Разница небольшая.

Не рекомендую молодым уезжать в Северную Америку

— Что было в голове перед Канадой?

— Ничего выдающееся, разные мысли о разном. Нельзя зацикливаться на достижении какой-то цели — ничего не получится. Порой приходится принимать решения в доли секунды, а если ты будешь думать только об одном — не успеешь.

— Какое решение пришлось принимать в долю секунды?

— Передернуть какие-то сменки, это уже по ходу игры решаешь.

— Вы так долго сидите на сборах, особенно перед Кубком Вызова и Глинкой.

— Глинка — это фактически учебно-тренировочный сбор, подготовка к сезону. Их нельзя не готовить, чтобы они приехали в клуб раскладные. Нельзя недопоготовить, чтобы вышли на игры. С 99-м годом она удалась в меньшей степени, а здесь мы просто откорректировали тот же план.

— Почему так долго?

— Нам нужно пройти углубленное медицинское обследование. В день могут пройти порядка 12 человек, поскольку это длительная процедура. Если это выезд в Северную Америку, нужна виза, а визовый режим тяжелый. Это же два дня, а еще ведь надо дать выходные и восстановить, когда они приезжают из клуба. Еще провести мероприятия, которые разгрузят у ребят голову.

— Какие?

— Мы ходили в Кремлевский музей, ездили на теплоходе по Москве-реке, ребята поиграли в пейнтбол, еще была поездка в кино.

— На какой фильм?

— Каждый сам выбирал любой фильм. Ходить в кино можно, в музей — нет.

— Общаясь с Аскаровым и Пономаревым, не скажешь, что они 2002 года рождения.

— Они все разные — кто-то взрослее, кто-то скромнее, кто-то молчит ходит, кто-то балаболит без умолку. Главное, что все порядочные и воспитанные — это заслуга их родителей и тренеров.

— Выбираете по этому критерию?

— Главное — кто ты есть на льду и в быту. Как ты относишься к коллективу и команде.

— Универсальность и желание нападающему помогать обороне входит в эти критерии?

— Это не критерии, а нормальное качество игрока. Ты обязан играть в обороне.

— Значит, если раздолбай — это не критично?

— Нет, к ним все относятся, как к душе команды.

— Почему у вас раскрылся Пономарев?

— У него тоже были грубейшие ошибки. Первый гол с канадцами — чисто его. Когда забивали, он «смотрел хоккей из VIP-ложи». Не в этом дело. Васька стоит особняком во всей команде. Он очень заряженный, очень нацеленный. Когда он выходит разминаться в кофте и шапке летом в Сочи, говорю: «Прекрати, я тебя умоляю! Чтобы больше не видел» Он — молодец, что работает всегда над собой, и это главное.

— Василий уезжает в Америку — документы сданы.

— Да, но подождите еще, когда уедет — скажите. Знаю, что отец едет с ним. Остается ряд вопросов, и дай бог все сложится как я думаю, и он вполне возможно останется.

— Отец Пономарева утверждает, что в «Крыльях» нет системы КХЛ-ВХЛ-МХЛ, но и в Канаде нет.

— Я уже говорил, что в Канаде не медом намазано, и многие ребята через это прошли. На данный момент я никому не рекомендую никуда уезжать, у нас есть, где развиваться и расти. Когда начнется промежуток между МХЛ и КХЛ, случаются трудности. Там все рассчитывают на более возрастных более опытных игроков. Надо понимать тренеров в ВХЛ, они — между двух огней. Этот вопрос должны регулировать клубы, ведь ВХЛ и МХЛ — это фармы, и там надо растить молодежь. На этом надо делать акцент.

— Вы согласны с лимитом в пять возрастных в Высшей лиге?

— Смотря какие возрастные. Там может быть 10 возрастных, и 5 молодых, которые будут лучше учиться у этих десятерых, чем у десятерых, которые ничего не умеют. Главное, чтобы игрок был качественный, от которого молодой должен чему-то научиться.

— Пашин стал лучшим бомбардиром сборной. В Уфе его загубят как Шэна?

— Загубить можно кого угодно, стараться особо не надо.

— В Уфе шансов побольше, что загубят?

— Нет, почему. Я не думаю, что «Салават Юлаев» — это та система, которая будет рубить сук, на котором сидит. У них прекрасное поколение сейчас растет — и 99-й год, и 2000-й, 2001-й и 2002-й ребята подрастают. Пускай два-три человека каждого возраста, но это подпитка каждый год, и очень серьезная.

— Что делать с Пашиным, чтобы этот алмаз рос в цене?

— Работать с ним правильно.

— Как? У нас же нет людей в клубах.

— Ну почему же, есть люди во всех клубах.

— Тренер по развитию в «Адмирале» есть — Пятанов. Это единственный, кто мне в голову приходит. В СКА есть, но это все-таки хоккейных город.

— Тут мы говорим не о хоккейной составляющей в большей степени. Тут надо немножко задумываться о каких-то определенных недостатках, которые есть у парня и над которыми надо работать. Понятно, что лучше работать над своими сильными качествами — чем больше ты их разовьешь, тем лучше. Но про слабые места не надо забывать. Для этого нужен не тренер, а именно товарищ, человек, который будет в клубе работать — это может быть скаут, да кто угодно, который ведет этих молодых людей по тем закоулкам, по которым он сам бы не пошел, и развивает. Вот, например, у Сашки Пашина — роста не хватает.

— Ну он совсем малюсенький.

— Ну, не совсем — он 172 сантиметра. Ему 17 лет, я думаю, все равно он еще на сколько-то вырастет. Понятно, что мы не можем его взять и увеличить. Он при этом может потерять свои сильные качества — скорость. Но все равно это развивать как-то можно — это плавание и так далее. То есть, расслабление мышц, всем известные доступные способы.

— У нас в России много кто не следит за пластичностью — заставляют наращивать массу.

— Вот смотрите, наращивание массы — очень сложный вопрос. Опять же, без фамилий. Вот нарастил человек массу в 17 лет. А таскать эту массу он не может, он не готов к ней. Начинаются спады. То есть оно все должно идти естественно. Не так, что как придет, так придет. Просто важно понимать, когда ты можешь себя закачивать, а когда нет. И заниматься в юном возрасте закачиванием — эту точку зрения я не разделяю. То есть, заниматься надо, да, и физическую функцию поддерживать — это сто процентов. А наращивать сразу груду мышц — это ни к чему. Да, волка кормят ноги, это понятно, но всего себя закачивать нет никакого смысла.

— Это, случайно, не о Данииле Гущине речь?

— Нет.

Очень хочу, чтобы Аскаров вырос в супервратаря

— Кстати, что с Гущиным? У него турнир, скажем прямо, не получился.

— Да, не получился. Возможно, и этот момент — поднабрал массу и не справился с ней, хотя две недели, почти три — этого не хватило, чтобы высушиться. Но все равно, каким он приехал на турнир, каким был на нем, во всяком случае по движению, ему надо перейти во взрослый хоккей. Потому что детский хоккей закончился окончательно и бесповоротно. И уже столько внимания брать на себя не стоит. Не надо столько играть с шайбой — она к тебе придет, если будешь правильно играть.

— Я его спрашивал перед турниром, почему он не возвращается в Россию. А он говорит, что и предложений-то нет. То есть он бы вернулся, но никому не интересен.

— Не знаю, не слышал я про это все. Есть у него предложения или нет — это не в моей компетенции. Они несовершеннолетние и все еще принадлежат родителям. Решения будут всегда принимать родители. И, не знаю, не думаю, что на самом деле у него не было предложений.

— Я ждал гораздо больше от Хуснутдинова. Что с ним произошло?

— Да я бы не сказал. Давайте так — если брать этот турнир в целом, кого-то винить, что он сыграл не в свою силу. Те условия, которых играли ребята, — понятно, что Сашка Пашин выстрелил, у него получилось, у этих ребят нет. Во-первых, лед. Это очень тяжелый момент, по такому льду играть техничным ребятам архисложно. То есть, она не катится, не едет.

— Пашину с финнами это не очень сильно помешало.

— Я говорю, кому-то это не сильно помешало. Опять же, если посмотрим все голы Пашина, то это броски. Правильный выбор позиции, броски и так далее. Эти ребята немножко другие — они больше сохраняют шайбу, где-то задерживаются в позиционной атаке. Вот это сейчас не получалось, потому что контролировать шайбу по такому льду архисложно. Я думаю, сейчас выйдут на нормальный лед, и там будет по-другому.

— Что там, «пюре» было?

— Фактически, да.

— Мне рассказывали, что парням, как только они приезжали со смены, клали на шею лед.

— Да, доктора, массажисты — по-другому никак там. Нам бы тоже положили — не хватило просто.

— Здесь больше характер в чем-то проявлялся?

— А это и есть характер и терпение, за счет чего они и выиграли.

— Ярослав Аскаров — это первый номер следующего драфта?

— Да мне сложно сказать.

— Ну вы все равно с ним ближе знакомы.

— Да, но я не знаю насчет драфта, с остальными я не знаком.

— Ну вы смотрели на канадцев: Перфетти, на Хендрикса Лапьера.

— Хорошие ребята.

— Вы бы их не позвали в сборную?

— Позвал, если бы это были россияне.

— Аскаров это талант, как Василевский, Бобровский?

— Я надеюсь, что у Ярослава хватит того, что он не будет слушать эти хвалебные оды и не прекратит работать — я больше чем уверен, что не прекратит. Это очень ответственный парень, очень воспитанный и четко знает, к чему ему идти. А что касается непосредственно драфта — я в драфте не силен, даже не знаю, с чем это сравнить и не хочу сравнивать.

— Вы видите, что он вырастет в сильного вратаря?

— Я думаю, что он должен вырасти в сильного вратаря. Я прям очень хотел бы, чтобы это произошло.

— Какие у него минусы?

— Сложно сказать. На сегодняшний день — это возраст. Это основной минус — они все еще не выросли. Он получше стал играть клюшкой. Раньше неважно, а сейчас получше стал. У вратарей — идешь ты к шайбе, ну посмотри ты, что происходит, а не беги ты за этой шайбой. Я думаю, со временем и это пройдет.

— Вы сказали перед турниром, что этим ребятам еще рано в КХЛ. Аскаров сейчас в такой ситуации, что в МХЛ ему делать совершенно нечего.

— Вопрос спорный. Давайте так. Возьмем для сравнения КХЛ, берем команду СКА. В общем, это наша топ-команда, одна из сильнейших. Ну будет у него 20 бросков за игру.

— Но каких! Качество, скорость!

— Подождите. Из этих 20 может быть качественных три. Это я в среднем — 25-30 бросков за игру идет в КХЛ, тем более в СКА. И, например, возьмем «СКА-Варяги» — где одна молодежь собрана. Там их штук под 70 будет и постоянное напряжение. Мы же не говорим о том, чтобы постоянно держать его в одной команде и делать ему там нечего. Почему? В командах СКА, «СКА-Нева» тоже есть вратари, возрастные, тоже на контрактах, тоже со своими перспективами. И, естественно, люди, которые отвечают за развитие СКА, понимают, что не бывает так — «сейчас мы возьмем и подвинем этих и поставим одного молодого таланта». Тут очень тонкая грань, я считаю. Надо делать именно так, чтобы он рос.

— А если в «Северсталь» его отправить?

— Ну, я думаю, год-то еще точно не надо никуда отправлять.

— Рано еще, да?

— Да. А вот сейчас это год посмотреть, и почему бы и нет. А, может, он займет место в воротах в первой команде. А, может, и в высшей лиге. То есть, надо пробовать. И если он зарекомендует себя лучше остальных, то надо безусловно давать дальше. Потому что у нас в конце концов спорт, а не ярмарка какая-то. Поэтому если этот парень сильнее, то заслуженно должен играть.

— Зная его хорошо, можете представить, что с этого сезона заиграет в КХЛ и заиграет успешно?

— Вполне. Единственное, он все равно молодой парень.

— Ну, то есть, может провести не 30, а 20 матчей, условно.

— Ну, да. Не вот эти 60-70, не знаю, сколько сейчас играют. Я думаю, какую-то часть, если он заслуживает этого, — он прекрасно сам понимает, мы с ним достаточно часто, не скажу, что постоянно, но общаемся. И речь об этом заходила. Он говорит, что если бы заслужил, то да. Если нет, то будет стараться, тренироваться и идти к намеченной цели, чтобы развить себя в сильного игрока.

Детские чемпионаты сильны только в Москве и Санкт-Петербурге

— Недавно ФХР опубликовал список всех сборных. Вас спрашивали, какой возраст вы хотите взять? Как это диалог шел?

— У нас принято, что если берешь юниорскую сборную, то ведешь цикл три года. И после этих трех лет уже какие-то разговоры могут быть.

— Вы готовы работать с более старшими ребятами?

— Я думаю, что готов, но у меня есть определенные обязательства, которые я должен выполнить со сборной U-18. Надо до конца сезона доработать, я не буду никуда спрыгивать.

— Было бы правильно, если бы вы через два года довели этих ребят до МЧМ?

— Есть назначенный тренер на молодежную сборную, у него есть контракт.

— Ваши амбиции на молодежку простираются?

— Есть здоровые амбиции. Если мы сейчас говорим об амбициях «хотелось бы мне поработать с молодежной сборной», то безусловно мне бы хотелось поработать и в молодежной, и в первой команде. Это, я думаю, желание любого тренера. Но, скажем так, багаж опыта мне надо поднабрать.

— Насколько вы самостоятельны? Не говорят такого «этого берите, этого нет»?

— Нет, такого не было.

— Сколько блатных было в сборной?

— Ни одного.

— Вы кого-то будете рекомендовать в молодежку?

— Буду.

— Например?

— Не скажу.

— Ну Аскаров — это и так понятно.

— Вы можете предполагать, но я не буду говорить.

— А почему?

— Не хочу. Я даже Валерию Николаевичу еще не сказал.

— Расскажите про канадцев. Радовались, что они наконец получили по носу?

— Не то, чтобы «получили по носу». Всегда интересно играть с таким соперником, тем более в сильнейшем составе. Слава богу, эта победа не первая. Безусловно, очень приятно. После таких матчей положительное опустошение, уже ничего не хочется.

— Подходили они к вам после матча?

— Да, традиционно в финале подошли, пожали руки и тренерам, и персоналу, и игрокам.

— Чувствуете, что они относятся к нам немного свысока?

— Когда мы были на Кубке Вызова, там были другие тренерские штабы. Все очень дружелюбные. Здесь — нет: не здоровались, вели себя высокомерно. Пожали руки только в финале.

— Как вам финны на чемпионате мира?

— Традиционно хорошая команда. Все катаются, все бегут, все одинаковые. Каждый знает, что делать.

— Что бы вы изменили в полуфинале взрослых сборных в Братиславе?

— Я не думаю, что на тот момент что-то могло бы спасти ситуацию. Финны были заряжены настолько, что готовы были ловить шайбу зубами. Возможно, у наших было слишком много уверенности. Но потенциально мы сильнее.

— Говорят, все тренеры сборной не отказались бы от работы в клубах.

— Вы знаете, в будущем и мне бы хотелось. Финансовая составляющая там тоже другая.

— Вам мало платят?

— Нет. В клубах платят много.

— Сколько платят в сборной?

— Я не могу назвать вам сумму, но считаю, что у меня достойная зарплата для тренера юниорской сборной. Давайте смотреть правде в глаза, нам всем хочется много и больше.

— Вам ваши выпускники вам машины не дарят?

— Еще не заработали на них. Подарки какие-то все равно делают: с днем рождения поздравляют.

— Как думаете, реальный интеллект игрока переходит в игровой?

— Я не согласен с этим утверждением. Бывает много случаев, когда хоккеист несильно развит интеллектуально, но он — реальная звезда.

— То есть, нет такого, что умные ребята ведут себя смекалистее на льду?

— Нет. Там парни думают о другом. Им главное — выиграть, чтобы при этом тебя не прибили.

— Как проводите время, когда нет сборов?

— Летаем в школы, финалы первенства России, если нужно кого-то конкретного посмотреть — летим в регионы.

— «Восток» когда-нибудь станет таким же сильным, как «Запад»?

— В моем понимании, очень нескоро. Прежде всего, у них не те условия. Дело не в подготовке и обучении спортсменов. Почему все стекаются в Москву и Санкт-Петербург? Только один ответ: детский чемпионат силен только в этих городах. Раньше был очень хороший чемпионат и на Урале, но сейчас там все просело. Хотя, люди все равно стараются.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
17
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир