«15-летний Мичков еще быстрее Кучерова». Тренер сборной России, разорвавшей всех на Олимпиаде

7 февраля 2020, 18:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Владимир Филатов: «15-летний Мичков еще быстрее Кучерова»»

№ 8131, от 07.02.2020

Владимир Филатов в редакции «СЭ». Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Матвей Мичков. Фото ФХР, fhr.ru Владимир Филатов в редакции «СЭ». Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Главный тренер юниорской сборной России до 16 лет побывал в гостях у редакции «СЭ», где рассказал о победе на юношеских Олимпийских играх в Лозанне, проблемах подготовки юных игроков и о том, кто из его сборной может стать новой суперзвездой.
Владимир Филатов в редакции «СЭ». Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Владимир Филатов в редакции «СЭ». Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Детей бить нельзя

— У вас есть труды, посвященные воспитанию 5-6 летних игроков. Вспоминая недавние события в академии «Авангарда», как удается обходиться без агрессии?

— Наверное, в детский хоккей нужно приглашать именно тех людей, которые любят свою работу. Основная задача детского тренера — это во всех учебниках написано — привить ребенку желание заниматься избранным видом спорта. Если ты любишь свой спорт и пришел работать детским тренером, значит, ты должен любить детей, работать с ними, развивать их. Учить и прививать желание заниматься.

— Тренера Николаева из академии в Балашихе отстранили, но многие родители просят его вернуть.

— Ну, он добивается результатов.

— Многие говорят: «Он же воспитал Телегина, он — лучший тренер, да лучше пусть уберут этого ребенка, чья мама жалуется». Как поставить точку в этом споре? Или точки не будет? Бить или не бить?

— Однозначно, не бить. Вообще, это жестко для маленького игрока. Если его треснут, то ладно физическая боль, но он же может получить психологическую травму. Может пропасть желание заниматься хоккеем или любым видом спорта. Если у тренера есть какие-то психологические проблемы, или дома не все в порядке, то насилие на тренировках — не лучший способ решить это.

— Но Телегина-то воспитал.

— Значит, он хороший тренер, не знаю.

— Есть еще Геннадий Курдин, который никогда не стесняется в выражениях и средствах.

— Понимаете, я не думаю, что это их приоритетные и лучшие качества. Они просто сами по себе сильные тренеры, поэтому и воспитали хороших игроков. Не думаю, что 50 процентов их успеха — от того, что они лупили людей. Думаю, все наоборот.

Кто из юниоров станет звездой

— Недавно вы выиграли Олимпиаду. В вашей команде выступает такой парень, Матвей Мичков. Действительно ли у нас растет большая звезда?

— Очень надеюсь, что Матвей достигнет максимально возможных высот в хоккее. Он талантливый парень. При должном отношении к хоккею и отсутствии травм он может стать большим мастером.

— А что скажете об Иване Мирошниченко?

— То же самое. Они с Матвеем просто разного плана игроки. Мирошниченко — физически сильный, обладающий сумасшедшим броском и высокими лидерскими качествами хоккеист.

— Если проводить аналогии, то Мирошниченко — это Овечкин?

— Да, они очень похожи.

— Мичков — это Кучеров? Гусев?

— Тоже есть сходство. Мичков — игровик. Мне кажется, что он даже быстрее, чем те хоккеисты, которых вы назвали. Когда вы назвали Кучерова, сразу нашел сходство между ним и Матвеем. Только Мичков еще быстрее. Посмотрим в будущем, может, я ошибаюсь?

— Мы ведь всегда говорим, что парням всего по 15 лет и прогнозировать что-то сложно. Любой может хоть завтра влюбиться — и все.

— Соглашусь. Игрок может влюбиться в девушку, разлюбить хоккей, может, на его пути встретятся друзья, которые уведут за собой в другое дело. Моя задача как тренера сборной в первую очередь добиваться результата и воспитывать ребят. Задача их клубных тренеров, а также родителей и родственников — уберечь их от нюансов, которые могут помешать карьере.

— За многих ребят шла натуральная война среди агентов. Часто видели агентов на своих тренировках? Приходилось ли с ними разговаривать?

— Агенты посещают наши контрольные матчи в Новогорске, иногда спрашивают, можно ли приехать, чтобы передать клюшки или какую-то экипировку. Честно говоря, мы запрещаем ребятам выходить за территорию Новогорска, им ведь по 15 лет, кто за ними будет следить? В свою очередь, у агентов нет пропуска на территорию Новогорска. Так что, мне кажется, агенты общаются с ребятами в основном по телефону.

— Агенты когда-нибудь делали вам предложение, от которого тяжело отказаться?

— Ни разу.

— Может, вы как-то предвосхищали их ожидания?

— Имеете в виду, что предложения делал я? (Смеется) Мое общение с агентами заключается в следующем: они спрашивают у меня, как их клиенты выступили на определенном турнире, или перед турниром спрашивают, есть ли шансы попасть в команду. Предложений в духе: «Возьми моего в команду и у тебя все будет круто» ни разу не звучало.

— В Лозанне были скауты. Как часто подходили к ребятам? Не мешали?

— Вообще не видел скаутов. Может, они сидели как-то отдельно, с другой стороны или на трибунах. Там вообще была сложная система пропуска, было практически невозможно попасть ни к нашей раздевалке, ни в олимпийскую деревню. Они, видимо, находились где-то отдельно, я их не заметил.

— Вы одержали много хороших побед со сборными различных возрастов. Какое самое обидное поражение?

— Полуфинал Кубка Глинки/Гретцки от шведов, 1:2, со сборной 2001 года.

— Что там не получилось и кто виноват?

— В первую очередь, наверное, мы, тренеры. Наша команда уверенно прошла групповой этап, потом мы переехали из Ред-Дира в Эдмонтон, на большую арену. Провели тренировку и у ребят начала кружиться голова от 23-тысячной «Роджерс Арены». Сходили в музей славы «Эдмонтона», посмотрели на все эти Кубки Стэнли, выигранные в 80-е, все было впечатляюще. Вышли на матч и забыли, что надо играть в хоккей. Забыли, что это полуфинал. Сбились на индивидуальную игру и уступили, причем обидно. Василий Подколзин сравнял счет благодаря индивидуальным действиям. Проигрывали 0:1, нам от синей линии забил Броберг, парень, который сейчас как раз в «Эдмонтоне». Потом Подколзин всех обошел и сравнял счет. А за полторы минуты до конца третьего периода кто-то из шведов бросил от борта в ближний угол, а у Аскарова не получилось поймать шайбу.

— Опять Аскаров...

— Ярослав — сильный вратарь, но там не получилось поймать шайбу. Так уж бывает. Ну, проиграли, но это не его вина и не вина пацанов. Надо было по-другому настраивать и готовить парней.

— Самая яркая победа?

— Наверное, полуфинал последнего ЮЧМ против американцев. Когда по буллитам выиграли.

— Думали, что вы скажете, что самое обидное поражение — в финале ЮЧМ от Швеции.

— Знаете, там, почему-то, было не так обидно. Нет, обида была сильная, но... Не хочется сравнивать эти два поражения от шведов, и то, и другое — как ножом по сердцу.

Мичков и Мирошниченко подрались на тренировке

— Насколько различается специфика работы со сборными U-18 и U-16?

— Мы не особо разграничиваем. Понятно, что, в первую очередь, отличаются физические нагрузки и работа вне льда. Тренажерные залы, специализированная подготовка. Образовательные моменты — технические и тактические — очень похожи на профессиональные, больших отличий нет.

— Разве не приходится обучать 15-летних ребят больше, чем тех, кто постарше?

— Их приходится учить некоторым моментам, но, на удивление, ребята 2004 года многое умеют и знают, понимают многое с первого раза. Особенные дети в этом плане.

— А в личном общении?

— Да они все скромные, умные мальчишки. Понимают, для чего они здесь находятся, не по годам профессионально относятся к своей работе.

— Самый большой скандал с игроками за все время, что вы работаете в сборных? Можно без имен.

— Скандалов не было, слава богу, и, надеюсь, не будет.

— Правда. Вдруг, завтра скандал случится?

— Будем надеяться, что нет. Нам завтра долго лететь в Швецию, а потом еще и на автобусе 6 часов ехать. Нет, бывали моменты с нарушениями дисциплины, могу вспомнить 1-2 за 4 года. Правда, это было не криминально, удалось все предвосхитить. Так что хвастаться в этом плане нечем.

— Раньше советские хоккеисты часто воровали в магазинах. Сейчас такое есть?

— У нас такого нет. Ребята сами не особо просятся в магазин. Могут купить что-нибудь в Duty Free, мармеладки какие-нибудь...

— Бывало, что кто-то из ребят выпивал или курил?

— Один раз было, пытались пива выпить.

— У вас в этом плане жестко, сразу отчисление?

— Да, было такое. Им же нет 18, я сразу предупреждаю ребят. Если хотят табак и алкоголь — это их выбор. Это ведь, в первую очередь, может быть уголовно наказуемо.

— Еще и вы пострадать можете. Вы потому их и не выпускаете в магазин?

— Да у нас и с 2001 годом так. Никогда не выпускал.

— А чего боитесь? Магазин же вроде недалеко.

— Ну, пойдут они в красных куртках сборной России. Какие-нибудь местные ребята им что-то крикнут, завяжется конфликт. Зачем это нужно? Не всем же нравится видеть, что идут сборники.

— В Новогорске уже нормальный район.

— Тем не менее. Федерация хоккея создает нам все условия, даже больше того, что нужно.

— Например?

— Парням одного комплекта формы достаточно. У нас же выдается масса различной экипировки, несколько пар кроссовок. Питание организовано, доктора покупают все, что нужно. Голова не думает ни о чем, кроме хоккея, так что нечего в «Пятерочку» ходить.

— Бывало, что ваши хоккеисты дрались между собой?

— Да. Хотите, расскажу, кто?

— Да.

— Мирошниченко с Мичковым.

— Выясняли, кто из них лидер?

— Они схлестнулись на первой же тренировке. Было круто, мне понравилось. Поставили поперек зоны ворота, играли три на три. Тройка Вани и тройка Матвея. Произошел спорный момент, и они... Дракой назвать трудно, но они пытались проверить друг другу челюсти в течение 10 секунд.

— Они же в масках.

— Да, но это же все равно конфликтная ситуация.

— Вы разнимаете в таких случаях? Крикунов или Воробьев были бы довольны, еще и разнимать бы запретили.

— Нет, ребят быстро разняли, да они и сами не особо сопротивлялись. Потом мы собрались, сказали: «Парни, вы оба — лидеры. Поодиночке вы — большая сила, а вместе — еще сильнее. Давайте-ка дружить и делать общее дело. Они оба — адекватные ребята, сейчас общаются, вопросов друг к другу нет.

— Мирошниченко позвали в сборную U-17, а Мичкова — нет. Почему?

— Насколько я знаю, из сборной 17-летних кого-то забрали в U-18, освободилось одно место. Тренер просил именно Ивана. Матвея мы тоже будем рекомендовать, надеюсь, он поедет уже на следующий турнир старшей команды.

— В вашей команде на Олимпиаде был один защитник 2005 года, Михаил Гуляев. Что он собой представляет? Говорят, может вырасти в суперзвезду.

— Тоже на это надеюсь. У него отличная техника, он — один из лучших защитников в стране по катанию, даже среди ребят старше его на один год. Он прекрасно играет по синей линии. Не боится выполнять различные финты в большинстве бросает и отдает хитрые передачи. Ментально никак не отличается от ребят 2004 года. По-спортивному наглый и уверенный парень, даже не скажешь, что он на год младше остальных.

— Он еще и здоровый.

— Да, может, не очень высокий, но крепкий и атлетично сложенный пацан. На свои 14 не выглядит, акселерат.

— В 14 лет у него уже рост 180 см. Есть еще нападающий Долженков, который уже вырос до двух метров. До трех дорастет?

— Надеюсь (смеется). Несмотря на высокий рост, у него отличная координация, он здорово катается и обыгрывает руками. Перекоса нет.

— У Мирошниченко также?

— Иван вообще атлет, от природы и не только. Машина из мышц. Несмотря на это, он не закрепощен, достаточно пластичный хоккеист.

— Всегда есть риск, что кто-то вырастет на 10 см за лето и координация нарушится, а потом вернуться сложно.

— Да, такой риск всегда есть. Будем прилагать все усилия, чтобы...

— Чтобы не росли, как в фигурном катании?

— (смеется) Может быть.

Никогда не сталкивался с коррупцией в детских школах

— Тренер сборной — специфическая должность. Вы же не можете контролировать клубную жизнь игроков, получаете их только на конкретный турнир. Как происходит взаимодействие с клубными тренерами?

— Мы после каждого турнира даем игрокам рекомендации, основываясь на их выступлении. Кроме того, постоянно выдаем личные планы физической подготовки, которые ребята должны выполнять совместно с тем, что им дают в клубах. Всегда контактировал со всеми тренерами ребят из команды 2001 года, сейчас еще не успел познакомиться со всеми, кто работает с игроками из сборной 2004 года, но у меня уже со многими есть контакт. Пытаемся находить общий язык и пытаемся уладить недопонимания, если они есть.

— Есть ли коррупция в детских хоккейных школах?

— Я работал в СКА-1946 и никогда не сталкивался с этим в МХЛ. Я слышал, конечно, многое о других клубах. Хоккейные родители часто обсуждают, что можно попасть куда-то за деньги. Но никакого подтверждения этому я не видел. Возможно, я живу в розовых очках.

— Вам не обидно, что ведущие игроки сборной, которые выиграли юношескую Олимпиаду, не могут играть в МХЛ?

— Немного обидно. Я уверен, что несколько игроков из этой команды выступало бы в МХЛ без проблем.

— Нужна ли нам комиссия, которая бы решала вопрос по раннему допуском хоккеистов?

— Конечно. В случае со сборной 2004 года — она нужна.

— Кто-то говорит, что мы выиграли Олимпиаду, потому что главные звезды других сборных не приехали.

— На самом деле, мы просто хорошо подготовились. Первый раз мы собрались в июне. Нам удалось собрать 150 сильнейших человек и провести турнир по отбору кандидатов. Сделали расширенный список порядка 60 человек, после чего выбрали лучших. Говорят, что канадцы собрались за 3 дня до турнира, а американцы — за 4. Но это уже не наше дело. Мы выиграли благодаря профессиональному подходу.

— Сыграло ли роль отсутствие шведов и чехов на турнире?

— И это тоже. Сборная Чехии очень сильная. Мы провели с ними тройку матчей — удалось выиграть с трудом.

Барабанов и Подколзин

— Возможно, за шведов будет выступать российский игрок 2004 года Суздалев.

— Да. Уже точно будет.

— Почему?

— Дело в том, что Александр Суздалев пошел в первый класс уже в Швеции. У него папа играет в хоккей с мячом, вся семья живет там. У него элементарно нет российского спортивного гражданства. Мы его брали, пока была такая возможность, чтобы задействовать его. Но сейчас для того, чтобы играть за сборную России на этом турнире, ему нужно подтверждать гражданство. Это очень длительная процедура, поэтому он принял решение играть за шведов. Мы долго общались на эту тему. Он сказал, что ему хочется выступать и там, и здесь. Но до того, чтобы играть в нашей команде, нужно еще пройти в состав. А место ему здесь не гарантированно. У нас много игроков, которые с легкостью составят ему конкуренцию.

— Шведы котируют его очень высоко.

— Он очень техничный. Он прекрасно катается, у него отличная фактура: высокий, хорошо сложен. Вполне возможно, что он станет хорошим игроком в будущем.

— Может быть, России стоило напрячься и забрать его.

— Возможно. Мы пытались это сделать, но там есть еще и родители, которые принимают решения. Я неоднократно разговаривал с его отцом на эти темы. Но они приняли такое решение — это их право.

— Главное, чтобы не получилось, как с Барковым.

— Не хотелось бы. Но я тоже могу понять Суздалева. Он — швед. Даже по-русски уже говорит плохо. Когда я пытаюсь объяснить ему что-то — он половину не понимает. Думаю, поэтому его семья и приняла решение играть там.

— Вы работали с Подколзиным. Было ли понятно, что он заиграет?

— Я сразу сказал, что у него потенциал. Он простой скромный парень. Думаю, что он не поймает звезду, даже когда начнет зарабатывать большие деньги.

— Кому еще из молодых игроков удалось заиграть благодаря своему трудолюбию?

— Однозначно, Барабанову. За счет таланта и трудолюбия его брали в основную команду. Он заиграл, выбился и стал олимпийским чемпионом.

— Его много раз в СКА спускали обратно в фарм-клуб.

— Таким образом они проверяют характер игроков, укрепляют его.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
6
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир