13:10 15 сентября 2014 | Гандбол — Россия

Олег Кулешов:
"Хочется в Рио. И не просто поучаствовать"

Главный тренер мужской сборной России Олег КУЛЕШОВ. Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Главный тренер мужской сборной России Олег КУЛЕШОВ. Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

Главный тренер мужской сборной России дал обстоятельное интервью "СЭ"

Начался новый гандбольный сезон, и у главного тренера сборной России настала горячая пора. Совсем скоро российской команде предстоит играть отборочные матчи ЧЕ-2016, а в январе россиян ждет главный старт двухлетия – чемпионат мира в Катаре. Кулешов старается просмотреть как можно больше игр живьем. Вот и в Чехов на стартовый тур национального первенства он приехал в сопровождении легендарного вратаря Андрея Лаврова. А на площадку в это время вышел еще один знаменитый голкипер, Алексей Костыгов, вместе с которым нынешний тренер некогда сам защищал цвета сборной.

– Олег, здесь есть люди, старше вас, которые еще играют на высоком уровне. Не хотите сами еще побегать?

– Нет, у меня столько травм накопилось за карьеру, что даже имея очень большое желание, я понимаю, что хватит. Каждому возрасту – свои игры.

– Вы родились в Омске, хоккейном городе. Почему выбрали гандбол?

– Когда я начинал, он еще не был таким хоккейным, как сейчас. А зимы у нас длинные, холодные. Где лучше всего греться – в крытом спортивном зале. Вот так и пришел в гандбол. Отдельное спасибо моему отцу, который работал тренером, он, по сути, привел меня в этот вид спорта.

– В гандбол часто берут детей по росту. Вы очень высоким ростом не отличались. Тяжело было с людьми, физически превосходившими вас?

– Не сказать, чтобы тяжело. Для меня первые годы в гандболе были сплошным праздником. Я ведь не думал, что стану профессионалом. Вначале главное было, что играть давали, что тренировки были интересными, что всю страну объездил. А когда такая радость переполняет, как-то не думаешь о нагрузках, том, что тебя там толкают, бьют.

– Вы сказали, что не думали о профессиональной карьере. А когда впервые пришли такие мысли?

– В школе я это точно не планировал. Когда встал вопрос о поступлении в вуз, пришло предложение из Волгограда, где в то время собралась хорошая команда, поступить в физкультурный институт и параллельно попробовать свои силы сначала во второй команде, а потом в первой.

– Обстановка в "Каустике" тогда сильно отличалась от нынешней?

– В разы. Я приехал тогда 17-летним пацаном, со мной играли олимпийские чемпионы, чемпионы мира. Мне достаточно было смотреть на них, уже восторг был, а тут играл постоянно, чему-то учился. Сейчас оборвалась связь поколений, некому передать опыт побед, а молодежь не имеет возможности его перенять

– Чем запомнился первый приезд в сборную России?

– Когда пригласили на ознакомительный сбор, было волнение сумасшедшее, но одновременно радость и счастье, что юнец, которым я тогда был, получил возможность тренироваться со звездами. Тучкин, Кудинов, Лавров – для меня это были небожители.

– В 1996 году вы были уже одним из лидеров сборной. И в Атланту поехали едва ли не сильнейшим составом за всю историю. Тяжело пережили поражение от хорватов?

– Было страшное опустошение. Мы очень долго готовились, были уверены, что выйдем в полуфинал – и вдруг попадаем хорватам, который в предыдущем матче и Швейцарию-то еле одолели. Я и сейчас не могу сказать, что тогда с нами случилось со всеми. Прошло почти двадцать лет, а осадок до сих пор остался.

– Вам не удалось попасть в золотую команду образца Сиднея. Слышал об истории с аварией…

– Да, это случилось меньше, чем за год до Игр. Я тогда заканчивал играть в "Каустике", у меня уже был на руках трехлетний контракт с клубом бундеслиги, и я попадаю в аварию. Были очень серьезные повреждения, меня долго восстанавливали в Германии. Незадолго до окончания последнего сбора, я приехал в команду, но было очевидно, что я не готов на сто процентов, а забирать место у человека, заслужившего поехать в Сидней ради того, что Кулешов хочет играть, было бы неверно. И Владимир Салманович (Максимов, многолетний тренер сборных России и СССР. – Прим. "СЭ") сказал, что не может взять меня на Игры, но рассчитывает в дальнейшем.

– Германия была словно другой мир?

– Да я бы так не сказал, я же не в советские времена уехал, а уже в конце 90-х. Другой мир был скорее в плане профессионализма, тренировок и отношения болельщиков. Гандбол же в Германии второй по популярности вид спорта. Я впервые с таким столкнулся – и нас в России любили, но чтобы такое обожание всеобщее, этого не было.

– Как Магдебург отреагировал на победу в Лиге чемпионов в 2002-м?

– Город стоял на ушах. Нас вышли встречать на площадь 20 000 человек. Проехали по всему городу с кубком, затем состоялась встреча с мэром. Это теперь такие праздники в спорте привычны, а тогда было все в новинку.

– Последняя ваша игровая вершина – олимпийская бронза в Афинах. Чем запомнилась та Олимпиада?

– У нас была команда-семья. Знаете, как в фильмах бывает, главный герой собирает друзей, бригаду ветеранов, которым нужно снова тряхнуть стариной и постоять за правое дело. Что-то подобное ощущали и мы. Все понимали, что для большинства это будут последние Игры в карьере. И мы не хотели, чтобы нас запомнили, как бригаду почетных пенсионеров, уходящих со сцены под свист. Для многих бронза Афин не менее ценна, чем золото Сиднея.

– Составите список лучших игроков, с кем вы играли за все время?

– Я бы не хотел выделять семерку по позициям. Не буду обижать тех, с кем я столько играл бок о бок. У меня было много первоклассных партнеров и в России, и в Германии. А то сейчас забуду кого-нибудь, мне потом позвонят, скажут: "Олег, как же ты меня не назвал, разве я не достоин"?

"НУЖНО СТАВИТЬ ВЫСОКИЕ ЦЕЛИ"

– После череды поражений в последующие 10 лет надо было что-то менять. Приглашение на пост главного тренера стало шоком для вас?

– Нет, не стало. Я же не из ниоткуда свалился, и руководители федерации не ткнули ручкой наугад – ну, пусть Кулешов будет. Был тендер на право возглавить сборную, я подумал, почему бы не попробовать, и отправил свои идеи, свое видение гандбола. Конечно, я не рассчитывал, что меня выберут – моими соперниками были гораздо более заслуженные люди, с колоссальным опытом. Должен поблагодарить Александра Рыманова (ассистент Кулешова в сборной России. – Прим. "СЭ"), который согласился мне помочь. Без него я вряд ли бы справился.

– Понимали, насколько титаническая работа вам предстоит?

– Конечно, понимал. Я все это время следил за нашим гандболом и знал, что потеряно целое поколение игроков, а в подготовке молодежи есть системный провал, который не ликвидирован до сих пор. Но в то же время я знал, что нужно делать для исправления ситуации и надеялся, что люди вместе со мной загорятся этими новыми идеями.

– Тактически российская команда на тот момент сильно проигрывала лидерам?

– Я не хочу сказать, что мы тактически отстаем, многие лидеры играют примерно одинаково, и в тактике первые десять команд равны. В дуэлях с сильнейшими большую роль играет длинная скамейка запасных, которой у нас пока не хватает. И еще психология. Нас перестали бояться. Это проблема. Те сборные, которые еще вчера, планировали не проиграть мячей в семь-восемь, теперь выходят против нас с настроем только на победу.

– То есть, условно говоря, Игропуло, Атьману и Дибирову надо поверить в то, что они способны побеждать?

– Если у спортсмена есть голова на плечах, то когда ему говорят – ты суперзвезда, а с десяток лет нет результатов, то поневоле он задумается…

– Поверили бы, если б вам сказали, лет пятнадцать назад, что сборная будет радоваться седьмому месту?

– А мы и не радовались. Добиться мы хотели большего и четвертьфиналом остались недовольны. Но для дальнейшей перспективы эта позиция неплохая.

– Нельзя пройти мимо вашего конфликта с Дибировым. Что же там в итоге произошло?

– Я уже не раз говорил, что не читал интервью Тимура на эту тему, и не знаю, что он там тогда рассказал. С моей стороны никогда конфликта не было. Двери в сборную открыты всем, и большой успех, что мы смогли с ним еще раз поговорить, обсудить, и он вернулся в команду.

– На прошедшем ЧЕ часто приходилось наблюдать такую картину – вы берете тайм-аут, говорите игрокам: "ни в коем случае не привезти пенальти или удаление". Чаще всего получали и то, и другое. Это что, недостаток дисциплины?

– Скорее, недостаток игровой хитрости. В последние минуты, когда концентрация максимальна, соперники могут схитрить, показать нарушение, "купить" арбитров на нырки. А у нас очень мало кто из игроков может показать, "нарисовать" удаление на себе. Этому нам еще предстоит научиться.

– В сборной большая проблема с линейными. То, что выздоровел Павел Максимов – это плюс для нашей команды?

– Прежде всего, это плюс для его клуба, "Пермских медведей". Я посмотрел матч на Суперкубок, пока он еще не полностью готов. Но то, что он сумел восстановиться после таких тяжелых травм, уже делает ему честь. Если он быстро наберет форму, я с удовольствием приглашу его в сборную. Получить еще одного игрока высокого класса на проблемную позицию, это большая радость для любого тренера.

– То, что сейчас в македонском "Вардаре" играют сразу пять россиян – это хорошо или плохо?

– Безусловно, хорошо. Они вместе, поддерживают друг друга, их клуб борется за золото и играет в Лиге Чемпионов. А мне легче наблюдать за одним клубом, чем за пятью.

– А если у них случится конфликт с принципиальным соперником "Металургом", где играет тоже россиянин Павел Атьман?

– Ничего страшного. Никогда не бывает, чтобы все игроки дружили и в кино толпой ходили. И в мое время кто-то больше общался, кто-то предпочитал один быть. Ты можешь дружить, можешь не дружить, но за дверью базы сборной, в которой все делают одно общее дело, ты должен оставлять все клубные разборки. Иначе ты не профессионал.

– Это правда, что вы порекомендовали Сергея Кудинова клубу второй французской лиги "Шартр"?

– Я не мог его рекомендовать, потому что я не его агент. Но в "Шартре" тренер хорошо мне знаком еще по чемпионату Германии. Это дельный специалист, который умеет работать с молодежью. Он позвонил мне, я сказал сильные и слабые стороны Сергея, а дальше уже решение принималось без меня. Кудинов всегда мечтал играть за границей, и французский клуб ему поможет прогрессировать. Но чтобы не деградировать впоследствии, через год-два ему надо уходить в топ-дивизион.

– На этой же позиции время от времени появляется молодой Александр Татаринцев. Чего не хватает ему для закрепления в сборной?

– Там работы непочатый край. Он хорошо играл в испанском чемпионате, посмотрим, как получится у него теперь в Польше. Но в сборной иные требования и задачи. Саша – потенциально очень сильный игрок и наше будущее, но ему нужно еще много работать, если он хочет играть в основном составе.

– Нашим сборникам-"украинцам" из запорожского "Мотора" стало тяжелее в связи с политической ситуацией?

– Если было б тяжелее, то наверное, они сменили бы клуб. А раз все трое остались, то все в порядке. Там стабильная финансовая ситуация, клуб играет в еврокубках, его возглавляет один из лучших тренеров постсоветского пространства. Единственное, что напоминает о политике, так это приколы от партнеров в раздевалке. Но это не смертельно.

– Как отреагировали на жеребьевку чемпионата мира? После нее не будут говорить, что вашей команде везет?

– А что, так говорят? Да ладно, нам всего-то пару раз повезло – с отбором к будущему ЧЕ и на предыдущей Европе, когда по разнице дальше прошли. Просто кому-то всегда будет казаться, что и соперники никакие, и судьба нам благоволит. Этакие вечные пессимисты.

– Какая подготовка предстоит перед ЧМ?

– Первый этап – это матчи квалификации к европейскому чемпионату. Будем играть с Португалией и Украиной. В декабре будет товарищеский турнир в России, в начале января соберемся в Новогорске, а потом поедем на две товарищеские игры в Тунис и Катар, чтобы уже привыкнуть к подобному климату.

– СГР в последнее время очень многие критикуют. Лично вы довольны его работой?

– Как тренер, я доволен. Потому что просьбы выполняются, игроков в сборную клубы отпускают вовремя, я знаю, к кому обратиться в случае непредвиденных обстоятельств, и с кого, образно говоря, семь шкур спустить. А то, что клубы недовольны работой – это лучше руководителям задать вопрос. Хотя есть один момент, вызывающий у меня негатив. Информационное обеспечение находится на крайне низком уровне. Сайт СГР – это нечто. Не должно такого быть, что наши болельщики, захотевшие узнать, как сборная сыграла товарняк в Германии, должны лазить в поисках информации по немецким сайтам. Тут я не знаю, вина это федерации или конкретного человека, за сайт отвечающего.

– Последний вопрос – на что будет претендовать сборная России на ЧМ?

– Цель – попадание на пьедестал. Иной задачи я не вижу. Смысл объявлять, что мы постараемся попасть в отборочный турнир к ОИ-2016. Мы зачем собираемся на Игры – поучаствовать? Нет, мы едем за медалями, а потому надо изначально ставить амбициозные цели. Лишь в этом случае можно рассчитывать на успех.

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Загрузка...