00:00 7 октября 2016 | Гандбол

Хассан Мустафа: "Футбол - это бизнес,
а гандбол - это спорт"

Суббота. Москва. Сергей ШИШКАРЕВ (слева) и Хассан МУСТАФА в редакции "СЭ". Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ" Евгений ТРЕФИЛОВ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ" Хассан МУСТАФА. Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ" Сергей ШИШКАРЕВ. Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ" Сергей ШИШКАРЕВ (слева) и Хассан МУСТАФА в редакции "СЭ". Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ" Суббота. Москва. Сергей ШИШКАРЕВ (№11) в гала-матче олимпийских чемпионов по гандболу между сборными СССР и России. Фото Татьяна ФЕДОСОВА
Суббота. Москва. Сергей ШИШКАРЕВ (слева) и Хассан МУСТАФА в редакции "СЭ". Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

Президент Международной федерации гандбола (IHF) Хассан МУСТАФА и президент Федерации гандбола России (ФГР) Сергей ШИШКАРЕВ посетили редакцию "СЭ", где рассказали о том, каких нервов стоило допустить нашу команду до Олимпиады в Рио и каких сил будет стоить российским гандболисткам удержаться на чемпионском уровне

Сергей ШИШКАРЕВ
Родился 2 февраля 1968 года в Новороссийске.
Окончил факультет западных языков Военного Краснознаменного института Министерства обороны. Полковник запаса. Доктор юридических наук.
В 1993 году создал и до 1999 года возглавлял крупный транспортный холдинг.
С 1999 по 2011 год – депутат Госдумы РФ.
С 2010 по 2013 год – председатель комитета массового футбола и программ развития футбола РФС.
В феврале 2013 года вошел в состав Морской коллегии при правительстве РФ.
С апреля 2015 года – президент Федерации гандбола России.

Хассан МУСТАФА
Родился 28 июля 1944 года в Каире.
На протяжении 15 лет выступал за гандбольную команду "Эль-Али".
Играл за сборную Египта.
Обслуживал международные матчи в качестве судьи, работал в Олимпийском комитете Египта.
В 1998 году был признан лучшим тренером своей страны.
Глава оргкомитета мужского чемпионата мира по гандболу-1999.
Президент Федерации гандбола Египта (1984 – 1992 и 1996 – 2008).
С ноября 2000 года – президент Международной федерации гандбола.
Учился в Германии, в настоящее время живет в Швейцарии.

В РИО ГАНДБОЛ СТАЛ ВТОРЫМ
ПО ПОСЕЩАЕМОСТИ ВИДОМ СПОРТА

– Господин Мустафа, вы руководите Международной федерацией уже 15 лет. Как изменился спорт за это время?

Хассан Мустафа: – Мы неустанно продвигаем наш спорт. Гандбол – моя большая любовь. Я всю жизнь в этом виде спорта и побывал, пожалуй, во всех ипостасях. 15 лет был игроком сборной Египта, затем еще десять – тренером, защитил две диссертации на тему гандбола. Когда я только возглавил международную федерацию, моей целью было привести гандбол в каждый уголок планеты. Сегодня в IHF состоят 204 страны, и на пути к вступлению еще две или три. Второй моей задачей было увеличение бюджета нашей организации. Рост количества государств – членов IHF – само по себе не самоцель. Важно, чтобы в этих странах действительно играли в гандбол. Но это невозможно без соответствующей инфраструктуры. Cтранам, где ее нет, мы оказываем помощь.

– Как вы определяете, кому действительно требуется помощь?

Мустафа: – Все страны можно разделить на три группы: нуждающиеся в помощи, страны со средним уровнем развития и топ-державы. И для каждой из них у нас есть своя программа развития.

– И каковы результаты?

Мустафа: – На Олимпийский играх в Рио гандбол стал вторым по посещаемости видом спорта, оставив позади волейбол, баскетбол и гимнастику. Это для нас очень хорошая новость. Нас опередил только футбольный турнир, но там, если помните, Бразилия играла в финале.

– А что скажете об уровне гандбола в России?

Мустафа: – Ваша страна играет важную роль. Причем не только в Европе, но и во всем мире. Я ведь в гостях у вас далеко не в первый раз. Меня в свое время очень поддерживал прежний глава ФГР Александр Кожухов. Он был очень порядочным и честным человеком, но, к сожалению, скоропостижно скончался. В тот момент россияне показывали высокие результаты и на Олимпиадах, и на чемпионатах мира. Затем был спад, связанный с конфликтами между людьми в федерации. Помню, я несколько раз прилетал в Россию, разговаривал с тренерами, функционерами…

– Вы поддерживали одну из сторон?

Мустафа: – Нам, в IHF, было очень важно, чтобы в вашей федерации был порядок. Только в спокойной обстановке сборные могут завоевывать медали. И я был очень рад, когда организацию возглавил Сергей Шишкарев. Я уверен, что успеха могут добиваться не только российские девушки, но и ребята – у вас в стране прекрасные игроки и отличная инфраструктура. Сейчас вы на правильном пути благодаря президенту ФГР и благодаря председателю попечительского совета ФГР Дмитрию Рогозину. Он один из тех, кто просто очень любит этот вид спорта, потому что сам долго им занимался. За счет этой любви он и сумел объединить вокруг себя людей.

Евгений ТРЕФИЛОВ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Евгений ТРЕФИЛОВ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

ТРЕФИЛОВУ НАДО ЗАБОТИТЬСЯ О ЗДОРОВЬЕ

– Вы были удивлены победой женской сборной России на Играх в Рио?

Мустафа: – Нисколько. Был уверен, что Россия станет чемпионом мира-2015 еще в Дании. И говорил об этом Сергею Шишкареву, он не даст мне соврать. Это никакой не комплимент, я действительно готов был поспорить, что так и будет. Я слежу за вашей сборной, потому что команда показывает красивую и зрелищную игру. Но вы проиграли в четвертьфинале сборной Польши.

Сергей Шишкарев: – Я смотрел четвертьфинал с Польшей в Москве и верил, что мы должны проходить дальше. После игры, конечно, был крайне разочарован, но все равно полетел в Данию, встретил там президента Мустафу и получил от него чуть не выговор: "Сергей, что с вами случилось?! Вы должны были быть в финале!".

Мустафа: – У России великолепная команда, но это спорт. В том четвертьфинале в Дании просто был не ваш день.

– Сергей Николаевич, после поражения на чемпионате мира у вас был соблазн что-то кардинально поменять в команде накануне Олимпиады?

Шишкарев: – С момента победы над Германией 7 июня прошлого года, когда мы попали на чемпионат мира, наша женская команда провела 25 матчей, а проиграла всего один – тот самый четвертьфинал против Польши. На тот момент я не был столь сильно вовлечен в жизнь команды. Чемпионат мира в Дании стал вообще первым крупным турниром, который я увидел вживую. Первое, что бросилось в глаза, – на ЧМ-2015 у нас не было команды как таковой. Были сильные игроки, масса противоречий между ними и Трефилов над всем этим. Тогда я поставил перед собой цель: я должен создать команду. Пусть тактикой и игровыми взаимодействиями занимается тренер, мое дело, чтобы игроки из разрозненных личностей превратились в коллектив.

– Господин Мустафа, вы знакомы с Трефиловым лично?

Мустафа: – Конечно, мы знакомы много лет. Несколько раз мы разговаривали, и я неизменно советовал ему заботиться о здоровье. Евгений так нервничает во время игр, что порой теряет контроль над собой! Иногда он говорит что-то не совсем этичное, на чемпионате мира это даже обернулось неприятной историей с норвежским телевидением.

Хассан МУСТАФА. Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Хассан МУСТАФА. Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

КОЛЛЕКТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ НЕПРИМЕНИМА

– Перед Олимпиадой в Рио был риск, что вся российская сборная, включая гандболисток, не поедет на Игры из-за допингового скандала. Какой была ваша позиция?

Мустафа: – О допинге в России было много разговоров. Но с самого начала я был уверен, что нельзя наказывать всех спортсменов. Это было бы некорректно и даже нечестно. Вот если мой родной брат преступник, разве вы посадите меня в тюрьму? Пусть он член моей семьи, но ведь лично я не делал ничего плохого. На мой взгляд, коллективная ответственность тут неприменима. Перед Играми мне позвонил один из чиновников МОК и сказал, что решение об участии россиян в Играх остается за международными федерациями. Тут же я решил, что мы протестируем всю российскую команду. Эти пробы были отправлены в Лозанну, все они оказались чистыми. После этого мы приняли решение о допуске всей сборной России. Почему я должен наказывать людей, которые чисты? Считаю, это был правильный шаг.

– А вы в то время, когда шли разбирательства, чувствовали какое-то давление со стороны иностранных коллег?

Мустафа: – Если вы хороший лидер, то никого не должны слушать. Нужно быть честным по отношению к самому себе. И никакого давления со стороны на нас быть не могло! Я занимаю свой пост уже давно, и все прекрасно знают мой характер. Еще со времен игровой карьеры никогда не держался за свое место. Не держусь и сейчас. Если вдруг на меня начнут оказывать сильное внешнее воздействие – сразу уйду в отставку.

Шишкарев: – Хочу рассказать одну историю. Мы очень нервничали, когда ждали результаты наших проверок на допинг и окончательного решения о допуске. Я старался звонить господину Мустафе каждый день, мне даже показалось, что я был слишком настойчив. И в день, когда должен был выноситься вердикт, 29 июля, я получил от него эсэмэску: "Срочный разговор. Позвоните мне немедленно!"

Мустафа: – Вы подумали, что случилось что-то страшное, да? У вас, кажется, в те минуты была встреча с Путиным?

Шишкарев: – С Рогозиным. И из сообщения ничего нельзя было понять – отстранили ли нас или допустили. Я мигом выбежал со встречи, набрал телефон господина Мустафы, он был в Аргентине. Я почти кричу ему: "Что такое?!" А он спокойно: "Все чисты, все в порядке". Я в ответ: "Дааааа! Спасибо вам большое, господин президент!"

Сергей ШИШКАРЕВ. Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Сергей ШИШКАРЕВ. Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

МЕЖДУ РЕЗУЛЬТАТАМИ ОЛИМПИАД
И МАССОВЫМ СПОРТОМ – ПРЯМАЯ СВЯЗЬ

– Господин Мустафа, похоже, вам не привыкать двигаться против течения…

Мустафа: – В моей работе на посту президента международной федерации часто возникали сложные ситуации. Я ведь из Африки, а до меня главой организации был министр иностранных дел Австрии Эрвин Ланц. На выборах победа оказалась за мной, и люди из Европы этого не поняли. Проблем было много. Но я никогда не переживал из-за чьего-то мнения. Важно, что будут говорить люди, когда ты завершишь свою работу. Либо ты просто просидел на своем кресле и ничего не сделал, либо внес вклад в развитие спорта.

Многие не любят перемен. Вот сейчас говорят, что Россия пробилась на Олимпиаду благодаря моей поддержке. Почему? Когда я занял пост президента, семь команд выходили на Игры через чемпионат мира, и все они были европейскими. Я тогда спросил: какая связь между одним турниром и другим? Ведь между ними – два года! Команды за это время меняют игроков, тренеров, а иногда даже появляются новые руководители национальных федераций. И мы решили ввести дополнительную квалификацию. После этого против меня поднялась настоящая фронда. Но я сказал: если конгресс принимает решение, то я, как глава федерации, должен стоять за его выполнение. Иначе же сегодня мы сделаем одно, завтра передумаем, послезавтра – снова что-то изменим. Ну вы понимаете…

– Во многих игровых видах спорта есть проблема большого количества натурализованных спортсменов. В гандболе, в частности, этим грешит сборная Катара. Вас не тревожит подобная тенденция?

Мустафа: – На самом деле практически во всех ведущих сборных много натурализованных спортсменов, но сборная Катара в этом случае не очень хороший пример. Помню, в 2001 году я посетил полуфинал юниорского чемпионата мира во Франции. Я сидел рядом с президентом Жаком Шираком. Египет тогда проиграл французам всего один мяч. Тем не менее я не мог не отметить превосходство соперника и сказал Шираку: "Знаете, в команде Франции много хороших французских игроков". (Смеется.) И действительно, если вы посмотрите на гандболистов их сборной, то увидите, что больше половины среди них – выходцы из Африки.

– Сергей Николаевич, в России немало натурализованных игроков в футболе, баскетболе и особенно – в мини-футболе. Что вы думаете об этой тенденции?

Шишкарев: – Думаю, что Россия несколько десятилетий доминирует во многих видах спорта. И если мы сдали позиции в некоторых дисциплинах, это не значит, что настало время заменить наших спортсменов иностранными. Я против такой тенденции, и могу принять ее в одном случае: если она значительно увеличит популярность спорта в России. Представим, к примеру, что мы дали гражданство Лионелю Месси. Тысячи мальчиков и девочек в России тут же захотят заниматься футболом. Но, как правило, присутствие иностранцев в наших национальных командах не приносит спорту большой популярности. Максимум добавляет несколько процентов.

Многие люди говорят, что это две совершенно разных проблемы – результаты олимпийских игр и массовый спорт в России. Но я всегда отвечаю, что между ними есть прямая связь. И нам лучше инвестировать в отечественных спортсменов. Например, в мужском гандболе многие наши игроки уезжают играть за границу, потому что здесь им не могут достойно платить. Поэтому мы должны в первую очередь вкладываться в кандидатов в нашу сборную. Правда, тут нужно сделать исключения для украинцев, белорусов и других гандболистов из бывших советских республик. Это наши братья и сестры, и для них переезд в Россию – это шанс выйти на более высокий уровень. Именно поэтому мы и дали гражданство украинке Юлии Манагаровой.

Мустафа: – Хочу кое-что добавить. Россия – большая страна, но, к сожалению, не гандбольная. Сколько гандболистов в России? 35 тысяч? В Германии – 8 сотен игроков, но зрителей – 1,2 миллиона. А финальный матч немецкого чемпионата по телевизору смотрело 18 миллионов человек.

Сергей ШИШКАРЕВ (слева) и Хассан МУСТАФА в редакции "СЭ". Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Сергей ШИШКАРЕВ (слева) и Хассан МУСТАФА в редакции "СЭ". Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

В РОССИИ НЕ НАЙТИ ЛЮДЕЙ,
КОТОРЫЕ НЕ ВИДЕЛИ БЫ ФИНАЛ В РИО

– Что нужно делать, чтобы в России поднять популярность гандбола на такой же уровень?

Мустафа: – Школы, школы, и еще раз школы. Гандбол – это очень зрелищный спорт, который не требует много денег. Признаюсь, я не понимаю российскую систему. Россия в течение долгого времени является одним из лидеров в гандболе, но не показывает достаточного количества матчей по ТВ. Вот основная проблема – если вы будете показывать гандбол, то интерес будет расти. Однажды я беседовал с экс-президентом ФИФА Зеппом Блаттером и спросил его: знаешь в чем разница между футболом и гандболом? В футболе можно спать полчаса и ничего не изменится, а в гандболе едва ты прикроешь глаза, изменится все. Если медиа сосредоточатся на гандболе, он вполне может стать в России спортом номер два после футбола. У вас есть для этого все – хорошая команда, хорошие результаты, хорошие игроки и так далее.

– Сергей Николаевич, а вы верите, что гандбол когда-нибудь сравнится по популярности с футболом?

Шишкарев: – Гандбол – прекрасный динамичный вид спорта, но пока СМИ уделяют ему недостаточно внимания, хоть мы и выправляем положение. Я бы не стал сравнивать футбол и гандбол – это разные виды спорта, абсолютно разные зрелища.

– Но финальный матч на Олимпиады-2016 произвел фурор на российском телевидении.

Шишкарев: – Да, после нашей победы мой телефон разрывался от сотен сообщений и звонков. Мне звонили даже те друзья, которые никогда не интересовались гандболом. Я встречал многих людей, но среди них не было ни одного, кто не смотрел бы финальный матч в Рио.

Мустафа: – Гандбол – это тот вид спорта, который приковывает внимание всех людей. Во время Олимпиады я встретил босса "Формулы-1" Берни Экклстоуна, и он задал мне всего один вопрос: "Почему вы не развиваете гандбол в моей стране, в Великобритании?" Я ответил, что сейчас мы работаем над этим. "Если вам потребуется какая-то помощь, дайте об этом знать", – сказал мне Берни.

– В ближайшее время мы сможем увидеть международные турниры топ-уровня в России?

Шишкарев: – Мы рассматривали два варианта проведения чемпионата мира по женскому гандболу в России: в 2021 или в 2023 году. Я был за вариант 2021 года, однако Министерство спорта выступало за 2023 год. Пока оба проекта не получили развития.

– Как вы считаете, успех сборной России в Рио поможет что-то изменить в плане популяризации гандбола в стране?

Шишкарев: – Да, конечно, мы ждем изменений. На церемонии награждения спортсменов в Кремле президент страны говорил о гандболе и снова упоминал его при встрече с главой ОКР Александром Жуковым. Это очень важно для становления гандбола в стране в целом. У нас есть шанс. Например, мы надеемся, что когда-нибудь гандбол будет включен в школьную программу.

Суббота. Москва. Сергей ШИШКАРЕВ (№11) в гала-матче олимпийских чемпионов по гандболу между сборными СССР и России. Фото Татьяна ФЕДОСОВА
Суббота. Москва. Сергей ШИШКАРЕВ (№11) в гала-матче олимпийских чемпионов по гандболу между сборными СССР и России. Фото Татьяна ФЕДОСОВА

НАМ НУЖНО ВРЕМЯ, ЧТОБЫ ОСВЕЖИТЬ СОСТАВ

– Вернемся к футболу. Вы говорили о том, что футбол – спорт № 1…

Мустафа: – Футбол – не спорт. Это бизнес.

– А гандбол? Не бизнес?

Мустафа: – Нет. Я не приветствую этого. Ведь когда в спорте много денег, пропадает дух честной игры. Деньги важны, но это не главное.

– Все мы знаем самые богатые футбольные клубы мира. А когда мы говорим о гандболе, то какие клубы выделяются здесь?

Мустафа: – Я точно не знаю, в интернете можно найти эту информацию. На мой взгляд – это "ПСЖ". Но каков его бюджет – точно сказать не могу.

– А если кто-то захочет иметь свой гандбольный клуб, сколько денег в него нужно вложить, чтобы клуб регулярно выступал на международной арене? Один миллион долларов? Или может 100 миллионов?

Мустафа: – Нет, я думаю, 100 миллионов – это перебор…

Шишкарев: – Если мы говорим о "ПСЖ", то речь будет идти приблизительно о 20 – 30 миллионах. Я, например, не могу представить, что у Николы Карабатича зарплата меньше одного миллиона евро. То же самое можно сказать и про датчанина Миккеля Хансена. Возьмем "Кельце" – это победитель "Финала четырех" Лиги чемпионов EHF. У этого клуба бюджет поменьше, чем у французов. Я спрашивал у своего польского коллеги Анджея Красницки, и он озвучил сумму в районе 10 – 12 миллионов. В Кельце гандбол – спорт № 1: у них проводятся встречи Лиги чемпионов и Кубка лиги. Поэтому они имеют неплохой доход от продажи билетов, что и составляет треть их доходов.

– А какой уровень зарплат в мужском и женском российском гандболе?

Шишкарев: – Это коммерческая тайна, я могу только догадываться. Но, думаю, что в команде "Ростов-Дон" самые большие зарплаты. Но даже зарплата норвежского легионера Катрин Лунде там – не больше 10-12 тысяч евро в месяц. А звезды нашей национальной команды Анна Вяхирева и Екатерина Ильина получают меньше 10 тысяч евро. Если мы сравним эти цифры с зарплатой Карабатича, то поймем, насколько велика разница.

– Господин Мустафа, что значит для вас Россия, если оставить в стороне гандбол?

Мустафа: – Россия – великая держава! И главное в ней – ее лидер, очень уважаемый человек во всем мире, в том числе и в США. Он очень гордится своей страной, и это важно. Думается, благодаря такому человеку, Россия сейчас находится в мире на лидирующих позициях. Впервые я встретился с ним в Гватемале, когда проходили выборы страны – хозяйки Олимпийских игр-2014, нас познакомил глава Международного союза современного пятиборья Клаус Шорман. Затем мы встречались в Сочи, во время конвенции "Спортаккорд", он приглашал нас на ужин. Он очень приятный человек и отличный руководитель.

– Теперь Россия – олимпийский чемпион по гандболу. Защищать титул сложнее, чем его получать?

Шишкарев: – Вы абсолютно правы. Что касается следующих Игр, то команду подготовим достойно, но нужно быть готовыми к любому исходу. От поражений не застрахован никто. Я не хочу, как говорят, подстелить соломку. Но встает вопрос мотивации нынешних олимпийских чемпионок. Евгений Трефилов уже как-то говорил, что многие из них до сих пор витают в облаках. Я могу понять девушек, это непросто: они должны постоянно давать интервью и всячески продвигать наш вид спорта. И все-таки их главная работа – на площадке. Они должны много тренироваться, а вот их самоотдачей Трефилов сегодня как раз не очень доволен. И это нужно менять.

Но более предметно об этом можно будет говорить после того, как мы выступим на товарищеском турнире "Золотая лига" и проведем матчи со сборными Франции, Дании и Норвегии. Это будет очень непростая проверка, тем более что половина команды у нас поменялась. Появились новые лица: например, Дарья Самохина – наша юная восходящая звезда или Антонина Скоробогатченко, которой всего 17 лет. Нам нужно время, чтобы освежить состав и дать новым игрокам возможность притереться друг к другу.

Мустафа: – Я могу сказать так: когда вы достигли пика, нельзя парить в небе. Иначе можно очень быстро упасть на землю. Добраться до вершины – это еще полдела. Надо еще научиться летать.

– У российского женского гандбола есть возможности, чтобы держаться на достигнутой высоте продолжительное время?

Шишкарев: – На меня произвели хорошее впечатление наши юниорские команды, выступавшие на международных турнирах. Сборная России выиграла чемпионат мира в возрастной категории U-18 и стала серебряным призером в возрасте U-20. Молодежь у нас хорошая, но нам по-прежнему не хватает сильных гандболисток среднего возраста – 27 – 28 лет. Этот пробел мы можем восполнить. У нас есть сильный резерв, достойный пример перед глазами и отличный тренер – нужно продолжать работу и тогда все получится.

Мустафа: – Я бы еще хотел отметить бойцовский дух российской сборной. Вроде бы она ничем не превосходит своих соперниц из Норвегии, Франции, Бразилии… Однако эта команда обладает одной особенностью. Даже уступая 6 – 7 мячей, она не сдается и продолжает борьбу. Это потрясающе!

– Вы сказали, что наши гандболистки немного задрали нос после олимпийской победы. Как настроение их тренера?

Шишкарев: – Честно говоря, он уже устал от интервью. С одной стороны, это приятное занятие. С другой – отвлекает от главного. И Трефилов хочет уже вернуться к своей работе. Как-то тут он мне даже сказал: "Когда же закончатся все эти празднования?! Мы уже три дня в Москве, но толком не провели ни одной тренировки".

– А может ли нашу команду когда-нибудь возглавить тренер-женщина?

Мустафа: – Знаете, я мечтаю о том, чтобы в один прекрасный день в женском гандболе работали только женщины – тренеры, судьи, менеджеры. Уже сейчас их немало, но я мечтаю о том, чтобы были только они…

Шишкарев: – Могу добавить, что в нашей сборной сейчас как раз появилась тренер-женщина. Работать с вратарями будет тренер тольяттинской "Лады" Любовь Каляева. Она приступит к обязанностям уже на "Золотой лиге" в Дании. Очень рад, что в раздевалке теперь и в числе тренеров появятся девушки. Кроме того, начальником женских молодежных сборных будет двукратная чемпионка мира Мария Сидорова. Я лично настаивал на этом назначении.

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ