01:55 21 сентября 2012 | РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ

Андрей Сидоренко: четыре года в Освенциме

Фото - Алексей ИВАНОВ "СЭ". Фото "СЭ"
Фото - Алексей ИВАНОВ "СЭ". Фото "СЭ"

РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ

Главным тренером "Спартака" за два часа разговора мы были совершенно очарованы. Когда-то Вячеслав Быков, едва приехавший из Швейцарии, обронил: "С моим подходом к жизни и работе я просто обязан однажды выиграть чемпионат!" Мы попросили Сидоренко повторить эти слова - и он после секундной паузы повторил.

У Быкова, как известно, все получилось.

Теперь и на "Спартак" будем смотреть другими глазами.

НАРКОТИКИ

- После назначения вы говорили, что в "Спартаке" увидели "запущенную команду".

- Это правда.

- Что такое "запущенная команда"?

- Дружбы между ребятами не было вообще. Иностранцы сами по себе, русские сами по себе. Некоторые даже не здоровались.

- Неужели?

- Да. Раздевалка неживая была. Сейчас все иначе! Мне очень комфортно в "Спартаке". Полное взаимопонимание с руководством, никто не лезет в тренерские вопросы. Растет посещаемость. Клуб активно работает с болельщиками. Снижены цены на абонементы. Открыт семейный сектор. А возле дворца спорта установили шатер с детской зоной и магазином атрибутики.

- В "Спартаке" тренера будут критиковать всегда. Какая-то реплика задела?

- Я от этого отстранился. Для себя решил - заметки о "Спартаке" пропускаю. Но иногда помощники что-то рассказывают.

- Мы вычитали слова Борис Майорова - дескать, играет "Спартак" скучновато, прошли синюю линию - и ухнули по воротам.

- Пусть говорит…

- Он не прав?

- На мой взгляд, в этом сезоне "Спартак" показывает совсем другой хоккей. Хотя вот уступили "Кузне". Почему? Недооценка! Мы средняя по составу команда, расслабляться нельзя. Перестроиться по ходу матча уже не можем.

- Команду строите почти с нуля. Прежде такой опыт у вас был?

- Если здесь 17 новых игроков, то в "Тракторе" было еще интереснее. Закончился июнь, через три недели сборы, а у меня всего шесть человек подписано. В 2000-м тренировал новокузнецкий "Металлург" - та же история. Я пришел - долгов полно, хоккеистов, которые перед этим стали бронзовыми призерами, разогнали. Мы ужимались во всем, набрали молодежь.

- Встречали город с худшей экологией, чем Новокузнецк?

- Я же из Челябинска, меня экологией не удивишь. Хоть Новокузнецк похлеще. Черный снег - не редкость. Как-то собирались на выезд, сухая осень. Форточку приоткрыл. Возвращаюсь - на подоконнике слой пыли с металлом.

- Сергей Михалев в Череповце насчитал 70 труб из окна.

- В Новокузнецке не меньше. Порой смотришь на дым - ага, кирпичного цвета. Значит, выброс. Зато красивые закаты.

- В горячих цехах бывали?

- А как же? Когда играл за "Трактор", нас по всяким цехам водили. Особенно поразил литейный. Я по нему еле шел. Пол в масле, скользко, душно, сплошной туман. В Новокузнецке ездили на "Сибмаш". Все то же самое. Причем там в 2000-м полная неразбериха была, народ месяцами не получал зарплату. Страшный период для города. Видели б вы эти подъезды, дома… Мы хоккеистам не могли снять приличную квартиру. Ко мне клуб даже охранника приставил!

- Вот это новость.

- Люди из "Металлурга" лучше знали, что за обстановка вокруг. Но я, конечно, обалдел. Жил по маршруту: дом - дворец - дом. Игорь меня сопровождал повсюду. Я в квартире, он у двери. Разок в театр выбрался, и там рядом сидел.

- Работа охраннику нашлась?

- Была пара эпизодов. Не хочется об этом вспоминать - царство небесное хоккеисту, который с ножом на меня кидался…

- Кажется, мы догадываемся, о ком речь. Бывший капитан "Металлурга" Вадим Морозов, ставший наркоманом.

- Да. Его не взяли в новую команду. Талантливый хоккеист, в Новокузнецке кумиром был. У меня в голове не укладывается, как человек умудрялся играть и употреблять наркотики?! От этого и погиб в 35 лет.

- По слухам, Артем Чернов тоже не избежал проблем с наркотиками.

- Понимая, что хоккеисты при деньгах, в Новокузнецке около них постоянно ошивались сомнительные типы. Распространяли эту дрянь и подсаживали ребят. Чернова я пригласил в "Металлург" в 17 лет. Талантище! Был уверен, что мальчишку ждет большое будущее. Но и его увели не в ту сторону. Артем лечился, вроде бы зависимость поборол, но где сейчас - не в курсе.

- Тот ваш охранник, Игорь, - хороший парень?

- Нормальный. Стресс-то был на каждом шагу. Идем иногда после матча - говорю: "Дай пистолет". И я как в вестерне расстреливаю обойму…

- В воздух?

- В какую-нибудь кучу гравия. "Дай еще". Игорь перезаряжает. Я пар выпускаю, возвращаю.

- Нынче пар выпускаете менее радикальным способом?

- Да, теперь я гораздо сдержаннее. Посидишь, помолчишь. И успокаиваешься.

- Алкоголь - не ваша тема?

- Абсолютно. Бывает другое. После игры на нервной почве так хочется есть, что закидываешь в рот все, что отыщешь в холодильнике. Без разбора. Потом коришь себя - зачем?

- Владимира Крикунова спросили: "Когда в последний раз сталкивались с хоккеистом, который мог запить?" Тот ответил мгновенно.

- А мне надо вспомнить. Вот, с Ромой Людучиным в прошлом сезоне толковали об этом. А наутро его лишили прав за управление в пьяном виде.

- Громкая была история.

- Да уж. Сказал ему: "Собственный талант гробишь".

- Поэтому сегодня Людучин не в "Спартаке"?

- Рома сам ушел. Хотя жаль было расставаться. Он бы "Спартаку" помог, да и болельщики его любят. Одаренный хоккеист, но ведет себя, как ребенок. Говорю команде - форма должна быть у всех одинаковая. Игроки кивают, а Рома глупо улыбается: "Я уже все друзьям раздал…"

- Самый крупный штраф, который выписали хоккеисту?

- Это в "Спартаке". Наказал одного за то, что огрызнулся.

- Давайте угадаем - обошлось тысяч в пять долларов?

- Поменьше. Но все равно больно. Второй раз наверняка задумается, прежде чем рот раскрывать.

- Чего не хватило Хоссе, чтоб задержаться в "Спартаке"?

- Желания. Мне нужно, чтобы игрок горел на площадке. Хосса же выглядел человеком, уставшим от хоккея.

- Кажется, вы раньше привлекали в команду психологов?

- Было дело. Но убедился, что пользы от них мало.

- Почему?

- К тестам, которые дает психолог, хоккеисты относятся небрежно. Галочки над ответами малюют, не вникая, чтоб поскорее отделаться. Результаты исследования становятся необъективными. Хоть и психологи разные попадаются. Например, в Новокузнецке один настойчиво рекомендовал мне сменить название клуба.

- Какие варианты предлагал?

- Что-то звериное - то ли "медведи", то ли "львы". Говорил, мол, характер животного будет обязательно передаваться команде. Смешно.

ДРАКА

- Кто из работающих в КХЛ тренеров вам особенно интересен в творческом плане?

- Белоусов. Крикунов. Есть, чему поучиться.

- Ваш "Спартак" баллоны тоже таскает?

- Нет. Это не мой метод. Ни в одной команде баллоны я не использовал.

- Почему?

- С психологической точки зрения это тяжело для спортсмена. Как-то разговорился с легендарным Людеком Букачем. Он рассмеялся: "Представляю, что услышал бы от Ягра, если б велел ему тащить баллон!" Та беседа многое для меня прояснила. Еще повезло, что с Дмитриевым общался, когда я минский "Тивали" привозил в Сетунь. Игорь Ефимович меня домой приглашал. Посвящал в тренерские тонкости. А с Тихоновым однажды вообще забавно получилось.

- Расскажите.

- Приехал его ЦСКА в Минск. Стоим у раздевалок. Я - салага, начинающий тренер. Но набрался смелости и спросил: "Виктор Васильевич, разъясните мне такой момент в построении обороны…" На стенах висели инструкции по технике безопасности, лозунги. Так он извлек откуда-то маленький карандаш - и прямо на этих плакатах что-то рисовал.

- С ума сойти.

- Да! Сюрреализм! Я все старался запомнить - чтоб потом перенести в тетрадь.

- А к Юрзинову вы специально в Финляндию ездили учиться.

- Мы до этого пересекались - но в Турку я встретил другого тренера. Юрзинов поменял все в системе игры. И я стал перестраиваться, глядя на него. Мы до сих пор поддерживаем контакт.

- Юрзинов - мастер удивительных формулировок.

- Названия упражнений невероятные. "Вилы в бок", "подкопаем под воротами"… Самому копировать бессмысленно. Это лишь у Владимира Владимировича выходит органично.

- А у Виктора Тихонова на тумбочке перед кроватью лежат блокнот и карандаш. Если вдруг во сне придет упражнение.

- И у меня блокноты с карандашами на каждом углу. Зацепился за идею - нащупываешь карандаш…

- Ночью упражнения приходят?

- Не упражнения. Мысли, что сказать на установке. Я их творчески провожу. Хоккеистов же надо завести эмоционально. Вот вчера цитировал закон Божий: "Сколько труда вложишь, столько тебе и вернется". Поверили, выиграли. А была игра со "Слованом", я все построил на лидерах словацкой сборной, Радивоевиче и Ружичке. Буллиты дали им пробить. Объяснял: "Вы приезжаете в Братиславу играть раз в год, этот матч город забудет нескоро". Все как в фильме "Гладиатор".

- Как?

- Герой Рассела Кроу попал в плен - и возродили бои гладиаторов в римском амфитеатре. Ему сказали: "Ты должен завладеть толпой. Толпа тебя полюбит, и ты вернешь себе славу". За счет чего? Только за счет боев! Хоккеистам повторяю эти слова.

- Когда-то вы были еще большим поклонником театра.

- Выбрался недавно в Минске на балет "Анюта". Отличная постановка Васильева. В Москве на спектакли пока не ходил, разве что на концерт Митяева. А в молодости, помню, на матч в Москву приедем - я вечером мчусь в театр. Билеты мне оставляли.

- Какой-то спектакль пронесли в душе через годы?

- "Юнона и Авось" с Караченцовым. Огромное впечатление… Читать очень люблю. В Союзе на сборы с собой целую библиотеку таскал. Ходил по дворам: "У вас есть старые газеты?"

- Макулатуру сдавали?

- Ну да. Получаешь талон - покупаешь четыре тома Джека Лондона. Вся команда читает. А сейчас у меня книжки в айпаде.

- И на какой закладка?

- На "Триумфальной арке" Ремарка. Решил перечитать - и не смог оторваться. А в телефон закачал аудиокнигу - "Белый клык" Джека Лондона. "Темный еловый лес стоял, нахмурившись, по обоим берегам скованной льдом реки…" Красота!

- Это не во время хождений по квартирам за макулатурой у вас рюкзак отобрали?

- В другой раз. В том Челябинске возможно было всякое. Идешь с рюкзаком и клюшкой, тебе по башке стукнут - домой возвращаешься налегке. В парках, на танцплощадках обычно мордобоем все заканчивалось. Дрались район на район.

- Захватывающая тема.

- Играешь во дворе в хоккей - внезапно подкатывает хлебный фургон. Как в "Черной кошке". Едем биться в соседний район. Трясет от страха, дрожишь внутри. Но показать нельзя. А то свои же отлупят.

- С арматурой ездили?

- И с цепями. Мне как-то всучили металлическую палку, завернутую в газету. Но когда я с головой ушел в хоккей, меня от этих акций оттирали. Говорили: "Андрей, сегодня на Арзамасской и Бажова будут гонять. Ты там повнимательнее…" Заранее знал, где не появляться.

- Кому-то палкой в газете, кстати, удружили?

- Не успел. А рядом со мной пареньку пробили голову цепью. Оклемался, но остаток жизни был не в себе. Недавно умер.

БЕРЕЗА

- Вы были комсоргом "Трактора". А потом из команды сбежали. Как дело было?

- ЦСКА за мной Бориса Шагаса присылал. Но "Динамо" опередило. Из Москвы сразу отправили на медкомиссию в Симферополь, присягу принимал в Бресте.

- В армии провели дня два?

- Десять минут.

- Автомат потрогали?

- Все было солидно. Сапоги дали чужие, на два размера меньше. Пальцы скрючило. А фуражка нашлась большая, на глаза съезжала. Я прочитал присягу - и закончил: "Служу Советскому Союзу!" Следом шел биатлонист. Так он вместо "служу" сказал полковнику "спасибо". И загремел на десять суток в учебку.

- Генерал Сысоев нам рассказывал, что случился в те времена скандал с каким-то хоккеистом, призванным в "Динамо". Андропов разбирался.

- Так это моя история.

- Какое совпадение.

- В "Комсомолку" писал под диктовку покаянное письмо: "Я, такой-то, совершил проступок, нет мне оправдания…" Меня дисквалифицировали на два года. Через сезон амнистировали, но играть пришлось не в московском "Динамо", а в минском.

- Хоть бронзовую медаль в московском вручили?

- Нет. Не хватило матчей.

- Чем занимались, отбывая дисквалификацию?

- Тренировался в Минске. Зарплата капала, так что в деньгах особо не потерял. Только в игровой практике. После этого вся карьера кувырком.

- Переходов было множество. Почему именно вас сделали козлом отпущения?

- Мне самому интересно. Единственная версия - тренер "Трактора" Цыгуров дружил с Тяжельниковым, большим человеком из ЦК. Как домой к нему ходил.

- С Цыгуровым вы и поиграть успели. Он даже с кулаками на вас бросался.

- Это 1976 год. Сборная улетела в Канаду, взяли нашего Белоусова. А в "Тракторе" мной заткнули дырку в звене. И вот эпизод - обыгрываю Цыгурова за воротами. Через секунду получаю такой толчок в борт, что оргстекло осыпалось.

- Круто.

- Думаю - ах, так? Догнал - и ка-а-к засадил ему в тело! Смачно! Все по правилам - но ветеранов тогда нельзя было трогать. У человека закипело, понесся за мной - а я уже возле скамейки. Наш тренер Кострюков сидел на отдельном стульчике, с микрофоном. Он Цыгурова и остудил.

- А Николая Шорина в "Тракторе" застали?

- Да. Для челябинского хоккея Шорин - личность эпохальная. Один из лучших форвардов клуба. Жизнь его оборвалась трагически в 43 года. Ушел из дома - и пропал.

- Тот же Цыгуров изрек: "Что такое мастерство? Количество повторений". Согласны?

- Мне кажется, этого недостаточно. Еще и талант. Допустим, Крутов с Ларионовым пасы отдавали не глядя. По наитию. Мыслью опережали всех на ход! Мы же вместе были в молодежной сборной, с которой в 1979-м выиграли чемпионат мира. С Ларионовым я жил в одной комнате. Нас музыка сблизила, Род Стюарт. Пластинки возили.

- Как страна отблагодарила за победу?

- В Спорткомитете выдали шикарные премиальные - 5 тысяч рублей. Можно было машину купить.

- Самое нелепое упражнение, с которым сталкивались как игрок?

- Забег на березу.

- Это кто ж работал настолько по-тарасовски?

- Сам Анатолий Владимирович. Проводил в Челябинске мастер-класс. Нас, молодых, кинули ему на растерзание. Осваивать затеи.

- Когда поняли, что бег по деревьям - глупость?

- Не сразу. Нас Тарасов заставлял и "казачка" танцевать с 25-килограммовыми блинами в руках. Знаете, почему я рано закончил? В чем беда?

- В чем?

- Очень уж был исполнительный. Все упражнения - от и до. А нас, 16-летних, в "Тракторе" ставили под штангу в 160 кг. Однажды такой радикулит схватил, что разогнуться не мог. Вот спина и не выдержала.

- Бегали тоже немало?

- Уф-ф! То 15 отрезков по 400 метров. То кросс - 21 километр. Помню свои ощущения - километров за пять до финиша уже не потеешь. Наоборот, высыхаешь, тебя бьет озноб. Добегаешь на воле и характере. Совершенно бесполезная для хоккеиста нагрузка.

САЛЕЙ

- Виктор Тихонов рассказывал, как его рижское "Динамо" жило в Ульяновске в доме престарелых. А вы в экзотические гостиницы попадали?

- Как-то в Пензе привезли наш "Амур" на базу отдыха. Плесень на стенах, затхлый запах, разбросанные повсюду презервативы. Жуть!

- Там и готовились к игре?

- Нет. Я хай поднял - и нас переселили. Но самый экстремальный выезд был, когда с юношеской командой "Трактора" выступал на первенстве Челябинской области. Играем в городке Усть-Катав. Стоянка поезда - две минуты. Часть ребят с хоккейными баулами выпрыгивала на ходу. Ночь, мороз минус 30. Ждем автобус - а вместо него за нами почему-то присылают "КАМАЗ". Деваться некуда. Побросали в кузов форму, залегли на нее и - в путь. Ехали до гостиницы полчаса. Чуть не околели!

- А древний автобус минского "Тивали" много приключений подарил?

- Ох! В Межнациональной хоккейной лиге мы на нем добирались и в Москву, и в Питер, и в Нижний Новгород. Денег у клуба было в обрез, экономили на всем. Автобус старый, ломался на каждом километре. Раз мы в чистом поле встали. Сашка, водитель, ремонтом занялся, а ребята картошки накопали и запекли на костре. Есть-то хочется. При этом у Сашки сменщика не было. Я в салоне сидел недалеко от него и ночами старался не спать. Мало ли что. Однажды это спасло нам жизнь.

- Каким образом?

- Я заметил, что Сашку сморило, и успел дать ему пинка. Тут же проснулся, вывернул руль. Еще секунда - и мы улетели бы в кювет.

- В той команде играл Руслан Салей?

- Да, я же его в конце 1992-го взял из Гродно. Руслан чем приглянулся? У него на все было свое мнение, но умел слушать и впитывал как губка. Работящий, исполнительный, надежный. Катался, правда, сначала корявенько. И я занимался с Салеем дополнительно после тренировки. А в 1995-м на чемпионате мира он попался на допинге…

- По собственной глупости?

- Да. Принимал что-то тайком для наращивания мышечной массы. Международная федерация дисквалифицировала Салея на полгода, и это ускорило его отъезд в Америку.

- Узнав про ярославский самолет - сразу подумали про Салея?

- Конечно. Тем более информация о Руслане шла противоречивая. То ли он был на этом рейсе, то ли на своей машине поехал в Минск и там дожидался команду. Я оборвал телефоны белорусских знакомых, многие звонили мне. Надежда теплилась. Увы…

- Говорят, Салея опознали одним из первых?

- Да. Как и Колю Кривоносова, тренера по физподготовке. Они в "хвосте" были, лица не сильно пострадали. Насколько я понял, после падения самолета пошла взрывная волна, и от огненного пламени Руслана с Колей укрыли кресла, находившиеся перед ними. А чтобы опознать тех, кто сидел ближе к пилотам, потребовалась экспертиза ДНК.

- Ваша работа в сборной Белоруссии завершилась в 1996 году появлением письма 23-х. Что стряслось?

- Все вышло в соответствии с библейской заповедью: "Ни одно благодеяние не остается безнаказанным". В свое время я вытащил из Америки Мишу Захарова. Он болтался там в низших лигах и был никому не нужен. Я протянул ему руку помощи, вызвал в сборную. Но в какой-то момент Захаров решил подмять власть под себя. Захотел стать президентом белорусской федерации хоккея или тренером сборной. Он и организовал письмо, чтоб меня убрать. Собрались люди в бане, выпили. И понеслось. "Давай? Давай!" Но такие игроки, как Салей, Скабелка, Мезин, свои автографы ставить не пожелали.

- С Лукашенко в хоккей когда-нибудь играли?

- Нет. Зато на чемпионате мира-1996 в дивизионе В, когда выиграли в стартовом матче у Швейцарии - 4:2, первую поздравительную телеграмму я получил от Лукашенко. Принесли ее в гостиницу. Потом я зачитал в раздевалке игрокам. Приятно. Батька!

ЛАГЕРЬ

- В сборную Польши вас когда последний раз звали?

- В этом году. Сейчас-то там другой президент федерации. А весной ее возглавлял мой бывший шеф, директор химического комбината из Освенцима. Мы встретились на чемпионате мира, и он интересовался моими планами. Но какая сборная, когда у меня есть "Спартак"?!

- Игорь Захаркин, который с августа ее тренирует, к вам за советом обращался?

- Нет. Да мы толком не знакомы. "Здрасьте". - "Здрасьте", - вот и все общение.

- Как правильно работать с поляками?

- Менталитет у них своеобразный. Многое зависит от настроения. То готовы с голыми руками броситься под танк, то им все по барабану.

- И как тренеру с этим жить?

- Сами поляки говорят: "У нас постоянно должен быть нож на горле!"

- Вам это удавалось, раз в Польше наградили прозвищем Золотой диктатор. Кто, кстати, придумал?

- Местные журналисты. С дисциплиной у меня в команде действительно был порядок. Главное - заставить игроков пахать. А то иногда ныли. Один поляк жаловался, что у него пульс выше 120 не поднимается. Ага, говорю, и не поднимется - если будешь ползать как черепаха.

- Это не Кшиштоф Олива?

- Ну что вы! Олива - работяга. И вообще классный парень. Включал мне записи своих боев. На его кулаках живого места нет. Все пальцы переломаны. В НХЛ Олива считался тафгаем, хотя он довольно техничный. Руки мощные, поэтому чаще использовал его на вбрасывании и в большинстве. Кшиштоф здорово играл перед воротами. Встанет, обзор голкиперу закроет - попробуй сдвинь такую двухметровую глыбу. Это же гора мышц, накаченное тело - и ни жиринки!

- В матчах против сборной Польши с ним кто-нибудь пытался вступить в кулачный бой?

- Смеетесь? Его панически боялись! Бывало, перед матчем специально стоит в коридоре. Мимо соперники шагают. Он рыкнет на них, матом обложит - так после этого на льду ведут себя как шелковые.

- Олива - любитель астрономии. Сам говорил в интервью, что, когда не мог заснуть ночами, рассматривал небо в телескоп.

- В сборную телескоп он не привозил. Может, дома хранил?

- Годы в Польше - полезная школа?

- Сто процентов! Честно говоря, я туда не рвался. Меня убедил Юрзинов: "Поезжай! Проверишь свой профессиональный опыт". Я рискнул - и не зря. В Польше обзавелся друзьями. Летом часто их навещаю. Хотя язык начал забывать - практиковаться-то не с кем.

- Помимо сборной вы четыре года тренировали клуб "Уния" из Освенцима?

- Да, в первый сезон заняли второе место, затем трижды выигрывали чемпионат. Но Освенцим - это, разумеется, не только хоккей.

- Из лагеря сделали музей?

- Да. В городе указатели повсюду, причем написано по-немецки - Аушвиц. Трудно передать чувства, которые я там испытал… Ты видишь стенды, где свалены тысячи вещей заключенных - очки, обувь, тарелки, протезы. И понимаешь, что за каждой вещью спрятана чья-то жизнь. Или стенд, где лежат волосы. Их очень-очень много. Волосы состригались с трупов и шли в текстильную промышленность Германии. Но самое гнетущее впечатление, конечно, от газовой камеры.

- Энергетика жуткая?

- Не то слово! Я стоял у печей крематория и кожей это почувствовал. Так страшно! Долго находиться там невозможно. Когда время спустя показывал музей знакомым, провел их к этим печам, - а сам пулей выскочил оттуда.

- В вашей семье кто-то воевал?

- Отец. Он танкист, в 1943-м был ранен на Курской дуге. Из всего экипажа уцелел он один. Говорил, что вылез из горящего танка и сумел отползти, хотя ему прострелили ноги. Выжил чудом. Долго лечился, но вернулся на фронт. После войны работал в Челябинске на тракторном заводе, в закрытом цехе. Там не тракторы собирали.

- А что?

- Танки. Отец мечтал, чтоб я поступил в танковое училище. Но я с детства был одержим хоккеем. Карьера военного меня не трогала.

- А вы одобрили решение сына стать хоккейным судьей?

- Да я сам его к этому подтолкнул! Максим занимался хоккеем, подавал надежды. Но после истории с письмом 23-х я уехал из Белоруссии, а сына там заклевали. Потом Юрзинов хотел забрать его в финский ТПС. Но в переходном возрасте не решились оставлять мальчишку без родительского присмотра.

- Жалеете?

- Не знаю, как бы сложилась его хоккейная карьера, но в судействе, похоже, он себя нашел. Максиму 32 года, пока обслуживает матчи МХЛ. Но я надеюсь, что и в КХЛ дебют не за горами.

- Минск стал вашим домом?

- Да. В 1993-м мне предложили возглавить сборную, при условии, что оформлю белорусский паспорт.

- Долго колебались?

- А что колебаться? В 34 года - тренер сборной! Между прочим, в Белоруссии паспорт дают на 50 лет!

- Не может быть.

- Да вот он, смотрите. Пограничники смеются, когда видят. Но у нас визы ставят в него, так что заканчиваются странички. Пятидесятилетний паспорт меняю каждые два года.

Юрий ГОЛЫШАК, Александр КРУЖКОВ

11
Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (11)

алеkсей74

Фыва13 Были драки район на район, лампасники и т.д. Но было это в середине 80-х прошлого века. Я тогда еще в школе учился. Сейчас Челябинск красивый современный город. А шпана, гопники были есть и будут в любом городе. Без этого жулья в России никак...

20:30 22 сентября 2012

Lars Berger

Вперёд, "Спартак"!)

01:45 22 сентября 2012

andersen78

Хорош гнать на Челябу!!!

18:45 21 сентября 2012

Фыва13

Про Челябинск правду написал! Особенно про экологию и драки район на район! Поледствия этого-бесславные ублюдки типа Веселого Чмоджера!

17:58 21 сентября 2012

Saratovski

альтернатива чему?позволь узнать

17:47 21 сентября 2012

john wayne

Прекрасное вью.

11:54 21 сентября 2012

Der23St545

Saratovski О, ещё один альтернативщик. Где вас только готовят? В Лэнгли?

11:46 21 сентября 2012

Saratovski

..й с барского плеча.Короче,горячатся они порой..А интервью интересное..будни же Челябинска боевые,это будни всех городов тех лет.Весело было)

10:25 21 сентября 2012

Saratovski

удивительно,когда люди ничего толком не добившиеся, дают оценку"чудачествам"мэтров,как-бесполезное)вероятно потому и выигрывали тогда постоянно,что знали как нагружать спортсменов.А что здоровье подрывали..куда деваться,стоял бы у станка на заводе(или в стали-литейном)за 150р в месяц и со спиной всё было бы пучком.А тут в 18 лет тебе 5 рубле

10:22 21 сентября 2012

Smerch

отличное интервью!

08:47 21 сентября 2012

sakusda

да уж,наш суровый Челябинский парень...

07:26 21 сентября 2012