18:21 28 августа 2014 | Формула-1

Даниил Квят: "Единственное звание,
которое меня интересует, - чемпион мира"

Даниил КВЯТ (справа). Фото Александр РОМАНОВ/f1news.ru
Даниил КВЯТ (справа). Фото Александр РОМАНОВ/f1news.ru

ФОРМУЛА-1

Российский пилот "Торо Россо" рассказал корреспонденту "СЭ" о бывших, нынешних и будущих партнерах, о предстоящем "Гран-при России" и своем отношении к изменениям в регламенте

– Начало второй половины сезона получилось для "Торо Россо" бурным. Накануне "Гран-при Бельгии" был продлен контракт с вами и подписано соглашение на следующий год с 17-летним Максом Ферстаппеном.

– Новый контракт не свалился мне с небес на голову: я хорошо работал в первой половине сезона, команда была мной довольна, и я был уверен в своем будущем в "Торо Россо". А подписание Макса ко мне никакого отношения не имеет. Так что к "Гран-при Бельгии" я готовился без всякой нервотрепки, в обычном рабочем режиме.

– И достойно выступили на трассе в Спа, принеся "Торо Россо" два очка. Но неужели грядущие изменения в команде вас не взволновали? Даже предстоящая отставка Жана-Эрика Верня?

– Жан-Эрик – отличный гонщик, он очень хорошо работал, и, я не сомневаюсь, еще поработает на команду в семи оставшихся гонках сезона. Но его замена на Ферстаппена – это решение руководства, не мне его обсуждать.

– Случившееся лишний раз подтверждает, что больше трех лет на раскрытие потенциала "Торо Россо" своим пилотам не дает. Вас это ни на какие мысли не наводит?

– У меня нет ответа на этот вопрос. Я об этом не думал и не собираюсь.

– Ваши отношения с Вернем как-то изменились после сообщения о том, что по окончании сезона он покинет команду?

– Не изменились. Наши отношения всегда были рабочими. И наверняка останутся такими же до конца сезона. А обсуждать что-то… Какой в этом смысл?

– Многие считают, что контракт с Ферстаппеном-младшим состоялся потому, что отец Макса – Йос – известный в прошлом гонщик.

– Это все не более чем разговоры. Возможно, если пилот действительно хорош, в подобных случаях двери для него приоткрыты чуть шире. Но именно чуть – отец же не водит машину за своего сына. В "Формуле-1" главное не чей пилот сын, а его мастерство, скорость и результаты. Уверен, в случае с Максом все обстоит именно так. Да и вообще, на самом высоком уровне все решают отнюдь не личные связи.

– С самим Максом вы уже успели познакомиться?

– Да, нас в Спа представили друг другу. Мы и раньше были чуть-чуть знакомы, но возможность немного пообщаться выпала здесь впервые.

– И как впечатления?

– Нормально. Хороший молодой парень, все знает, все умеет. Думаю, никаких проблем у нас с ним не будет.

– Зато, возможно, будут у самого Ферстаппена: на него почти наверняка обрушится поток критики, как на вас прошлой осенью, когда стало известно, что вы приходите в "Торо Россо".

– Надеюсь, что не обрушится. Молодым пилотам и без критики тяжело добиваться от болида нужной скорости. Первые два-три года весьма важны для карьеры. От того, как они пройдут, зависит все дальнейшее. "Ред Булл" постоянно следит за своей молодежью. И если там видят, что пилот развивается, ему могут дать шанс бороться за чемпионский титул.

– Пока же Ферстаппен получил шанс лишить вас звания самого молодого пилота "Формулы-1". Вас это расстроит?

– Совершенно не расстроит. Появление все более молодых пилотов – это общая тенденция "Формулы-1", и я думаю, это правильно.

– Ваш "Торо Россо" многие начинают называть "детским садом". 17 лет – все-таки маловато для "Королевских гонок".

– Не думаю. Кому-то и в 20 лет ездить рано, а кто-то, может, в 15 полностью готов.

– Не добавит ли появление в команде юного напарника вам дополнительной работы – в качестве этакого "дядьки"?

– Уверен, что не добавит. Сколько лет напарнику, какой у него опыт – мне все равно. Я привык делать свою работу, не полагаясь в ней на других гонщиков. Думаю, у Макса все будет обстоять точно так же.

– Ферстаппен на днях сказал: "Когда я сажусь за руль, я никого и ничего не боюсь". Это очень напомнило мне вас в самом начале сезона. Как считаете, есть сходство?

– Не знаю. Это вы, журналисты, все замечаете и сравниваете. А мне такое сходство, если честно, по барабану.

– Вы тоже говорили, что на трассе никого не боитесь…

– Говорил? Ну, может быть. Хотя боишься, не боишься – это только эмоции. У меня к этому вопросу свой подход, и он хорошо работает. Я знаю свои пределы, знаю, насколько хорошо могу делать свою работу – вот и все.

– А где они – эти ваши пределы?

– Когда машина меня полностью слушается, когда мне комфортно за рулем – я могу выжимать из нее максимум. Правда, в этом сезоне такого, чтобы я почувствовал машину стопроцентно, еще не было.

– Вы именно это имели в виду, когда в одном из недавних интервью сказали, что пока не во всем действуете идеально?

– Да. Я еще не до конца уверен в машине. В младших сериях я иногда "сливался" с ней в одно целое. А в первой половине нынешнего сезона у меня были ощущения, что с болидом "Торо Россо" мы общий язык пока нашли не полностью. Хотя в Спа почувствовал, что ситуация изменилась в лучшую сторону.

– Победа на этапе в Спа в GP3 стала в прошлом году началом вашего восхождения, приведшего в итоге в "Формулу-1". Нынешний "Гран-при Бельгии" тоже прервал серию из нескольких не слишком удачных гонок.

– Не считаю, что у нас была полоса неудач. Скорее, несколько гонок с не очень удачным концом. Это нормальный рабочий процесс, часть игры. Так бывает. И я не думал о том, чтобы в Спа что-то прервать. Я не могу перекрасить черную полосу в белый цвет – могу лишь постараться выступить как можно лучше. В Спа, думается, получилось.

– Ваше девятое место наверняка порадовало руководство "Ред Булла" и "Торо Россо", ваших фанатов, а также спонсоров команды. Среди которых, к сожалению, пока нет российских компаний.

– Да, на нашей машине много спонсорских эмблем, но это, в основном, европейские или канадские компании. Российских пока нет. Конечно, мне будет приятно, если у меня появятся российские спонсоры. Но мы ищем не просто спонсоров, а партнеров. Мы хотим, чтобы обе стороны были заинтересованы в сотрудничестве. Насколько я знаю, сейчас такие переговоры ведутся. Надеюсь, скоро они завершатся, и на моих машине и комбинезоне появится название российского партнера.

– Девятое место в ближайшей гонке в Монце для вас будет хорошим результатом?

– Все зависит от хода гонки – а она, не сомневаюсь, будет для нас очень трудной. Надо понимать: у нас не хватает потенциала бороться за подиум. Так что, думаю, попасть в очки будет хорошо.

– Монца – можно сказать, ваша вторая, после Сочи, домашняя трасса.

– Да, я долго жил в Италии и всегда возвращаюсь в эту страну с большим удовольствием, это практически мой второй дом. Но именно второй. Я русский, моя родина – Россия, мой настоящий дом там. Только все это никак не влияет на мои взаимоотношения с трассами – я просто люблю Монцу.

– За что?

– Мне нравится там ездить. Трасса в Монце очень быстрая, у меня с ней связано много хорошего. А на любимых треках все получается легко и как надо.

– А если вдруг не получается?

– Хороший вопрос. Вообще-то в мире нет ничего постоянного. Каждый раз, когда ты возвращаешься на автодром, все начинается заново. И твое выступление будет зависеть от того, как ты работал, начиная с утра пятницы.

– На своей любимой трассе в Хоккенхайме вы отлично отработали и пятницу, и субботу, а в воскресенье у вас загорелась машина – и все.

– Да, не повезло. Но это же не от трассы зависело. И любить "Хоккенхаймринг" из-за этого я не перестал. Уверен, как бы все ни сложилось на этот раз, мое отношение к Монце не изменится.

– А ощущения от других трасс, знакомых вам по младшим "Формулам", после того, как проехали по ним в "Королевской серии", менялись?

– Не сильно. Разве что в Барселоне. Там трасса сильно зависит от аэродинамики, а у нас с этим были проблемы. Поэтому удовольствия от той гонки, я, признаюсь, не получил – раньше у меня в Барселоне все выходило намного лучше.

– Вам важно, чтобы все получилось в Сочи?

– Конечно. Это же будет исторический, первый "Гран-при России", меня там, уверен, ждет мощная поддержка болельщиков, очень хочется их не подвести.

– Знаете, что теперь у вас появился шанс при успешном выступлении получить звание мастера спорта, а может быть, и заслуженного мастера спорта?

– Думаю, мастера спорта я уже давно заработал. Конечно, получить его официально было бы приятно, а заслуженного мастера спорта – тем более. Но я уже говорил, что единственное звание, о котором я мечтаю, – это чемпион мира.

– В последнее время возникают самые разные предложения на тему "Как сделать "Формулу-1" интереснее. Вы к таким вещам как относитесь?

– Спокойно. Потому что, если честно, это немного не мое дело.

– И все-таки, как вам предложение давать гонщикам дополнительные очки по итогам квалификации? Или, как в GP2, за лучший круг в гонке?

– За поул-позишн – можно. Можно вернуть один круг квалификации для первых десяти пилотов. Это все варианты, которые могут сделать гонки немного лучше, но я бы не сказал, что что-то радикально изменится.

– А единый поставщик моторов сделал бы "Формулу-1" более "спортивной"?

– Не думаю, что стоит превращать "Королевские гонки" в моносерию. В "Формуле-1" должны бороться самые лучшие производители автомобилей. В любом случае, не стоит делать резких движений. Гонки и так выглядят очень неплохо. Машины будут становиться все быстрее и быстрее – уже в Спа мы ехали на уровне прошлого сезона. Надо наслаждаться тем, что есть.

Материалы других СМИ