02:10 6 июля 2011 | Формула-1

Кристиан Хорнер:
"В людях из России меня восхищает решительность"

Глава "Ред Булл" Кристиан ХОРНЕР Фото "СЭ"
Глава "Ред Булл" Кристиан ХОРНЕР Фото "СЭ"

Интервью "СЭ" дал глава команды "Ред Булл", которая сейчас лидирует в обоих зачетах чемпионата-2011

- Известно, г-н Хорнер, что вас многое связывает с Россией. К примеру, когда-то вы даже были руководителем российской команды в "Формуле-3000"…

- Да, много лет назад у моей конюшни "Арден" действительно были инвесторы из России. За нас выступал молодой российский пилот Виктор Маслов, команду спонсировал "Лукойл", а в один из сезонов мы даже гонялись с огромным логотипом "Россия" на машине.

- И в нашу страну, знаю, вы не раз приезжали...

- Это правда. Я много раз бывал в Москве, видел несколько гонок - в памяти сейчас всплывают какие-то университетские соревнования, когда люди гонялись в буквальном смысле прямо на улицах. Был гостем российских соревнований в "Формуле-3", кузовных чемпионатов. Было здорово видеть, с каким энтузиазмом люди занимались продвижением нашего вида спорта. И лично мне очень приятно теперь наблюдать за тем, каких успехов на мировом уровне смог добиться Виталий Петров.

- Тогда, десять лет назад, автомобильного спорта у нас фактически не существовало. Могли ли вы себе представить, что так скоро у России будет и гонщик в "Формуле-1", и команда в чемпионате мира?

- Да, мог. Потому что у вас очень развиты технологии, много сильных инженеров. А автоспорт как раз и создан для того, чтобы показать все это остальным. Надеюсь, что все будет в порядке, и в 2014 году "Ред Булл" приедет в Россию на этап чемпионата мира - это было бы здорово для "Формулы-1". Но это в будущем. А пока мы с нетерпением ждем автомобильного фестиваля в Сочи (он состоится 16 - 17 июля. - Прим. "СЭ"), где в показательных выступлениях примет участие наш гоночный болид.

- Что больше всего произвело впечатление в те дни, когда вы плотно общались с людьми из России?

- Их решительность. Это очень сильное и ценное качество, и именно оно по-настоящему восхитило меня в тех парнях, с которыми я работал. Взять, к примеру, Маслова. У него до того, как он попал в европейские гонки, не было никакого опыта в автоспорте. Вообще. Но это его не останавливало, он никогда не сдавался. Да, решительность. Этого у вас не отнять.

- Быть может, через несколько лет вам предстоит поработать и с другим гонщиком из России. Ведь в программе поддержки молодых пилотов "Ред Булл" есть парень…

- Его зовут Даниил Квят. Он пока очень молод, но мы видим в нем огромный потенциал. Забавно… Все развивается, как по спирали. Его тоже спонcировал "Лукойл" - компания, которая поддерживала мою команду в 1999 году. Действительно, у меня многое связано с Россией.

- Насколько я помню, во время сотрудничества с русскими вы не выиграли ни одной гонки…

- Вы правы. А как только оно прекратилось, мы, представьте, начали выигрывать все подряд.

- Но была одна гонка - в 2000 году в Сильверстоуне, - когда Даррен Мэннинг, напарник Виктора по команде, стартовал с поул-позишн, лидировал - и вдруг в него врезался соперник. Помните, кто это был?

- Как я могу такое забыть? Этим гонщиком был Марк Уэббер! На базе "Арден" до сих пор висит фотография, на которой запечатлен этот момент: Марк врезается в Даррена, и нашу машину с огромной надписью "Россия" на борту разворачивает поперек трассы. Даррен в итоге финишировал тогда вторым, а Марк выиграл. Подумать только… с тех пор прошло уже столько лет...

- Что вы тогда про Уэббера подумали? И как после такого пригласили потом в "Ред Булл"?

- Я, кстати, хотел, чтобы он гонялся за "Арден". Нет, никакой обиды не было, в Сильверстоуне я еще раз убедился, что Марк очень быстрый и талантливый пилот. А потом, когда мы оба уже были в "Формуле-1", приложил немало усилий, чтобы переманить его в "Ред Булл" из "Уильямса". Для меня к тому времени это был очевидный выбор. Я никогда не сомневался в таланте Марка.

- Раз уж у вас столько общего с Россией, у меня есть для вас пара вопросов от моих соотечественников из паддока. Вы знаете Николая Фоменко?

- Да, конечно.

- Он интересуется, когда вы в последний раз были в отпуске.

- Насколько продолжительном?

- Ну, скажем, недели две, хотя бы…

- Две недели? Вы смеетесь? Никогда. Может быть, году в 1992-м. А вот полторы было - в прошлом году. Я съездил в Хорватию на десять дней после окончания сезона. Прекрасно понимаю, почему Фоменко об этом спрашивает. В этом бизнесе очень тяжело рассчитывать на продолжительный отдых.

- Есть еще вопрос от Виталия Петрова. Как вы думаете, о чем он спросил?

- Наверное: "Могу ли я гоняться на вашей машине?"

- Нет. Логично было предположить, что его вопрос будет связан с прошлогодним "Гран-при Абу-Даби" - про гонку, где он, сдержав Фернандо Алонсо, помог выиграть титул Феттелю…

- И что, он спросил именно об этом?

- Нет, его вопрос был о другом. Но уж если зашла речь об Абу-Даби. Вы пытались...

- …поблагодарить его потом? Честно говоря, не думаю, что Виталию нужны наши благодарности. Он пилотировал за себя, за свою команду, то есть выполнял свою работу - и отлично справился с ней. Мне действительно приятно видеть, как он прогрессирует - и после Абу-Даби в том числе. Виталий выступает все лучше и лучше. Вам есть, кем гордиться.

- На самом деле Петров задал очень простой вопрос: "В чем секрет вашей машины?"

- В вопросе уже есть ответ. Это секрет.

- Теперь о том, что волнует сейчас большую часть руководителей команд "Формулы-1". Со следующего этапа в чемпионате вступают ограничения на работу так называемых выдувных диффузоров. На ваших машинах эти системы появились раньше, чем у остальных, и многие в паддоке уверены, что эти изменения направлены прежде всего на то, чтобы сдержать "Ред Булл". Последние недели наверняка были беспокойными…

- Я бы не сказал, что был обеспокоен. Единственное, сложно понять, почему подобные изменения происходят посреди чемпионата. Было бы логичнее запрещать что-то уже после окончания сезона. Так что мы скорее озадачены, чем обеспокоены. Но мы принимаем позицию федерации, потому что они запрещают использовать эту систему не только нам, но и остальным.

В то же время не могу не отметить, что в прошлом ФИА не раз действовала совсем по-другому. Вот, например, год назад появились воздуховоды, и федерация запретила их из соображений безопасности. Но сделано это было после окончания чемпионата.

Так или иначе, грядущий запрет - это не повод для волнений, мы уже не можем ничего изменить. Теперь главное - понять, что будет дальше. В "Ред Булле" представляют, сколько придется потерять после введения запрета, но очень сложно оценить, сколько потеряют другие.

- Технический делегат ФИА Чарли Уайтинг утверждает, что введение запрета на воздуховоды или двойные диффузоры, которые применялись в 2009 году, нельзя сравнивать с нынешней ситуацией. Те системы, по его словам, были легальны, но по определенным причинам их было решено запретить. Тогда как выдувные диффузоры, по его мнению, изначально не соответствовали правилам этого года. Вы согласны?

- На самом деле все зависит от интерпретации регламента. Чарли изложил свою точку зрения, и нам ничего не остается, как принять ее. В конце концов один из пунктов регламента действительно косвенно запрещает подобные системы. В минувшее межсезонье, чтобы сделать невозможным применение воздуховодов, в правила был добавлен пункт, согласно которому пилот не может влиять на изменение аэродинамической эффективности автомобиля. При этом главный принцип работы выдувных диффузоров состоит в том, что выхлопные газы способствуют увеличению прижимной силы. Получается, что, нажимая на педаль газа, гонщик все-таки влияет на аэродинамику.

- Насколько я понимаю, команда уже подготовилась к изменениям…

- Да, как я и сказал, мы уважаем решение федерации, и мы скорректируем машину, чтобы она соответствовала новым требованиям.

- Давайте немного о пилотах. Себастьян Феттель в этом году буквально неудержим: шесть побед в восьми гонках! Создается впечатление, что у него не осталось слабых сторон. Вы видите хоть одну?

- Да. Меня волнует одно обстоятельство. В последнее время Себастьян пристрастился к шоколадным пирожным. Он сладкоежка.

- Еще что-нибудь приходит в голову?

- На самом деле он просто невероятный пилот. Особенный. Он становится все лучшие и лучше, сильнее и сильнее. Многие говорят сейчас, что победы достаются ему с легкостью, но очень непросто повторить то, что он уже сделал. Немногие способны на это.

- А что происходит с Уэббером? В прошлом году он и Феттель были практически равны, но теперь Себастьян заметно быстрее.

- Думаю, ему не на пользу пошла смена поставщика шин. Марку потребовалось больше времени, чтобы понять, как работать с новыми покрышками "Пирелли". Феттель приспособился значительно быстрее - и это тоже его плюс. Именно это - главная причина. Но, думаю, Марк справится.

Олег КАРПОВ

Материалы других СМИ