Газета № 7527, 21.12.2017
Статья опубликована в газете под заголовком: «"Три арены ЧМ-2022 после турнира перестанут быть стадионами"»

Глава оргкомитета ЧМ в Катаре: "Три арены ЧМ-2022 после турнира вообще перестанут быть стадионами"

Каким будет первый в истории чемпионат мира на Ближнем Востоке? Фото Игорь РАБИНЕР, "СЭ" Алексей СОРОКИН. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" В Катаре уверены: Россия проведет чемпионат мира фантастически. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" Так будет выглядеть один из стадионов ЧМ-2022. Фото AFP Фахад АЛЬ-АТТЫЙЯ (справа) и Игорь РАБИНЕР. Фото "СЭ"
Каким будет первый в истории чемпионат мира на Ближнем Востоке? Фото Игорь РАБИНЕР, "СЭ"
Генеральный директор оргкомитета чемпионата мира в Катаре 2022 года Хасан АЛЬ-ТАВАДИ рассказал "СЭ" об уникальных особенностях первого мирового первенства по футболу на Ближнем Востоке

Со сцены, расположенной на фоне огромного экрана с видами Дохи, играла завораживающая катарская мелодия. Рядом дедушка в национальных одеждах, погруженный в свой мир, конструировал макет лодки, а поблизости гостей угощали вкуснейшими финиками (за вечер раздали целую тонну!) и невиданные специи и приправы. Рыбные и мясные блюда, рис, сладости, чай с молоком и кардамоном тоже имели особенный, ни на что не похожий вкус. Как, собственно, и все в этот вечер в московском Манеже.

2018 год объявлен годом культуры Россия – Катар, и в его преддверии страна-хозяйка чемпионата мира по футболу 2022 года решила произвести впечатление на предшественницу. Прием в центре Москвы, куда пришло под тысячу человек, был стилизован под атмосферу старого рынка Дохи Souq Waqif. Ремесленники в нашу столицу прибыли прямо оттуда! Как и главный шеф-повар страны, и композитор со своим оркестром. А посол Катара в России Фахад Аль-Аттыйя фотографировался со всеми желающими.

Восемь счастливчиков ушли из Манежа с выигранными в лотерею билетами бизнес-класса Москва – Доха – Москва. Если для солидного мужчины из ОАЭ это стало просто приятным подарком, то музейная работница из Москвы просто не могла поверить, что это – реальность.

Я, как обычно, в число этих счастливчиков не попал: вообще не припомню, чтобы нечто подобное когда-либо выигрывал. Зато пообщался с главой оргкомитета ЧМ-2022. За десять минут разговора Хасан Аль-Тавади успел на великолепном английском рассказать группе российских журналистов многое. И о том, как Катар учился у Бразилии-2014 и учится у России-2018, и о масштабе трат на строительство стадионов, и о том, как увернуться от "белых слонов", и о революционной охлаждающей технологии на стадионах, и о том, где на ЧМ-2022 можно будет употреблять алкоголь.

Глава оргкомитета ЧМ-2018 Алексей СОРОКИН. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Алексей СОРОКИН. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

СОРОКИН – ПРАВИЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК ДЛЯ УПРАВЛЕНИЯ ПОДГОТОВКОЙ К ЧМ-2018

– ЧМ-2022 вы, как и Россия, получили в конце 2010 года. Какие уроки вы извлекли из опыта Бразилии и России? – вопрос Аль-Тавади.

– Да, у нас было преимущество – мы получили чемпионат мира за 12 лет до его проведения, и это поставило нас в уникальное положение. И одной из наших главных целей стало знать все, что и как происходит в футболе перед нами. Речь не только о чемпионатах мира, но и о других событиях – Лиге чемпионов, например. Мы посылали людей на тренинги и изучение опыта на чемпионат Европы 2016 года. На всех этих соревнованиях присутствовали и наши российские коллеги, которые преследовали те же цели. Так что мы всегда работали и приобретали опыт вместе.

Между российским и катарским чемпионатами мира, конечно, есть различия, и довольно большие. Одно из главных – размеры и значительность страны. Конечно, Россия – огромная, Катар – маленький. Но мы все равно учимся друг у друга, в том числе в контексте наследия объектов ЧМ, безопасности, транспортным вопросам. Внимательно наблюдаем за приготовлениями столицы, приезжали в Москву во время жеребьевки финального турнира. Спасибо России за то, что нашей команде позволили – и еще позволят в процессе подготовки и проведения ЧМ-2018 – посмотреть многое изнутри. Насколько видим, подготовка проходит очень хорошо. Все мероприятия, которые мы посещали, включая Кубок конфедераций, проходят удачно и без накладок.

– За эти годы успели стать друзьями со своим коллегой из российского Оргкомитета, членом совета ФИФА Алексеем Сорокиным?

– Да, мы друзья! Алексей участвовал в процессе с первого дня, он также отвечал за заявочную кампанию России – так же, как и я за кампанию Катара. То есть наши отношения стали выстраиваться еще до того, как обе страны получили право проводить два следующих чемпионата мира. Сорокин – из тех трудоголиков, которых интересует каждая деталь того, чем они занимаются. Это однозначно правильный человек для управления подготовкой к чемпионату мира.

В Катаре уверены: Россия проведет чемпионат мира фантастически. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
В Катаре уверены: Россия проведет чемпионат мира фантастически. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

КУБОК КОНФЕДЕРАЦИЙ ПОКАЗАЛ: ЧМ-2018 РОССИЯ ПРОВЕДЕТ ФАНТАСТИЧЕСКИ

– Видели ли какие-то ошибки у России и Бразилии за время подготовки, из которых сделали выводы?

– Российский опыт еще не завершен, поэтому судить пока рано. Этот вопрос будет уместен после окончания ЧМ-2018. Что касается Бразилии – да, уроки извлечены, как и из любого события. У Катара есть привилегия наблюдать в режиме реального времени за опытом сразу нескольких предшественников. Даже у Южной Африки успели кое-чему научиться – ведь тогда наш заявочный процесс был в разгаре. Это будет первый чемпионат мира на Ближнем Востоке. Мы хотим показать, насколько это уникальное место.

– Что подметили на Кубке конфедераций-2017? Какие уроки, на ваш взгляд, Россия должна из него извлечь?

– Цель турнира, который проводится за год до чемпионата мира, – как раз учиться на нем. Но, на мой взгляд, Кубок конфедераций-2017 стал очень позитивным опытом. Моя команда, безусловно, многому научилась и подметила массу деталей. Лично меня интересовал вопрос организации транспортного процесса, и она, на мой взгляд, получилась очень гладкой. Вопросы обеспечения безопасности также были решены очень эффективно, люди быстро проходили на трибуны. В столице турнира (Санкт-Петербурге. – Прим. И.Р.) все – от аэропорта до стадиона – работало очень четко.

Понятно, нет сомнений, что какие-то вещи для улучшения еще нужно сделать. Так бывает всегда. Но в целом я очень впечатлен. Абсолютно уверен, что ЧМ-2018 Россия проведет фантастически.

– Кубка конфедераций-2021 в Катаре уже точно не будет?

– Время проведения ЧМ-2022 перенесено на ноябрь-декабрь, и пока принято решение, что Кубка конфедераций не будет. Вместо этого годом ранее примем какое-то другое соревнование. Сейчас идут обсуждения с ФИФА, какое именно. Это может быть чемпионат мира для игроков в возрасте до 20 лет или клубное мировое первенство. Дискуссии продолжаются.

Так будет выглядеть один из стадионов ЧМ-2022. Фото AFP
Так будет выглядеть один из стадионов ЧМ-2022. Фото AFP

НА СТАДИОНЫ ПОТРАТИМ ОТ 7 ДО 8 МИЛЛИАРДОВ ДОЛЛАРОВ

– Сколько денег Катар тратит на строительство стадионов?

– От 7 до 8 миллиардов долларов. Всего будет восемь арен.

– То есть о 12 речь на данный момент не идет?

– Нет. На данный момент наше предложение – 8 либо 9. Я предоставил ФИФА операционный план исходя из этого. Но окончательное решение еще не принято. Пока бюджет, заложенный на стадионы – порядка 8 миллиардов долларов за 8 арен, обсуждение продолжается, и, надеюсь, очень скоро все станет окончательно ясно. Россия изначально предоставила ФИФА вариант с двенадцатью стадионами, мы – с восемью. Ранее Международная федерация футбола сказала, что нам нет нужды проводить турнир на 12 аренах, и сейчас идет выбор между восемью и девятью.

– И в ЮАР, и в Бразилии после чемпионатов мира возникла серьезная проблема с "белыми слонами" – стадионами, которые в дальнейшем не использовались. Как этот вопрос будет решен у вас?

– Да, это один из тех уроков, которые мы извлекли. Находимся в тесном контакте по каждому стадиону с местной общиной и интересуемся, что этим людям сейчас необходимо, какую пользу они могут извлечь из этой арены. Получив ответ, учитываем его в формировании дизайна стадиона.

Некоторые из них останутся стадионами. Но на большинстве из них сократится вместимость. На некоторых – 15 тысяч временных кресел, и затем они станут 20-тысячниками. Это то, что нужно нам. А ряд арен вообще перестанут быть стадионами. Все кресла будут удалены, а территория будет использоваться регионом для своих целей – будь то какие-то коммерческие проекты, офисы, жилые и развлекательные комплексы. Как минимум три стадиона после чемпионата мира не будут таковыми.

– Международная ситуация в регионе для вашей страны сейчас непростая. Влияет ли это как-то на подготовку к ЧМ-2022?

– Да, как вы знаете, моя страна сейчас находится под незаконной блокадой со стороны соседних государств. Тут надо четко понимать: ЧМ-2022 – это арабский ближневосточный чемпионат мира. Таково было наше предложение и наша идея с самого начала процесса. И он остается таковым.

Конечно, как только началась незаконная блокада, мы очень быстро сформировали план В и план С. Очень быстро и эффективно нашли альтернативных поставщиков, и благодаря этому случившееся не оказало влияния на наши проекты. Ни по ценам, ни по срокам.

Фахад АЛЬ-АТТЫЙЯ и Игорь РАБИНЕР. Фото "СЭ"
Фахад АЛЬ-АТТЫЙЯ (справа) и Игорь РАБИНЕР. Фото "СЭ"

ОХЛАЖДАЮЩИЕ ТЕХНОЛОГИИ ОБЕСПЕЧАТ НА СТАДИОНАХ ПРОХЛАДУ ВНЕ ЗАВИСИМОСТИ ОТ ТЕМПЕРАТУРЫ ВОЗДУХА

– Нет ли у вас планов организовать топ-лигу под те арены, которые в Катаре появятся?

– Она у нас и сейчас достаточно сильная. Если исходить из пропорций – населения (2 миллиона 168 тысяч человек. – Прим. И.Р.) и вместимости арен, на чемпионат Катара ходят весьма активно. Эта пропорция соответствует большинству главных футбольных лиг мира. Важно и то, что, когда мы принимаем глобальные матчи, интересен к ним огромен. У нас проходили встречи Англия – Бразилия, Испания – Уругвай, Бразилия – Аргентина, стадионы были полны. Так же, как и на Кубке Персидского залива.

– У европейцев есть стереотип, что в Катаре, во-первых, страшная жара, а во-вторых, полностью запрещено употребление алкоголя. Так ли это – и как вопрос будет решаться на ЧМ-2022, ведь болельщики из многих стран не могут себе представить, например, футбол без пива?

– Что касается погоды, то чемпионат мира сдвинули на ноябрь-декабрь, а в это время погода просто фантастическая. Что еще важнее, мы разработали охлаждающие технологии для стадионов, которые сделают температуру там настолько прохладной, насколько вы захотите – вне зависимости от того, сколько градусов снаружи. И эта технология будет также использоваться за пределами помещений, на улице. Так что погода – вообще не вопрос!

Алкоголь не является частью нашей культуры. Но каждый, кто захочет выпить, сможет сделать это. В зонах общественного пользования спиртное в Катаре не продается, однако в определенных местах его можно будет приобрести. В барах, отелях.

– А на стадионах?

– По этому поводу идет обсуждение с ФИФА. Пока решения на этот счет тоже нет. Но в любом случае мы подхватим у России знамя и проведем фантастический чемпионат мира! Обещаю, что те, кто приедет на первое мировое первенство на Ближнем Востоке, не забудет его никогда.

Газета № 7527, 21.12.2017
Материалы других СМИ