13:00 31 октября 2014 | Футбол — Испания

Луис Суарес: "Да, я назвал Эвра негром, но я не расист!"

15 октября 2011 года. Ливерпуль. "Ливерпуль" - "Манчестер Юнайтед" - 1:1. Ссора между Луисом СУАРЕСОМ и Патрисом ЭВРА. Фото REUTERS
15 октября 2011 года. Ливерпуль. "Ливерпуль" - "Манчестер Юнайтед" - 1:1. Ссора между Луисом СУАРЕСОМ и Патрисом ЭВРА. Фото REUTERS

Уругвайский нападающий "Барселоны" Луис Суарес во время своей четырехмесячной дисквалификации занялся писательским делом и издал автобиографию. Книга получила название "Пересекая черту. Моя история". "СЭ" приводит самые интересные отрывки из книги о жизни обладателя "Золотой бутсы" прошлого сезона.

О ПРИВЫЧКЕ КУСАТЬ ЛЮДЕЙ


24 июня 2014 года. Натал. Италия - Уругвай - 1:0. Секунду назад Луис СУАРЕС (справа) укусил Джорджо КЬЕЛЛИНИ. Фото - REUTERS

Как только это случилось, я сразу знал, что из этого выйдет. Я подвел людей. Мой тренер, Оскар Табарес, он же Эль Маэстро был очень недоволен в раздевалке. Я не мог смотреть на партнеров. Я даже не знал, как перед ними извиниться. Не мог смотреть на Эль Маэстро. Он сказал мне, что журналисты спрашивали его об инциденте, и он ответил, что ничего не видел. Партнеры по сборной пытались сказать, что не все так плохо, как кажется. Я должен был покинуть Бразилию через два дня, но мысленно меня там уже не было.

На следующий день после тренировки Табарес подозвал меня к себе: "Я никогда не говорил ничего хуже футболисту. Девять матчей дисквалификации", – сказал он. В тот момент я подумал, что это не самое страшное, что могло случиться, но он продолжил: "И ты не можешь находиться на стадионе. Тебе надо уходить прямо сейчас. Ты не можешь быть рядом с командой".

Ко мне относились хуже, чем к преступнику. Можно наказать футболиста, отстранить его от игры, но запретить ему находиться рядом с командой? Единственное, почему я не заплакал, – не мог сделать это на глазах у тренера.

После моей дисквалификации за укус Ивановича я задумался о двойных стандартах: тот факт, что физически после этого укуса никто в принципе не пострадал, никогда не принимался во внимание. Ведь на самом деле провинившийся игрок страдает больше, чем тот, кому навредило это вопиющее нарушение.

ОБ ОТНОШЕНИИ К РАСИЗМУ


Эмоции Патриса ЭВРА после того, как Луис СУАРЕС отказался пожимать ему руку. Фото - REUTERS
 

Использовал ли я испанское слово "negro" во время споров с Патрисом Эвра 15 октября 2011 года в игре между "Ливерпулем" и "Манчестер Юнайтед"? Да. Совпадает ли испанское значение с английским? – Нет. Расист ли я? – Нет, совершенно нет. Я был в ужасе, когда впервые понял, в чем меня обвиняют. И мне до сих пор грустно осознавать, что на мне, возможно, всегда будет это пятно.

Спор начал Эвра, и он решил говорить по-испански. И в перепалке я раз использовал испанское слово "negro". Некоторые люди никогда не примут того, что разговор был на испанском. Я не использовал это слово в том смысле, в котором можно использовать английское.

Наберите в поисковике "Суарес", и там всплывет слово "расист". Думаю, я этого не заслужил.

О "ЛИВЕРПУЛЕ" И РОДЖЕРСЕ


Луис СУАРЕС и Брендан РОДЖЕРС. Фото - REUTERS

На Брендана я наткнулся в коридоре. И он сказал по-испански: "Ты – отличный игрок, поздравляю". И я подумал: "Интересно, тренер "Суонси" говорит по-испански".

Мне нравился новый стиль игры. Играя в Англии, где все центральные защитники высокие и крепкие, длинные забросы – не для меня. По большей части мне нужно получить мяч низом, и Брендан знал это и работал со мной над движениями, которые помогут мне избавляться от защитников. Он был уверен, что, если я буду с ними один на один, у меня будут большие шансы обыграть их. Он умел задействовать мои сильные стороны, и мой стиль игры подходил ему.

В целом, английские команды менее организованные, чем испанские. Но Роджерс выделялся своей исключительной работой в области тактики, в то время как некоторые соперники уделяли этому мало внимания.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...