29 марта 2023, 09:00

«У меня тоже вопрос к министру спорта: он с командой и с болельщиками?» Откровенное интервью Карпина

Леонид Волотко
Заместитель шефа отдела футбола
Читать «СЭ» в Telegram Дзен ВКонтакте
«СЭ» поговорил с главным тренером сборной России.

Слова Федуна, ошибки Песьякова, интенсивность

— Сейчас, когда эмоции после матча с Ираком остыли, насколько вы удовлетворены результатами всего сбора? И совпали ли изначальные ожидания с увиденным?

— Если говорим о цифрах на табло, то, естественно, хотелось бы лучшего. Причем и с Ираном, и с Ираком, который хотя и победили 2:0, но первым таймом остались недовольны. Да, во втором пошла другая игра, но после того, как открыли счет, могли забивать еще. Моменты для этого создавали.

Если оценивать в целом, то сбор получился очень полезным и информативным. Мы получили много данных о текущем состоянии футболистов — физическом, психологическом. Ну и, конечно, важно встречаться с такими соперниками. В первую очередь с Ираном. Еще до матча предупредил команду: с точки зрения техники и тактики соперник не факт, что удивит, потому что там только назначили нового тренера, но интенсивность будет сумасшедшая — сто процентов. И после финального свистка абсолютно все подтвердили: «Да, интенсивность на голову выше, чем в чемпионате России».

— У вас есть объяснение, почему в обоих спаррингах команда выдала настолько разные таймы?

— Причины разные. Первые 30 минут с Ираном лично мне понравились практически во всем. Но после забитого гола мы начали действовать по-другому — это правда. Что касается второго тайма, то не могу сказать, что и он не понравился прямо целиком. Минут 20-25 плюс-минус равные. Да, концовку можно было провести лучше — не исключено, что сказалось физическое состояние и люди «поднаелись».

Теперь по Ираку. А именно по опасным моментам у наших ворот, о которых столько говорят специалисты и болельщики. В самолете я пересмотрел игру и могу сказать, что абсолютно все острые моменты и подходы соперника случились после наших ошибок.

— Давайте перечислим.

— Две неточные передачи Песьякова — это чисто технический брак. Одна потеря Пруцева на своей половине — без какого-либо прессинга. Плюс не рассчитанный Осипенко отскок — понятно, что футболист уровня сборной так играть не должен.

Вот четыре эпизода, после которых получили опасные моменты у своих ворот. Но их создал не Ирак, а мы сами.

Главный тренер сборной России Валерий Карпин.
Валерий Карпин в матче с Ираком.
Фото Александр Федоров, «СЭ»

— Чаще всего острота возникала после попыток начать атаку через короткий пас. Если бы эти матчи были не товарищескими, как быстро вы поменяли бы план?

— Не то что «как быстро»... Возможно, этого плана не существовало бы изначально. Потому что выходить на официальную встречу с такой задачей после одной полноценной тренировки, которую успели провести перед Ираном, — сумасшедший риск. Это очевидно.

Хотя если взять первые полчаса в Тегеране, то в данном отрезке многое получалось. Да, случались потери, возникала острота — но всего пару раз.

— Вы удивлены, что эту остроту провоцировали в том числе игроки «Ростова», у которых есть аналогичные требования не только в сборной, но и в клубе? Те же Песьяков, Осипенко.

— Ошибка Осипенко против Ирака не связана с выходом из обороны. Там шел вынос от вратаря и неправильно рассчитанный отскок.

— Согласен. Тогда по Песьякову.

— Песьяков — да. Но послушайте — так же, как в Петербурге, он, бывает, ошибается и в «Ростове». Только там у него их условно пять в 20 матчах — не закончившихся голами. Поэтому никто из вас на это не обратил внимания. А, например, когда после промаха Мелехина пропустили от «Нижнего Новгорода», то про это сразу все заговорили. Однако и у Мелехина, и у других игроков «Ростова» раньше тоже случались похожие недочеты. Но нам не забивали — и их не обсуждали.

С Песьяковым это случилось в сборной, еще и дважды за тайм. Отсюда такая реакция. Но опять-таки — это не связано с тренировками или с чем-то еще, просто технический брак. Можно тренировать годами, но в какой-то момент подобное произойдет.

Голкипер Сергей Песьяков.
Сергей Песьяков.
Фото Александр Федоров, «СЭ»

Здесь я бы вернулся к правильному, на мой взгляд, вопросу о том, что, будь это не товарищеский матч, мы бы так не играли. Потому что за одну тренировку отработать выход из обороны через короткий пас невозможно. Да и в принципе за одну тренировку ничего невозможно отработать!

Но раз уж мы не боремся ни за выход на крупный турнир, ни за что-либо еще, такие вещи можно пробовать.

— Вас не задели слова Леонида Федуна, который после матча с Ираном предложил опубликовать количество брака и процент выигранных единоборств у футболистов «Ростова», потому что это «жуткое зрелище»?

— Я себе запрещаю читать подобное до и после матчей. Но вы опубликуйте, почему нет?

— Худшая точность передач среди старта с Ираном — у Захаряна, Глебова, Комличенко, Миранчука, Караваева и Осипенко.

— Да, но надо еще смотреть, кто сколько передач сделал количественно, в какой части поля, куда они направлены, — и после этого можно делать выводы. Это, к слову, о статистике.

— Хорошо, но худшие по проценту выигранных единоборств — Комличенко, Кузяев, Литвинов и Глебов. Хотя лучший — Осипенко.

— Ну и здесь ровно то же самое, как и с передачами. Нужно смотреть еще и на их количество. Например, Осипенко почти в два раза превзошел всех по числу единоборств. Можно побороться четыре раза, выиграть три — а это 75 процентов. А можно побороться 20 раз и выиграть 15 — это тоже 75. Но футболист, который борется 20 раз, и футболист, который борется четыре раза, — это несравнимые вещи.

Да и в целом чаще всего худшие по единоборствам в футболе — нападающие. В любом матче. А почему? Да потому что они почти всегда вступают в борьбу спиной к воротам соперника.

— То есть в отрыве от контекста эти цифры ничего не дают?

— Вот именно.

То же, что и про Пиняева сейчас, год назад говорили про Захаряна. Ему еще доказывать и доказывать

— В матче с Ираком в трансляцию попал ваш подсказ Сильянову: «Отдай Пиняеву и все!» Наш коллега пошутил, что это тактика сборной на ближайшие годы. Сергей — главный талант со времен Аршавина?

— В вопросах про Пиняева хочется попросить вас и всех журналистов: давайте чуть поспокойнее. Год назад ровно то же самое я слышал про Захаряна. Было такое?

— Было.

— А сейчас?

— А сейчас ничего.

— Поэтому призываю быть несколько осторожнее в оценках. Да, Пиняев здорово сыграл. Да, молодец. Да, красавчик! Но давайте посмотрим через год-два. Ему еще доказывать и доказывать.

— Вы неоднократно транслировали позицию: если бы сборной требовался результат, состав оказался бы другим. Насколько сильно он поменялся бы?

— Даже на этот сбор, если бы все были здоровы, состав выглядел бы иначе как минимум на 50 процентов. Давайте возьмем только травмированных — Дивеев, Джикия, Головин, Алексей Миранчук, Баринов. Плюс, возможно, вызвали бы игроков за 30.

— Можете сказать, кого пригласили бы из категории «30 плюс» при наличии спортивной составляющей?

— Нет, не могу.

— Очевидно, что Дзюба не в сборной из-за возраста. По чисто футбольным качествам он прямо сейчас оказался бы в команде?

— Прямо сейчас, наверное, нет — провел, по-моему, пять матчей за последние полгода. Если бы продолжал играть, забивать и все это на дистанции — не исключено. Но все разговоры, что Карпин якобы не вызывает Дзюбу... Слушайте, два раза это уже было. Было ведь?

— Сто процентов.

— Ну и к чему тогда вопросы про Дзюбу? Два раза мы собирались его вызывать. Он говорил, что не готов: сначала физически, потом по семейным обстоятельствам. Ко мне какие претензии могут быть? Сейчас решили не приглашать людей старше 30 лет. Поэтому за теми, кто попадает под эту категорию, и не следим. За остальными — следим.

Футболист «Локомотива» Артем Дзюба.
Артем Дзюба.
Фото Александр Федоров, «СЭ»

— Я понимаю, к чему вы — про «30 плюс» все логично. Но осенью Георгию Джикии исполнится 30. Он перестанет вызываться в сборную?

— Может быть. Но давайте так: мы не знаем возможности Джикии? Он чего-то не знает, чего-то не умеет? В любой момент — если, конечно, Георгий в хорошем физическом состоянии — его можно пригласить в сборную. Если понадобится в какой-то момент, когда нас вернут, то приедет и сыграет без проблем. Ему не надо набираться опыта, адаптироваться — Джикия все знает и все умеет. Со всеми остальными такая же ситуация.

Давайте представим, что возвратились в международный футбольный календарь в условном 2025 или 2026 году. Очевидно, что в сборную вызывались бы далеко не те фигуры, которые мы постоянно обсуждаем. И те же самые критики осуждали бы нас: почему в составе молодые и необстрелянные футболисты, хотя у команды как раз было время на смотрины и эксперименты.

— Вы в самом начале сказали: смотрим на табло или в целом? Если брать только табло, ничья с Ираном и победа над Ираком — хороший результат?

— Если пофантазировать и представить, что участвуем в каком-нибудь отборе и сделали ничью на выезде с Ираном (а это участник чемпионата мира и одна из сильнейших сборных Азии), а после победили Ирак и в двух встречах набрали четыре очка — не скажу, что результат замечательный. Но — нормальный.

— Удивились, что после ничьей в Тегеране попали под мощнейшую критику? Которая окружала сборную всю неделю.

— Нет, я уже привык ко всему, поэтому меня трудно удивить. Победили при посредственной игре — все хорошо. Смотрелись хорошо, но закончили вничью — все плохо. Не только в сборной такая реакция — в клубе то же самое.

Всегда все зависит от результата. Сейчас говорят: «Как здорово сборная выглядела во втором тайме с Ираком и как плохо — в первом». Все потому, что у наших ворот возникло четыре опасных момента, которые на самом деле создали себе сами. То есть не вся команда действовала плохо, а просто ошибся один конкретный человек. Но это нормальная ситуация.

— При этом вы говорите, что не удивлены реакции. Но раньше тренера сборной не спрашивали про отставку перед каждым товарищеским матчем, как бы плохо ни складывалась ситуация.

— Сейчас она не плохая — никакая. Но меня удивляет другое: люди как будто живут на другой планете, в другом мире и не понимают, что происходит.

Мы не знаем, что происходит в мире или в России? Сборная забанена на неопределенный срок. Когда вернется, никто не представляет. Зато вокруг говорят: «А вот раньше приглашали 30-летних. Другие тренеры вызывали, а Карпин — нет». А другие тренировали национальную команду, которая забанена? Они работали в таком положении?

— Вам не кажется, что репликами в духе «я не держусь за это место» и «ну уволят и уволят» вы только убедили людей в этой мысли? Можно ведь выражаться помягче.

— Может быть, да — но мысль-то какая?

— Мысль в том, что вы не дорожите работой в сборной и не мотивированы.

— В каком же примитивном и воспаленном мозгу может возникнуть ассоциация и связь между «я не держусь за это место» и мотивацией! То есть в умах этих людей получается: чтобы быть мотивированными, нужно держаться за место и бояться увольнения?

Пожалел ли я, что так сказал? Наверное, да — следовало выразиться по-другому. Потому что к словам цепляются. Но посыл остался бы тем же самым: не держусь за место и готов к увольнению. Не только в сборной России, а везде: в «Ростове», в «Спартаке», где-то еще. У меня увольнений было достаточно.

Если работодатель решит тебя уволить — он это сделает. Не помню, кто именно сказал, что каждый тренер должен быть готов к отставке уже во время подписания контракта. Сто процентов! И никакой трагедии не произойдет. От этого никто не умрет: ни тренер, ни руководитель.

— Одно дело, когда об этом спрашивают журналисты. Какая у вас была реакция, когда в день матча с Ираком вы прочитали такие слова от министра спорта?

— К счастью или к сожалению, до игры этих слов не видел. Мне сказали об этом после.

— Фраза про то, что «надо определиться: ты с нами — с командой, болельщиками, Россией или ты сам по себе», задела?

— Вообще не понимаю, как с этим связана моя фраза про «не держусь за место». Но и у меня вопрос к министру спорта: он с командой и с болельщиками?

Главный тренер сборной России Валерий Карпин.
Валерий Карпин.
Фото Александр Федоров, «СЭ»

Не знаю, почему вы все говорите про мотивацию. Нужного настроя не было только в одном матче

— При Станиславе Черчесове у сборной тоже был период, когда шли только товарищеские матчи. Но он называл их контрольными, использовал любую мелочь для поднятия мотивации — и, казалось, это работало.

— Да? Если не ошибаюсь, в тот период также шло много негатива из-за результатов, которые были не лучшими. Потому что можно называть игры контрольными или как угодно, пытаться мотивировать футболистов — но для них это товарищеские матчи. И никак по-другому.

Когда я сам был игроком, товарняки оставались товарняками — они не становились официальными встречами, кто бы что ни говорил. И так происходило для всех: для меня, для тех, с кем я выступал и кто вызывался в сборную перед ЧМ-2018.

— В общем, мотивацию игроков не поменять?

— А я не знаю, почему вы все говорите про мотивацию. Ее отсутствие — это когда люди убирают ноги, не бегают и не борются, а также не выполняют установку. Но ошибки в передачах — это не про мотивацию.

Знаете, когда ее не было? В матче с Киргизией, когда победили 2:1. В тот день игроки думали не о футболе, а о начавшейся мобилизации. Во всех остальных встречах они выходили на поле максимально заряженными. Но наличие мотивации — не гарантия качественной игры.

Или вы думаете, две ошибки Песьякова с Ираком случились из-за отсутствия желания? Полагаю, наоборот — вратарь сверхмотивированный. И слишком волновался — поэтому что-то не получалось. У человека первый полноценный матч за сборную. Но об этих вещах вообще никто не сказал!

— Да, главная претензия — футболисты не хотят убиваться в товарняках.

— Поэтому и предлагаю перечислить, кто и в каком моменте не добежал и не боролся. Мы с вами говорим о технических ошибках — они случаются не из-за недонастроя. А из-за техники, исполнения, мастерства. Как угодно называйте.

Все боролись, все выкладывались, все отрабатывали — вот это мотивация. Которая не страхует от плохого футбола — любая мотивированная команда может сыграть плохо, потому что ей элементарно не хватает уровня. Например, «Ростов» встречался с «Зенитом», и футболисты сверхмотивированы, но мы все равно уступили. Повторю: за исключением матча в Бишкеке, где оказал влияние конкретный фактор, у меня ни к одному человеку нет претензии по поводу настроя.

— Кузяеву после матча с Ираком грозит дисквалификация, которая может распространиться на товарищеские встречи, а также Кубок ЦАФА. Если, конечно, Россия там выступит.

— Понимаете, что мы все интервью говорим: «А если?..», «А когда?..».

Стычка Далера Кузяева с игроками сборной Ирака.
Фото Александр Федоров, «СЭ»

— Таковы реалии.

— Вот именно! Зато все требуют от футболистов, хотя сами живут в этих реалиях и все понимают. В случае с Кузяевым потенциальная проблема заключается в том, что он не сможет сыграть неизвестно когда, с кем и где.

— Перед отъездом успели поговорить с кем-то из РФС на тему будущего? К чему готовиться сборной?

— На сегодняшний день четкого понимания нет. Во всяком случае, у меня.

— Плюсы и минусы от участия в Кубке ЦАФА понятны. Вы хотели бы, чтобы сборная там выступила?

— На эту тему я уже все сказал. По-моему, минусы понятны не всем. Как тренеру мне хотелось бы, чтобы в эти даты сборная играла. Желательно дома и против сильных соперников. Например, уровня Ирана.

— В паузу на международные матчи клубы проводили спарринги с командами блогеров. Вам интересно, если бы в следующий раз с ними сыграла сборная?

— Для чего?

— Как минимум чтобы собрать полный стадион — на ЦСКА с 2Drots пришли 20 тысяч зрителей.

— Если мы говорим о популяризации и о цели собрать 20 тысяч на трибунах, то давайте сыграем. Если о спортивной составляющей, то смысла в этом немного. Помимо ЦСКА, кажется, еще «Крылья Советов» играли со сборной блогеров. Знаете, как закончили? («Крылья» победили 4:0. — Прим. «СЭ».)

Болельщики на матче ЦСКА — 2Drots.
Фото ПФК ЦСКА

Как думаете: буду ли я счастлив проиграть спор Байрамяну?

— С каким чувством возвращаетесь из сборной в «Ростов»: сейчас больше усталости или воодушевления?

— Прямо сейчас — больше опустошения (разговор состоялся в понедельник. — Прим. «СЭ»). Не отошел еще от матчей с Ираном и Ираком. Завтра в «Ростове» выходной, отойду и переключусь на дела клуба.

— У вас есть действующий спор с Байрамяном: если «Ростов» финиширует в топ-3, стрижетесь вы, если ниже — Хорен. Перед отъездом в сборную ваши позиции ухудшились — клуб уже второй.

— Как думаете, буду ли я счастлив проиграть этот спор?

— Конечно. Первое время можно не выходить из дома или носить головной убор.

— Ничего страшного! Буду счастлив. В этом споре я при любом исходе не в проигрыше. Поэтому и поспорил, ха-ха!

— У Хорика в случае поражения урон побольше.

— Да, там, наверное, получится не очень приятное зрелище!

— Все гадали, выпадет ли «Ростов» из топ-3, а вы, наоборот, поднялись. Удивлены, что так поменялся расклад сил?

— Я этому удивляюсь с начала сезона.

— То есть сюрпризом это не стало?

— Скажем так: сюрприз продолжается!

Откройте глаза на свое будущее

Новости