10:00 27 февраля | Футбол — Олимп - ПФЛ

Отмена "футбольного рабства". Возможно, это главное событие зимы

Дело Семена Замышляева (в центре) помогло сдвинуться с мертвой точки проблеме, которая не могла решиться несколько лет. Фото Instagram Президент ПФЛ Андрей Соколов. Фото Алексей Иванов Возраст игроков, заявляемых клубами ПФЛ.
Дело Семена Замышляева (в центре) помогло сдвинуться с мертвой точки проблеме, которая не могла решиться несколько лет. Фото Instagram
В конце января РФС исключил клубы второго дивизиона из перечня субъектов, обязанных выплачивать компенсации за подготовку футболистов, подписывающих первый трудовой договор.

Замышляев: в "Долгопрудный" через YouTube

За пару дней до Нового года в блоге "Красава" Евгения Савина вышел очередной мощный сюжет. На этот раз о парне из Рыбинска – 19-летнем Семене Замышляеве. Он закончил академию "Спартака", но, не получив предложения остаться в системе красно-белых, уехал. Сначала домой в Рыбинск, где какое-то время вообще работал бариста, потом оказался в смоленском "Днепре".

Мало того, что клуб второго дивизиона не платил Замышляеву денег, так еще и повесил на него компенсацию, положенную "Спартаку" за воспитание игрока. Такая компенсация выплачивается при первом договоре игрока с профессиональным клубом. В случае с Семеном она составляла 237 тысяч рублей, и 50 тысяч семья начинающего футболиста к моменту выхода сюжета уже выплатила. Спортивного директора "Спартака" Сергея Родионова просили пойти Замышляеву навстречу, но тот, по словам парня, ответил отказом.

В феврале ситуация с 19-летним футболистом из Рыбинска выправилась. Он расторг контракт с "Днепром" из-за многомесячных задержек по зарплате, оставив смоленский клуб и "Спартак" разбираться между собой, и перешел в другой клуб ПФЛ – "Долгопрудный" из Подмосковья. Ближайшие полгода Замышляев проведет в молодежной команде. Играть в ПФЛ будет минимально, зато сможет тренироваться и, в отличие от "Днепра", будет получать зарплату.

– Шансы у него есть, но пока он будет только тренироваться, мы его тестируем. Предложили контракт до лета, а там посмотрим, что у него получится, – рассказывает "СЭ" вице-президент "Долгопрудного" Тарас Воробель. – В любом случае это какое-никакое трудоустройство и какая-никакая зарплата. Летом садимся и определяем, готовы ли с ним подписать более длительный контракт или не готовы. Главная команда сейчас на сборах в Сочи, он на этот сбор не поехал. Потому что на его позицию есть четыре человека, и все они либо постарше, либо посильнее.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

7teen

Публикация от Замышляй 🔫 (@zamyshlyaev17) 30 Июл 2018 в 6:13 PDT

Стена

За январь ролик Савина посмотрело полмиллиона человек, и в футбольной среде он вызвал широкий резонанс. Дело в том, что "дело Замышляева" – это стандартная проблема, которая не могла решиться уже несколько лет.

Что происходило: молодой человек заканчивает образование в футбольной школе или академии, а если не получает предложения перейти в профессиональную команду, то дальше встает перед непробиваемой стеной.

С одной стороны стены – профессиональные клубы. Они бы и рады подписать парня, но не готовы платить 200-400 тысяч рублей клубу, воспитавшего футболиста. А вдруг он не заиграет? Зачем рисковать? Проще взять за эти деньги кого-то опытного. Никакого риска, максимальная эффективность. С другой стороны стены – футбольная школа. Отдавать воспитанника бесплатно невыгодно: в него же вложены средства и время.

– У нас в среднем по пять человек попадает в сферу интересов каждое окно – зимой и летом, – признается Воробель. – И если я скажу, что процентов 30 от общего числа – молодые игроки, от которых мы отказываемся из-за выплат за подготовку, не сильно ошибусь. Выходит, около трех человек в год. Для частного клуба каждые 200-300 тысяч рублей – это существенные деньги. Мы же не воруем, мы складываем копейка к копейке любую статью расходов.

– Это проблема не только нашего, но и практически всего мирового футбола, – считает генеральный директор Общероссийского профсоюза футболистов Александр Зотов. – 17-19 лет – это возраст, когда молодой футболист, выпустившись из футбольной школы, пытается найти возможности продолжить спортивную карьеру, и любой барьер на его пути может похоронить эти надежды. Любой специалист вам скажет, что молодые футболисты раскрываются в разном возрасте. Кто-то уже в 18-19 лет готов играть в премьер-лиге, другие же будут готовы к этому в 21-23, а то и позже.

В итоге выбор был небольшой. Кто-то бился до конца, уезжал, например, в балтийские чемпионаты, и, уже "обнуленный", возвращался в ПФЛ или даже ФНЛ. Другие сдавались – заканчивали карьеру и шли работать – как Замышляев в Рыбинске. Семен в том же сюжете рассказывал, что как минимум трое воспитанников "Спартака"-99 закончили карьеру, так и не найдя себе команду, готовую заплатить компенсацию красно-белым.

Прошел месяц, и уже в конце января на бюро исполкома РФС "футбольное рабство" было отменено – за счет того, что клубы второй лиги от компенсаций освобождались. "Клубы ПФЛ исключены из перечня субъектов, обязанных выплачивать компенсации за подготовку и обучение при подписании футболистом первого трудового договора, – говорилось в решении бюро, которое вступит в силу 1 июня. – Вместо указанной компенсации каждый клуб ПФЛ выплачивает в РФС до 30 сентября ежегодный фиксированный целевой взнос на поддержку и образование детско-юношеских тренеров".

Савин ликовал в Инстаграме: "Вчера мы одержали ПОБЕДУ. Компенсацию за молодых игроков в ПФЛ отменили <...> ВМЕСТЕ – мы меняем футбол".

Сам Семен еще до конца не уверен, что у него все получилось. "Ну, допустим, – сухо говорит он по телефону, когда спрашиваю про подписание контракта. – Я рад, что этот случай многим поможет".

Реформа

 

Зотов в Твиттере довольно резко отреагировал на заметку о Савине и его роли в этой истории: "Жека, выдыхай. Не надо чужую работу себе приписывать". Однако в разговоре с "СЭ" он был настроен куда миролюбивее: "Да я только за, что этот сюжет появился в "Красаве". У всего этого проекта в хорошем смысле не один родитель. Хорошо, что за это много кто радел и продвигал тем или иным способом. Если сюжет в блоге дополнительно повлиял на принятие решения, то это только здорово".

– Мы занимались этим три года, – продолжает Зотов. – Решение принято не с бухты-барахты, так как оно затрагивает многих участников футбольной индустрии. Смысл очень простой – вовлечь как можно больше ребят, которых выпускают наши футбольные школы и академии, в профессиональный футбол, дать им больше возможностей попробовать и показать себя. Чтобы клубы ПФЛ не боялись рисковать и имели заинтересованность привлекать больше молодежи. Система подготовки в таком варианте получается более выстроенная.

То, что движение началось не с "Красавы", подтверждает и директор школы "Чертаново" Николай Ларин. "Очень рад, что наконец-то приняли это решение, мы выступали за него еще три года назад, – говорит он. – Хорошо, что дело сдвинулось с мертвой точки, хотя, на мой взгляд, его нужно еще усовершенствовать". У "Чертаново" есть команда в ПФЛ – "Чертаново-2". При этом московский клуб реформа не касается: он все равно будет выплачивать компенсацию за игроков, подписывающих первые контракты. Все же основная команда играет в ФНЛ.

Что касается школы, то, по словам Ларина, ежегодно "Чертаново" отпускает без всякой компенсации двух-трех человек, которые имеют мало шансов заиграть в системе клуба. По такой схеме в "Долгопрудный", например, четыре года назад отправился вратарь Кирилл Волков. Из последних примеров – Александр Егоров, уехавший в "Енисей", а также Денис Волков, который сначала поехал в "Сатурн", а потом – в "Коломну". "В последнее время за символическую плату отпускать уже не получалось, потому что средства делились пополам: 50% шло в клуб, еще 50% – в РФС", – поясняет Ларин.

Президент ПФЛ Андрей Соколов. Фото Алексей Иванов
Президент ПФЛ Андрей Соколов. Фото Алексей Иванов

18 миллионов: к детским тренерам через РФС

Президент ПФЛ Андрей Соколов поправляет: "Компенсация не отсутствует. Она осталась, только по новым правилам называется "целевой взнос". Отменив компенсационные выплаты, РФС заменил их фиксированным ежегодным взносом "на поддержку и образование детско-юношеских тренеров", который составит 300 тысяч рублей. Или на треть меньше, если клуб будет выполнять условия по количеству доморощенных игроков. В 2019 году взнос уменьшен вдвое и составит 150 тысяч рублей.

– Мы обсуждали это предложение на совещаниях осенью 2018 года, так что принятая мера не стала для клубов новостью, – поясняет Соколов. – В принципе, реакция на тот момент была если не воодушевленной, то уж точно позитивной. Может быть, где-то сдержанной, потому что надо понимать, как это будет работать в дальнейшем.

- Я знаю, что какие-то клубы ПФЛ начали возмущаться, что придется платить ежегодный взнос, – добавляет Зотов. – Но, во-первых, он небольшой, а во-вторых, при определенных условиях уменьшается. Так что никаких проблем я не вижу с введением этих поправок. Наоборот, здесь налицо очевидная польза. Едва ли будет какой-то вред.

Сейчас в ПФЛ играют 59 клубов. Если большого оттока не будет, то целевые поступления в РФС могут составлять до 18 миллионов рублей. Согласно регламенту, эти деньги целевые и должны идти на поддержку детских тренеров. В клубах ПФЛ, впрочем, говорят, что на практике они далеко не всегда доходят до адресатов.

– Компенсацию нужно платить не на какое-то мифическое развитие детского футбола, а конкретно тренеру, который работал с данным футболистом, – напоминает Тарас Воробель из "Долгопрудного". – Нынешний алгоритм, как мы видим из практики, рассчитан не так, как надо. Сейчас детские школы, которые поголовно находятся на федеральном датировании, получают дважды: сначала из бюджета на организацию своей хозяйственной деятельности, а потом – с нас. При этом во втором случае эти деньги далеко не всегда достигают целевого назначения. Нет ни одной частной футбольной школы, которая жила бы за счет того, что ей платят эти "солидарные" компенсационные выплаты. Ни одной нет.

Надо понимать, что компенсационные выплаты также никуда не делись, ведь для клубов первой лиги и РПЛ это правило сохранилось. "Впоследствии, когда футболист, прошедший подготовку в клубе ПФЛ, будет подписывать договор с клубом ФНЛ или РПЛ, то эта команда, а также все школы, которые участвовали в его подготовке, получат свою часть компенсации. При этом компенсации, выплачиваемые клубами РПЛ и ФНЛ, выше чем те, которые были раньше в ПФЛ", – сообщил Зотов.

Напрашивается использование клубов ПФЛ в качестве ухода от выплаты компенсаций: отдаешь молодого футболиста во второй дивизион, а потом возвращаешь его на правах аренды. Глава ПФЛ говорит, что ничего подобного быть не может. "А какие могут быть "серые схемы"? – смеется Соколов. – Что касается аренды, то она возможна только при наличии трудового договора. Как только клуб ПФЛ отдает игрока в клуб вышестоящей лиги, сразу компенсационная выплата по всей вертикали. Причем она возникает с коэффициентом".

Практически все европейские страны в вопросе компенсаций за игроков, подписывающих первый контракт, руководствуются регламентами ФИФА, согласованными с УЕФА. А там говорится, что деньги за воспитание футболистов нужно платить. "Этот пункт появился еще в 2001 году на переговорах с Еврокомиссией: ФИФА может устанавливать правила, и в такой модели действует весь европейский футбол, это является шаблоном", – напоминает Соколов.

– Разумеется, есть какая-то специфика в отдельных странах, – продолжает глава ПФЛ. – Например, в Германии существуют лицензированные академии, которые дотируются из средств федерации футбола. Есть специальное положение по выплатам компенсаций, и они отличаются как раз в зависимости от статуса академии – лицензированная она или нет. Интерес заключается в другом. За рубежом существует понятие – контракт на обучение и профессиональный контракт. Потому что при выплате клубом некоей стипендии, есть определенный предел, после пересечения которого данные выплаты автоматически признаются профессиональным контрактом. В Германии этот предел – 350 евро. Если вознаграждение за футбольную деятельность превышает эту сумму, то надо платить компенсацию. Подобная схема действует и в Испании, и во Франции.

Реакция

Далеко не все руководители клубов воспринимают отмену выплат как только положительный момент, хотя и сдержанно радуются. "Понятно, что нам лучше фиксированный взнос, чем было до этого. В кое-какие дозаявочные месяцы у нас доходило до 1,8 миллиона рублей этой мифической задолженности перед РФС. Так что фиксированный взнос в 200 тысяч для нас выгоднее", – подсчитывает выгоду Тарас Воробель.

"Но я бы предложил другую систему компенсаций, – добавляет он. – На мой взгляд, справедливо платить за человека, дошедшего с профессиональной командой до 23 лет. 23 – это идеально, возраст можно обсуждать. Имеется в виду время, когда уже есть сложившийся футболист, выступающий за клубы ПФЛ, ФНЛ или премьер-лиги. Этот человек уже железно свяжет свою дальнейшую жизнь с футболом. А так у нас прошло за семь лет порядка 40 человек, которые просто закончили с футболом, а мы заплатили за это своим рублем".

По мнению вице-президента "Долгопрудного", "в этих нововведениях есть очень много всяких моментов, которые требуют доработки". "Они выходят из практики работы футбольных клубов. То есть это не просто теория, а реальная работа, с которой мы сталкиваемся каждый день, – отмечает он. – Мы бы могли внести более рациональные предложения, чтобы футбол не лежал целиком на государстве, а создавались новые частные команды. Тогда бы и конкуренция была, и развитие".

В ПФЛ в этом сезоне посчитали: даже без реформы средний возраст футболистов в лиге постепенно снижался. В сезоне-2015/16 он составлял 23,38 года, в этом – 23,17. В прошлом сезоне команды заявили 795 человек в категории "21 год и моложе", и они составили подавляющее большинство по лиге. Для сравнения – в категории "30+" было заявлено в четыре раза меньше игроков – 208. Теперь, очевидно, лига еще значительно омолодится.

Возраст игроков, заявляемых клубами ПФЛ.
Возраст игроков, заявляемых клубами ПФЛ.

Учредитель и президент частного клуба "Велес" Евгений Шиленков считает, что больших изменений в отношении клубов ПФЛ к выпускникам футбольных школ не произошло.

– Мы в целом взяли курс на омоложение состава, поэтому за тех, кто нам нужен, платили бы и по старым правилам, – говорит он. – Раньше было так: если игроки плюс-минус одинаковые по качеству, то мы остановим свой выбор на том, где расходов меньше. Суммы, возможно, не такие большие, как может показаться. Но в ПФЛ клубы стараются экономить на всем, потому что не зарабатывают ни на чем.

– От многих отказались?

– Если мне память не изменяет, за все время мы взяли только одного игрока, за которого нужно было платить компенсацию. Да и то взяли, потому что, как говорят в покере, не было "паса": это был качественный, хороший игрок, которого взял бы кто-то из конкурентов, если бы не взяли мы. Фамилию называть не буду. При этом я понимаю, что, если игрок качественный, я его возьму. Ведь всегда можно компенсировать расходы его зарплатой за первый год: ставишь ее в полтора раза меньше, чем человек реально стоит, и на этом частично расходы отбиваешь. Плюс в голове держишь деньги, которые может принести его будущий трансфер.

– В целом это серьезное изменение для таких клубов, как ваш?

– Скажу так: я не думаю, что существующая система поломала огромное количество судеб талантливых ребят. Если у человека действительно есть будущее, его всегда найдется кому выкупить – родители, клуб, агент. Не думаю, что это какая-то краеугольная беда российского футбола, у него есть другие, куда более серьезные проблемы. Но более лояльный подход к самой низшей лиге – это верный вектор.

Андрей Соколов надеется, что отмена компенсации для клубов ПФЛ "будет способствовать привлечению большего числа молодых футболистов" в команды лиги.

– Последние два-три года возникали комментарии со стороны родителей, молодых ребят и самих футболистов, которые говорили: компенсационный выплаты препятствуют переходы в клубы на уровне ПФЛ. Будем смотреть, как эта мера будет работать. Сейчас это оценить трудно, – резюмирует Соколов.

Регламент РФС по статусу и переходам (трансферу) футболистов
Было
Статья 21.1 При подписании футболистом, не достигшим возраста 23 (двадцати трёх) лет и проходившим обучение и подготовку в спортивной школе (клубе), первого трудового договора с профессиональным футбольным клубом, этот профессиональный футбольный клуб обязуется выплатить компенсацию за подготовку всем спортивным школам (клубам), в которых футболист проходил обучение и подготовку в период с 10 лет до 21 года.
Стало
Статья 21.1 Компенсация за подготовку футболиста выплачивается футбольным клубам (спортивным школам), осуществлявшим подготовку футболиста в случае, когда футболист до окончания спортивного сезона, в котором он достигает возраста 23 (двадцати трёх) лет, впервые подписывает трудовой договор с профессиональным футбольным клубом, являющимся клубом РФПЛ, клубом ФНЛ, профессиональным клубом АМФР либо женским профессиональным клубом (далее – "первый клуб по компенсации"), а также при переходе (трансфере) футболиста-профессионала из одного профессионального футбольного клуба в другой профессиональный футбольный клуб в предусмотренных настоящим Регламентом случаях.

Статья 21.6. При соблюдении иных условий, установленных в статье 22 и статье 23 настоящего Регламента, если прежний клуб футболиста, с которым у него был заключен трудовой договор, является клубом ПФЛ, а новый клуб футболиста – это его первый клуб по компенсации, то указанный клуб ПФЛ вправе претендовать на выплату новым клубом только одного из вида компенсаций за подготовку футболиста, указанных в настоящей статье.

Статья 23. Целевой взнос на поддержку и образование детско-юношеских тренеров
1. Клубы ПФЛ выплачивают в РФС целевой взнос на поддержку и образование детско-юношеских тренеров в соответствии с условиями настоящей статьи.
2. Каждый клуб из указанных в пункте 1 настоящей статьи ежегодно выплачивает в пользу РФС не позднее 30 сентября текущего года сумму в размере 300 000 (триста тысяч) рублей в качестве целевого взноса на поддержку и образование детско-юношеских тренеров, если иное не предусмотрено пунктами 3 и 4 настоящей статьи.
3. Сумма целевого взноса, указанная в пункте 2 настоящей статьи, уменьшается на 100 000 (сто тысяч) рублей в текущем году для клуба ПФЛ в случае, если на 30 сентября соответствующего года в заявке данного клуба количество "доморощенных игроков" больше чем минимальная квота, установленная в Регламенте первенства ПФЛ соответствующего сезона.
4. Целевой взнос, указанный в пункте 2 настоящей статьи, не выплачивается в текущем году клубом, указанным в пункте 1 настоящей статьи, в случае, если в течение летнего регистрационного периода, а также следующего за ним периода дозаявки вне регистрационного периода, среди тех футболистов-профессионалов, кого клуб вносит в свою заявку впервые, будут исключительно футболисты, каждый из которых соответствует всем следующим требованиям:
– не достиг возраста 23 (двадцати трех) лет на дату заявки;
– никогда не заключал трудовые договоры с клубами РФПЛ или клубами ФНЛ;
– был зарегистрирован постоянно или с перерывами в течение 3 (трех) лет за другие клубы/школы в субъекте РФ, в котором зарегистрирован данный клуб, либо в субъекте РФ, в котором на дату 30 сентября соответствующего года нет профессионального футбольного клуба РФПЛ, ФНЛ или ПФЛ.
5. Денежные средства, поступающие в РФС от соответствующего клуба согласно пункту 2 настоящей статьи, направляются исключительно на поддержку и образование детско-юношеских тренеров, которые осуществляют свою деятельность преимущественно в субъекте РФ, в котором зарегистрирован данный клуб (в том числе на получение указанными тренерами лицензий РФС, УЕФА, на их стажировки в России и в других странах).
Региональные футбольные федерации соответствующего субъекта РФ вправе направлять в РФС свои рекомендации по формированию списка детско-юношеских тренеров, которым необходимо оказать поддержку в соответствии с условиями настоящей статьи.
6. Ежегодно не позднее 1 марта текущего года РФС публикует на своем официальном сайте перечень детско-юношеских тренеров, которым оказана финансовая поддержка в соответствии с условиями настоящей статьи в предыдущем календарном году.

Загрузка...
Материалы других СМИ